А.Л.Никитин.   Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.

ШТЕЙНБЕРГ Мария Владиславовна (1875 — после 1926)

Штейнберг Мария Владиславовна, род. в 1875 г., дочь полковника; окончила Павловский институт и педагогические курсы при нем; давала частные уроки музыки; с 06.01.1919 г. по декабрь 1921 г. работала библиотекарем и заведовала классом рояля в разных учреждениях. Вдова, имеет дочь Штейнберг Марию Николаевну, 1901 г. рожд.; зарабатывает уроками музыки. Адрес — ул. Жуковского д. 47, кв. 13.


Показания ШТЕЙНБЕРГ М.В. 22.02.26 г.

С Марией Альфредовной НЕСТЕРОВОЙ я познакомилась в 1917 г., когда у нее на Крестовском острове было «Общество возрождения чистого знания». Привлекло меня туда желание поближе познакомиться с оккультными науками и развить в себе те силы, которыми, по слухам, обладают настоящие оккультисты. В это время Общество носило клубный характер, собирались для бесед и лекций, заходили просто в библиотеку для чтения книг.

Весной 1918 г. прибыл туда Г.О.М. Как говорили, с осени он должен был вместе с НЕСТЕРОВОЙ открыть Академию Герметических Наук. Записывались желающие быть слушателями. Клубный характер Общества изменился, принимали только в строго определенные дни и часы; лекции, читанные Г.О.М., носили более серьезный характер. Осенью 1918 г. Г.О.М. и НЕСТЕРОВА переехали с Крестовского на Греческий проспект, д. 13. Герметической Академии, конечно, не было, но открылся целый цикл очень интересных лекций.

Должна сказать, что с приездом Григория Оттоновича МЕБЕСА почти все более близкие участники кружка НЕСТЕРОВОЙ от нее отошли и более не появлялись. Я в то время посещала только лекции и близкого общения с кружком приближенных к НЕСТЕРОВОЙ лиц не имела, а потому причины этого массового ухода не знала.

На Греческом состав публики изменился. Появились прежние ученики Г.О.М. и много новых лиц. Тогда же Г.О.М. предложил мне вступить в «Цепь мартинистов», посвящение в которую должно было служить ступенью к достижению настоящего знания. Я согласилась и в октябре 1918 г. была посвящена в 1-ю степень associe (присоединенный). Посвящение было обставлено большой таинственностью, но ожидая, судя по предварительным разговорам, увидеть многочисленное собрание, я увидела всего пять-шесть лиц: это и была вся ложа.

Во вторую степень initie (посвященный) я была посвящена в декабре того же года. Для 2-й, как и для 1-й степени, нужно было сдать экзамены и написать сочинение. Зиму 1918/19 г. я мало бывала на Греческом, т.к. жила далеко, на Петроградской стороне, и, кроме того, лишилась мужа и переживала тяжелое время. Летом 1919 г. мне предложили готовиться на 3-ю степень superiour inconnu (неведомый начальник). Это был факт, который сильно унизил в моих глазах цепь мартинистов, т.к. до сих пор мне казалось, что такая степень может даваться только лицам, имевшим большие духовные достижения, чего я за собой не признавала.
Вскоре затем я сдала экзамены и получила посвящение.

Затем осенью НЕСТЕРОВА заявила мне и другим членам, что «цепь» выделяет из себя особое ядро, которое будет составлять из себя «цепь мартинизистов» (основатель таких «цепей» Мартинез де Паскуале; основатель мартинистских «цепей» — Клод де Сен-Мартен). Во главе ее будет стоять НЕСТЕРОВА, а в мартинистской останутся прежние ученики Г.О.М. При этом нам предложен был выбор между этими двумя цепями. Я, конечно, выбрала НЕСТЕРОВУ, которая для меня в то время еще имела большое обаяние. Когда мы уже дали свое согласие, оказалось, что новая цепь носит название «Ложи Строгого Восточного Послушания», что, по выражению НЕСТЕРОВОЙ, не должно, конечно, было нам быть страшно, но что впоследствии оказалось далеко не приятным.

В состав ложи отделилось человек пять — все из вновь принятых за 1919 г. Я оказалась из них старшей по степени и приему. Если не ошибаюсь, вскоре затем первое посвящение получил АСТРОМОВ, появившийся на Греческом в мое отсутствие зимой 1919 г., но затем он быстро зашагал в степенях и вскоре стал Генеральным секретарем ложи.

Б.В.АСТРОМОВ никогда не пользовался у меня престижем. Я считала его всегда человеком очень неискренним, большим хвастуном и фанфароном, недалеким и неосновательным, но он очень умел угодить НЕСТЕРОВОЙ, которая находила в нем очень высокие качества. Я объясняю это тем, что у них у обоих были общие черты — любовь к разыгрыванию роли, к власти и ко всяким церемониям. Но на этом же они и столкнулись, т.к. НЕСТЕРОВА потребовала подчинения, а АСТРОМОВ переоценил свое значение, считая, что без него не обойдутся. Между ними произошел разрыв и, кажется, в декабре 1921 г. АСТРОМОВ был «выключен» из цепи.

В начале 1921 г. я была посвящена в 4-ю степень initiateur (посвятитель), а летом 1921 г., по настоянию НЕСТЕРОВОЙ, я с дочерью переехала в освободившиеся две комнаты их квартиры, что я сделала очень неохотно, т.к. предвидела массу неприятностей, могущих из этого последовать.

Осенью 1920 г. НЕСТЕРОВА основала женскую масонскую ложу, служившую как бы подготовительной школой к мартинизистской цепи. В ложе было три степени: ученик, товарищ и мастер. Я занимала в ней должность «старшей надзирательницы» со степенью «мастера».
Ложа эта, собственно говоря, с настоящим масонством ничего общего не имела; создана была, вероятно, для того, чтобы удерживать тех, которых могла бы отпугнуть сухость обыкновенных лекций. Для заседаний наряжались в простыни, скатерти и шествовали в таком виде по строго установленному церемониалу.

Все эти комедии, ничего серьезного в себе не заключавшие, действовали на меня все более и более охлаждающим образом, тем более, что я убеждалась в том, что кроме показной стороны никакой более серьезной работы никем не производилось.

Совместная жизнь с Г.О.М. и М.А.НЕСТЕРОВОЙ окончательно разочаровала меня. Я убедилась в том, что той нравственной силы, которую я ожидала найти в тех, которые именовали себя «учителями», отнюдь не было. У Г.О.М. было большое равнодушие ко всему, кроме своих занятий и своего материального комфорта при очень растяжимых моральных принципах. М.А.НЕСТЕРОВА — женщина очень властная, даже деспотичная, лишенная всякой самокритики, не стеснявшаяся в средствах для достижения и подчинения себе душ своих учеников, но вместе с тем — крайне мелочная и несдержанная в тех случаях, когда ей, как с нами, не нужно было стесняться и разыгрывать роль. Свобода, обещанная нам при переезде, оказалась самым строгим монастырским режимом, что в особенности тяжело легло на мою двадцатилетнюю дочь. Застывшие мертвые формы и постоянные комедии не могли ее удовлетворять. Жизнь начала брать свое после голодовок и общего застоя. Всюду началось строительство новой жизни, в которой и ей захотелось принять участие.

Начались конфликты. Осенью 1922 г. дочь моя была «выключена» из ложи «за непокорность и противоиерархические поступки», а вскоре и я попросила освободить меня от всех обязанностей, как только я смогла найти себе квартиру, переехала в феврале 1923 г. и с тех пор никаких сношений с Греческим не имела.

С меня началась целая серия уходов. Летом ушла целая группа лиц, после чего всем оставшимся было запрещено продолжать с нами сношения и даже кланяться. С этих пор о Греческом я ничего не знаю.

Узнав о моем уходе, ко мне явился АСТРОМОВ и стал предлагать работать с ним, от чего я уклонилась, а затем предлагал и составить женскую масонскую ложу, от чего я категорически отказалась, не имея к масонской деятельности никакого влечения, и вообще получив полное отвращение ко всяким «оккультным» кружкам и организациям.

После 1923 г. АСТРОМОВА я больше не видела.

ВОПРОС: Что Вы понимаете под фразой о Г.О.М. «растяжимые моральные принципы»?

ОТВЕТ: В разговоре Г.О.М. давал понять, что маг в половом отношении может позволить себе больше, чем обыкновенный человек. Вся его школа считалась учениками «белой магии», т.е. людьми, воспитывающими в себе силы подчинять себе окружающую среду. Но подчинять — это вести светлыми путями в противоположность «черной магии», где люди для подчинения пользуются черными силами (чертовщиной, заклинаниями и т.д.) для корыстных или темных целей.

Среди учеников ходили слухи, что Г.О.М. в молодости вел распутный образ жизни и жил на содержании у женщины, приводя примером Магомета, который жил на средства богатой вдовы Хадиджи, и благодаря этому был избавлен от необходимос¬ти заботиться о материальной стороне жизни. Пример этот приводился как допустимый для мага.

ВОПРОС: Пользовались ли авторитетом руководители у учеников?

ОТВЕТ: Пользовались большим авторитетом. Сами учителя преподносили себя большими магами и сверхчеловеками, считали себя непогрешимыми. Авторитет создавался не столько непогрешимостью учителей, сколько иезуитскими подходами М.А.НЕСТЕРОВОЙ. Проповедовалось братство, а практиковалась система доносов и вытребований. Узнав что-нибудь об ученице,

НЕСТЕРОВА призывала ее, пугала тем, что знает, о чем та думает, и предлагала ей чистосердечно во всем сознаться. На молодых учениц это производило впечатление, запугивало, создавая таким образом авторитет, и параллельно создавая и развивая мистику.

ВОПРОС: В какой форме происходили взносы и сборы учителям?

ОТВЕТ: Были ежемесячные сборы на квартиру, освещение, отопление. Кроме того, были сборы на именины НЕСТЕРОВОЙ и Г.О.М., а также из средств учеников устраивался «оккультный» Новый Год. Других обязательных взносов не было. Если они и имели место, то я об них не знаю.

Вышеизложенное записано со слов моих правильно, в чем и подписываюсь.

М.Штейнберг

22.02.26 г.

Допросил Уполномоченный 3-го отделения СОЧ Денисов
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 215-218]


Показания ИВАНОВОЙ-НАГОРНОВОЙ О.Е. 23.02.26 г.

ВОПРОС: Происходили ли у Вас раздоры с АСТРОМОВЫМ из-за масонской пентаграммы?

ОТВЕТ: Пентаграмму он взял у меня на образец, чтобы заказать и для себя, но заказать ему не удалось и он просил разрешения одевать ее в торжественных случаях. Она у него и осталась. АСТРОМОВ вернул мне стоимость ее вещами. За пентаграмму я претензий к нему не имею, и в список вещей моих, задержанных АСТРОМОВЫМ, я ее не поместила.

ВОПРОС: С Вашего ли согласия был подарен графин ДРИЗЕНУ?

ОТВЕТ: Нет. О том, что он подарен ДРИЗЕНУ, я узнала после факта. Никакого разрешения и согласия у меня АСТРОМОВ не спрашивал.

ВОПРОС: Расскажите подробнее, каким образом АСТРОМОВ пытался связаться с ЛОМБАРТОМ?

ОТВЕТ: В октябре 1922 г. уезжала в Англию некая Ольга СИВЕРС, большая приятельница моей племянницы, для лечения ног. В то время влюбленная в АСТРОМОВА племянница рассказала ему о поездке СИВЕРС и о дружбе СИВЕРС с ЛОМБАРТОМ. Тогда АСТРОМОВ придумал написать ЛОМБАРТУ с просьбой включить его ложу в английское масонство и закончил письмо тем, что «в России братья-масоны очень бедствуют». Письмо по-русски писал сам АСТРОМОВ, на английский же язык его перевела племянница, знающая английский гораздо лучше, чем я. Был ли ответ от ЛОМБАРТА — не знаю, СИВЕРС же племяннице написала, что это письмо было переслано и прочтено ЛОМБАРТОМ в ложе. Когда уезжал в Америку через Лондон масон КЮН (весна 1923 г.), то АСТРОМОВ снабдил его двумя адресами Ольги СИВЕРС с тем, чтобы тот связался с ЛОМБАРТОМ для масонских дел. Позже АСТРОМОВ говорил, что КЮН этого не выполнил, и предполагал, что очевидно адреса были неверные.

ВОПРОС: Откуда знаете, что АСТРОМОВ знаком с гипнотизером КАЗАЧЕНКО-ТРИРОДОВЫМ?

ОТВЕТ: Одна моя знакомая, Елизавета Николаевна ЛЬВОВА, сказала, что АСТРОМОВ почти каждый день бывает у БАЧУРИНЫХ, которые живут у КАЗАЧЕНКО-ТРИРОДОВА. Там же АСТРОМОВ встречался с гадальщиком ПОСКОЧИНЫМ Григорием.

ВОПРОС: Что Вам известно об отношениях АСТРОМОВА к ЛИПСКОМУ?

ОТВЕТ: Во-первых, АСТРОМОВ показывал фотографию, где он снят вместе с ЛИПСКИМ, находящимся ныне в Америке, в пажеских классах и говорил, что ЛИПСКИЙ является его товарищем по Пажескому корпусу.

Во-вторых, думаю, что в начале 1924 г. АСТРОМОВ явился с несколькими американскими газетами, в которых было описание скандальной истории ЛИПСКОГО, выдававшего себя в Америке за графа ЛИТТА-ЛИПСКОГО. Получив от меня сведения, что Николай Владимирович [ЛИПСКИЙ] никогда не был графом, а просто внук доктора и правнук священника, АСТРОМОВ сказал, что надо его поддержать и послать ему документы, удостоверяющие, что он является графом. В объяснения этого намерения АСТРОМОВ сказал, что тогда ЛИПСКИЙ будет в его руках и сделает все, что бы от него ни потребовалось.

ВОПРОС: Кому и при ком говорил АСТРОМОВ, что он жаждет добиться итальянского подданства графа of Astra и целовать туфлю папе?

ОТВЕТ: Говорил мне без свидетелей, может быть, говорил кому-нибудь и еще.

ВОПРОС: Каким образом Вы получили молитву масонскую из Америки?

ОТВЕТ: Это просто христианская молитва. Масонской она сделалась, очевидно, потому, что АСТРОМОВ за нее ухватился, заставил жену перевести ее и хотел ввести ее во всех своих ложах.

Получена же она в мой адрес от отца племянницы из Владивостока. Отец сообщал, что не может помочь материально и рекомендует коллективное применение этой молитвы.

ВОПРОС: Что имеете еще добавить об АСТРОМОВЕ?

ОТВЕТ: Как я уже говорила, КИРИЧЕНКО делал вид, что не ведет переписки с заграницей. Между тем он фотографировал в миниатюре некоторые масонские документы и говорил, что будет пересылать их за границу.

На площади Лассаля у КИРИЧЕНКО были три комнаты. Он их продавал за тысячу рублей, но никто из покупателей такой цены не дал. Комнату на Московской улице он продавал за сто рублей и однажды сообщил, что продал ее. Появившиеся у него деньги как бы подтверждали эти слова, но вызывало сомнение то положение, что он там ночевал два раза в неделю. В пояснение этого АСТРОМОВ сказал, что продал ее кому-то для свиданий на какие-то определенные вечера и ночи.

Относительно ТЕЛЯКОВСКОГО могу сообщить следующее. В первый раз я услышала эту фамилию в конце ноября или начале декабря 1925 г. от ГРЕДИНГЕРА. В 1923 г. КИРИЧЕНКО рассказывал, что он подписывается на документах двумя подписями: Saroach и Ephroach. Что Saroach — тоже он, но что для братьев лучше создать какой-то мнимый великий загадочный образ кого-то, возглавляющего ложу. Но говоря это, он никакой фамилии не называл. На заседании ложи я никогда не бывала, ТЕЛЯКОВСКОГО не выбирала, и никаких «великих магистров» ОСТЕН-ДРИЗЕН, ВОЛЬСКОГО и ПОЛИСАДОВА не видела, что они сами могут подтвердить.

Больше показать ничего не имею.

Вышеизложенное записано со слов моих правильно, в чем и подписываюсь.

О.Иванова-Нагорнова

23.02.26 г.

Допросил Уполномоченный 3-го отделения СОЧ Денисов
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 221 — 222об]

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1346


Возможно, Вам будут интересны эти книги: