А.Л.Никитин.   Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.

ЕГОРОВ Анатолий Александрович (1895 — после 1928)

Егоров Анатолий Александрович, род. в 1895 г., из мещан г. Костромы; студент 4-го курса механического ф-та Технологического ин-та; в 1914 г. заведовал астрономической обсерваторией в Костроме; в 1915 г. учился в Харьковском Технологическом институте; в 1916 г. служил в Костромской губернской земской управе техником-чертежником; работал в Костромском губземотделе чертежником, после революции в рабочем клубе читал лекции по мироведению; из Костромы уехал в Воронеж инструктором по организации рабочих клубов, где работал до налета Мамонтова, когда снова возвратился в Кострому, где работал в отделе народного образования до августа-сентября 1920 г., после этого откомандировался в Технологический институт, жил на случайные заработки; с 01.06.25 г. служил на фабрике «Красный Маяк» техником; холост. Адрес — Лермонтовский 10, кв. 44. Впервые вызван для допроса 19.03.26 г. и отпущен под подписку о невыезде. Постановлением ОСО КОГПУ от 18.06.26 г. А.А.Егоров приговорен к высылке в Комиобласть сроком на 3 года, находился в с. Визинга вместе с Н.З.Кирюновым, А.А.Наумовым, С.В.Слободовой, М.А.Нестеровой, М.А.Колокольцевой и Г.С.Габаевым. Постановлением КОГПУ от 23.12.27 г. срок сокращен на 1/4. Постановлением ОСО КОГПУ от 24.08.28 г. после окончания срока лишить права проживания в шести городах и губерниях («минус 6»). Последующая судьба неизвестна.


Показания ЕГОРОВА А.А. 19.03.26 г.

С оккультизмом познакомился случайно в Костроме благодаря попавшей мне под руку книжонке. Затем иногда спрашивал у знакомых книжки по оккультизму и их прочитывал. По приезде в Петроград (году в 1923) познакомился с КИСЕЛЕВЫМ Борисом Львовичем у букиниста на Александровском рынке. Разговорились про оккультизм и затем встречаясь продолжали беседовать на эту тему, заходили друг к другу от времени до времени. Регулярных собраний у нас не было и никакого организованного кружка не было. Самое большое, собиралось пять человек — я, мой товарищ КИРЮНОВ Николай Зотович, Мария Георгиевна и ее брат, Николай Георгиевич СВЕРЧКОВЫ и КИСЕЛЕВ. Бывал студент Медицинского института ЗМЕЕВ Георгий. При собраниях просто беседовали без какого-либо руководящего плана. Иногда устраивали опыты по передаче мыслей. Политических разговоров не вели. Никаких других лиц, интересующихся оккультизмом, у меня не бывало.

Вышеизложенное записано со слов моих правильно, в чем и подписываюсь.

А.Егоров

В дополнение к изложенному показываю: Предыдущие показания мои не полны и даже ложны. В показаниях я врал. Истинное положение дела таково.

Когда я познакомился с КИСЕЛЕВЫМ, он мне сказал, что у него имеется несколько человек знакомых, которые интересуются оккультизмом, и что хорошо бы как-нибудь собраться побеседовать. Так как у него квартира маленькая, то нельзя ли у меня? Отказать мне было неудобно и я согласился. Затем он предложил упорядочить разговоры и говорить по определенному вопросу. В результате вышло, что он читал лекции, а мы слушали. Первые лекции были вступительного характера. Затем он читал «Арканы Таро». Кроме указанных ранее лиц, посещали еще КУЧКОВ Иван Осипович, потом Иван Николаевич1, с дамой, фамилии и имен не помню. Иногда были еще случайные посетители, вроде АЛЕКСАНДРОВА или неизвестной мне барышни, которых приводил КИСЕЛЕВ. Таким образом, образовался кружок, в котором КИСЕЛЕВ явился руководителем, т.к. остальные были людьми несведущими. Собрания кружка шли очень нерегулярно и собирались иногда у КИСЕЛЕВА, иногда у меня. Состав тоже не был постоянным, т.к. обычно из перечисленных отсутствовали всегда два-три человека.

Спустя некоторое время нам стало казаться малоубедительным, что говорит КИСЕЛЕВ, и я, поговорив с ЛАРИОНОВЫМ и КУЧКОВЫМ, просил от КИСЕЛЕВА опытных доказательств. Он попробовал сделать несколько опытов на передачу мысли, которой интересовался, а именно — смотреть на лист бумаги, на котором была нарисована геометрическая фигура. Одного из нас заставлял закрыть глаза и ни о чем не думать, а стараться поймать эту фигуру.

Определенного ничего не получалось — не то это фигура, не то — нет. Мы очень разочаровались и собираться стали очень небрежно, с большими промежутками, и хотели бросить совсем. КИСЕЛЕВ объяснил неудачу нашей неподготовленностью. Потом мы на опыты опять собирались, т.к. КИСЕЛЕВ обещал, что дальше все, что он говорит, можно будет доказать на опыте. Сам же он все только излагал теорию. Потом по нашей просьбе снова устроил вечер с опытами, пробовал усыпить Марию Георгиевну [СВЕРЧКОВУ], но ничего не вышло.

Собираться стали все нерегулярнее и в меньшем количестве, так что иногда приходил один КИСЕЛЕВ, и мы просто пили чай и разговаривали. А затем само собой все распалось. КИСЕЛЕВ хотел зачитать «арканы», но я сказал, что работаю на фабрике, устаю, и что больше собираться у меня нельзя. После этого ко мне один раз заезжал КУЧКОВ, и несколько раз (раза два-три) заходил КИСЕЛЕВ. Никакого устава и подписок в кружке не было.
Попытка создать организованный кружок была. Она предшествовала изложенному по времени. Излагаю все по порядку.

Первым, с кем я познакомился, был, кажется, НАУМОВ Александр Адельфиевич. Он меня познакомил с КИСЕЛЕВЫМ и дамой, Анастасией Андреевной, фамилию не помню (у нее на квартире, на Зверинской улице)2. Там я несколько раз был на чем-то вроде лекций, где читал КИСЕЛЕВ, но помню, что через небольшой промежуток времени лекции прекратились. Затем КИСЕЛЕВ предложил мне слушать продолжение этих лекций у СВЕРЧКОВЫХ. Я согласился и несколько раз там был, и познакомился с КУЧКОВЫМ и СВЕРЧКОВЫМИ. Нам выдали тетрадки с надписью «Тетрадь ученика» (точно не помню). Тетрадь я добросовестно переписал и возвратил КИСЕЛЕВУ. Однажды, когда мы собрались, то нас в комнату впускали по очереди, со стуком и фразой к обращаемому, и войдя в нее, мы увидели, что у сидящих за столом КИСЕЛЕВА и СВЕРЧКОВА — голубая лента. Нас заставили из тетради прочитать несколько фраз, потом КИСЕЛЕВ сказал, что теперь начинается серьезная работа и нам дали значки. Мне все это не понравилось, ибо походило на балаган. Обменявшись мнениями с остальными, ходить к СВЕРЧКОВЫМ я перестал; то же сделали остальные. Я тогда заявил КИСЕЛЕВУ, что ни в какую организацию вступать не хочу, а всякие церемонии для меня не подходят. Изложил ему свою точку зрения, что я по образованию техник и желаю подходить ко всем вопросам с точки зрения естествознания и точной науки. Если он поведет работу так, то я буду участвовать, если нет, то до свидания.

После этого я долго с КИСЕЛЕВЫМ не видался. Затем он пришел и сказал, что согласен работать с чисто научным подходом без всякой мистики и чертовщины. Вот после этого-то я и позволил собираться у меня, т.к. полагал, что это все в частном порядке: собираются несколько человек, интересующиеся каким-либо частным вопросом. А в тайных обществах или тому подобном я состоять не хочу. Так же думали и остальные.

Следует еще добавить, что для меня уже давно выяснилось, что ни к каким серьезным или, тем более, научным результатам таким образом не придешь. В КИСЕЛЕВЕ как я, так и другие разочаровались, и считали его за шарлатана, почему у нас все и прекратилось несколько месяцев тому назад. С КИСЕЛЕВЫМ я уже давно не встречался.

Последний, с кем он меня познакомил, был Евгений Алексеевич, врач-психиатр3. Меня это заинтересовало, т.к. я думаю, что такой человек более сведущ. Несколько раз я у него на Кирочной был и встречался с КИСЕЛЕВЫМ и ЗМЕЕВЫМ, тоже медиком. Сидели у камина и беседовали. Один раз был и НАУМОВ. Этот врач обещался СВЕРЧКОВУ устроить электрическую машинку и фосфоресцирующие экраны, с которыми можно производить опыты, но приехав раза три, я встречал только разговоры, а потому перестал к нему ездить и теперь его не встречаю.

Сейчас заинтересован производством и фабрика поглощает все интересы, тем более, что и свободного времени не остается.

Относительно самого оккультизма я думаю, что чисто научный подход к нему снимет всю массу таинственного, объяснит все явления действиями электромагнитными, чем и был вызван весь мой интерес.

Следует еще сказать, что однажды приходил священник ЛАРИОНОВ, которого привозил КИСЕЛЕВ. ЛАРИОНОВ предлагал вести с нами работу по нравственному усовершенствованию, но мы отказались, сказав, что этим не хотим заниматься. На квартире у Бориса КИСЕЛЕВА раза два устраивались после его лекции спиритические сеансы со столиком, а у СВЕРЧКОВА такой опыт: проводилась мелом на полу черта, а затем КИСЕЛЕВ проводил над нею руками. Потом кому-нибудь завязывали глаза и заставляли так пойти и смотрели, будет он идти по черте или нет. Опыт этот делался с целью выяснить — выделяет рука какие-либо излучения, или нет. Никакого вывода, однако, сделать было нельзя.

На лекциях у Анастасии Андреевны [АНТОНОВОЙ] и в указанном посещении ЛАРИОНОВА имелось некоторое стремление повернуть дело в сторону религии, но я, а равно и остальные, от этого категорически отказались, так как это не интересует. Показания писал собственноручно.

А.Егоров

19.03.26 г.

Допросил Уполномоченный 3-го отделения СОЧ Денисов
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 263-265]





1 Фамилия не установлена.
2 Антонова А.А.
3 Фамилия не установлена.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1313


Возможно, Вам будут интересны эти книги: