Борис Башилов.   Легенда, оказавшаяся правдой

Попытки легализации масонства в России

I

Видя бездействие правительства, Церкви и полиции, русские и иностранные масоны, осмелели и стали требовать легализации масонства в России. Так, масонка В. В. Авчинникова-Архангельская, читая 7 декабря 1910 года в "Обществе народных университетов" лекцию "Мировое масонство и карма Ордена Рыцарей Филалет в современной Франции" заявила, что: "Масонство уже давно стучится в дверь России и мы надеемся, что наконец мы добьемся легализации, так как Россия - страна конституционная, в которой должна быть допущена свобода совести, слова, печати и собраний". ("Земщина" № 502).

Не один раз "русские политики", ссылаясь на конституцию, обращались к Столыпину с ходатайством разрешить легальное существование масонства. Но Столыпин отказывал, мотивируя тем, что если утверждения масонов, что они занимаются только моральным самоусовершенствованием и филантропией верны, то эти задачи они могут отлично выполнять через существующие уже общества, контролируемые правительством, и нет никакой нужды в организации особых тайных обществ.

Если же тайные политические цели, которые преследует масонство, остались таковыми же, какими они были в момент запрещения масонства Имп. Николаем I, то нет никаких оснований отменять это запрещение.

Но, несмотря на неоднократные отказы, различные масонские и связанные с ним организации, продолжали обращаться с просьбами разрешить организовать свои отделения в России. Орден Добрых Храмовников несколько раз обращался с такой просьбой. "В сентябре 1908 года г. Вавринский приезжал специально в Россию, имел беседу с председателем Совета министров П. А. Столыпиным, в которой просил разрешить открыть отдел ордена в России. Несмотря на любезный прием и сочувственное отношение к основным идеям ордена, открыть отдел П. А. Столыпин не разрешил до тех пор, пока не изменятся обстоятельства". ("Биржевые Ведомости", сентябрь 1908 г. вечер. выпуск.)

В 1909 году глава Ордена г. Вавринский "вторично посетил министерство Внутренних дел, но там ему ответили, что правительство находит, что пропаганда идей ордена в России еще не представляет возможности".

Потерпев неудачу, Добрые Храмовники решили действовать окольными путями. В отчете о присутствии главарей Ордена на Всероссийском Съезде по борьбе с пьянством вечерняя газета "Биржевые Ведомости" сообщала, что руководителям Ордена "удалось организовать группу лиц, пожелавших сделаться членами ордена. Так как в группу ВОШЛИ ОЧЕНЬ ВЛИЯТЕЛЬНЫЕ ЛИЦА, надеются что удастся добиться разрешения для открытия отдела. В противном случае будут сделаны шаги для легализации ордена в виде религиозной секты".
 

II

Когда масонов и полумасонов гнали из России в дверь, они лезли в окно. Нерешительность, половинчатость позиции правительства по отношению к масонству и связанным с ним организациями, очень облегчала проникновение в Россию. Правительство не имело никакой определенной, последовательной позиции к масонству.

Поскольку запрещение масонства в России оставалось в силе, казалось бы, и правительство и органы полиции, должны бы вести бескомпромиссную борьбу со всеми видами деятельности, как русских, так и иностранных масонов, на территории России. Но этого то, как раз мы и не видим. Правительство по отношению к усиленно наступавшему на Россию масонству, занимало такую же непобедоносную линию, как и по отношению к сионизму: не существовало никакой четкой, определенной позиции к масонству, как организации явно анти-христианской. Не было никакого плана активной борьбы против масонства, никакой определенной системы наблюдения за деятельностью масонов, масонских и полумасонских организаций; никакой целеустремленной контрпропаганды против усиленной пропаганды масонских идей в органах печати.

Когда изучаешь деятельность масонства в царствование Имп. Николая II, создается впечатление, что и правительство и органы охраны подпали под влияние интеллигентской пропаганды, которая убедила их, что все толки о том, что масонство ведет вместе с сионизмом уже много веков планомерное наступление на христианство - есть плоды большого воображения маньяков-антисемитов.

Если и предпринимались кое-какие меры против контрагентов масонства, различных политических группировок, партий и тех или иных обществ, то против самих масонов и масонских организаций никаких решительных мер не предпринималось. Масоны действовали совершенно открыто, на виду у всех. Немногочисленные органы печати и отдельные лица пытались привлечь внимание правительства и общества к масонско-сионистской опасности - но все напрасно. И то, и другое, как завороженные взглядом змеи кролики, не находили в себе сил, чтобы принять решительных мер к самозащите.

Это было то время, которое, еще в царствование Николая I, предчувствовал уже Гоголь. Когда сами христиане предали дело Христово и "Дьявол выступил уже без маски в мир". Наступило то страшное время, когда: "Люди темные, никому неизвестные, не имеющие мыслей и чистосердечных убеждений, правят мнениями и мыслями умных людей, и газетный листок, признаваемый лживым всеми, становится нечувствительным законодателем его неуважающего человека. Что значат все незаконные законы, которые видимо, в виду всех, ЧЕРТИТ ИСХОДЯЩАЯ СНИЗУ НЕЧИСТАЯ СИЛА - и мир видит весь, и, как очарованный НЕ СМЕЕТ ШЕВЕЛЬНУТЬСЯ".

Разгадка в том, что люди называющие и считающие себя христианами, перестали быть вместе с Христом. А кто не с Христом, тот против Него.
 

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1127


Возможно, Вам будут интересны эти книги: