А.Л.Никитин.   Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.

СЛОБОДОВА Софья Васильевна (1879 — после 1928)

Слободова Софья Васильевна, род. в 1879 г. в г. Могилеве, из мещан; образование среднее и Консерватория; с 1913 по 1918 г. преподавательница музыкального института; с 1909 по 1920 г. во 2-й музыкальной школе; с 1919 по настоящее время преподавательница музыки в ТЕМПе и в 3-м и 4-м техникумах музыкального просвещения. Вдова, трое детей. Адрес — Пушкинская ул. 18, кв. 33. 16.04.26 г. по этому адресу был произведен обыск, в результате которого были изъяты «54 книги оккультно-философского направления и разная переписка», а сама хозяйка квартиры арестована под тем предлогом, что «квартира 33 по Пушкинской ул. 18 является местом нелегальных сборищ и заседаний» [л. 384]. Впервые вызвана на допрос 19.04.26 г., отпущена под подписку о невыезде. Постановлением ОСО КОГПУ от 18.06.26 г. приговорена к высылке в Комиобласть сроком на 3 года, где была в с. Визинга вместе с А.А.Егоровым, Н.З.Кирюновым, А.А.Наумовым, М.А.Нестеровой, М.А.Колокольцевой и Г.С.Габаевым. Неоднократно обращалась в органы ОГПУ с просьбой о пересмотре дела. Как следует из документов дела, в ссылке работала осведомителем органов ОГПУ под кличкой «Соловьева» среди сосланных мистиков (см. Приложение 5), почему еще 27.05.27 г. была переведена в г. Мстиславль. Постановлением ОСО КОГПУ от 24.08.28 г. С.В.Слободовой разрешено «свободное проживание по СССР». Об этом ей было сообщено 04.12.28 г. телеграммой из Москвы (ОГПУ) за подписью Андреевой [л. 910].


Показания СЛОБОДОВОЙ С.В. 19.04.26 г.

После смерти сына 18 лет в 1920 г. муж мой, который до того не был религиозен, заинтересовался оккультизмом, получив первые книги от кого-то из знакомых — или врачей, или пациентов. Книги эти стала читать и я, а когда в 1922 г. умер муж, я осталась совершенно одна с тремя детьми. Я решила, что надо изучить вопрос смерти, что это единственное даст мне успокоение в моем горе. И я бросилась по адресу, который муж мне сообщил незадолго до смерти, куда он собирался пойти сам, но смерть помешала — на Греческий, 13 в квартиру к МЕБЕСАМ.

Я узнала, что я там буду слушать лекции и поучения, что изучать я могу, что хочу, что время позволит, а если времени нет, то обязывать не будут; что политики никакой там нет, что, наоборот, надо быть корректным перед властью своей страны, и что занимающиеся оккультизмом должны быть образцовыми работниками в своей стране.

Слушала я там лекции по «Энциклопедии» Г.О.МЕБЕСА, по истории религий с самой их древности, моральные поучения о поведении женщины, вносящей в жизнь оккультный подход, например; лекции по математике, биологии. Общий подход был в виде сухих научных лекций. Как сказано выше, о политике разговоров не было. Преподавалось учение о перевоплощении. Интересоваться личностью Учителей не полагалось. Здравый смысл иногда у присутствующих отсутствовал, по-моему.

Женский кружок назывался группа «Прометея». У женщин были белые облачения и ленточки — зеленого, желтого и красного цвета, смотря по степени посвящения. Предварительную подготовку лиц, проявивших интерес к оккультизму, вели ГАБАЕВ и КОЛОКОЛЬЦЕВА, причем весной и часть лета 1925 г. эти лица читали присутствующим в количестве трех-шести человек у меня на квартире. Меня же большей частью в это время не было дома, иначе я им и не могла дать комнату у себя.

Сама я никого никогда не подводила, находя, что круг моих знакомых, если бы и нашелся среди них желающий, а такового я не искала сама, не выдержит режима Общества. ГАБАЕВ раз сказал, что этот режим может со стороны показаться собранием сумасшедших.

Известно мне, что БАРЕСКОВ читал подготовительные лекции у себя.

Производились на Греческом среди учеников посвящения — в степени учеников, товарищей, мастера. Я и ЛЕОНТОВСКАЯ — мастера. Мое имя — «Менора». Имя ЛЕОНТОВСКОЙ не помню.

Точно оговоренных взносов не было, но зная, что там денег нет, ученики помогали добровольно, а иногда обращались к ним за помощью, причем чувствовалось некоторое моральное принуждение. Собирали со всех, кто мог дать. Я давала от пяти до десяти рублей в месяц. Когда Г.О.М. ездил в Севастополь, мне пришлось продать две золотые не очень ценные (ценных не было) вещи под некоторым моральным давлением гр-ки НЕСТЕРОВОЙ. Я не помню, чтобы я предложила гр-ке БУДАГОВОЙ продать на поездку в Севастополь Г.О.М. хоть стол какой-либо, но не отрицаю, что мимолетная такая фраза могла быть мною сказана (или мне подсказана). Я действительно была прислана переговорить с БУДАГОВОЙ об этом деле НЕСТЕРОВОЙ.

Поездка в Севастополь вызвала у БУДАГОВОЙ, ДОЛЬСКА, ЯКОВЛЕВА и меня сомнения некоторые, и мы обсуждали их вместе. Я решила пока остаться в кружке, а вышеназванные четыре лица решили уходить и написали Учителям бумагу, где изложили все пункты своего недовольства. После этой бумаги эти лица были из кружка исключены, а я вызвана для объяснения и на месяца три была лишена слушания лекций.

У учеников иногда возникали вопросы, знает ли вообще Г.О.М. о том, что поступаемые средства с трудом нами добываются и даются. Этот вопрос остается и поныне загадкой.

Точные и полные сведения о личной жизни входят в программу взаимоотношений с Учителями, но как раз тут и возникали некоторые разочарования, т.к. Учителя не всегда понимали условия нашей жизни, а, в частности, я, ввиду профессионального уклона моего, увидела, что не стоит и говорить, и в жизни жила по-своему, а там продолжала слушать лекции, которые хорошо читались, и голову имела собственную, а не Учителей, как делали другие к моему удивлению.

Устраивались опыты ясновидения. Я участвовала — сидела в темной комнате с открытыми или закрытыми глазами. Но я ничего не видела, разве что в полном почти состоянии дремоты мелькнет что-либо.

В общем, от знакомства моего с этим кружком у меня получилось впечатление, что Г.О.М. в стороне от ведения дел кружка, а что гр-ка НЕСТЕРОВА ведет хозяйственные дела сама, не стесняясь средствами своего выполнения.

Писала собственноручно.

С.Слободова

19.04.26 г.

Допросил Уполномоченный 3-го отделения СОЧ Денисов
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 421 — 422об]


Продолжение показаний СЛОБОДОВОЙ С.В. 19.04.26 г.

За все время моего пребывания в кружке НЕСТЕРОВОЙ и МЕБЕСА мною внесено НЕСТЕРОВОЙ около четырехсот рублей — цифра, близкая к действительности, хотя точного учета я не вела.
Первое время моего пребывания в кружке (1922 г.) состояло около сорока человек. Собирали со всех. Не платили единицы, человека четыре-пять. К неплатившим отношение руководителей резко менялось, приближаясь к недружелюбному, хотя НЕСТЕРОВА была достаточно тактична, чтобы прямо от этом не говорить.

Всем участникам давалось задание подбирать подходящую публику и «подводить» ее к Учителям.
Никакой материальной помощи от Учителей никто не получал, хотя среди учеников были и нуждающиеся.

Корыстную черту НЕСТЕРОВОЙ во всем этом предприятии мне подтверждает следующий факт: когда НЕСТЕРОВА настаивала передо мной о даче денег на поездку Г.О.М. в Крым, я ответила, что «я одинока, у меня дети, нет мужа». НЕСТЕРОВА перебила меня фразой: «Мужья только мешают давать».

Живущая в квартире МЕБЕСА КОЛОКОЛЬЦЕВА Мария Александровна и девочка Ираида Павловна ДЕНИСЕНКО используются НЕСТЕРОВОЙ — первая по делам кружка и домашним надобностям, а вторая ставит самовары.

В субботу, 17 апреля 1926 г., когда я и ЛЕОНТОВСКАЯ были у НЕСТЕРОВОЙ, последняя просила на допросе сгладить вопрос об имевших место сборах на нужды Учителей.
Изложенное записано со слов моих правильно, в чем и подписываюсь.

С.Слободова

Дополнительно показываю: в числе забранных у меня материалов имеется: «Гороскоп важных событий жизни», сделанный ХМЕЛЕВСКИМ, оккультистом, в 1921 г. моему мужу. Гороскоп расписан по 1945 г. включительно, хотя муж умер 1 февраля 1922 г. Больше ничего по данному делу добавить не имею.

Записано со слов моих правильно.

Допросил Уполномоченный 3-го отделения СОЧ Денисов
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 423]

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1225


Возможно, Вам будут интересны эти книги: