А.Л.Никитин.   Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.

КЛИМЕНКО Алексей Викторович (1888 — после 1928)

Клименко Алексей Викторович, род. в 1888 г. в Петербурге, дворянин; окончил Училище правоведения в Петербурге в 1912 г.; с 1912 по 1919 г. служил в Государственном банке делопроизводителем; с 1919 по 1921 г. в Красной Армии письмоводителем; в 1921-1922 г. в Железкоме Октябрьской ж.д., письмоводитель; с августа 1923 по март 1924 г. завскладом карточной монополии; с июля 1924 г. по июль 1925 г. на карточной фабрике секретарь и счетчик, затем временные работы. Холост. Адрес — Тверская ул. д. 23/3, кв. 18. Допрошен 05.05.26 г. и отпущен под подписку о невыезде. Постановлением ОСО КОГПУ от 18.06.26 г. приговорен к заключению в концлагерь (Соловки) на три года; Постановлением КОГПУ от 23.12.27 г. по амнистии срок сокращен на 1/4. Постановлением ОСО КОГПУ от 24.08.28 г. после отбытия срока заключения приговорен к высылке на три года в Северодвинскую область и 31.08.28 г. этапирован в г. Великий Устюг. Последующая судьба неизвестна.


Показания КЛИМЕНКО А.В. 05.05.26 г.

Подвел меня в квартиру Г.О.МЕБЕСА Б.В.АСТРОМОВ в 1920 г., где я попал в группу-«школу» М.А.НЕСТЕРОВОЙ под наименованием O[rdo] M[artinesisti] S[trictae] O[boedientiae] Or[ientalis], образованную НЕСТЕРОВОЙ по поручению Г.О.М. Короткое время спустя Мария Альфредовна поручила мне прикомандироваться к группе «Stella Nordica», возглавляемой АСТРОМОВЫМ.

Там был очень сокращенный ритуал по легенде Хирама. Группа довольно редко собиралась, и в связи с уходом АСТРОМОВА М.А.НЕСТЕРОВА предложила мне распустить эту группу. Человека два, мне лично незнакомые, ушли сразу же, а человека четыре или пять осталось, причем для того, чтобы не сразу ломать всю группу, «Stella Nordica» была переименована в «Аgni», и я несколько раз беседовал с этими лицами на Греческом, в комнате, где обычно читались лекции, а также с отдельными из них у себя на дому.

Человека два-три из группы «Аgni» ушли, и таким образом в группу «Прометей» я передал М.А.НЕСТЕРОВОЙ двух человек или трех.

Затем, когда читались подготовительные лекции на квартире у С.В.СЛОБОДОВОЙ, М.А.НЕСТЕРОВА поручила мне посмотреть, подходящие ли там лица, и я раза три там был, но нашел их малопригодными, о чем и доложил НЕСТЕРОВОЙ, и эти лица в группу «Прометея» не попали.

Лично я ни одного человека к группе «Прометея», как и вообще к Греческому, не подвел, а только по поручению НЕСТЕРОВОЙ, как выше сказано, виделся с теми, кто должен был подойти, на квартире у СЛОБОДОВОЙ, и раза три беседовал с ними по одному-двум человекам у себя на дому.

На моих глазах с 1920 г. прошло через Греческий около сорока человек, причем состав всех там бывших колебался для каждого отдельного момента от десяти до тридцати человек.

Каких-либо обязательных сборов с посещавших Греческий в качестве учеников лиц не было. Давали добровольно, кто сколько мог на жизнь Учителей, главным образом на содержание квартиры, стоившей сорок рублей в месяц, освещение и отопление, причем даже это не всегда покрывалось, и Учителя часто находились в очень и очень стесненных материальных обстоятельствах. Часто эти деньги некоторые из братьев в моменты, когда НЕСТЕРОВА была занята или нездорова, передавали мне и я их потом отдавал по назначению.

Назвать фамилии лиц, участвовавших в группах «Stella Nordica», «Аgni», «Прометей», как равно и лиц, подходивших к этим группам или состоявших в O[rdo] M[artinesisti] S[trictae] O[boedientiae] Or[ientalis], не считаю себя в нравственном праве.

Когда я подходил к Греческому и за время моего там состояния лично мне, а также всем там бывавшим, полная аполитичность ставилась непременнейшим условием, поэтому мысль о нелегальности никогда мне не представлялась возможной, тем более, что лояльное отношение к власти и добросовестное отношение к исполнению служебных обязанностей считалось там всегда обязательным.

Вся моя работа по эзотеризму сводилась в последнее время к слушанию лекций на Греческом и в домашних кабинетных теоретических занятиях. Из лекционного и лично передаваемого нам материала мы разбирали то, что нас больше интересует, и таким образом, каждый понимает даваемый общий материал в индивидуальном освещении в зависимости от уровня развития. Лично я смотрю на тезисы о перевоплощении и загробной жизни как на формы трансмутации жизненной энергии.

Показания писал собственноручно.

А.Клименко

Группа «Агни» была образована в 1921 г., существовала она под моим руководством до 1923 г., когда была распущена. Кружок ГАБАЕВА, слушавший лекции на квартире у СЛОБОДОВОЙ, я проверял в 1924 г. осенью.

Изложенное записано со слов моих правильно, в чем и подписываюсь.

А.Клименко

Допросил Уполномоченный 3-го отделения СОЧ Денисов
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 522 — 523об]


Показания АСТРОМОВА-КИРИЧЕНКО Б.В. 07.05.26 г.

В дополнение к предыдущему показываю:

КЮНУ не давалось поручение связаться с американскими масонами для подчинения им, даже разговора об этом не поднималось; КЮН лишь мог использовать свой масонский диплом в целях личного лучшего материального устройства.

Отрицаю, что изнасиловал ЮРГЕВИЧ.

КАНЕВСКОГО исключил я единолично, сообщил после членам Генеральной ложи «Астрея».

ВОПРОС: Сожительствовали с МИХАЙЛОВОЙ К.В.?

ОТВЕТ: Отвечать отказываюсь.

В 1923 г. к ШТЕЙНБЕРГ с предложением организовать или войти в женскую ложу под руководством НАГОРНОВОЙ обращался.

Доклад о расах написан ГРЕДИНГЕРОМ, КАНЕВСКИМ и мною по заданной мною теме.

Детально кто такой КУЧКОВ не знаю, с ним не знакомился и знаю о нем со слов ГРЕДИНГЕРА, что КУЧКОВ — его друг и бывший судебный следователь. Возможно, что КУЧКОВ присутствовал на посвятительном ритуале во время Нового года, который велся под председательством КИСЕЛЕВА на квартире у ГРЕДИНГЕРА. Меня КУЧКОВ в лицо не мог видеть, т.к. я сидел в стороне в плаще и в маске.

Некоторые вещи моей второй жены (две колонки, треугольный столик, два подсвечника) я не отдал ей потому, что они принимали участие в масонском ритуале, и я не желал, чтобы они потом профанировались в обыкновенной жизни.

Ушел от МЕБЕСА по теоретическим разногласиям и причинам личного характера. Мой роман с ДЕМЧИНСКОЙ не играл в этом никакой роли, т.к. М.А.НЕСТЕРОВА, узнав об этом романе, предложила мне развестись с моей женой, а ДЕМЧИНСКОЙ — со своим мужем для продолжения нашей связи. Одновременной близости между мной и ГАРЯЗИНОЙ не было, т.к. к этому времени роман с ГАРЯЗИНОЙ прекратился.

Больше показать ничего не имею.

Изложенное записано со слов моих правильно, в чем и подписываюсь.

Б.Астромов

07.05.26 г.

Дополнительно показываю по переписке Рудольфа КЮН из Америки: ему действительно был дан адрес ЛОМБАРТА Свана для того, чтобы последний мог удостоверить мое положение как Генерального секретаря Автономного русского масонства, и что, следовательно, Роберт КЮН не является представителем шарлатанской организации. После долгих колебаний, проверок и изысканий КЮН, очевидно, был признан американскими масонами за масона, т.к. ему предоставили место пом(ощника] зав[едующего] кинотеатром. КЮНУ я передал фотографию с Павловского диплома (масонского), а впоследствии передал почтой фотографию с Елагинского диплома, для продажи первой копии и в доказательство нашей преемственной связи с английским масонством XVII столетия (вторая копия).

Диплом ЕЛАГИНА был мною лично сфотографирован в Московском Госархиве в начале 1925 г. в феврале-марте месяце, причем анкету заполнял как сотрудник Русского музея, Совет которого выдал мне препроводительную бумагу в Госархив с просьбой допустить меня для сфотографирования диплома для их масонского отдела. Жил я тогда в Москве: Садовая 196, кв. 148 (квартира НЕЙМАНА, кажется).

Перед предполагаемым личным отъездом в Италию я получил из Общества изучения итальянской культуры удостоверение, что отправляюсь в Италию для научных занятий.

Взятые у меня при обыске удостоверения о том, что я проживал с 1919 г. по 1920-21 г., не позже, как инвалид призреваемый в 41-м общежитии инвалидов, не соответствуют действительности, т.к. в это время в общежитии ночевал изредка, но пользовался там столом. Фактически, все это время служил и жил на частной квартире на Московской улице, и в то же время числился на Михайловской площади д. 4/6, кв. 4, где помещалась ложа.

Взятое при обыске письмо КРЕСТИНСКОМУ задержалось у меня потому, что написанное в нем было передано КРЕСТИНСКОМУ при докладе секретарем и, таким образом, передача письма отпадала.

Записка рукой ПОЛИСАДОВА означает слова, произносимые гадалками при смотрении в стакан с водой. Прислал мне как курьез.

Взятая при обыске препроводительная сионистская бумага дана мне после внесения шекельного сбора на еврейскую благотворительную общину во время войны.

Изложенное записано со слов моих правильно, в чем и подписываюсь.

Б.Астромов

Допросил Уполномоченный 3-го отделения СОЧ Денисов
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 528 — 529об]


Показания АСТРОМОВА-КИРИЧЕНКО Б.В. 12.05.26 г.
(по его собственной просьбе в заявлении от 10.05.26 г.)

В дополнение к предыдущему показываю. Фотографию лично мне принадлежащего Мальтийского диплома XVIII столетия за подписью Павла I я послал КЮНУ в Америку, желая его продать любителям старины. Уезжая за границу, я испросил бы разрешение Главнауки на вывоз этого диплома, а также и на вывоз репродукции «заветов мальтийских рыцарей».

Фотографию масонского диплома XVIII столетия, принадлежавшего Великому мастеру ЕЛАГИНУ, я послал КЮНУ для того, чтобы доказать, что Русское автономное масонство произошло от английского и, следовательно, является подлинным; конечно, как автономное, оно не входит в «зеленый» (масонский) Интернационал. Репродукция этого диплома находится во многих изданиях.

Фотографии мои с красным крестом сняты в бытность мою корреспондентом «Биржевых Новостей» после приезда из Сербии.

Изложенное записано со слов моих правильно, в чем и подписываюсь.

Б.Астромов

По-прежнему утверждаю, что от МЕБЕСА я ушел добровольно, в то время когда другие исключались, в частности, СЕМИГАНОВСКИЙ был исключен за злоупотребление морфием и за болтливость, ПОЛИСАДОВ С.В. - за развратную жизнь и неуважение к Учителям, и РОССОВСКАЯ В.Н. — за болтливость.

Изложенное записано с моих слов.

Б.Астромов

12.05.26 г.

Допросил Уполномоченный 3-го отделения СОЧ Денисов
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 539 — 539об]


Показания МЕБЕСА Г.О. 12.05.26 г.

С НАУМОВЫМ Александром Адельфиевичем познакомился весной 1918 г. по приезде из Перми. Встречал его с апреля по июнь 1918 г. в «Обществе возрождения чистого знания в принципе христианском», считая его человеком образованным, но без широкого философского кругозора, недостаточно разобравшегося в том, что читал, а потому допускающим существование магических фокусов и служения «темным силам». Вместе с тем, считаю его человеком порядочным, не способным на лицемерие и имеющим определенные наклоннности к бескорыстной филантропии. В Обществе он магнетическим лечением не занимался, а интересовался им лишь теоретически.

По приезде в Петроград я предполагал открыть Герметическую Школу с целью дать правильный подход к литературе оккультизма, дабы предостеречь от лубочных книжек, вводящих в заблуждение. Школа по материальным обстоятельствам открыта не была.

Об организации мартинистических или масонских лож в Ленинграде, Москве и вообще в Республике я не помышлял, людей для этой жизни не подбирал и к командировкам их по сбору средств для этой цели не готовил.

АСТРОМОВ был исключен за романы с ученицами Школы, даже одновременно в то время, когда состоял в формальном браке и имел детей.

Добавить к предыдущим показаниям ничего не имею.

Изложенное записано со слов моих правильно.

Григорий Мебес
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 542 — 542об]


Начальнику СОЧ ЛГО ОГПУ
политзаключенного АСТРОМОВА Б.В.
ДПЗ, 3-е отделение, кам[ера] 20 дело № 188

ЗАЯВЛЕНИЕ

Из предъявленных мне 7-го сего мая уполномоченным Денисовым К.Е. письменных материалов, взятых из моего архива и приобщенных в виде приложения к моему делу № 188, я усмотрел, что к делу не приложен ни один из тех документов, что я ходатайствовал в своей автобиографии.

Вследствие этого может создаться одностороннее тенденциозное представление о моей личности и моей деятельности, что, конечно, не в интересах правосудия.

Ввиду сего я снова настоятельно ходатайствую перед Вами о приобщении к моему делу нижепоименованных документов:

1. «Избранные речи мастера» (1919-1922 гг.).

2. Моя лекция «Искатели Истины», прочтенная в Ленинграде в 1923 г.

3. 22-х вопросник Русского автономного масона.

4. Открытое письмо к русскому студенчеству (газета «Товарищ» СПб, 1906 г.) в бытность секретарем Генуэзской секции Союза русских эмигрантов.

5. Письмо ко мне политэмигранта Бориса ВИГИЛЕВА (1907 г.).

6. Обязательство Т.О.СОКОЛОВСКОЙ.

7. Мое письмо к Т.О.СОКОЛОВСКОЙ.

8. Мой доклад Ю.Л.ПЯТАКОВУ о командировке Тифлис-Новочеркасск-Петроград (декабрь 1917 г.) в бытность мою там помощником начальника охранной команды Госбанка.

9. Протокол участников этой командировки.

10. Мой доклад Н.Н.КРЕСТИНСКОМУ о командировке Баку-Бухара-Петроград (июнь 1918 г.).

11. Мальтийский диплом ХVIII столетия за подписью Павла I.

12. Снимок с мраморной доски с «Заветами мальтийских рыцарей».

Эти документы легко найти, т.к. во время обыска я их сложил вместе в папки.

В заключении ходатайствую о разрешении познакомиться с обвинительным заключением по моему делу, т.к. до сих пор я точно не знаю, в чем обвиняюсь.

Б.Астромов

18.05.26 г.
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 749 -749об]


Показания СВЕРЧКОВА Н.Г. 29.05.26 г.

ЛЮБАРСКОГО ко мне направил АСТРОМОВ и предложил мне с ним работать. ЛЮБАРСКИЙ жил на Шпалерной улице и к нему я посылал МИХАЙЛОВУ К.В. с письмом за книгами, которые ЛЮБАРСКИЙ задержал. В последний раз ЛЮБАРСКОГО видел в 1925 г. в период, когда я уходил от АСТРОМОВА, и работать с ЛЮБАРСКИМ отказался.

В 1924-25 гг. у меня на квартире происходили собрания подготовительного оккультного кружка «Ecclessia esoterica»; кружок подчинялся АСТРОМОВУ, а непосредственно руководился КИСЕЛЕВЫМ. Один или два раза у меня на квартире среди членов кружка производились опыты психометрии и предварительные опыты гипноза. Производилось ассоциирование с упрощенным ритуалом. АСТРОМОВ неоднократно говорил мне, что необходимо более внимательно отнестись к оккультному воспитанию моей сестры Марии Георгиевны, которая, по его пониманию, весьма медиумична. Никогда КИСЕЛЕВУ я не говорил и не предлагал заняться с моей сестрой в направлении подготовки из нее сомнамбулы, ибо знаю, что сомнамбулизм грозит развинчиванием нервной системы.

Записано со слов моих правильно.

Н.Сверчков
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 738]

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1372


Возможно, Вам будут интересны эти книги: