А.Л.Никитин.   Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

1

Июля 31 [1923 г.]

Дорогой Борис Викторович!

Только несколько строк пока. Прибыл благополучно, но дела пока неважны. ФУРМАН живет в Гамбурге, я просто послал ему письмо с просьбой рекомендовать письменно. У них своя банкирская контора, он уже не служит больше двух лет. ЛИПСКИЙ бегал по три раза в день, пока не получил карточек, а теперь его и не сыщешь. Большой очень барин. А между тем, мог бы помочь. У него очень большие связи в театральном мире. Так попасть очень трудно. Прямо руки опускаются, бегаешь, бегаешь, все без пользы. Был еще в одном месте, откуда послали в другое, потом в третье, и т.д. В общем, выяснилось, что про нас ничего не известно и дипломы пока не признали.

Сказали, что в прошлом году была Конференция всемирная в Женеве, почему не было делегата. Ничего не знают и знать (кажется) не хотят. Делаю все, что могу, но пока без результата. Человек, который мог бы помочь, секретарь старший, уехал в Европу, когда вернется неизвестно. Наверное, поздно осенью.

Вообще, нужных людей невозможно найти, все на даче или еще где-нибудь. ЛИПСКИЙ тоже живет на курорте.

Я здесь уже три недели и пока перспективы очень не важные. Заработка еще нет, а те люди, которые могли бы сразу помочь, ничего не делают, ибо не признаны пока бумаги.

Занятия начинаются только в сентябре, так что до сих пор пока и делать нечего до признания. Да, скверно и неважно. Ну, а что у Вас делается? Надеюсь, все благополучно. Пишите. Привет всем.

Крепко жму Вашу руку. Ваш Рудольф.

Пишите: мне, с/о Nasnick 133-17(15)-str. Brooklyn, N.Y.
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 602 — 602об]


2

Бруклин, сент[ябрь] 25 [19]23 г.

Дорогой Наставник!

Спасибо за нравственную поддержку, в которой я так сейчас нуждаюсь, ибо мне сейчас очень не везет, я духом не падаю, наоборот. Но все же можно подумать, что Фортуна отвернулась от меня. Я здесь уже скоро три месяца, а между тем никак не могу устроиться.

Куда ни ткнусь, все как-то не выходит, и мои дела очень швах. Ни службы, ни денег и ни одного друга. Я много рассчитывал на ЛИПСКОГО, он бегал ко мне каждый день, пока не получил своих карточек, а после этого исчез. Я ему писал несколько раз, но он даже не отвечает, я не могу перед ним унижаться. То же самое с другим. У них банкирская контора, один брат здесь, другой в Гамбурге. Я ему писал в Гамбург, но безответно.

Свану не могу писать, у меня нет адреса. Когда я был в Лондоне, я искал по адресам, которые Вы мне дали, но они неправильны или неправильно списаны.

С этими господами тоже не могу сговориться, ибо Гл[авный] Секр[етарь] сейчас в Европе и только вернется в октябре, а дело в том, что они не то, что не признают, а почему нас не было в прошлом году на конвенте. Я все это объяснил, они говорят, что вообще в первый раз слышат. Хорошо бы выслать мне кое-какие документы, чтобы доказать, что мы регулярные и вообще подробнее, я не могу много сказать.

Что касается продажи документов П[авла] I и А[лександра] II, то эти господа, которые этим торгуют, не разговаривают без оригиналов и цены. Только тогда делают дела. Здесь недавно продали за большие деньги документы Екатерины I Великой.
Так что если хотите, перешлите и укажите крайнюю цену.

Я лично не собираюсь на этом зарабатывать.

Надеюсь, что следующий раз сумею сообщить более приятные вести. Пишите мне, пожалуйста.

Мой привет всем братьям. Крепко жму Вашу руку.

Уважающий Вас Рудольф.
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 601]


3

Бруклин, окт[ябрь] 26 — 1923

Дорогой Борис Викторович!

Получил Вашу открытку от 23/IX и благодарю за добрые слова. Относительно всего я уже пару раз писал, но повторю еще раз. Писать Свану [ЛОМБАРТУ] не могу, ибо не знаю адреса, а адрес Оли [СИВЕРС] у меня неправильный, попробуйте для скорости сами ей написать, чтобы она мне прямо сообщила его адрес.

Продать редкости здесь можно только имея на руках оригиналы. Главный Секретарь только прошлый день вернулся из турне по Европе и я его сегодня видел, буду участвовать в исторической конференции в понедельник, результаты тогда сообщу.

Русских вижу и встречаю очень мало, так что не приходится пока знакомиться. Живу очень одиноко. Мои личные дела пока дрянь, все еще не могу хорошо устроиться и теперь надеюсь на секретаря — м.б., он куда пристроит.

А то совсем зубы на полку, тем паче, мои родители приедут на днях и будет еще больше расходов. Мои вещи только получил прошлый день, слава богу, все цело и пришло все вовремя.

Было бы хорошо, если бы Вы мне выслали всю историю Вашей фирмы с года основания и подробно описали работу, которую раньше делали, сколько отделений, служащих и пр., вообще вкратце всю статистику, это было бы здесь весьма полезно, чтобы завязать сношения.

Ваши адреса в Калифорнию мне непонятны и писать по ним я не могу, ибо не знаю, кому адресовать и на кого ссылаться. Напишите подробнее.

Пишите чаще и сообщите, можно ли развить дело, если вложить капитал.

Скоро вновь напишу, пока же желаю всего хорошего.

Крепко жму руку. Ваш Рудольф.
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 600 — 600об]


4

№ 3 Бруклин, Ноябрь 10-го 1923

Дорогой Борис Викторович!

Посылаю Вам еще вырезки из газет, из коих ясно, какую роль играл здесь ЛИПСКИЙ — альфонс, выудивший у жены за 1 год свыше 33 000, — а теперь оказывается, что Вашингтон не признает его титула. В общем, Вам вся его история будет ясна из газет.

Теперь я Вас прошу мне срочно сообщить как можно подробнее всю его родословную, есть ли у него титулы или были у него или у дедов, его рождение, года воспитания и прохождение службы в хронологическом порядке. Мне очень нужно.

Затем здесь еще одно интересное дело: одна американская танцовщица, Вера ОЛЬКОТ, претендует, что она жена князя Алексея Константиновича ЗАРНЕКАУ, второго кузена бывшего царя (а я в первый раз слышу эту фамилию). Будто бы он женился на ней тайно, когда она была в Петрограде. Познакомилась с ним в Париже одновременно с великим князем Борисом. Года она не дает. Это тоже дело в газетах. Она говорит, что А.К.ЗАРНЕКАУ сын принца Константина ОЛЬДЕНБУРГСКОГО и внук принца Петра Фридериковича ОЛЬДЕНБУРГСКОГО, женатого на великой княгине Екатерине, сестре Николая I.

Мать же его урожденная Агриппина ДЖАПАРИДЗЕ из княжеского дома на Кавказе.

А мое мнение, что она все врет. Что-то я никогда не слышал про князей ЗАРНЕКАУ и почему, раз он сын ОЛЬДЕНБУРГСКОГО, так его фамилия иначе.

Буду очень благодарен, если Вы тоже подробно узнаете и мне сообщите поскорее.

Буду с нетерпением ждать от Вас известий, ибо это мне может здесь пригодиться.

Мои дела все в том же положении.

Пока желаю всего хорошего. Ваш Рудольф.
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 599 — 599об]


5

№ 4 Бруклин, Янв[арь] 7 — [19]24

Дорогой Борис Викторович!

Ваше письмо от 11 дек[абря] получил только прошлый день. Я уже думал, что Вы меня забыли, но спасибо за добрые слова, они меня очень подбодрили.

Что касается ЛИПСКОГО, то он, кажется, удрал в Германию с сестрой своей жены, но я не уверен, если найду его, то конечно последую Вашему совету.

Большое спасибо за ЗАРНЕКАУ — оказывается, она действительно была его жена, хотя еще одна женщина претендует на честь быть его женой. Весь материал я собрал и при случае вышлю Вам для истории.

По получении Вашего письма я тотчас же обратился опять к секретарю, он был очень любезен, но опять направил меня к главному историку. Я пошел к нему, он тоже был любезней и не так уже категорически отрицал все факты. Он как раз готовил доклад о Европе, куда он ездит каждый год, и показал мне все материалы. По их сведениям выходит, что по закрытии дел все бумаги и чарта1 были вывезены в Финляндию председателем, но все потом куда-то пропало, об этом есть памфлет на финском языке. Он говорит, что в моем дипломе слишком много ерунды, которой теперь больше нет на свете. Все, что они хотят видеть, это фотографию с учредительной чарты, на основании которой институт существовал, когда они это получат, то снесутся с учреждением, выдавшим его, и если он не был аннулирован, то я буду утвержден, в противном случае мне придется начать все снова учить. Так что судите сами и поступайте, как наиболее разумно.

Дискредитировать я себя не мог, ибо говорю мало, а слушаю много, и к тому же много читаю литературы по этому предмету на английском языке. Я им предложил проехаться в этом году и заехать, ведь они все равно каждый год ездят по Европе, но они пока не решились, м.б., потом, когда у меня будут фотографии, я смогу иначе говорить с ними.

В общем, я получил записку от секретаря к заведующему отделом приискания мест, и теперь они меня постараются устроить на службу.

Вы были правы, что немного рано для моих стариков ехать сюда, но иначе нельзя было, они мне очень здесь полезны в хозяйстве. К тому же братья помогают их содержать.

Вам М.КР[АСНОБОРОДОВ] конечно сообщил по моей просьбе, что дек[абря] 7 прошлого года у нас родился сын, который при крещении получил имя РУЗВЕЛЬТ-ЛИНКОЛЬН. Я очень счастлив, ибо это была моя заветная мечта иметь сына. Он пока похож на мать, курносый и голубоглазый, но я надеюсь, что со временем это выровняется.

Что касается моих дел, то наступил кризис, у меня в данную минуту нет ни гроша и больше нечего продавать, но я верю, что идут лучшие дни и не падаю духом.

Бегаю целыми днями и думаю, что, наконец, к концу месяца какие-нибудь из начатых дел начнут приносить пользу и, конечно, деньги на жизнь.

Погода здесь такая теплая, как весной, только иногда налетают такие штормы, что срывают крыши в городе, убивают массы людей и гибнет много пароходов. Многие ходят без пальто и все ягоды давно созрели, фиалки, ландыши и прочие цветы в продаже.

Так, физически, я чувствую себя недурно, не считая иногда головных болей после шума и гама в центре города.

Как поделывает СВЕРЧКОВ, что с ВАСИЛЬЕВЫМ, от него за все время одно письмо в августе и ни одного ответа на все мои запросы?

Как Михаил КР[АСНОБОРОДОВ]? Я очень рад получать Ваши письма, они дают мне бодрость и счастье дружбы, ведь я пока был здесь одинок, никуда не хожу, только дома с семьей.

Был бы очень рад, если бы Вы сдержали бы в этом году свое обещание и прокатились заграницу.

Жду от Вас известий с нетерпением, а также фотографий документов и чарты.

АРА работает сейчас в Германии, но под другим именем, но людей не принимает, я у них первый кандидат.

С наилучшими пожеланиями на Новый Год.

Искренне преданный Вам Рудольф
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 597 — 598об]


6

Января 31-го 1924

Дорогой Борис Викторович!

Прошлый день получил 4 диплома, большое спасибо, думаю, они принесут пользу нам всем. Вчера говорил опять с историком здешнего факультета. Он, шельма, очень образованный и недаром историк. Очень трудно его убедить. Все эти дипломы — все не то, хотя они еще будут рассматриваться в заседании консилиума. Он говорит, почему: 1) шотландский стиль, 2) египетский рисунок, 3) еврейские подписи — должно быть не больше трех факультетов и много еще ерунды, которой здесь больше нет давным давно.

Он требует дату, кем, когда утверждена чарта, эти сведения должны быть представлены, иначе ничего не выйдет с моим признанием и Вашим также.

Они говорят, таких обманщиков много на свете, почитали немного и лезут в ученые.

Что, Сван знает что-нибудь, был он на этом факультете, чтобы поддержать эти данные?

Но вообще они теперь любезнее, чем в первый раз, и, благодаря записке ученого секретаря их, Бюро помощи нашло мне работу с одной фирмой по специальности, хотя работа не постоянная, изредка лишь, но обещает быть может развиться в большое дело. Лучше, чем ничего.

ЛИПСКИЙ сбежал в Германию, как увидите из газетных статей. Он очень некрасиво поступил со всеми своими женами и теперь бросил ребенка. Думаю, ограбит и бросит теперешнюю. Вообще, он создал здесь себе скверную репутацию, и газеты вели агитацию против таких иностранцев в передовицах и карикатурах.

Мне вообще сейчас что-то не везет, что ни начну, как-то странно не удается. Теперь жена очень больна, какие-то последствия, не знаю, чем кончится. Мальчик пока, слава богу, ничего, растет.

Вот, кажется, и все новости пока. Жду от Вас известий. Мой сердечный привет всем братьям.

Будьте здоровы. Ваш Рудольф.

P.S. Можно Вам писать по адресу этого адвоката, который прислал эти фотографии?
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 596 — 596об]


7

Бруклин, Марта 15, 1925

Дорогой Борис Викторович!

Был очень рад получить весточку от Вас. Фотографии получил в хорошем виде, но никому не покажу, пока доктор не приедет. Буду весьма рад видеть его лично и тогда, уверен, все пойдет на лад.

Я, слава богу, жив и здоров, много работаю для успеха, но подвигаюсь очень медленно и очень нуждаюсь, но не унываю и надеюсь на лучшее.

Сын мой молодец, очень удачный и бойкий мальчишка и обещает быть большим хулиганом — пока. В общем, положение все такое же, разве что я недавно переменил службу и теперь заведую хорошим театром в Бруклине. Много работал для журнала «Кинонеделя», но они мне не шлют денег и я решил, что не стоит работать даром.

Очень мало своего времени, чтобы его выбрасывать даром.

Буду ждать приезда с нетерпением. Желаю всего хорошего. Ваш Рудольф.
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 595]




1 Chart, т.е. хартии, бумаги.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1182


Возможно, Вам будут интересны эти книги: