А.Л.Никитин.   Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.

НЕСТЕРОВА Мария Альфредовна (1878 — после 1932)

Нестерова Мария Альфредовна (согласно ее показаниям), род. в 1878 г., дочь купца 2-й гильдии; образование домашнее; служила несколько недель в 1919 г.; жила на средства от домашних уроков по языкам, на помощь Мебеса Григория Оттоновича и на помощь учеников эзотерического характера; под судом и следствием не состояла, в 1920 г. была арестована на две недели, отпущена без обвинения. Одинокая (на самом деле с 1917 г. сожительствовала с Г.О.Мебесом); сын Евгений Николаевич Чернявский живет в Москве, член ВКП(б), стажа не знает. Адрес — 5-я Советская ул. д. 3/13, кв. 5. 16.04.26 г. на этой квартире, где вместе с М.А.Нестеровой жил и Г.О.Мебес, был произведен обыск (протокол обыска см. у Г.О.Мебеса). 20.04.26 г. М.А.Нестерова была допрошена и отпущена под подписку о невыезде. Постановлением ОСО КОГПУ от 18.06.26 г. М.А.Нестерова была приговорена к высылке в Комиобласть сроком на три года, где находилась вместе с А.А.Егоровым, Н.З.Кирюновым, А.А.Наумовым, С.В.Слободовой и М.А.Колокольцевой в с. Визинга. Постановлением КОГПУ от 23.12.26 г. срок по амнистии сокращен на 1/4. Постановлением ОСО КОГПУ от 24.08.28 г. Нестерова была ограничена в правах («минус 6») и отправлена на три года в Усть-Сысольск вместе с Габаевым, однако поскольку 31.08.28 г. Г.О.Мебес направлен для отбывания ссылки в Свердловск, М.А.Нестерова получила разрешение соединиться с ним, а затем Постановлением ОСО ОГПУ от 13.04.32 г. Нестеровой М.А разрешено свободное проживание по СССР, тогда как Мебес этим же Постановлением получил «минус 12», в число которых входит и Уральская область. Поскольку в литературе существует версия, что Г.О.Мебес умер в Усть-Сысольске, а Б.В.Астромов на допросах 1940 г. с уверенностью говорит о его смерти в 1934 г., то и другое может быть правдой, указывающей, что после жизни в Свердловске (зафиксированной показаниями свердловских мистиков в материалах «Сочинского дела 1930 г.», оба они уехали в Усть-Сысольск. Других сведений о них нет.


Показания НЕСТЕРОВОЙ М.А. 20.04.26 г.

ВОПРОС: Какая эзотерическая школа у Вас была?

ОТВЕТ: Я руководила Школой «строгого восточного послушания», причем отвечала за правильность руководства перед Григорием Оттоновичем МЕБЕСОМ. Эта школа организована мною весной 1919 г. и работала до последнего времени. Школа ставила своей задачей общеобразовательные цели и затем этико-эстетическое развитие. Устав и программа школы нигде не были зарегистрированы, и школа, следовательно, не является легальной. Ничего противного существующему строю в школе не преподавалось. Всего, приблизительно, через школу прошло человек тридцать пять — школа отличалась текучестью состава.

ВОПРОС: Кто персонально являлся Вашими учениками?

ОТВЕТ: Отказываюсь назвать.

ВОПРОС: В какой форме велось этико-эстетическое воспитание учеников?

ОТВЕТ: Воспитание этого порядка велось по стилю 22-х арканов Таро и носило практически-педагогический характер. Велись некоторыми учениками дополнительные упражнения. Наиболее подвинутыми учениками (цепью) проводились упражнения по развитию астрального зрения, т.е. по улавливанию в темноте астральных «клише», но результаты этих опытов оказались неудовлетворительными.

Ученикам давались указания лояльного отношения к власти и морального и этического отношения к людям. Многим были тяжелы строгие моральные требования и они уходили.

ВОПРОС: Проводилось ли руководство личной жизнью учеников и как глубоко это руководство входило?

ОТВЕТ: Вмешательство в личную жизнь входило постольку, поскольку личная жизнь ученика не шла вразрез с обычной моралью и этикой порядочного человека. Только в этом случае ученику указывалось на неправильность его действий и предлагалось исправиться или покинуть цепь. Никаких исключений по другим соображениям не происходило.

ВОПРОС: Пользовались ли Вы и Григорий Оттонович авторитетом у учеников?

ОТВЕТ: Ученики подчинялись нашим указаниям и любили нас.

ВОПРОС: Как находили учеников?

ОТВЕТ: Через оккультную литературу искали Григория Оттоновича, а, с другой стороны, ученикам уже опытным давалось указание присматриваться к окружающим их людям и тех из них, кои интересовались оккультизмом и желали этического воспитания, подводить.

ВОПРОС: Вели ли Вы сами всю школу или у Вас были подготовительные группы?

ОТВЕТ: Сначала всю школу я вела сама, а когда ученики (фамилии коих отказываюсь назвать) «подросли», им была поручена самостоятельная подготовка начинающих, и я, таким образом, вела работу с подготовленными.

ВОПРОС: Существовала ли еще какая-либо школа и кто ею управлял?

ОТВЕТ: Существовал мартинизм, как исторический памятник, в составе двух-трех человек, которые работы не вели. Это является остатком мартинизма, которым управлял АНТОШЕВСКИЙ Иван Казимирович под руководством МЕБЕСА. Считаю необходимым добавить, что мартинизм, возглавляемый МЕБЕСОМ, является не парижским течением, а восточным послушанием, независимым от какого бы то ни было западного течения.

ВОПРОС: Почему Ваша работа с учениками должна была храниться в тайне даже от Правительства?

ОТВЕТ: Сохранение тайны вообще я считаю мерой педагогического характера во всех случаях жизни. Правительство в данном случае исключения не составляет. Ученики могли Правительству назвать лишь имена руководителей. Если бы ученики разгласили работу Правительству, то они были бы исключены из школы. Обещания частично брались устно, частично письменного характера.

Школа именовалась «Группой Прометея», иногда слово «группа» заменялось словом «ложа». Среди учеников производились посвящения по примеру масонских посвящений с несколько упрощенным ритуалом.

СЕМИГАНОВСКИЙ Антоний в 1918 г. руководил самостоятельной группой под руководством МЕБЕСА, но за неправдивые действия и слова был отчислен из мартинизма со всеми своими учениками. Помимо изложенного, ему ставилось в вину и то, что он сам, как и некоторые его ученики, злоупотреблял наркотиками. Других подробностей его отчисления я не знаю.

ВОПРОС: Как производились взносы?

ОТВЕТ: Никаких обязательно назначенных взносов и сборов не было. Ученики собирали сами и вносили мне общей суммой. Мне известно, что некоторые ученики не вносили совершенно или временно. Суммы я получала небольшие и если разложить на всех учеников, то получается в среднем три рубля в месяц на человека.

Сборы ученики делали по собственной инициативе, никогда им не говорилось — «собирайте или приносите то или другое из продуктов». Допускаю известное моральное воздействие на учеников, когда я не скрывала своих забот о МЕБЕСЕ, дабы поставить его в лучшее материальное положение или дать ему возможность поехать в Крым на отдых.

Ропота или недовольства со стороны учеников, находившихся с нами, я никогда не слышала и не замечала. По слухам, раз или два до меня дошло, что ушедшие ученики говорили о сборах неприязненно.

МЕБЕСУ Григорию Оттоновичу известно, что ученики помогают нам материально; не знает он, конечно, деталей, как это происходит, и сумм, которых передают.

Сборы происходят нерегулярно и случайно, собранные деньги передаются случайными учениками, постоянных сборщиков нет.

ВОПРОС: Предлагали ли ученикам приносить лучшие продукты на Ваши семейные праздники и праздники оккультные?

ОТВЕТ: Такие праздники, действительно, отмечались общей трапезой, но устраивались они по инициативе учеников, которые приходили к нам пить чай со своими продуктами. Таким образом, наша вина заключается в том, что мы ели принесенные пироги и прочие яства.

ВОПРОС: Сборы на поездку Г.О.М. в Крым происходили по инициативе учеников или под Вашим нажимом?

ОТВЕТ: Сборы происходили по инициативе учеников, но с моего ведома. Участвовали в этом те, кто имел деньги или хотел что-нибудь ликвидировать для этого. О сборе мне сказали сами ученики. После я узнала, что одна из учениц (фамилию коей назвать отказываюсь) жалела о ликвидированных ею золотых вещах для взноса.

ВОПРОС: Какой разговор Вы имели по этому поводу со СЛОБОДОВОЙ Софьей Васильевной?

ОТВЕТ: Никакого разговора со СЛОБОДОВОЙ я не имела по поводу сборов на поездку Г.О.М. в Крым. Фразы «мужья мешают давать» я ей не говорила. СЛОБОДОВА и является той ученицей, которая пожалела о проданных драгоценностях.

ВОПРОС: Посылали ли СЛОБОДОВУ к БУДАГОВЫМ собирать деньги на поездку?

ОТВЕТ: Нет, не посылала. Хотя бы потому, что дочь БУДАГОВОЙ была уже не в цепи.

ВОПРОС: Когда МЕБЕС был в Крыму, получили ли Вы заявление некоторых учеников, возмущенных производимыми Вами сборами, и как Вы ответили на него?

ОТВЕТ: Я получила несколько обвинительных пунктов от некоторых учеников. Главными пунктами обвинения были: неправильный лекционный подход Г.О.М., дискредитирование личности Христа освещением в моем курсе «Христианство», недопущение лучших учеников к МЕБЕСУ. Пунктов о сборе не помню, но не отрицаю их. На это письмо я не ответила, а подписавшие его ученики были отчислены. Фамилии учеников назвать отказываюсь.

ВОПРОС: Почему Г.О.М. был вызван из Крыма досрочно?
ОТВЕТ: Он не вызывался, а приехал сам, т.к. собранные деньги были исчерпаны (приблизительно было собрано рублей сто двадцать). Собраны были деньги с учеников семи. Бумага была получена мною, когда Г.О.М. уже ехал обратно.

ВОПРОС: Вызывалась ли для объяснений в связи с бумагой СЛОБОДОВА и что у нее спрашивалось?

ОТВЕТ: СЛОБОДОВА вызывалась, но несколько по другому поводу. Одна из исключенных учениц пришла к действительной и сообщила ей, что в обсуждении бумаги участвовала СЛОБОДОВА, разделяя их пункты обвинения, и попутно выразила сожаление о ликвидированных вещах, но подписать бумагу отказалась. СЛОБОДОВА была мною вызвана, обвинена в двуличности, созналась, и в наказание получила полугодовое запрещение интимных бесед со мной и Г.О.М. После испытания она вновь была восстановлена в правах действительного ученика.

ВОПРОС: Какие «мистические браки» у вас совершались?

ОТВЕТ: Никаких мистических браков у нас не совершалось. Была пущена легенда о том, что у одной из учениц (фамилию назвать отказываюсь) от мистического брака с Г.О.М. родился ребенок. Фактически я знала о том, что у нее был роман мимолетный, который закончился ребенком. Роман происходил с моего ведома, хотя я заранее предсказывала его неудачу.

ВОПРОС: Вмешивались ли в личную жизнь ученицы ШТЕЙНБЕРГ Марии Николаевны?

ОТВЕТ: Помогала матери ворчать на дочь, противилась позднему приходу дочери домой. Для собственной надобности ее труд не использовала; не посылала ее на базар продавать мои вещи; к ученикам собирать продукты ее не посылала, в частности, к БУДАГОВЫМ и ГОЛОВИНОЙ; занятиям ее в университете не противилась.

ВОПРОС: Подсылали ли БУДАГОВУ дочь к СЕМИГАНОВСКОМУ и зачем?

ОТВЕТ: Когда о СЕМИГАНОВСКОМ стало известно, что он выдает тайны работы, то к нему действительно была подослана БУДАГОВА с собственного желания, которой СЕМИГАНОВСКИЙ разболтал, что он единственный верховный руководитель мартинизма и оккультизма в России, и рассказал о своей группе. БУДАГОВА о результатах доложила. Вскоре по этой и указанным причинам СЕМИГАНОВСКИЙ был исключен из Ордена.

ВОПРОС: Совершался ли «мистический брак» над БУДАГОВОЙ и ДЕМЧИНСКИМ Вашими учениками?

ОТВЕТ: Да, однажды был совершен обряд «мистического брака» по большой просьбе БУДАГОВОЙ и с согласия ДЕМЧИНСКОГО.

ВОПРОС: Почему противились разводу БУДАГОВОЙ с ДЕМЧИНСКИМ, когда она испрашивала у Вас разрешения?

ОТВЕТ: Об этом разговора с БУДАГОВОЙ не имела, и развод совершился, когда БУДАГОВА перестала быть ученицей.

Ничего добавить к изложенному не имею.

Изложенное записано со слов моих правильно, в чем и подписываюсь.

М.Нестерова

Допросил Уполномоченный 3-го отделения СОЧ Денисов
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 444 — 446об]

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1311


Возможно, Вам будут интересны эти книги: