А.Л.Никитин.   Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.

ГОЛИЦЫН Степан Васильевич (1880 — 1930)

Голицын Степан Васильевич, род. в июле 1880 г. в г. Москве; окончил Полоцкий кадетский корпус и Казанское юнкерское военное училище; старший бухгалтер в 1-м Государственном строительном тресте на работах в с. Всехсвятском; по отношению к РККА — старший начсостав запаса по передвижке войск. Родственники: жена — Анна Яковлевна Голицына, урожд. Подладчикова; сыновья — Сергей Степанович Голицын, род. в 1910 г., и Юрий Степанович Голицын, род. в 1912 г., оба учатся в Пензе. С Поповым Михаилом Георгиевичем познакомился на Дальнем Востоке в 1907 г., когда тот был офицером в одном из Сибирских стрелковых полков и учился во Владивостокском институте; затем снова встретился в 1924 г. в Москве у Барнашвейлевых, когда С.В.Голицын женился в 1924 г. на А.Я.Подладчиковой1, окончившей Смольный институт вместе с женой В.А.Барнашвейлева и женой М.Г.Попова, и поселился в квартире, где жили Подладчиковы и Полисадов. Отсюда произошло зна¬комство С.В.Голицына с Барнашвейлевыми, С.В.Полисадовым и П.М.Кейзером-Ясманом [Показания С.В.Голицына 20.01.30 г., т. 16, л. 36]. В ложе «Garmonia» не состоял. В результате всех этих знакомств и связей арестован в ночь 18/19 января 1930 г. по адресу — Малый Николо-Песковский пер., д. 9, кв. 3. Постановлением КОГПУ от 13.08.30 г. приговорен к ВМН. Приговор приведен в исполнение 17.08.30 г.

Реабилитирован Прокуратурой СССР 21.01.91 г. на основании Указа Президиума ВС СССР от 16.01.89 г.

Ниже публикуются его показания о С.В.Полисадове.


Показания ГОЛИЦЫНА С.В. 17.04.30 г.

В 1917 г. при переводе Наркомфина из Ленинграда в Москву, Сергей Владимирович ПОЛИСАДОВ как сотрудник Наркомфина переселился в Москву и поселился в д. № 9, кв. 11, по Арбату в Малом Николо-Песковском переулке. Впоследствии переехал в кв. № 3, в которой проживала и проживает и ныне МОСАЖИНА Анна Яковлевна со своими сестрами Валентиной и Екатериной Яковлевными ПОДЛАДЧИКОВЫМИ. В 1920-1921 гг. ПОЛИСАДОВ был членом правления кооператива Наркомфина и вел весьма разгульный образ жизни, обращающий внимание всего дома. В 1922 г. кооператив Наркомфина вследствие крупной растраты был закрыт, а ПОЛИСАДОВ вместе с другими членами правления кооператива очутился под судом, на суде оправдался, но в течении 1922, 1923 и части 1924 года нигде не мог устроиться на службу. В 1924 г. он поступил в какое-то частное общество «Трезвость» или «Трезвые каменщики», которое находилось в Ветошном ряду. Послужив недолго, ПОЛИСАДОВ был уволен. В 1925 г. я предлагал ему устроиться конторщиком на временную работу на Островский лесопильный завод, но он отказался, мотивируя тем, что надо рано вставать и поздно возвращаться с завода. В конце 1925 г. он устроился в «Центроспирт». В начале февраля 1926 г. был арестован ОГПУ, а в апреле 1927 г. [1926 г. — А.Н.] был выслан в Соловки на 3 года, но в апреле 1928 г. он из Соловков вернулся, пробыл в Москве у Екатерины Яковлевны ПОДЛАДЧИКОВОЙ дней 10 и уехал в Тулу, где нигде не служил до октября 1929 г., живя на средства Екатерины Яковлевны. С 1923 по 1926 г. ПОЛИСАДОВ вел замкнутую жизнь, украсив свою комнату какими-то таинственными знаками, и держал комнату всегда на запоре. Посещали его: Абрам, фамилию его не знаю, его друг и сослуживец по кооперативу Наркомфина, который его устраивал на службу как в общество «Трезвость», так и в «Центроспирт», КЕЙЗЕР-ЯСМАН Петр Михайлович, гражданка ВАСИЛЬЕВА, еще какая-то молодая особа и два молодых человека, мне не известных. Изредка приезжал из Ленинграда, останавливаясь у него, бывший директор ленинградского, а в последнее время — таганрогского аэропланного завода Евгений Николаевич СЕВАЛЬНЕВ (СИВАЛЬНЕВ), друг детства и юношества ПОЛИСАДОВА, который относился к ПОЛИСАДОВУ весьма пренебрежительно и всегда при всех ругал его за его бездеятельность и отзывался о прошлом ПОЛИСАДОВА неодобрительно, как об «альфонсе-сутенере». На какие средства жил ПОЛИСАДОВ до ареста, для меня была загадка, но когда его арестовали, то выяснилось, что он в 1924 г. потихоньку сошелся с моей свояченницей Екатериной Яковлевной ПОДЛАДЧИКОВОЙ и жил на ее счет, а так как она получала тогда рублей 60 в месяц, а он все «собирался жениться», то, как потом я узнал от проживающих в квартире, жена моя из моих трудовых денег также уделяла этому законченному сутенеру. С 1924 г. ПОЛИСАДОВ избегал встреч со мной, и я его месяцами не видел. Чем занимался ПОЛИСАДОВ в Туле, показать не могу, ибо не знаю, но предполагаю, что он, вместо того, чтобы работать, занимался какими-нибудь подлыми делами и втянул в них и несчастную Екатерину Яковлевну ПОДЛАДЧИКОВУ, которая с 24 октября 1929 г. сидит в ОГПУ. В 1925 г. он уговорил ненормальную свояченицу мою, Валентину Яковлевну ПОДЛАДЧИКОВУ, которая продолжительное время была в сумасшедшем доме, найти себе любовника и родить ребенка, уверив ее, что она тогда будет здорова. Она сошлась с таким же негодяем, как ПОЛИСАДОВ, с пьяницей, бывшим офицером КАРПОВЫМ и родила сына, не имея абсолютно никаких средств к жизни. Находясь в Соловках, он, ПОЛИСАДОВ, требовал высылать ему такие посылки, за которые из ОГПУ последовало предупреждение. Находясь в Туле и зная, что Екатерина Яковлевна ПОДЛАДЧИКОВА зарабатывала по 100 рублей в месяц, требовал высылать ему по 60 рублей на прожитье. Кроме того, каждую неделю ему, как лишенцу, посылались посылки не менее как на сумму от 10 до 15 рублей, и раз в два месяца по его приказу Екатерина Яковлевна ПОДЛАДЧИКОВА ездила к нему в Тулу и тогда возила основательные посылки с винными бутылками. Что Екатерина Яковлевна ПОДЛАДЧИКОВА находится под гипнозом негодяя ПОЛИСАДОВА — это не секрет для всех, близко ее знающих. Зная мое презрительное отношение к ПОЛИСАДОВУ, Екатерина Яковлевна ПОДЛАДЧИКОВА все время находилась со мной во враждебных отношениях, и мы по полтора года, живя в одной квартире, не разговаривали. При аресте ее 24 октября выяснилось, что все относительно ценные вещи, доставшиеся ей от родителей, ею проданы, а деньги ушли на этого паразита ПОЛИСАДОВА.

Будучи выслан в Тулу, ПОЛИСАДОВ мог там устроиться на работу в Госпромстрое на фабрику-кухню, но от предлагавшейся ему работы он отказался: предлагалась ему работа по канцелярии.

Голицын
[ЦА ФСБ РФ, Р-40164, т. 16, л. 48-49]


Показания ГОЛИЦЫНА С.В. 15.07.30 г.

Недели две тому назад, во время прогулки, из окна камеры арестованный ПОЛИСАДОВ С.В. закричал, обращаясь очевидно к заключенному профессору Аркадию Николаевичу ПЕТРОВУ (который шел со мной рядом) — арестованы ли «Татьяна» и «Всеволод»?2

На мой вопрос к ПЕТРОВУ, кто такие эти лица, последний сказал, что упомянутых лиц не знает. ПОЛИСАДОВУ ПЕТРОВ также никакого ответа не дал.

Мое предположение сводится к тому, что вероятно «Татьяна» и «Всеволод» имеют отношение к масонству.

Показание записано с моих слов верно и прочитано.

Голицын
[ЦА ФСБ РФ, Р-40164, т. 19, л. 24]





1 Судя по возрасту детей Голицына, это был его второй брак; в свою очередь можно думать, что и для А.Я.Подладчиковой это был второй брак, поскольку в показаниях от 17.04.30 г. С.В.Голицын называет ее не «Подладчиковой», а «Мосажиной», сестрой Е.Я. и В.Я. Подладчиковых, как видно, по фамилии ее первого мужа.
2 По-видимому, речь шла о В.В.Белюстине.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1708


Возможно, Вам будут интересны эти книги: