Категория материала: Финансы
   Этот материал также в категориях:    Россия и страны бывшего СССР | Конспирология других стран

Лена Гольдфильдс. Опровержение книги Николая Старикова "Кризис: Как это делается"

Дата:    30.01.2013 // дата первой публикаци: 01.04.2011   Теги:   финансы   антиконспирология  

В этой статье речь пойдет о вранье Николая Старикова о компаниии "Лена Гольдфильдс".

Цитата из книги книге "Кризис. Как это делается" ( Глава 6 стр 107) :
Оказывается, капиталисты-эксплуататоры, выжимавшие из рабочих все соки, были иностранцами. Ленское золотопромышленное акционерное товарищество, отказавшееся платить своим рабочим достойную зарплату, принадлежало англичанам. Компания «Лена Голдфилдс» (Lena Goldfields С"., Ltd), зарегистрированная в Лондоне, владела контрольным пакетом акций золотых приисков, добывавших не менее трети всего российского золота.
Как всегда ложь. На самом деле, несмотря на то что зарегистрирована компания была в Лондоне, контрольный пакет акций принадлежал русским бизнесменам. Вот что об этом писал кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и документоведения Томского госуниверситета Разумов Олег Николаевич в статье "ИЗ ИСТОРИИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОГО И ИНОСТРАННОГО АКЦИОНЕРНОГО КАПИТАЛА В СИБИРСКОЙ ЗОЛОТОПРОМЫШЛЕННОСТИ В НАЧАЛЕ XX В":
К концу первого операционного года (30 сентября 1909 г.) общество "Лена Голдфилдс" выпустило 1065208 акций. Большая часть их (746830) была обменена на акции "Лензото" . Следовательно, 70,1% акций "английского" общества оказалось в руках русских акционеров. Остальные 318378 акций были реализованы на английском денежном рынке и по сути дела составляли внесенный капитал "Лена Голдфилдс" (22,7% номинального капитала). В дальнейшем выпуск акций продолжался, однако медленно и с большими перерывами. К 30 сентября 1914 г. было выпущено 1158297 акций, из которых 789919 (68,2%) обменено на акции "Лензото". Внесенный капитал "Лена Голдфилдс" увеличился всего до 368378 ф.ст. (26,2% номинального капитала). Поскольку акции продавались по цене несколько выше номинальной стоимости, оплаченный капитал составлял в действительности 401815 ф.ст.. Это положение оставалось неизменным до конца 1916 г., когда были выпущены последние 246703 акции.

Таким образом, с самого начала "Лена Голдфилдс" являлось смешанным русско-английским обществом, в котором контрольный пакет акций принадлежал российским акционерам.
Дальнейшее содержание главы построено на разоблачении звериной сущности англосаксов:
Не российские, а британские «бизнесмены» довели работников своего предприятия до такого состояния, что их стихийный протест, помноженный на подстрекательство революционеров, властям пришлось успокаивать с помощью огнестрельного оружия. В итоге кровь русских рабочих пролилась позорным пятном на русскую власть, а зарубежные акционеры остались в белых одеждах.
Вот как получается. Работников довели не российские бизнесмены, владевшие более 70% акций, а английские, владевшие чуть более 20% акций ( такое количеств акций не давало им права голоса при принятии решния вообще ). А что касается русской власти, получается что не российские солдаты стреляли и не российский офицер отдавал приказ. А что же дальше? А дальше вот что ( Глава 6 стр 109) :
14 ноября 1925 года советское правительство передает концессию на разработку ленских приисков. Кому бы вы думали? Все той же компании «Лена Голдфилдс»!
Ну ладно, все это хорошо, но при чем тут ФРС? Ведь если даже верить теории Николая Старикова, владельцы «Лена Голдфилдс», англичане, а не американцы. Для того чтобы притянуть сюда ФРС, приходиться снова врать:
Британский банковский консорциум, владевший «Лена Голдфилдс» и связанный с американским банкирским домом «Кун Лееб», согласно соглашению, получал право добычи золота на протяжении тридцати лет.
Теперь все ясно. Американский банкирским домом «Кун Лееб», наверняка должен быть связан с ФРС. В качестве источника информации Николай Стариков приводит книгу: "Майский И. М. Воспоминания советского дипломата. Ташкент: Узбекистан, 1980. С. 226." Эта книга есть в интернете. Там есть пару глав посвященных «Лена Голдфилдс», но никакого упоминания о «Кун Лееб» я не нашел. Но чего не сделаешь чтобы доказать свою теорию, можно и пофантазировать.

Далее он пишет о концессии уже в советские времена ( Глава 6 стр 110):
Какое же выгодное соглашение подписали советские власти! И главное, зачем? Неужели во всем мире не нашлось больше ни одного предприятия, которое бы захотело мыть золото в Сибири? Неужели никто не мог предложить более выгодные условия? Никто, кроме пресловутой, запачканной кровью русских рабочих «Лены Голдфилдс»?
На эти вопросы ответил бывший личный секретарь Сталина  Борис Бажанов в главе 8 своей книги "Воспоминания бывшего секретаря Сталина":
В Политбюро давно известно и для себя твердо установлено, что концессии эти были ничем иным, как грубыми жульническими ловушками. Западным капиталистам предлагались концессии на очень заманчиво выглядевших и внешне очень выгодных условиях. Условия договора хорошо соблюдались, пока концессионер ввозил и устанавливал в России машины, оборудование и пускал предприятие в ход. Вслед за тем при помощи любого трюка (каковых трюков у властей было сколько угодно) концессионер ставился в условия, при которых он договор выполнить не мог, договор расторгался, навезенное оборудование и налаженное предприятие переходило в собственность советского государства (я дальше расскажу подробно об одном из таких фокусов с Лена Гольдфильдс, потому что эта история имела неожиданные и забавные последствия) Собственно, для этого трюк с концессиями и был создан.
Далее Николай Стариков пишет ( Глава 6 стр 111) :
Эта зарубежная компания во главе с англичанином Гербертом Гуедалом вела себя в первом социалистическом государстве на редкость развязно и нагло. При заключении концессионного соглашения пообещала «инвестиции», но не вложила в развитие приисков и предприятий ни рубля. Наоборот, дело дошло до того, что «Лена Голдфилдс» потребовала для себя государственных субсидий и всячески уклонялась от платежей всех сборов и налогов
А вот как эту ситуацию в своей книге описывает Бажанов ( Глава 16 ):

Когда Советы ввели свою жульническую концессионную политику, в числе пойманных на эту удочку оказалась английская компания Лена-Гольдфильдс.

Компании этой до революции принадлежали знаменитые золотые россыпи на Лене. Октябрьская революция компанию этих россыпей лишила. Россыпи не работали, оборудование пришло в упадок и было разрушено. С введением НЭПа большевики предложили эти россыпи в концессию. Компания вступила в переговоры. Большевики предложили очень выгодные условия. Компания должна была ввезти все новое оборудование, драги и все прочее, наладить производство и могла на очень выгодных условиях располагать почти всем добытым золотом, уступая лишь часть большевикам по ценам мирового рынка. Правда, в договор большевики ввели такой пункт, что добыча должна превышать определенный минимум в месяц; если добыча упадет ниже этого минимума, договор расторгается и оборудование переходит в собственность Советам. При этом советские власти без труда объяснили концессионерам, что их главная забота - как можно большая добыча, и они должны оградить себя от того, что концессионер по каким-то своим соображениям захотел бы "заморозить" прииски. Компания признала это логичным, и этот пункт охотно приняла - в ее намерениях отнюдь не было "заморозить" прииски, а, наоборот, она была заинтересована в возможно более высокой добыче.

Было ввезено все дорогое и сложное оборудование, английские инженеры наладили работу, и прииски начали работать полным ходом. Когда Москва решила, что нужный момент наступил, были даны соответствующие директивы в партийном порядке и "вдруг" рабочие приисков "взбунтовались". На общем собрании они потребовали, чтобы английские капиталисты им увеличили заработную плату, но не на 10% или на 20%, а в двадцать раз. Что было совершенно невозможно. Требование это сопровождалось и другими, столь же нелепыми и невыполнимыми. И была объявлена общая забастовка.

Представители компании бросились к местным советским властям. Им любезно разъяснили, что у нас власть рабочая, и рабочие вольны делать то, что считают нужным в своих интересах; в частности, власти никак не могут вмешаться в конфликт рабочих с предпринимателем и советуют решить это дело полюбовным соглашением, переговорами с профсоюзом. Переговоры с профсоюзом, понятно, ничего не дали: по тайной инструкции Москвы профсоюз ни на какие уступки не шел. Представители компании бросились к центральным властям - там им так же любезно ответили то же самое - у нас рабочие свободны и могут бороться за свои интересы так, как находят нужным. Забастовка продолжалась, время шло, добычи не было, и Главконцесском стал напоминать компании, что в силу вышеупомянутого пункта договор будет расторгнут и компания потеряет все, что она ввезла.

Тогда компания Лена-Гольдфильдс наконец сообразила, что все это - жульническая комбинация и что ее просто-напросто облапошили. Она обратилась в английское правительство. Вопрос обсуждался в английской Палате. Рабочая партия и ее лидер Макдональд были в это время чрезвычайно прокоммунистическими; они ликовали, что есть наконец страна, где рабочие могут поставить алчных капиталистов на колени, а власти страны защищают рабочих. В результате прений английское правительство обратилось к советскому с нотой.

Нота обсуждалась на Политбюро. Ответ, конечно, был в том же жульническом роде, что советское правительство не считает возможным вмешиваться в конфликты профсоюза с предпринимателем - рабочие в Советском Союзе свободны делать то, что хотят. Во время прений берет слово Бухарин и говорит, что он читал в английских газетах отчет о прениях, происходивших в Палате общин. Самое замечательное, говорит Бухарин, что эти кретины из рабочей партии принимают наши аргументы за чистую монету; этот дурак Макдональд произнес горячую филиппику в этом духе, целиком оправдывая нас и обвиняя Компанию. Я предлагаю послать товарища Макдональда секретарем Укома партии в Кыштым, а в Лондон послать премьером Мишу Томского. Так как разговор переходит в шуточные тона, Каменев, который, председательствует, возвращает прения на серьезную почву и, перебивая Бухарина, говорит ему полушутливо: "Ну, предложения, пожалуйста, в письменном виде". Лишенный слова Бухарин, не успокаивается, берет лист бумаги и пишет:

"Постановление Секретариата ЦК ВКП от такого-то числа. Назначить т. Макдональда секретарем Укома в Кыштым, обеспечив проезд по одному билету с т. Уркартом. Т. Томского назначить премьером в Лондон, предоставив ему единовременно два крахмальных воротничка".

Лист идет по рукам, Сталин пишет: "За. И. Сталин". Зиновьев "не возражает". Последним "голосует" Каменев и передает лист мне "для оформления". Я храню его в своих бумагах.

Опубликовать бы все это в печати - это был бы хороший удар по этим безмозглым прокоммунистам и по Макдональду. Но это надо сделать толково. Пока не вижу как.

Короче говоря, выражаясь современным языком, история с Лена Гольдфильдс это типичный рейдерский захват. Поэтому на вопрос Николая Старикова:
Неужели во всем мире не нашлось больше ни одного предприятия, которое бы захотело мыть золото в Сибири?
ответ простой - ДУРАКОВ МАЛО.


Просмотров: 5315

Источник: http://nstar-crisis.livejournal.com/5442.html


Возможно, Вам будут интересны эти материалы:



Комментарии:



Добавить комментарий:

Имя

Сообщение

Введите текст с картинки: