А.Л.Никитин.   Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

ОБЗОРНАЯ СПРАВКА ПО АРХИВНО-СЛЕДСТВЕННОМУ ДЕЛУ № 795160
на Г.Л.КИРДЕЦОВА 1940 г.


КИРДЕЦОВ Григорий Львович, 1888 г. рожд., урож. г. Луги Ленинградской обл., из мещан, образование высшее, русский, гр. СССР, бывший член Итальянской Социалистической партии с 1904 по 1916 год, писатель, журналист, профессор истории, в прошлом один из редакторов Ц.О. Итальянской Социалистической партии газеты «Аванти», работал в полпредствах СССР в Германии и Италии в должности начальника отдела печати с 1923 по 1925 год, и в аппарате НКИД в Москве с 1925 по 1931 г. в качестве редактора журнала НКИД «Международная жизнь»; с 1932 по 1935 г. — контрольный редактор и ст. научный сотрудник Большой Советской Энциклопедии. Осужден 28.03.36 г. ОСО при НКГБ по ст. 58-10 ч. 1 и 58-11 УК РСФСР к ссылке сроком на 5 лет; до ареста [1938 г.] отбывал ссылку в с. Туруханске Красноярского края.

Арестован 07.02.38 г. Туруханским РО НКВД Красноярского края как организатор и руководитель к/р повстанческо-террористической организации в Туруханском р-не. Об этом показали арестованные ЗЕНЧЕНКО Вадим Платонович (08.02.38 г.) и АНАШКИН Михаил Николаевич (19.02.38 г.). КИРДЕЦОВ виновным себя признал. 05.03.39 г. КИРДЕЦОВ этапирован из Красноярска в Москву в НКВД. В Москве от всех прежних показаний отказался, заявив, что они вымышлены. 19.02.40 г. Постановлением ОСО при НКВД СССР КИРДЕЦОВ присужден к 8 годам ИТЛ «за участие в а/с право-троцкистской организации».

Перед этим он подал заявление о применении к нему незаконных методов следствия:


Совершенно секретно.

Народному Комиссару Внутренних Дел СССР
Лично Л.П.БЕРИЯ
от подследственного Г.А.КИРДЕЦОВА,
заключенного в камере № 18 Вн[утренней] тюрьмы

ЗАЯВЛЕНИЕ

Доставленный на днях в Москву, после 2-хлетней ссылки в Туруханск и 14-тимесячного тюремного заключения в Красноярске, считаю необходимым — в полном сознании моей ответственности перед судом и следствием Советской страны — заявить, что все мои показания и протоколы, подписанные мною в Туруханске и Красноярске, недействительны, несостоятельны, и, следовательно, не связывая меня в какой-либо мере, способны лишь ввести в заблуждение следственные органы. Эти показания и протоколы были подписаны мною под давлением вопиющего физического и нравственного насилия, под давлением пытки, учиненной надо мной вскоре после моего ареста. Я буду конкретен.

Арестованный в Туруханске 7 февраля прошлого года (1938) прибывшим из Красноярска ст. следователем лейтенантом МАТЫЦИНЫМ, я был доставлен немедленно в РО НКВД и тотчас же после моего отказа признать себя виновным в предъявленном мне обвинении был подвергнут позорнейшей экзекуции. Я был посажен на табурет посреди комнаты, на котором меня и продержали ровно четверо суток (96 часов) без еды и питья, без права шевельнуться и выпрямить спину. За это время меня неоднократно избивали, били по вискам, по «адамову яблоку», по ногам, выщипывали брови и волосы из половых органов и при этом всячески насмехались и глумились надо мной, засовывали мне кляп в рот, когда я пытался протестовать или просил о вызове прокурора. Два раза за это время я лишался сознания и упал на пол, но оба раза я вновь был приведен в чувство посредством ушатов холодной воды, вылитых мне на голову, и тогда экзекуция возобновлялась с удвоенной силой. В ней участвовал неоднократно упомянутый выше лейтенант МАТЫЦИН и следующие сотрудники РО НКВД: МИЦКИН, ЛАЗАРЕВ, КАРЯКИН, КРАСНОПЕЕВ, ХОМЕНКО, БЕРДИКОВ и другие, фамилии которых мне неизвестны.

По истечении 96-ти часов мои физические и нравственные силы иссякли (мне 59 лет), и я приступил к составлению протоколов, признав себя виновным в том, что я будто бы состоял активным участником меньшевистского заговорщического центра, проводившего свою работу в Москве и за границей по заданиям руководства «II Интернационала и лидеров иностранных политических партий». Под давлением пережитой экзекуции мой больной мозг пустил в ход — каюсь — очень дешевый ходульно-лубочный «художественный вымысел», способный пленить лишь воображение политически малограмотного следователя, каким оказался лейтенант МАТЫЦИН. Я положил в основу этого вымысла то мое дело от 1935 года, за которое я постановлением Особого СОвещания был сослан на 5 лет в Сибирское Заполярье, дело раздутое тогда и поставленное на голову моими тогдашними следователями СТРОМИНЫМ и МОЛЧАНОВЫМ, но особенно последним, т.е. дело о моем мнимом активном участии по разработке идеологических и политических установок т.н. «двухпартийной системы в СССР». Только с помощью такого вымысла я мог надеяться на прекращение позорной экзекуции и быть доставленным, наконец, в Москву, где я перед высшим руководством НКВД без труда смог бы доказать полную несостоятельность и вздорность моего дела. Вскоре я в зимнюю стужу был доставлен на самолете в Красноярск, где и просидел, однако, больше года во внутренней тюрьме НКВД, повторив здесь — во избежание возобновления и продления пытки — при редактировании новых протоколов весь Туруханский вымысел. Ныне же, очутившись в Москве под сенью революционной законности, я объявляю мои показания и протоколы недействительными, за некоторыми исключениями, касающимися исторически-мемуарного материала отдельных эпизодов из моей политической, литературной и служебной деятельности и в Полпредствах СССР за границей (Германия и Италия), а равно эпизодических сообщений об отдельных лицах. Я спешу сделать это заявление уже потому, что развертывание моего дела здесь, в центре, на базе турухано-красноярских материалов о «заговоре по заданиям руководства II Интернационала» и т.д. может нанести непосредственный ущерб линии Партии в вопросе о едином фронте и народном фронте, и в этом аспекте мои прежние показания могут оказаться подлинно контрреволюционными.

Для освещения всего моего дела в целом и отдельных его подробностей, а также для дачи дополнительных сообщений огромного государственного значения, я убедительно прошу Вас вызвать меня по возможности в порядке срочности.

Г.Л. Кирдецов,

писатель-журналист, проф. историк,
б[ывший]отв[етственный] работник НКИД, б[ывший] контр[ольный] редактор БСЭ
Копия верна: Ст[арший] следователь следотдела УКГБ по Красноярскому краю Разумов

Подлинник настоящего заявления находится в арх.-след. деле № 795160 по обвинению КИРДЕЦОВА Г.Л.

На подлиннике заявления имеется штамп с датой его поступления — 16 апреля 1939 г.

Ст[арший] следователь следотдела УКГБ по Красноярскому краю Разумов
[ЦА ФСБ РФ, Р-23618, т. 2, л. 27-30]

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1424


Возможно, Вам будут интересны эти книги: