А.Л.Никитин.   Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.

ПРИЛОЖЕНИЕ 5

ДОКУМЕНТЫ, ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ Б.В.АСТРОМОВЫМ-КИРИЧЕНКО В ОГПУ

СОПОСТАВЛЕНИЕ АВТОНОМНОГО РУССКОГО МАСОНСТВА С КОММУНИЗМОМ



* Диктатура пролетариата — это союз твердых сторонников социализма с колеблющимися его союзниками, иногда — с «нейтральными». Ленин, т. 16, с. 41. - Прим. Б.В.Астромова.

[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 9]


О РОССИЙСКОМ АВТОНОМНОМ МАСОНСТВЕ

В современной России масонству не уделяется почти никакого внимания и только изредка промелькнет отзыв о нем, как о мелкобуржуазном направлении. Это и не удивительно — мало кто из теперешних деятелей вообще слышал о существовании масонства, а из тех, кто знает о нем, почти никто не знаком с его целями, стремлениями и идеологией. Между тем, все это далеко небезинтересно для правительства СССР. И если кто-либо вдумается в сущность этой вековой ассоциации, то он придет к неоспоримому выводу, что считать масонство врагом коммунизма вообще и Советской власти в частности, совершенно не приходится. Практичнее было бы выра-ботать какой-либо modus vivendi, использовать масонство в качестве лишнего фактора в тот промежуточный период государственного капитализма, который мы сейчас переживаем.

Тем более перед лицом деятельно-организованного воинствующего клерикализма, когда необходимо учитывать две силы противоположного лагеря, даже стоящие вне марксизма.

Всякая дальновидная власть во время своего строительства должна не только разрушать оставшиеся в наследие от старого организма группировки, но и попытаться захватить их тем или другим способом, приспособив на служение своему государственному плану. Конечно, для этого нужно ближе и глубже познакомиться с этими организациями (в данном случае я говорю об Автономном русском масонстве), чтобы не смешивать их с другими, похожими на них внешне — и различными внутренне — группировками.

Тогда эпитет «мелкобуржуазный», всецело приложимый к политическому западному масонству, не будет приклеиваться к русскому. Известно, что среда влияет не только на отдельные личности, но и на целые коллективы. Русское масонство, запрещенное при царском режиме, жило на «нелегальном положении», в то время как западное масонство свободно развивалось и даже захватило в руки власть (например, во Франции и в Италии). В России масонство поневоле должно было уйти в подполье, внутрь себя, и, одевшись как бы сектой (вроде «толстовства»1), заняться философскими проблемами или удариться в мистицизм (главным образом, московская ветвь русского масонства).

Здесь я касаюсь только Автономного русского масонства, преемственно развившегося от Екатерининского или Александровского, но не так называемого «кадетского» масонства, пересаженного к нам в начале ХХ века из Франции и всецело воспринявшего его идеологию. Кадетские ложи, легально существовавшие во времена Керенского, шли тем же путем, что и французские собратья, и, несомненно, если керенщина продержалась дольше, вылились бы в политическую партию. Достаточно напомнить, что [таким был] весь кабинет министров вместе с Керенским, Милюковым, Маклаковым, Некрасовым и другими масонами, подчиненными Великому Востоку Франции и плясавшими под дудку французского посла масона г. Нуланса.

Так что же сближает Автономное русское масонство с коммунизмом? Прежде всего — пятиконечная звезда, являющаяся малым гербом СССР и принятая в Красной Армии. Эта звезда — весьма почитаема в масонстве, как символ гармонично развитой человеческой личности, победившей свои страсти и нейтрализовавшей крайности добра и зла.

Дальше, коммунизм на своем знамени начертал: всеобщее самоопределение и братство угнетенных народов. Русские масоны тоже призывают к такому братству, называя себя «гражданами мира» — и в этом заключается новое сходство между указанными двумя направлениями.

Наконец, стремясь к установлению равенства воспитания и жизненных условий, масонство ничем не отличается от коммунизма, ставящего себе те же задачи, причем лозунг коммунизма об уничтожении частной собственности встречает полный отклик в масонстве, которое также (правда, по другим соображениям) — против частной собственности, развивающей излишний эгоизм и другие инстинкты, которые привязывают людей к жизни.

Затем намечается разница между масонством и коммунизмом, заключающаяся в различных способах проведения своих идей. В то время, как коммунизм для осуществления своей программы считает настоятельно необходимой борьбу классов и диктатуру пролетариата, масонство идет к тому же самому путем добровольного отказа членов Общества вольных каменщиков от своих прав и привилегий, чему яркие примеры мы видим в истории: достаточно вспомнить декабристов, а из Французской революции — принца Филиппа Орлеанского, отказавшегося от своих прав королевского принца и принявшего имя Филиппа Эгалите, т.е. Филиппа Равного; герцога Лозена, одного из вождей революционной армии французского Конвента, и т.п. Отлично понимая, что добровольный отказ от своих классовых преимуществ предполагает глубокое осознание несправедливости существующего распределения ценностей, русское масонство прежде всего требует от своих сочленов нравственной культуры, работы над шлифовкой своего собственного характера, после чего деятельность вольного каменщика должна быть направлена не на свое личное благо или благо отдельных людей, будь то его семья или нация, а на все человечество в целом. Отказ от эгоизма — вот в чем заключается эволюционный путь. Он не исключает революционный. Наоборот, они дополняют друг друга, подобно тому, как зеленый цвет есть дополнительный к красному, мужчина — к женщине, тепло — к холоду и т.д.2 Только тогда тот или другой процесс может правильно и успешно развиваться, когда в нем участвуют оба эти фактора.

Как первую попавшую под руку иллюстрацию, насколько русское масонство повлияло на своих сочленов в смысле аполитичности, укажу на то, что ни один из русских масонов не саботировал после низвержения Временного правительства. Даже такие крупные бюрократы, как бывший министр Тимирязев и бывший директор театров Теляковский, не только не принимали участия в забастовке, но и других старались отговорить от нее (например, известное всем выступление Тимирязева в ноябре 1917 года на Всероссийском съезде промышленности и торговли). Насколько лояльно до своей смерти служили они Советской власти, видно из того, что похороны Тимирязева были приняты на свой счет государством, а Теляковский до самой смерти (октябрь 1924 г.) получал персональную пенсию по назначению Совнаркома. А ведь они могли, подобно Коновалову и компании, сбежать за границу и прекрасно там устроиться, а не таскать с Октябрьского вокзала на улицу Красных Зорь на своих 65-летних плечах пуды гнилого картофеля, как это делал в мрачное время блокады покойный Теляковский.

Далее, не все люди смогут из-под палки менять свои убеждения, да и вообще одно принуждение — плохой воспитатель.

Еще Наполеон I говорил, что на штыки можно опереться, но спать на них нельзя. Каждое насилие, каждый удар в силу неизбежности закона мирового равновесия должны в конце концов повлечь за собой контрудар, и чем сильнее будет напряжение первого, тем резче скажется действие второго — ибо угол отражения всегда равен углу падения.

Если же известные идеи проводятся теми, кто их глубоко прочувствовал, исповедует их и готов всем пожертвовать для их осуществления, то такая работа, конечно, окажется плодотворной.

Итак, преследуя одни и те же цели, признавая справедливыми и подлежащими проведению в жизнь одни и те же воззрения, коммунизм и русское масонство совершенно не должны подозрительно смотреть друг на друга; наоборот, пути их параллельны и ведут к одной вершине. Только путь российского масонства, это путь медленной и интеллектуальной работы, путь тихой сапы. Путь коммунизма стремительный — это штурм. Но ведь штурму предшествует длительная инженерная подготовка, и плох тот стратег, который откажется от сапёр. Своей деятельностью русское масонство незаметно, но неуклонно разъедает буржуазию, требуя, чтобы она отказалась от своего классового эгоизма, чем значительно облегчается работа коммунизма. Русское масонство идет от отдельных личностей к массам, тогда как коммунизм идет от масс к отдельным личностям. Это фигурально можно было бы сравнить с пешеходом (масонство) и автомобилем (коммунизм). Дорога и цель их одни, на дороге они друг другу не мешают, так как автомобиль не может взять в свою карету всех. И пешеход тоже доберется «до Киева». А по теории оккультизма и пешеход и автомобиль все равно к конечной цели придут одновременно. Та блестящая цель — обращение человечества в единую братскую семью — все равно будет достигнута лишь тогда, когда все люди проникнутся альтруизмом3.

Наблюдая безвыездно семь лет коммунизм, масоны теперь видят, что это здоровая сила, способная не только на разрушение, но и на созидание. Только слепой, не желающий видеть, не замечает, что по всей стране началось строительство, появились зеленые ростки и залечиваются раны, нанесенные гражданской войной и разными интервенциями. В такое время преступно стоять в стороне, не принимая участия по мере сил в этой общей созидательной работе. Участвуя в ней, можно будет быстрее добиться того, что на старомасонском языке зовется «Златым Астрейным Веком», то есть равных условий жизни для всех угнетенных, соединенных дружбой, братством и взаимным уважением. Поэтому русское масонство по своей идеологии аполитично, т.е. оно не стремится, что является главной приманкой для западноевропейского масонства, к захвату власти.

Благодаря своей умозрительности, это для него мелко. Оно развивает в своих членах скорее пассивность, так что те жизнесозерцают, но не жизнедействуют. Сейчас оно аполитично более, чем когда-либо, так как Соввласть добилась предела его политических чаяний — союза свободных народностей. Остается лишь территориально и практически расширить это.

В силу этого связь с заграничным масонством безусловно опасна, так как она заставляет служить чужим, часто враждебным и почти всегда неизвестным нам целям, так что политиканство, если бы такое проявилось в рядах русского масонства, мы считаем явлением болезненным, уродливым и отклонением от нашего устава. С этим нужно беспощадно бороться и пресекать его, подобно тому, как хирург отсекает гангренозные органы ради спасения всего субъекта. Вот почему русское масонство в 1815 году оторвалось от насадившего его английского и объявило себя совершенно автономным (мартинизм это сделал в 1912 г.).

Кроме того, русское масонство давно изжило и переросло христианство, бог которого, создав людей, предписывает им утушение в себе всего того, что составляет красоту и радость жизни. И чем больше мучает и терзает себя человек, тем больше радуется отец его небесный.

Будучи «всеблагим», он за грехи и ошибки, сделанные в течение 60-70 лет жизни, заставляет людей вечно страдать в «геенне огненной». Будучи «всемогущим», он разрешает «дьяволу» свободно властвовать над людьми, и если последние изнемогают в неравной борьбе с сильнейшим противником — они оказываются осужденными на те же вечные муки. Будучи «всеправедным», он допускает покаяние детей за грехи родителей, и т.д. и т.д.

Вот во что выродилось когда-то революционное христианство.

Но без морали и нравственности не может жить ни один народ. «Наша революция основана на справедливости, — писал Робеспьер своим избирателям, — а потому все, клонящееся к ослаблению в народе нравственного чувства, — контрреволюционно».

Видя, что христианство весьма дискредитировано в широких массах, и боясь, что от этого пострадает народная нравственность и увеличится преступность и хулиганство, многие русские масоны с надеждой сейчас смотрят на ленинизм, как на несущий своего рода новую мораль и пришедший на смену христианству.

Восточные народы, в частности китайцы, уже и так приняли ленинизм. Поэтому ленинизм, совершив революцию форм, должен для своего упрочения совершить еще революцию нравов.

Мне могут возразить, что эволюционный путь слишком длинен и долог. В мировой истории, где роль играют не годы и десятилетия, а века и тысячелетия — достижения измеряются не временем, а своей крепостью. Поэтому, раз стремления коммунизма совпадают в общих чертах с стремлениями русского масонства, раз и тот и другой ясно отдают себе отчет в том, что вредно и недопустимо в современной жизни, и раз в их тактике нет антагонизма — им, казалось бы, возможно работать параллельно, ибо, повторяю, масонство своим путем приобретает многих твердых, убежденных и верных людей, работающих по своему внутреннему сознанию не за страх, а за совесть, и при том из числа интеллигенции, сотрудничество с которой для коммунизма будет весьма полезно, тем более, что эта область, где чистому коммунизму труднее всего приобретать себе искренних сторонников. Ведь убеждать людей нужно, исходя из классового самосознания, применяясь к их психике, иначе не будет успеха.

Не надо забывать, что революционный путь своими стремительностью и натиском выбрасывает много здоровых элементов, приемлющих коммунизм и пригодных для советского строительства, но просто не поспевающих за темпом революции. И пока Соввласть не создала собственную интеллигенцию, было бы непростительным вандализмом уничтожать существующую, хотя бы уже потому, что ее можно переплавить в интеллигенцию советскую. Лучший пример тому — Академия Наук.

Под знаменем масонства они могли бы быть объединены к использованию.

Интересно в данном случае проследить различие нашей психологии и психологии так называемых белогвардейцев всех оттенков, оторвавшихся от родной почвы и обивающих пороги иностранных «благодетелей». В то время, как мы радуемся каждому новому успеху, приветствуем каждый шаг на пути к восстановлению народного хозяйства, — те со скрежетом зубовным встречают малейшее улучшение, происходящее здесь у нас, в СССР.

Может быть, некоторые глубокомысленные политики назовут нас попутчиками — пусть так, не надо бояться слов. Но мы попутчики до последней остановки — то есть до чистого коммунизма, и наша мечта — чтобы эта станция скорее наступила и чтобы скорей закончился период «государственного капитализма».

Сейчас мы переживаем исторический момент: мы стоим на грани двух рас. Белая дряхлеющая раса после 12-тысячелетнего периода существования в 2000 году сменяется желтой расой (последней из нашего четвертного цикла). Она во главе с Китаем, переживающим ныне свою первую организованную революцию (наш 1905 г.), поднимет весь 900-миллионный Восток и даст толчок для выхода его на мировую арену. Белая раса, конечно, будет еще существовать, но главенствующую роль играть не будет, как в настоящее время сошла на второстепенное, чтобы не сказать более, место ранее господствовавшая черная раса, или как постепенно вымирает предшествовавшая нашей раса красная. А ведь каждая из них жила многие тысячи лет и имела высокую культуру, различные тайны которой до сих пор не раскрыты — например, неизвестен ни состав искусственных драгоценных камней, ни способ хранения мертвых тел в течение сотен и тысяч лет, ни состав цемента, скрепляющего египетские пирамиды, ни непосредственный способ притяжения электричества из воздуха, ни многое другое.

И вот, готовясь уступить место и первенство нашим младшим братьям - желтой расе, мы должны не бороться с ними, скупо цепляясь за наши достижения, а должны подготовлять им благодатную почву для расцвета и продолжения нашего дела — эволюции и прогресса всего Человечества.

Вместе с тем идея индивидуализма должна, конечно, умереть при свете коллективизма, эксплуатация и насилие уйти в вечность всеобщего счастья, прогресса и братства...

И пусть западное политиканствующее масонство, потерявшее ключи к своей науке и живущее на задворках парламентаризма, защищает белую расу и разделяет с ней общую судьбу.

Русское автономное масонство, по духу чуждое западному, должно идти вместе с коммунизмом к новому светлому будущему — Всемирному союзу всех угнетенных народов.

Практически в чем же может выразиться работа Авт[тономного] Русск[ого] масонства по перемагничиванию русской интеллигенции?

Ничего не предрешая, мы считаем, что прежде всего должно быть устранено недоверие Советской власти к Русскому масонству, недоверие, повторяем, основанное на недоразумении, вызванном малой осведомленностью власти о духе, и, пожалуй, даже о физиономии Русского масонства. Только тогда возможны положительные результаты.

Лояльное отношение Автономного русского масонства к Соввласти (что можно доказать многими примерами) дает, казалось бы, право на такое доверие, результатом чего должно быть мирное существование масонских лож. Ведь существует же Крестинтерн рядом с сельскохозяйственными Союзами, примыкающими к платформе II Интернационала. Почему не может существовать русское «красное масонство» в СССР как противовес «политическому» масонству Запада?

Конечно, масоны не претендуют на открытую легализацию, т.к. это будет скорее вредно, чем полезно, для их работы. Их тогда смогут обвинить в «чекизме» или «рептильности», что непременно оттолкнет от масонства русскую интеллигенцию. Роль масонства главным образом заключается в том, чтобы убедить лучшую часть ее в «закономерности» переживаемых событий, а следовательно, в неизбежности их. Успехи биофизики все более подтверждают учение древности о том, что человек со дня своего рождения находится под воздействием вполне закономерных мощных космических биофизических факторов.

Здесь реальная работа Автономного русского масонства выразится прежде всего в укреплении в правосознании русской интеллигенции прежде всего идей интернационализма и коммунизма, а также в борьбе с клерикализмом. Антиклерикализм является одним из лозунгов Вольного каменщичества, призывающего своих членов с первых шагов их деятельности к беспощадной борьбе с суевериями, предрассудками и прочими условностями жизни. Между тем неудовлетворенная склонность русского интеллигента к метафизике и философствованию может толкнуть его в церковность, где он легко рискует стать добычей иезуитов или лиц, склонных к политиканству.

Нам скажут, что в руках у Советской власти есть карательный аппарат. Верно. Но вряд ли входит в ее задачи плодить новых «героев», «мучеников религии» (с точки зрения Запада) и тем заострять оружие своих зарубежных врагов.

Какие же гарантии Русское масонство может представить власти в том, что в своих ложах оно не будет заниматься антисоветской агитацией?

Сошлемся на историю. В 1818 г. гроссмейстер Великой автономной ложи «Астрея» Мусин-Пушкин-Брюс передал генерал-прокурору Вязмитинову списки лож своего Союза и все ритуалы, по которым велись работы. Почему же сейчас, в 1925 г., масоны не могли бы сообщить Власти то же самое?

Итак, можно было бы предложить следующий modus vivendi:

А) Советская власть терпит существование масонских лож и ячеек, входящих в Союз Генеральной ложи «Астрея», не преследуя ее членов за их принадлежность к Союзу.

Б) Генеральная ложа «Астрея», в свою очередь, согласно своему уложению 5815 (1815) года обязуется не иметь никаких тайн от Правительства СССР и не находиться в связи или союзе ни с одним иностранным Востоком или иностранным масонским орденом.

Примечание: Генеральная ложа «Астрея» гарантирует, кроме того, пробуждение в своих членах миролюбия и отказа от участия в политических авантюрах, как на территории Республики, так и вне ее возникающих.

Автономное русское масонство лояльно выполнит эти обязанности и тем более охотно, что они вытекают из его программы, которая сейчас почти полностью осуществляется Конституцией СССР.

Если это не соответствует видам Советского правительства или если гарантии не считаются достаточными, ему стоит по примеру царского правительства запретить существование масонства, чтобы ложи закрылись и прекратили свою деятельность.

15.VIII.25 г.

Генеральный Секретарь Великой ложи «Астреи» Д-р Б.Астромов
(Управляющий мастер ложи «Кубического Камня» на Востоке Ленинграда)

[На подлиннике имеется еще подпись Заместителя Генерального секретаря «Великой ложи «Астрея», Управляющего мастера ложи «Гармония» на Востоке Москвы С.Полисадова.].

[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 10-18, машинописная копия]


О ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ РАСАХ

Кватернер, т.е. четверичность, есть основа и динамика Вселенной.И все сущее, к какой бы категории оно ни принадлежало, управляется его законом. Каждое понятие, от трансцендентального до простейшего, может быть разложено на четыре элемента соответственно четырем буквам великого каббалистического клише:
Четверной цикл есть непременное условие эволюции и прогресса каждой частицы космоса. Человек — простейший пример такого четверного разложения, он переживает четыре стадии развития: детство, юность, возмужалость и старость.

Говоря о человеческих расах, мы выхватываем отдельный эпизод из жизни мира, который тоже, конечно, подчинен железному закону кватернера. В каждом отдельном цикле человеческих рас насчитывается четыре и в сущности миссия их определяется отдельными элементами кватернера. Время существования четырех рас простирается до 50 тысяч лет (до 12-12,5 тысяч лет каждая) и распадается на два периода — юности и старости, созревания и увядания. Каждый из этих периодов астрономами называется «звездным годом», так как за этот период времени планеты и звезды нашей системы возвращаются на свое прежнее место.

Отдельный цикл (или по-индусски «манвантара») представляет законченную эволюцию человечества — недаром древние его изображали в виде круга или змеи, кусающей свой хвост.

Действительно, как в современной жизни так и в истории мы встречаемся с четырьмя отдельными расами, различными даже внешне по цвету кожи — черной, красной, белой и желтой. Считаясь с фактом их совместного существования, мы из исторических источников не можем добыть исчерпывающих указаний на хронологическую последовательность появления каждой из них, и, очевидно, самое возникновение их было одновременным (лишь темп развития был не одинаков) и относится к моменту возрождения Земли после очередного периода ее отдохновения или, как говорят индусы, «пралайи».

До этого периода Земля также существовала, как и ныне, хотя, быть может, в совершенно других условиях, также была местом жительства мыслящих существ, которые исчезли с лица ее после катаклизма, завершившего прошлую манвантару, т.е. цикл. Если мы в формальных исторических данных и не находим указания на предшественников современного человека, то в данных оккультизма мы можем почерпнуть некоторые сведения о них: сыны Янаковы и Ош, упоминаемые в Библии, герои египетских преданий, данавы и ракшасы индусских, издубары ассиро-халдейских и так далее.

И если у нас отсутствуют сведения о моменте возникновения той или другой из современных человеческих рас, то мы имеем самые точные указания на последовательность господства, заданиях и характерных свойствах каждой из них.

Согласно космическому закону, эволюция, как и всякий прогресс, совершается по спирали и, описав полный круг в одном подплане, эволирующая сущность возвращается к первоначальному исходному пункту в высшем подплане. То же было и с человеком: доведя развитие тогдашнего «человека» до определенного пункта, Земля прекратила свою деятельность, уничтожив все, созданное ею, и «почила от дел своих». С пробуждением она начала новую деятельность, новую созидательную работу с того пункта, которым завершилась прежняя.

По данным анатомии и физиологии, человек в первоначальной стадии своего существования был двуполым, о чем свидетельствуют остатки гермафродитизма, наблюдаемые у всех людей — у большинства в зачаточном состоянии, у некоторых же достигающие значительного развития.

Рассуждая логически, надо придти к выводу, что деятельность Земли в прошлой манвантаре закончилась формированием однополого человека, который и выступил на арену жизни в тогдашней ее деятельности.

Первой расой, игравшей доминирующую роль в эволюции человечества текущей манвантары, была черная раса, бывшая первоначально темно-желтого цвета и лишь впоследствии под влиянием климата и других условий жизни изменившая окраску кожи, так что более или менее чистый тип этой расы мы встречаем только в Эфиопии (Абиссинии). Населяла она ныне исчезнувший материк, простиравшийся от Южной Азии, приблизительно, до острова Мадагаскара, захватывая всю Полинезию и примыкая непосредственно к Африке (интересно исследование Жаколио, который в своей [книге] доказывает общность расового происхождения полинезийцев и современных африканцев, ссылаясь на общность их языков, обычаев и так далее; на самом деле трудно предположить, что эти племена, разделенные теперь водным пространством в несколько тысяч верст, могли путем путешествий заимствовать друг у друга отмеченные общие черты).

Явившись заместительницей исчезнувшего рода людского, черная раса начала свое существование с конечного момента жизни ее.

Двуполость, вернее биполярность, присущая современному человечеству, началась с черной расы, которая должна была обратить все свое внимание на это свойство, и миссией ее было создание крепкого физического тела человека. Миссия эта заставляла ее упражнять почти только один из присущих человеку плексусов — плексус половой (по словам Г.О.М., у черной расы жрецом был тот, кто обладал сильными сексуальными флюидами).

Ввиду упомянутой миссии — формировки крепкого тела — у представителей черной расы coitus (соитие) был не только удовлетворением физиологической потребности, но и религиозной церемонией. Отсюда ведут свое начало все фаллические культы, а также религиозные обряды при вступлении в брак.

Опираясь на один сексуальный плексус, представители черной расы не имели свойств современного нам человека; они не обладали способностью индивидуально воспринимать и расценивать окружавшую их обстановку, они не имели памяти в том смысле, как это понимаем мы, не владели логическим мышлением. И тем не менее, у них была своеобразная культура, остатки которой едва дошли до нас в виде развалин циклопических построек. Возможность не только существования, но и развития особой цивилизации была обеспечена благодаря присущей им одним силе: понимания природы, растворения в ней, слияния с ней без слов, без обмена мыслей. «Черные были прирожденными магами», - по выражению доктора Рудольфа Штейнера.

Но каждая раса, выполняя свою миссию, занята также и выполнением другой, общей для всех рас: подготовкой условий для вступления в жизнь следующей за ней идущей расы. Поэтому и черная раса постепенной эволюцией «полового человека», если можно так выразиться, создала почву, на которой заменившая ее красная раса могла продолжать работу эволюции и прогресса человечества.

Использовав разделение полов, красная раса путем развития активных волевых импульсов в мужской своей части и элементов пассивных и фантазии в женской положила начала для развития у людей образов, сменивших свойственные черной расе смутные представления. Это развитие в восприятии впечатлений сказалось в символике черной и красной расы: первая — проводившая жизнь как бы в полусне, ощущала получаемые извне впечатления и выражала их в наиболее резкой и вместе с тем туманной форме символизма — в цветах; ее преемница в руководительстве человечеством, развившая уже иные свойства, изображала свои впечатления фигурами, главным образом геометрическим орнаментом.

Красная раса населяла также исчезнувший ныне материк — Атлантиду и постепенно оттеснила черную расу.

В конце концов, к моменту перехода господствующего значения в эволюции человечества к белой расе, случившегося приблизительно за 10 тысяч лет до нашей эры (Скотт Элиот «Атлантида по оккультным источникам»), погиб остров Посейдонис, упоминаемый Платоном и бывший последней связью между отчизной красной расы и поселениями белых. И только остатки красных, как например Египет или Этрурия в Европе и ацтеки в Америке, продолжали существовать, передавая свою многовековую культуру белым. Исследователи Южной Америки находят там множество памятников глубокой старины, совершенно схожих с сооружениями древних египтян. Такое же сходство наблюдается в верованиях, обычаях и преданиях египтян и ацтеков. Все это говорит о том, что древний Египет был населен красными, утратившими, также как и черные, первоначальный цвет своей кожи, оставшейся неприкосновенным лишь у отрезанных от древнего мира обитателей Северной и Южной Америки, не смешивавшихся с людьми других рас (Т.Паскаль «Древняя мудрость на протяжении веков»).

Отличительным духовным свойством красной расы была память, удерживавшая несметное количество отдельных фактов, так что, не обладая еще логическим мышлением, которое присуще белой расе, красные в подавляющем большинстве случаев могли при известных обстоятельствах поступать известным образом так, как в подобных случаях поступали их близкие и отдаленные предки. Таким образом, благодаря памяти, они пользовались опытом, накопленном их предками.

Свойство это развилось из выявленного черной расой воображения, придававшего окраску выработанной непреклонной воле. Подобно тому, как черные обладали особой силой подчинения себе природы, благодаря слиянию с ней, представители красной расы имели также отличное от современного человечества особое свойство — власть над жизненной энергией. Другими словами, владея законом вибраций, они умели своей волей при помощи мантрических заклинаний, перешедших к ним от отцов и дедов, подчинять неизвестные им силы природы.

Работа воображения, свойственная представителям красной расы, требовала значительного углубления в себя и в окружающую природу и настоятельно запрещала принимать готовые проявления ее: необходимо было прочувствовать их, отдать себе в них отчет, так или иначе расценить их. И так как на этой стадии развития человеческого интеллекта последний еще не был приспособлен к дифференцированию понятий, то мозговая работа красных была крайне ограничена, главное значение имела деятельность эмоций и чувств, а потому эволюция и прогресс красной расы зиждились, главным образом, на плексусе анимическом, т.е. эмоциональном (солнечное сплетение, плексус солярис).

Благодаря этому символика красной расы обладает гораздо большей пластикой, чем символика черной: как уже было сказано, символы красных выражаются в фигурах, в которых ясно усматривается стремление передавать образы.

Коллективизм, бывший неизбежным при зачаточном состоянии интеллекта черной расы, в начале эволюционной работы красных оставался в полной силе, но понемногу стал уступать место индивидуальности, благодаря сознанию своей «самости» и выявлению в пробуждающемся разуме полюсов «Я» и «не Я». Однако полное выявление индивидуальности произошло уже у белой расы.

Белая раса, зародившаяся в дремучих лесах Северной и Средней Европы, долгое время оставалась на исключительно низкой степени культуры. Постоянная борьба с остатками черных, колонизовавших Южную Европу и поработивших значительное число белых, дала им возможность соприкасаться с цивилизацией черных и перенять у них часть таковой [пропуск в тексте. — А.Н.].

Заданием белой расы было выявление индивидуальности отдельной человеческой личности, доведенное затем до крайности, до абсурда. Это требовало еще более усиленного, нежели в предыдущей расе, обособления «Я» от «не Я», для чего необходима была усиленная мозговая работа, развитие интеллекта, приучение себя к логическому, индуктивному и дедуктивному мышлению. Утратив инстинктивное умение повелевать природой, присущее черной расе, и умение воздействовать своей волей на жизненную силу ее, подобно представителям красной расы, белый человек стремился познать ее при помощи наблюдений и опыта, а также путем догадки и гипотезы, основанной на логических выводах. Это, конечно, потребовало усиленной мозговой деятельности, благодаря чему белая раса развила у себя, таким образом, мышление, т.е. плексус логический. Доведя сознание своей личности почти до обожествления себя (например, «сверхчеловек» Ницше), белая раса заканчивает свою роль, подготовив почву для появления грядущей расы — желтой, которой предназначено примирить противоречия, явившиеся неизбежным последствием бесконечного дифференцирования, проделанного белой расой, и привести раздробленную множественность к коллективному единству. Запрятав все свои понятия в тесные рамки трех измерений и пяти внешних чувств, доведя свое восприятие до неуклонного соблюдения девиза «nihil mensura, pоndus aut numero» — т.е. «все мерой, весом и числом», белая раса иногда сознает наложенные на себя цепи и, стремясь порвать их, запутывается в бездне туманностей, неясностей и противоречий.

Таковы неразрешенные и нереализованные бинеры (крайности): добро и зло, дух и материя, жизнь и смерть. Они будут полностью разрешены только желтой расой, которая выявит гиперфизические свойства, скрытые в нашем современнике и находящиеся сейчас за порогом его сознания, а потому громко отрицаемые современными жрецами науки. Еще Гёте сказал: «Нет больших врагов новых идей, чем проповедники старых».

Поэтому плексус, на который будет опираться грядущая раса, лежит вне физического тела и, оперируя с недоступными этому последнему свойствами, по справедливости назван «плексусом метафизическим».

Так завершится цикл человечества в текущей манвантаре по закону кватернера, то есть четверичности, где черная раса своим воздействием на природу человека красной расы , живущего воображением, создает белую расу — логически мыслящую личность, берущую свои свойства и от физического тела , и от астрального , и эманирующую нечто законченное

— желтую расу, содержащую в себе все данные и все черты первых трех...

Века бежали...

В багровом закате солнца последняя волна покрыла Атлантиду. Уходящая в предание красная раса посылала свой прощальный привет нарождающейся культуре у белых...

Века бежали...

Белые народы Севера, наши предки, водружали на горных кряжах Кавказа свои победные знамена...

Века бегут...

После двенадцатитысячелетнего существования умирает белая раса и восходит солнце желтой. Девятисотмиллионной лавиной с Китаем, а может быть и с Японией во главе, выступает она на смену одряхлевшему Западу.

Россия, благодаря коммунизму, сбросившая с себя ярмо Западной Европы, как авангард Востока, ведет к мировому господству — Россия не навязанная, но свободно признанная главой освобожденной Азии. Какая прекрасная миссия!

Восток поднялся и при алом свете пятиконечной звезды ему не страшны никакие технические или химические силы вырождающегося Запада.

24.09.25 [г.] Д-р Б.Астромов
[АУФСБ РФ по ЛО, № 12517, л. 19-25]






1 Напр., Автономное русское масонство вполне согласно с учением Льва Толстого, что "человечество должно пережить два жизнепонимания: личное или дикое, общественное или государственное, чтобы вступить в третье - всемирное или общечеловеческое (Л.Толстой "Христианство как жизнепонимание"); именно для третьего необходима высшая степень культурности. - Прим. Б.В.Астромова.
2 Наконец, с установлением НЭПа Ленин показал, что он рядом с революционным путем признает путь эволюционный. - Прим. Б.В.Астромова.
3 Мы верим вместе с Джеком Лондоном, что "духовные радости и альтруизм придут на смену грязному обжорству наших дней". Основатель монизма, венский проф. Эрнст Геккель говорит: "Если человек хочет жить в правильно организованном обществе и чувствовать в нем себя хорошо, он должен заботиться не только о своем собственном счастье, но также и о счастье той общины (или государства), к которой он принадлежит, и о тех близких, которые входят в этот Социальный Союз. Человек должен знать, что их благополучие, их страдание - его страдание". Таким образом, по теории монизма, эгоизм и альтруизм имеют одинаковое право на существование. Моральная равноценность любви к себе и любви к ближнему есть краеугольный камень монистической философии. Масонская мораль идет дальше. Она учит, что даже здоровый эгоизм личности тормозит духовную ее эволюцию, устремляя взгляд человека исключительно на земные блага жизни. Идеал, к которому стремится философское масонство, есть самопожертвование — это прекрасно иллюстрирует розенкрейцерский Пеликан, кормящий собственной кровью и мясом своих детенышей. Что может быть выше и чище разумной материнской любви к своим птенцам? - Прим. Б.В.Астромова.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1114


Возможно, Вам будут интересны эти книги: