Категория материала: Россия и страны бывшего СССР
Дмитрий Зенченко   

Тайна крушения МиГ-23М 4 июля 1989 г. в Бельгии

Дата:    07.10.2012 //   Теги:   аварии и катастрофы  
28 мая 1987 года граждане СССР, а затем и всего мира узнали сенсационную новость. На Красной площади Москвы приземлился легкомоторный самолет «Cessna 172В Skyhawk», пилотировавшийся восемнадцатилетним западногерманским пилотом Матиасом Рустом.
Эта акция была тщательно спланирована и нанесла сильнейший удар по престижу супердержавы в целом и ее ПВО в частности. Ответной реакцией советского руководства стала широкомасштабная чистка ПВО и ВВС, в ходе которой своих постов, зачастую незаслуженно, лишились многие представители высшего командного состава.


4 июля 1989 года ПВО стран НАТО пропустили не легкомоторный самолет, а полноценный
советский истребитель МиГ-23М, долетевший до Бельгии. Но в отличие от инцидента с Рустом, происшествие с МиГом не получило широкой огласки ни в СССР, ни на Западе.
МиГ-23 представлял собой одноместный многоцелевой истребитель, который был принят на вооружение в 1969 году и находился в строю до середины 1990-х прошлого столетия, став одним из самых массовых самолетов отечественной военной авиации. Он поставлялся во многие страны и принимал участие во множестве локальных конфликтов по всему миру.

Модификация МиГ-23М являлась существенной доработкой основного самолета. У нее была увеличена площадь крыла, усилены двигатели, усовершенствована бортовая РЯС, а также улучшены аэродинамические характеристики. Истребитель был вооружен 23-мм авиапушкой с боекомплектом в 260 патронов и скорострельностью 3200 выстрелов в минуту, управляемыми ракетами средней дальности, а также мог нести до четырех управляемых ракет ближнего боя и бомбы. Максимальная общая масса вооружения не превышала двух тонн.

4 июля 1989 года в 11 часов 21 минуту по московскому времени истребитель МиГ-23М под управлением летчика первого класса полковника Николая Скурдина взлетел с военного аэродрома 871-го истребительного Померанского Краснознаменного авиаполка, дислоцированного в районе польского города Колобжега. Самолет находился в полной боевой готовности с включенной системой распознавания «свой-чужой», полным боекомплектом в 260 выстрелов к бортовой 23-мм пушке. Однако на нем не было ни ракет, ни бомб, ни дополнительных топливных баков.

Полковник Скурдин был опытным пилотом, имевшим общий налет более 1700 часов, из которых 527 на МиГе. Хотя он не был строевым летчиком и занимал пост начальника политотдела 239-й истребительной авиадивизии, но, как и все замполиты советской авиации, должен был самостоятельно налетать определенное количество часов для поддержания летной квалификации.

Для него это был первый летный день после недавно закончившегося очередного отпуска.

Вскоре после взлета, находясь на высоте 130 метров, при работающем в форсажном режиме двигателе, Скурдин услышал хлопок в воздухозаборнике, почувствовал падение тяги двигателя, уменьшение оборотов и снижение скорости. Самолет стал терять высоту. В сложившейся ситуации пилот проинформировал командование и дальше действовал согласно инструкции - повернул самолет в сторону моря и катапультировался на высоте 100 метров.

Спускаясь на парашюте, Скурдин заметил черный дым за турбиной снижающегося самолета. Летчик благополучно приземлился, а истребитель тем временем исчез с экранов локаторов. Поднятые по тревоге перехватчики не обнаружили самолет в районе моря. На основании этих данных советское командование посчитало машину погибшей и занялось написанием рапортов.

Однако произошло почти невероятное. Вскоре после катапультирования пилота самолет изменил центровку и прекратив снижение, обороты двигателя восстановились. МиГ начал набирать высоту, взлетев на двенадцать километров, и продолжил полет в автоматическом режиме, двигаясь по строго заданному курсу. Система опознавания «Я-свой» функционировала в штатном режиме, и самолет спокойно пролетел через территорию Польши и ГДР, не вызвав подозрения у ПВО этих стран.

В 11 часов 44 минуты службы ПВО Западной Германии зафиксировали нарушение воздушной границы самолетом, двигавшимся со скоростью 740 километров в час. Как позже сообщали представители западногерманской ПВО, их службы вели советский истребитель от самой границы. На деле их реакция оказалась несколько запоздалой. Истребители бундесвера поднялись на перехват, когда МиГ-23М пересек границу с Германией.

После пересечения голландской границы с базы Сустерберг поднимаются два американских перехватчика F-15 Игл.

А тем временем информацию о катастрофе МиГа докладывают командующему авиацией Северной группы войск генерал-майору Огневу. В 12:00 он в свою очередь докладывает о происшествии в Москву. Огнев сообщает, что самолет упал в море, пилот жив и здоров, никто не пострадал.

В 12 часов 05 минут американские перехватчики настигают МиГ и входят с ним в визуальный контакт. В этот период самолет летит на высоте 10 километров. Летчики докладывают, что на истребителе сорван фонарь кабины и отсутствует пилот. В сложившейся ситуации командование НАТО не решилось отдать приказ сбить самолет, так как полет проходил над густонаселенными районами Бельгии и Голландии, и посчитало, что истребитель дотянет до Ла-Манша, израсходует весь запас топлива и благополучно упадет в море.

Но случилось иначе. В 12 часов 37 минут истребитель израсходовал весь запас топлива и рухнул на деревню Беллегем, близ города Кортрик. Самолет не дотянул до французской границы всего 15 километров.






Место катастрофы МиГ-23М

К счастью, массовых жертв и разрушений удалось избежать, но все же... Истребитель упал на один из деревенских домов, принадлежавший семье Деларе. В этот момент в доме находился сын хозяина, девятнадцатилетний юноша Вид Деларе. Дом был разрушен, парень погиб.

Крушение МиГа стало для политического и армейского руководства нашей страны полной неожиданностью. Правительства Бельгии и Голландии направили СССР ноту протеста, так как советское командование было обязано незамедлительно проинформировать о полете все страны, для которых самолет представлял опасность. Ситуацию обострило до предела ещё и то, что в этот же день состоялся официальный визит Михаила Горбачева во Францию. Только по счастливой случайности МиГ не дотянул до французской границы. В противном случае он мог пересечь границу и рухнуть на город Лилль - крупный промышленный район. Это означало бы грандиозный скандал с труднопрогнозируемыми последствиями.

Но инцидент быстро разрешился. СССР выразил соболезнование семье погибшего юноши и выплатил в качестве компенсации 800 тысяч долларов. В свою очередь чиновники стран НАТО единодушно заявили о готовности забыть о случившемся. Советские специалисты были допущены к месту катастрофы, а обломки самолета вывезены в СССР.

Было проведено тщательное расследование, показавшее полную непричастность пилота к случившемуся. Выяснилось, что двигатель разбившегося истребителя в течение последнего года ремонтировался пять раз. И все же официальную причину крушения истребителя установить так и не удалось.

Да и во Франции, которую в этот период посетил Горбачев, катастрофа МиГа стала предметом досужих острот. Появились разные интерпретации причин происшедшего. Одной из наиболее популярных стала концепция о консервативных силах в армии, угрожавших Горбачеву. На основании этой концепции выдвигалась версия, согласно которой маршалы советских ВВС выстрелили МиГом по МиГам - программе мирных инициатив Горбачева в отместку за сближение с Западом и за чистку руководства ВВС после полета Матиаса Руста.


Просмотров: 6261

Источник: газета "Совершенно секретно". N20, сентябрь 2012 г.


Возможно, Вам будут интересны эти материалы:



Комментарии:



Добавить комментарий:

Имя

Сообщение

Введите текст с картинки: