А.Л.Никитин.   Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.

ВАРТАПЕТОВА Евгения Петровна (1888 — после 1928)

Вартапетова Евгения Петровна, урожд. Барескова, род. в 1888 г., дочь дворянина; образование среднее — Мариинская Царскосельская гимназия, специальное — бухгалтерские курсы 1-го Товарищества преподавателей; до революции — частные уроки иностранных языков в Петрограде и на Кавказе; затем работала преподавателем Есентукского народного университета, Кисловодского народного университета и, одновременно, артистка Кисловодского государственного театра. С конца 1921 г. была артисткой группы Мурманской ж.д. коллектива Ге, училась на бухгалтерских курсах и с сентября 1925 г. — преподавательница французского языка фабзауча «Красной газеты». Муж — Гавриил Николаевич Вартапетов, живет в Москве, уполномоченный АХРР; сын Александр Гаврилович Вартапетов, род. в 1908 г., студент Технологического института 1-го курса. Адрес — ул. Герцена 36 кв. 9. Впервые допрошена 22.04.26 г., отпущена под подписку о невыезде. Постановлением ОСО КОГПУ от 18.06.26 г. приговорена к высылке в Сибирь сроком на три года и отправлена в Новосибирск вместе со Н.Г.Сверчковым, Г.В.Александровым, Б.Л.Киселевым и своим братом А.П.Баресковым 23.06.26 г. Постановлением КОГПУ от 23.12.27 г. срок сокращен на 1/4. Постановлением ОСО КОГПУ от 24.08.28 г. Е.П.Вартапетовой-Баресковой разрешено свободное проживание по СССР.


Показания ВАРТАПЕТОВОЙ Е.П. 22.04.26 г.

В 1921 г. я вернулась в Петроград и, не помню точно, в конце 1921 или в начале 1922 г. познакомилась с Учителями — Марией Альфредовной [НЕСТЕРОВОЙ] и Григорием Оттоновичем [МЕБЕСОМ]. Познакомил меня с ними мой брат, Андрей Петрович БАРЕСКОВ, т.к. я хотела идти по пути самоусовершенствования, чувствуя в себе много неуравновешенностей и недостатков. У Учителей, Марии Альфредовны и Григория Оттоновича, я слушала поучения, направленные на образование этики среднего порядочного человека, а также лекции по эзотеризму религий — древнеиудейской, индусской, и истории философии религий.

На вопрос гражданина следователя о количестве слушателей я ответить не могу, т.к. на одну лекцию приходили одни, другую они пропускали, так что никаких точных цифр я дать не могу и прошу спросить об этом Учителей. Что касается фамилий, то я их никогда ни у кого не спрашивала, и поэтому тоже знать не могу. Знают наши фамилии, конечно, только одни Учителя.

Ритуала я никакого никогда не видела, что же касается до взносов, то они носили случайный и добровольный характер.

Например, зимою, когда не было дров у Учителей и не на что было их купить, те, кто имел в это время возможность дать рубль-другой — давал, те, кто не мог, — не давал, обязательного ничего не было.

Что касается до моей личной работы, то она выразилась в следующем. Некоторые мои знакомые, зная, что я интересуюсь оккультизмом, просили меня побеседовать об этом, рассказать им, что такое оккультизм. Я спросила разрешения у Учителя, Марии Альфредовны, и она разрешила попробовать передать мои знания. Эти беседы происходили у меня на квартире, регулярного характера они не имели. Было пять-шесть бесед, растянувшихся сообразно со свободным временем моим и моих слушателей на два, а может быть, и с чем-нибудь месяца, не помню хорошо. Руководством мне служила «Энциклопедия» Г.О.М. Но из этих бесед ничего не вышло. Я сама оказалась плохой передатчицей усвоенного и передала своих собеседников моему брату А.П.БАРЕСКОВУ, который более образован, но он, кажется, их не одобрил. Вообще, за дальнейшими объяснениями я прошу обратиться к нему, т.к. я знаю только то, что делала сама лично. Фамилии этих знакомых, с которыми я беседовала, я позволю себе не называть, т.к. к оккультизму они отношения не имеют.

Что же касается до Греческого, то другого названия ему, кроме «Греческий», я не знаю. Если такое есть, то спросите Учителей.

Отношение мое к Учителям было такое, какое вообще бывает у ученика к Учителю, которого он глубоко уважает, видя в нем все те нравственные качества, достигнуть которых он сам только стремится.

В личную жизнь учеников Учителя никогда не входили.

С весны 1925 г. по сие время я, благодаря уходу в личную жизнь, мало посещала Греческий и являюсь очень неосведомленной о его жизни. Все, что я здесь излагаю, относится к периоду до 1925 г. Беседы у меня относятся, кажется, к середине 1925 г.

Учителя — Мария Альфредовна и Григорий Оттонович МЕБЕС.

Писала собственноручно. Дополнить по существу сего дела ничего не могу

Е.Вартапетова

22.04.26 г.

ВОПРОС: Давалось ли Вами обязательство или подписка, устная или письменная, за время пребывания на Греческом в школе МЕБЕСА и какого характера?

ОТВЕТ: Письменных подписок не давала, а устные обещала не разговаривать о своей внутренней работе с посторонними лицами. Это обещание дано мною лично Марии Альфредовне, согласно ее предложению и моему согласию.

ВОПРОС: Кого персонально Вы еще знаете из посещающих школу МЕБЕСА?

ОТВЕТ: Знаю живущую в квартире МЕБЕСА Марию Александровну [КОЛОКОЛЬЦЕВУ]и Веру Николаевну [ФРЕЙТАГ], больше никого не знаю.

ВОПРОС: Ваши обязательства заставляют Вас умалчивать, не называть фамилии других?

ОТВЕТ: Если бы знала, моя этика запрещает мне это говорить. Это могут сказать только Учителя.

ВОПРОС: А кто посещал Вашу школу?

ОТВЕТ: Те, кто посещал мои беседы, не имеют никакого отношения к оккультизму, и я считаю совершенно не этичным их называть.

ВОПРОС: Кто еще вел беседы у Вас на квартире, кроме Вас?

ОТВЕТ: Брат мой, Андрей Петрович БАРЕСКОВ.

Показания мне прочитаны и [записаны] с моих слов верно.

Е.Вартапетова

Допросил Алексеев
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 464 — 465об]

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1184


Возможно, Вам будут интересны эти книги: