В.С. Брачев, А.В. Шубин.   Масоны и Февральская революция 1917 года

Предисловие

Первое упоминание о масонской ложе в России относится к 1731 году. Состояла она, как предполагают исследователи, из подвизавшихся в России англичан, то есть была иностранной. Появление первой русской масонской ложи относится к 1750 году. Масонство в нашей стране дважды запрещалось. Первый раз негласно Екатериной II в связи с делом Н. И. Новикова 1792 года и второй — в 1822 году Александром I, уже вполне официально. Запрет этот возымел действие, и по крайней мере явная деятельность масонских лож прекратилась. Тайная же, в виде небольших оккультных групп и кружков, продолжалась вплоть до середины XIX века.

Конечно же, сказать, что после этого, то есть во второй половине XIX века, масонов в нашей стране совсем не было, нельзя. Однако о каких-либо организационных масонских структурах этого времени ничего не известно. Очевидно, что несмотря на «великие реформы» Александра II, условия для деятельности масонских лож в стране по-прежнему оставались неблагоприятными.

Совсем другое дело — начало XX века, когда общественно-политические условия в стране в связи с революцией 1905 года после Манифеста 17 октября претерпели серьезные изменения.

Правда, масонство в России по-прежнему оставалось под запретом. Тем не менее в новых условиях под прикрытием ряда официально разрешенных политических партий и разного рода культурно-просветительских организаций тайные масонские и полумасонские кружки и группы росли как грибы после дождя. В результате за такой сравнительно короткий период, как 1900—
1917 годы (фактически в 1905—1917 гг.), в России сформировалось и успешно функционировало самое настоящее оккультно-масонское подполье, представлявшее серьезную опасность существованию Российской империи.

Все это не было, разумеется, большим секретом для Департамента полиции. Кроме того, о существовании масонов в России и их подрывной деятельности чуть ли не каждый день напоминала правительству национально-консервативная печать. Однако реагировала власть и, в частности, Департамент полиции на все это вяло.

И дело тут было не в обычной для нашей страны нехватке сил и средств, а скорее в весьма двусмысленной позиции в этом вопросе самих верхов и, в частности, императора Николая II. Ведь практически все его заграничные родственники сплошь и рядом состояли в масонских ложах и открыто покровительствовали ордену. Не лучшим образом обстояли дела и с родственниками царя внутри России. Великий князь Александр Михайлович состоял членом французского ордена филалетов и даже возглавлял накануне 1917 года одну из его лож в Петрограде. Великие князья Николай и Петр Николаевичи, великий князь Георгий Михайлович (1869—1919) были членами опять же французского ордена мартинистов. Все они были сторонниками легализации масонства в России1 , правда, не политического, как «Великие Востоки» Франции или Италии, а масонства, так сказать, традиционного, религиозно-нравственного, как в Англии, Германии, Дании или Швеции.

И не только они. Идея использования масонства, правда, не для освобождения России от самодержавия, о чем мечтали наши либералы этого времени, а в целях его дальнейшего упрочения, можно сказать, витала в проправительственных сферах России начала XX века. Характерный пример — публикация 5(18) августа 1907 года в близкой к правительству газете «Новое время» ее редактором А. С. Сувориным своей статьи на эту тему. «В настоящее время, — заявил он здесь, — я хочу основать масонскую ложу со всеми ее порядками и обрядностью. Обрядность — великая вещь. Без нее не существовали бы церкви. Масонские ложи, насколько мне известно, запрещены, хотя это несправедливо в такое время, как наше, когда существует множество тайных и явных обществ, вред которых доказан превосходно... Я говорю серьезно. Масонство нужно было бы для объединения русских людей, только русских, с исключением всего того, что не русское.

Программа русского масонства должна быть по возможности лишена всего того, что называется политикой, и в особенности должна быть заклятым врагом политиканства и партийности... Русское масонство должно бы заниматься подбором русских людей на всякую деятельность и следить за их честностью, трудолюбием и развитием способностей. Оно должно было бы облегчить всякую активность, инициативу и брать на себя хлопоты для проведения в жизнь всего полезного, доброго и производительного»2.

Дело в том, поясняет далее свою мысль А. С. Суворин, что русские люди в последние годы начинают чувствовать себя в «Русском Царстве» не очень уютно. «Какое бы дело ни делалось, даже русский руководитель сейчас же осаждается рекомендациями взять себе в помощь инородцев, преимущественно евреев. Они — подрядчики, они — адвокаты, они сочинители проектов, они — помощники министров. Печать, адвокатура, торговля, все либеральные профессии пополняются нерусскими людьми. Слово «русский» высмеивается прибавкой «истинно». Патриотизм называется «мерзостью». Сами русские люди в своем увлечении политическими партиями и в своей стыдливости не прослыть черносотенцами действуют в пользу «угнетенных» евреев»3.

Масонство, предупреждает своих читателей А. С. Суворин, все равно придет в Россию. И, придя, непременно возьмет в свои руки «все то, что должно бы оставаться в русских руках и русским умом сделано». Легализация масонства в России и объединение в его рамках всех национально мыслящих русских людей, вне зависимости от их партийной принадлежности и политических пристрастий, помогла бы, по его мнению, избежать этой опасности. Конечно же, как и у великих князей, речь у А. С. Суворина идет не о политиканствующем западном масонстве вроде «Великого Востока Франции», а о той якобы «чистой, гуманистической» его струе, которая «привлекала к себе в XVIII и первой четверти XIX века лучших русских людей». Теперь, продолжает свою мысль А. С. Суворин, масонство на Западе серьезно изменилось, «стало международным, попало в зависимость от евреев и обратилось в политическую партию. Я говорю, — подчеркивает А. С. Суворин, — не о партии, а о той общности государственных, нравственных, бытовых и материальных интересов русских, которая должна их связывать помимо политического настроения и его оттенков...»4. Если уж такой консерватор, как А. С. Суворин, заговорил о том, что помимо масонства «плохого», т.е. политического, существует еще и масонство «хорошее», нравственное, которое и следует легализовать в России, то что уж говорить о других, менее сведущих в истории масонства и к тому же не столь искушенных, как он, в политике людей.

Неудивительно, что запутался, в конце концов, в масонской паутине и сам Николай II, получивший в начале XX века самое настоящее посвящение в ордене мартинистов. А ведь мартинисты — те же масоны. Сохранились воспоминания об участии Николая II в спиритических сеансах, когда, стоя в центре очерченного медиумом магического круга, призванного предохранить его от воздействия темной потусторонней силы, царь благоговейно внимал посланиям из загробного мира своего отца императора Александра III. Рассчитывать в создавшейся ситуации на какие-то особые успехи в борьбе с масонством официальных структур не приходилось, хотя на легализацию масонства в России правительство все же не пошло: слишком уж очевидна была в обстановке кануна революции нелепость этой затеи.

В целом же и в правительстве, и в широких общественных кругах России начала XX века преобладало мнение о надуманности масонской проблемы. «Масонский вопрос, — отмечал в 1912 году И. К Антошевский, — вопрос не только исторический, экономический или социальный; но в России еще и политический. В России, где масонство официально запрещено, оно является в глазах публицистов и политиков известного толка вместилищем всяческих ужасов, гидрой революции, социализма, неверия и пр., и пр. На самом деле все вопли о масонском засилье в России просто нелепы. Правда, масонство в России существовало, но опыт прежних лет показал неспособность русской интеллигенции к планомерной организации и строгой дисциплине. Русское масонство если и возродится, то, во всяком случае, не скоро, но лишь тогда, когда массы проникнутся сознанием его необходимости»5.

Как же он ошибался! Если, конечно, действительно «ошибался», а не сознательно, как это принято у масонов, вводил своих читателей в заблуждение. Ведь только т.н. политических масонов в России насчитывалось в это время по самым скромным оценкам свыше 400 человек6 Но ведь наряду с масонством политическим были в России начала века еще и ложи традиционного т.н. «иоанновского» масонства, не говоря уже о многочисленных кружках и группах откровенно мистического толка. Одних только спиритических кружков в 1909 году в России насчитывалось не менее 2 тысяч7.

Конечно же, перечислить здесь всех или хотя бы небольшую часть масонов и оккультистов едва ли возможно. Достаточно сказать, что в опубликованном в 1992 году С. Ф. Ивановой «Списке лиц, принадлежавших или же подозреваемых в принадлежности к российскому масонству начала XX века» насчитывается 431 фамилия8. Поэтому ограничимся здесь перечнем только деятелей культуры начала XX века, подозреваемых в прикосновенности к масонству: А. В. Амфитеатров, Г. В. Адамович, М. А. Алданов, Л. Н. Андреев, Е. В. Аничков, К. И. Арабажин, М. П. Арцыбашев, Андрей Белый (Б.Н.Бугаев), А.Н.Бенуа, И.Я.Билибин, А. А. Блок, В. Я.Брюсов, В. В. Вересаев, В. И. Вернадский, М. А. Волошин, Г. И. Газданов, 3. Н. Шппиус, А.М. Гликберг (Саша Черный), Максим Горький (А. М. Пешков), Р. Б. Гуль, А.КДживилегов, М. В. Добужинский, Н. Н. Евреинов, Вяч. И. Иванов, А.А.Кизеветгер, В.О.Ключевский, М.М.Ковалевский, В.Г.Короленко,A. П. Лозинский, И. С. Лукаш, Л. Д. Любимов, С. К. Маковский, К В. Мочульский, В. В. Муйжель, П. М. Невежин, Вас. И. Немирович-Данченко, П. А. Нилус, великий князь Николай Михайлович Романов, Д. Н. Овсянико-Куликовский, М.А.Оцуп, Е. П. Пешкова, П. П. Потемкин, В. А. Пяст, М. В. Сабашников, Б. В. Савинков,B. И. Семевский, С. Н. Сергеев-Ценский, С. Г. Скиталец (Петров), МЛ.Слоним, Ф. К Сологуб, П. А. Сорокин, А. И. Сумбатов-Южин, Е. В. Тарле, В. А. Теляковский, Ю. К Терапиано, М. И. Терещенко, А. Н. Толстой, Е. Н. Трубецкой, И. И. Тхоржевский, А. М. Федоров, М. А. Чехов, Марк Шагал, П. Е. Щёголев9 . Итого 65 человек!

Так что при всем уважении к И. К Антошевскому приходится признать, что «вопли», как он изящно выразился, «публицистов и политиков известного толка» о масонской угрозе России были не так уж безосновательны. А вот уверения самого Антошевского о полном якобы отсутствии каких-либо масонских лож в его время в России, по меньшей мере, выглядят странными. Впрочем, не будем слишком строги к И. К. Антошевскому. Масонского присутствия в России стараются не замечать и многие профессиональные историки. Значение масонского фактора в общем раскладе политических сил накануне и в ходе Февральской революции 1917 года было так мало и ничтожно, уверял, например, в 1990 году своих читателей А. ЯАврех, что историки имеют полное право сбросить со счетов русское политическое масонство за последние 10 лет существования царизма10 .

Автор этих строк держится в этом вопросе совсем другого мнения. Более того, особенностью авторского замысла данной книги как раз и является включение в нее сведений не только о масонских мастерских т.н. политической направленности (многое здесь уже известно историкам), но еще и о целом ряде мистических орденов, а также кружков и братств религиозно-нравственного характера (о них известно куда меньше), видевших свою очередную задачу не в борьбе за «освобовдение» России, а в овладении «тайным знанием», в добрых делах и в работе над своей собственной душой. Конечно же, это во многом осложнило нашу работу, однако результат ее, как надеется автор, стоит того.

Сразу же отметим, что разоблачение масонства и оккультизма не входило в нашу задачу. Скорее уже наоборот. Дело в том, что некоторые исследователи, увлекшись обличением и бичеванием масонства, явно хватают через край. «Подобно идеологии фашизма, - пишет, например, профессор О. А. Платонов, — масонская идеология должна быть объявлена вне закона, а ее носители подвергаться суровому уголовному преследованию.

Масонские ложи и близкие к ним организации вроде клубов «Ротарш или «Пэнклубов» должны быть справедливо приравнены к фашистским организациям и запрещены»11 Некорректность приравнивания О. А. Платоновым масонства к фашизму очевидна. Вызывает возражения и его призыв подвергнуть суровому уголовному преследованию всех «носителей масонской идеологии». Ведь преследовать их, и сурово, О. А. Платонов предлагает не за какие-то конкретные преступления, а за «идеологию», которой они придерживаются, то есть за их образ мыслей. Все это мы, как говорится, уже проходили. Да и кто в нашей стране стал бы их преследовать?

Конечно же, материала для вывода об отрицательной в целом роли масонства в нашей истории и его критики у нас более чем достаточно. Однако критика эта не должна превращаться в огульное поношение его, своеобразный с позиций сегодняшнего дня суд над ним. Ведь историк все-таки еще не судья, не прокурор и не государственный обвинитель. Позиция так называемого «спокойного» историка в этой ситуации куда более уместна. В начале XX века в России действовало великое множество самых различных масонских и парамасонских интеллигентских религиозно-мистических сообществ, и слишком категоричные суждения о них, по крайней мере, на данной, во многом предварительной стадии их изучения, едва ли уместны, тем более что отношение самой власти к масонским и парамасонским сообществам, как показывает обращение к источникам, было в то время довольно-таки противоречивым и не всегда однозначным.

Собственно, раскрытию этой противоречивости и неоднозначности в рамках общей темы «Масоны, власть и общество в России в начале XX века» и посвящено основное содержание данной книги. Много места отведено в ней также персоналиям и конкретике духовных исканий русской интеллигенции, которые как раз и являлись, да, собственно, являются и сегодня, питатель-ной средой для возникновения разного рода масонских и парамасонских структур. Третья тема данной книги — характерная для целого ряда масонских и парамасонских сообществ практика своеобразного «обволакивания» власти, а в конечном счете и непосредственного вхождения в нее (политическое масонство).

Ведь, что бы там ни говорили нам сегодня адепты вольного каменщичества в его пользу, факт остается фактом: открытая политика совсем не в духе этого сообщества. Скорее напротив: во все времена и во всех странах братья масоны всегда стараются держаться прямо противоположной тактики и действуют из закулисья, не афишируя своих истинных намерений.

Другими словами, изучение истории масонства исподволь выводит нас на другую, не менее интересную и тесно связанную с ним проблему — проблему тайной власти в современном мире. В самом деле, поверить в то, что формальные лидеры тех или иных государств (президенты, премьер-министры, депутаты, лидеры политических партий) как раз и являются теми, кто действительно творит историю, зная реалии нашей жизни, нелегко. Даже если речь идет о политиках крупных, нерядовых, все равно трудно отделаться от впечатления, что и они всего лишь орудие в руках тех, кто за ними стоит. Крайне любопытны в этом плане строки, относящиеся к 10 декабря 1942 года, из письма советской писательницы Ольги Форш к Всеволоду Иванову, посвященные ее размышлениям о личности Адольфа Штлера. «..Мне помнится, — писала она, — Штейнер (немецкий теософ и масон. — В. Б.) ругал русских свиней, нуждающихся в пастухе; где-то там в теософических кругах родился и воспитан этот истерик-марионетка Гитлер, за спиной которого стоят... не теософы ли? Это ужасно интересно12 Ну, если даже всесильный фюрер Адольф Штлер в глазах советской писательницы — материалистки и атеистки Ольги Форш — был всего лишь «марионеткой» в руках неких тайных сил оккультно-масонского толка, то что тут говорить о других государственных деятелях современного мира куда более мелкого пошиба.

«До сих пор, — пишет в связи с этим известный петербургский историк А. В. Островский, — преобладает мнение, будто бы действующие на политической авансцене исторические персонажи являются теми, кто располагает реальной властью в обществе. При этом мы совершенно забываем о том, что по законам сценического искусства даже главные герои руководствуются уже готовым сценарием, что кроме артистов, действующих на сцене, кроме сценариста есть еще режиссер-постановщик и хозяин театра, которые если и появляются на сцене, то лишь в случае успеха. Между тем именно в их руках находится и выбор репертуара, и подбор труппы, и режиссерское исполнение авторского замысла.

Одно из отличий политической сцены от театральной заключается в том, что авторы политических сценариев, политические режиссеры-постановщики, продюсеры и импресарио, как правило, не указываются на афишах и не любят выходить на сцену даже под шум оваций. Именно поэтому мы обычно не знаем реальных хозяев общества и не понимаем механизма реальной власти. Постановка вопроса о масонах является попыткой заглянуть за кулисы видимой власти. Даже в том случае, если мы не обнаружим там масонов или же если окажется, что масоны представляли собою ту же сценическую труппу, только первого состава, выступающую для избранной публики и только ей известную, все равно изучение того, что происходило в дореволюционной России за кулисами видимой власти, за кулисами политических партий и революционного движения, имеет принципиальное значение, и изучение этого исторического пласта, способное перевернуть многие наши нынешние представления, можно только приветствовать13

Сказанного достаточно, чтобы уяснить причины популярности темы тайных сил, как в русской14, так и в мировой15 истории. Однако тайные силы — это не одни только масоны. Не последнюю роль в деятельности закулисья всегда играли и играют финансовые круги или, проще говоря, большие деньги. Однако и власть денежного мешка, финансовой олигархии оказывается зачастую бессильной перед силой незримых корпоративных связей, которыми буквально окутана элита современного общества и благодаря которым оно, в сущности, сегодня и держится. Собственно говоря, потребностью общества в существовании и налаживании таких корпоративных связей и объясняется живучесть и триумфальное шествие масонства в мире на протяжении столетий.

В последние годы, наряду с масонами и финансистами, к тайным силам, которые якобы и управляют современным миром, некоторые исследователи начинают относить еще и спецслужбы. «Итак, — констатирует в этой связи А. Е.Виноградов, — крупный капитал, масоны и спецслужбы — вот таинственный треугольник, именуемый ныне «мировой закулисош. Внутри этого треугольника и идет непрекращающаяся борьба различных центров влияния, но происходит и процесс консолидации. Как бы то ни было, все стороны этой фигуры имели огромное влияние на ход истории в XX веке»16

Причастность вольных каменщиков практически ко всем значительным потрясениям в мире на протяжении последних трех столетий приводила и приводит к широкому общественному движению против масонства, причем в борьбе с ним противники его никогда не стеснялись в средствах, приписывая ему всевозможные преступления против человечества, начиная от обвинений в сатанизме17, поклонении дьяволу и кончая атомной бомбой, сброшенной в августе 1945 года на Хиросиму и Нагасаки по приказу тогдашнего американского президента масона Гарри Трумэна18.

Конечно же, в поддержку версии существования масонского заговора против России всегда высказывались и высказываются люди, как правило, консервативных взглядов. Но не только. Дело в том, что революционные события 1917 года, приход к власти большевиков и их богоборческая политика настолько поразили воображение современников, что не только православные монархисты, но и люди, казалось бы, вполне светских и даже либеральных убеждений, как, например, бывший командующий Юго-Западным фронтом в годы Первой мировой войны генерал А. А. Брусилов, склонялись к тому, чтобы рассматривать случившееся в свете «всемирной борьбы антихристианской», связанной со стремлением неких тайных сил «уничтожить весь свет Христов во имя тьмы сатанинской».«Кто-то верно заметил, — отмечал он, — что большевики очутились в тесной прихожей того большого антихристианского движения, которое ими руководит,, и они сами не знают, кто дает им директивы. Не знаю и я, масоны это или сам сатана! Я понял только теперь вполне, как прав был Сергей Нилус19 как глубоко и верно судил Шмаков2021, предупреждая нас об опасности21

К сожалению, верная в принципе мысль о неслучайности общественных катаклизмов (войны, революции) и связи их с процессами дехристианизации, секуляризации, а теперь уже, с конца XX века, и глобализации современного мира заводит некоторых исследователей настолько далеко, что происками якобы непременно стоящих за всем этим темных антихристианских сил, передовой отряд которых собственно и составляют братья масоны, они готовы объяснить едва ли не все несчастья, которые обрушивались на человечество и, в частности, на многострадальную Россию на протяжении последних столетий.

Показателен в этом плане труд русского эмигранта Григория Васильевича Бостунича (Георгий Вильгельмович Шварц) «Масонство и русская революция» (впервые опубликован в 1921 году в городе Нови-Сад (Югославия) и переиздан в 1995 году в Москве), так как масоны у него оказываются виноватыми буквально во всем.«Это они, — пишет он, — руками фанатика Кромвеля произвели Английскую революцию 1649 года, в результате которой евреи, получив в Англии равноправие, сделали страну базой для дальнейшего еврейского наступления на мир, а сами заделались лордами, как Дизраэли-Биконсфильд или вице-король Индии еврей Риббинг.

Это они намасонском конгрессе вВильгельмсбаде в 1785 году выработали план так называемой «Великой французской революции», в точности ими потом и выполненный во время кровопускания христианской Франции с 1789 по 1799 г. От этой «великой» революции в выигрыше остались одни только евреи. Все без исключения позднейшие после Наполеона перевороты во Франции произведены ими и только ими. Это они предали Францию Германии в 1870—1871 гг. Вовсе не пресловутый«немецкий школьный учитель» победил французов, а французские масоны, свергнув вышедшего из их повиновения Наполеона III, заодно раздавили и свою «родину».

Это они устроили Парижскую коммуну 1871 года, программно намечая будущий «русский опыт». Это они, воспользовавшись национальным подъемом Италии, под флагом объединения страны, руками Гарибальди и духом Мадзини — двух опаснейших масонов, ударили по Риму, не как столице, нет, а как местопребыванию ненавистного им папы... Это они через своих агентов: немецкого канцлера Бетман-Гольвега и австрийского Эрцбергера вызвали мировую войну 1914 г., имея намерение в огне ее свалить все европейские троны22

По полной программе выдает Г. Бостунич масонам и за их «преступления» против России. Это они, пишет он, «руками русского авантюриста Григория Орлова» (видимо, все же Алексея. — В. Б.) задушили в 1762 г. императора Петра III и убили в 1801 г. его сына императора Павла I.

Они же, продолжает Г. Бостунич свой мрачный перечень масонских «преступлений», «пытались взять в свои рукш императора Александра I, бывшего масоном 3-й степени посвящения, но, к счастью, подчеркивает он, политика эта не удалась и ложи в конце концов были все-таки закрыты, хотя «два злых гения у его трона масоны Магницкий и Сперанский продолжали вкладывать палки в колеса государственного механизма, пока кроткий светлый царь не выдержал и не ушел в скит старцем Федором Кузьмичом»23.

Восстание декабристов, по Г. Бостуничу, опять-таки было подготовлено и осуществлено масонами. Они же втянули Россию в неудачную Крымскую войну 1853—1855 гг. и умертвили императора Николая I при помощи врача-масона. Причастны они и к убийству Александра II и даже к смерти «царя-миротворца» Александра III, умершего, как известно, от нефрита. Однако у Бостунича своя версия случившегося. В 1894 г., пишет он «в Ливадию к больному императору был вызван знаменитый московский терапевт Захарьин (Григорий Антонович (1829— 1897). - В. Б.), масон-еврей с такой подкупающе благозвучной русской фамилией (по матери — Гейман, дочь еврея-аптекаря из Вильно24 . — В. Б.). Лекарство он привез с собою, и ясно, какого рода это было «лекарство». Отравив царя, Захарьин с сатанинской гримасой следил за действием своего «лекарства» и вдобавок захотел еще насладиться моральными муками своей беззащитной жертвы. На вопрос пришедшего в себя царственного страдальца, вопрос, естественно, заданный при виде наклоненной зверской головы, — «Кто ты такой?», Захарьин тихо, с особой интонацией ответил: «Я еврей». Когда государь громко переспросил, Захарьин обернулся к присутствующим и холодно произнес: «Его Величество бредит». А затем опять дьявольски прошептал умирающему: «Вы приговорены к погибели»25.

Масоны же, по Г. Бостуничу, втравили Россию в войну с Японией и организовали ее поражение, потому что только неудачная война может в здоровой земледельческой стране, как Россия, с ее тогда железным курсом рубля, вызвать революцию. А когда Куропаткина убрали и реорганизованная Линевичем армия грозила свести на нет все японские победы, то масон граф Витте убедил Николая II в необходимости «пойти навстречу общественности» и заключить позорный для России Портсмутский мир. Он же вырвал у Николая IIмасонскую конституцию 17 октября 1905 года. Масонскую потому, что она противоречила интересам России. Россия, конечно, нуждалась в реформах, но в духе ее исторических путей, Иоанном Калитой и Алексеем Михайловичем с его земскими соборами предначертанных, а не в стиле еврейской четыреххвостки и облегчающих масонскую пропаганду свобод. А когда сам Витте, как слишком много знавший, стал опасен и для своих (опасались, что он проболтается в мемуарах) — его попросту убрали26.

И уж конечно, именно они, масоны, на 99% «сделали» русскую революцию. Оставшийся один «немасонский» процент составили, по мнению Г. Бостунича, «честные дураки»27.

Теоретической основой изысканий Г. Бостунича на масонскую тему является, с одной стороны, не всегда правомерное с точки зрения серьезного историка смешение масонства и еврейства, а с другой — слепая, можно сказать, вера в существование так называемого мирового заговора неких тайных сил против всего христианского мира и России в частности. Во главе этого заговора у него опять оказываются евреи.

«План завоевать весь мир, — пишет Г. Бостунич, — исконная мечта евреев, но это невозможно без порабощения 1/6 его части, т.е. России. Отсюда вывод: сперва надо справиться с Россией. И план завоевания России еврейством умные головы предвидели давно. Недаром еще в 60-х годах поэт-оккультист А Н. Толстой сказал свое вещее слово: "За двести миллионов Россия жидами взята — за тридцать серебряных денег они же продали Христа".

И печальные события, свидетелями или невольными статистами которых мы были, воочию показали нам (за исключением духовных слепцов), что вся русская «великая и бескровная» революция как по нотам разыграна по планам интернационального воинствующего еврейства и является осуществлением их заветной мечты — поработить весь мир, а нас— христиан — сделать своими рабами. Т.е. русские люди, которые принимали кровавое и преступное участие в разрушении своего собственного дома, в тех случаях, когда они не были просто шабесгоями, т.е. продавали себя еврейскому золоту, являлись только слепыми фанатиками и в качестве таковых были только послушным орудием в руках тех же, хитро, из-за кулис кровавой сцены, руководивших ими евреев. Вся революция — еврейское дело, либо в виде прямой работы евреев, либо в виде использования ими и русских Маниловых, и русских Ноздревых; и русских Пугачевых.

План порабощения евреями мира очень стар. Датируется он еще от дней царя Соломона. Современное сионистское движение — только реализация планов великого еврейского царя. Политический план мирного завоевания для Сиона Вселенной составлен был царем Соломоном с другими иудейскими мудрецами еще за 929 лет до P. X. и впоследствии только варьироестся при учете тех или иных исторических событий и детализировался»28.

Предвзятость суждений Г. Бостунича о евреях и масонстве, казалось бы, очевидна. Однако согласны с этим не все. И чтобы убедиться в этом, далеко, как говорится, ходить не надо.

«Масонство, — читаем мы в брошюре уже современного автора, московского профессора О. А. Платонова, — во всех его проявлениях — тайное преступное сообщество преследующее цель достижения мирового господства на началах иудаистского учения об избранном народе... Масонство всегда было злейшим врагом человечества, тем более опасным, что пыталось свою тайную преступную деятельность прикрыть завесой лживых рассуждений о самосовершенствовании и благотворительности»29.

И хотя список масонских «преступлений» против России и человечества у О. А. Платонова несколько отличается от списка Г. В. Бостунича, в общей оценке явления и, что самое важное, в понимании его глубинной сущности они во многом сходятся. «История масонства в России, — пишет О. А. Платонов в одной из своих последних работ, — это история его преступлений против России. Трудно назвать крупное историческое событие в нашей стране начиная с середины XVIII века и до сегодняшних дней, где так или иначе не принимали бы преступное участие вольные каменщики»30

0 популярности книг О. А. Платонова ходят легенды, причем особый интерес они вызывают, и это стоит подчеркнуть, у обывателей, людей, как правило не искушенных в тайнах кухни «исторического знания» и плохо представляющих себе, как и с какой целью создаются такие труды. Рассчитывать на критическое восприятие ими книг, которые они читают, не приходится. Большой интерес представляет в этой связи целая поэма на масонскую тему, принадлежащая перу некоего А. Тарасова.

«У меня, — пишет он здесь, — возникал вопрос за вопросом: ну почему почему Уж почти два столетия беды, напасти ложатся на нашу страну? В истории нашей страны революции, убийства российских царей, Войны, ГУЛАГ, а еще перестройка, как наказанье прошедших дней. Россия, богатая наша страна, а люди живут прозябая. Не потому же, что Богом дана нам эта участь такая. Почему с годами все хуже и гаже несчастное наше житье? Но вот показали мне книгу однажды. Климов автор ее. Листал эту книгу не более часа. Но, пролистав, как прозрел. Понятны мне стали причины несчастий и наш незавидный удел. В той книге показана документально история нашей страны. Совсем по-другому, иначе, чем в школе, учить ее были должны.

А месяц спустя, совершенно случайно, книгу другую себе приобрел. Семьсот в ней страниц. Ее автор Платонов. Я в ней подтверждение фактов нашел.

Подтверждение фактов, что были у Климова в книге приведены. Прочтите ее, она не оставит равнодушными Ваши умы. Она говорит о масонстве в России, про масонские тайные ложи. О том, как они разрушают страну, что нас, безусловно, тревожит. Что знает простой человек о масонах? Почти иль совсем ничего. А ведь сейчас от них, между прочим, зависит судьба его. Они в нашей многострадальной России могущественны и сильны. И могут уже играть своевольно судьбою нашей страны. <...>

Масоны у нас появились в России аж в тысяча семьсот тридцать первом году.

И их появление скромное, тихое, казалось, не предвещало беду. Они открывали масонские ложи, куда приглашали известных людей. Тогда было модно считаться масоном, носиться с букетом прекрасных идей.

Среди документов, что в книге даны, меж тех, что приводит Платонов, Есть списки фамилий различных времен, три огромных списка масонов.

В перюм из них среди многих фамилий Вы найдете знакомые быстро. Вы их изучали еще в средней школе и знаете как декабристов. Они собирались военною силой изменить государственный строй. За такие дела не только в России платили своей головой. Их тайные общества были разгромлены. На каторгу кто-то пошел.

А кто-то в тюрьме или ссылке далекой печальный конец свой нашел. Про общества эти писали тогда в своих стихах Грибоедов и Пушкин. А в школе про них говорили всегда, калеча наивные детские души, Что это, мол, тайные были кружки первых революционеров. Они за идеи на каторгу шли, тому есть немало примеров. Здесь правда и ложь воедино слились. Да. На каторгу шли за идеи. Но в этих идеях тайна была. Ей только евреи владели. Та тайна открылась, когда девяносто и два года еще пролетело. И в семнадцатом, в новом столетье уже, завершилось масонское дело.

В списке втором у Платонова также много фамилий, невпроворот. Это все те, кто готовил масонам Октябрьский переворот. Там есть и князья, и бароны, и графы, и генералы там тоже есть. Чиновники самых высоких рангов. Все те, кто масонам продал свою
честь.

И мы воочию сами видим, когда этот список в руки берем: Вся верхушка царской России стала масонской пред Октябрем. Что с ними сталось? Судьба их плачевна. Когда свершился переворот, То на буржуев пошел с топорами голодный и озверелый народ. Кто-то смог бежать за границу. А у других был удел не таков. В то дикое время известные лица пали от рук большевиков. Иным удалось избежать опалы. Другие погибли в застенках ЧК. Но все потеряли свои капиталы, покрылись позором они на века. Вот тут приоткрылась масонская тайна. Коль масон был еврей, он в гору пошел, А коль не еврей, то хоть был он масоном, то он могилу иль ссылку нашел.

Задачу свою он выполнил, тропу протоптал евреям.

А если он больше не нужен, убрать его поскорее.

Масоны в Генштабе время зря не теряли. Из-за них дивизии полегли.

Они предавали и продавали, вредили армии как могли.

В этом же списке другие масоны: 1}юцкий, Зиновьев, Янкель Свердлов, И даже Ульянов, который Ленин, тот, что вождем был у большевиков. Самой сильной масонской ложей ложа ленинская была. Она под влияньем идей коммунизма много народу к себе привлекла. Ленин был лысый, картавый. Коль выгодно — всех продаст. Всегда ненавидел Россию. Жид по матери (Бланк), педераст. Нет. Вы не ослышались. Верно. Педерастом его я назвал. И это не как оскорбленье. Я правду при этом сказал. Документально доказано. Об этом писали не раз»31.

Ну, если писали, да еще и не раз, то спорить по этому вопросу, видимо, бесполезно. Отметим лишь, что больше всего о гомосексуальных пристрастиях В. И. Ленина писал в последнее время, причем без ссылок на источники, Г. П. Климов. Надуманность поднятой им «проблемы» очевидна. Более интересен, учитывая еврейское ближайшее окружение В. И. Ленина, вопрос о еврейских предках вождя. Однако и здесь после работ М.Г. Штейна32 , решившего этот вопрос положительно, спорить вроде бы также не о чем.

Другое дело широко распространенная сегодня версия о масонстве В. И. Ленина — степень ученика, полученная им в ложе «Союз Бельвиля» «Великого Востока Франции» перед войной 1914 года. «Как мы полагаем, — пишет поддержавший эту версию московский историк О. Ф. Соловьев, — вступление Ленина в парижскую ложу объяснялось не приверженностью его к масонству, но стремлением ближе познакомиться с функционированием Великого Востока для возможного использования его приемов парламентской борьбы применительно к отечественной действительности. Иные аспекты деятельности вольных каменщиков ему не импонировали, и он не продвинулся дальше степени ученика, несмотря на подходящие условия. Однако сам факт посвящения им тщательно скрывался, при соблюдении взятых на себя обязательств о неразглашении ничего происходящего в Ордене без согласия руководства— пишет этот исследователь33 .

Естественно возникает законный вопрос: откуда О. Ф. Соловьеву все это известно? Ведь прямых документальных данных, проливающих свет на этот вопрос, у нас нет, ибо архивы ложи утеряны. Но они, эти прямые данные, О. Ф. Соловьеву, оказывается, не очень-то и нужны. «Наши ученые, — пишет он, — ссылаются на невозможность документально подтвердить данную гипотезу. Однако полагаем, что историк, в отличие от юриста, вправе опираться в своих предположениях и на косвенные свидетельства. Он всегда искатель истины, стремящийся из разрозненных данных сделать объективное заключение. А в освещаемом случае такого рода фактов предостаточно», — утверждает он34.

Все это было бы хорошо, если бы не одно «но». Дело в том, что «такого рода» косвенных фактов, говоря словами О. Ф. Соловьева, «предостаточно» не только в отношении возможного масонства В. И. Ленина, но и его соратников — всех этих Зиновьевых, Радеков, Бухариных, Пятаковых, Луначарских и прочих. Если встать на точку зрения О. Ф. Соловьева, то выходит, что не так уж и не прав был А, Тарасов, утверждавший в своих «виршах», что «самой сильной масонской ложей ложа ленинская была». Тут есть над чем задуматься не только профессиональному историку, но и рядовому читателю. Впрочем, сразу надо сказать, что вопрос о степени вовлеченности в масонские ложи отдельных большевиков отнюдь не главный в этой книге. Ведь большевики в 1917-м, как мы знаем, только подобрали валявшуюся власть. Свалили же ее совсем другие люди. Вот о них-то и идет у нас речь.«Вся верхугика царской России стала масонской перед Октябрем— констатирует, отражая современный уровень представлений наших сограждан о существе проблемы, все тот же А. Тарасов. Можно таким образом констатировать, что при всей непритязательности его виршей основные «достижения» наших масоноведов постперестроечного времени усвоены им верно. Особенно ценно, что А. Тарасов указывает и на источники почерпнутых им истин о масонстве — это продающиеся сегодня буквально на каждом шагу книги уже упоминавшегося профессора О. А. Платонова и американца русского происховдения Г. П. Климова — автора популярной у нас серии книг «Протоколы советских мудрецов»35, «Божий народ»36, «Князь Мира Сего» и др.

Задачу свою автор этих строк видел, конечно же, не в том, чтобы подтверждать или опровергать О. А. Платонова или Г. П. Климова, хотя прямо надо сказать, что мнения их о масонах как о преступном сообществе он не разделяет. Однако и игнорировать проблему было бы неправильным. Она есть. И дело тут не только в том, что знакомство с историей масонства позволяет нам взглянуть на нашу отечественную историю несколько в ином, чем обычно, свете, более внимательно присмотреться к ряду, казалось бы, уже хорошо известных политических и общественных деятелей. Все гораздо серьезнее. «Когда русские историки перестанут игнорировать такой важный фактор русской жизни в течение всего периода русской истории,, как деятельность русского и мирового масонства и связанных с ним идейно и политических организаций русской интеллигенции, то многие из важнейших явлений русской жизни царствования императора Николая II будут объяснены совсем не так, как объясняли их до сих пор, — отмечал в этой связи Борис Башилов. — В таких важных событиях, как выдача Азефа Лопухиным, отставка (предполагаемая. — В. Б.) и убийство Столыпина, клеветнические слухи о Распутине и царской семье, заговор генералов в Верховной Ставке, создание и провокационная деятельность земских съездов до и во время войны — во всех этих событиях, как и во многих других, играли большую роль русские и иностранные масоны и их слепые орудия — различные течения Ордена русской интеллигенции37

По-новому, добавим мы от себя, предстает перед нами, с учетом масонского фактора, и история самой русской интеллигенции, ее духовных исканий и политических устремлений. Другими словами, знакомство с историей масонства позволяет существенно обогатить и расширить наше историческое знание, сделать его более объемным.

Что касается версии масонского заговора «сквозь века» с целью захвата власти, то теоретическая слабость его очевидна для каждого трезвомыслящего человека.«Этот захват, — справедливо пишет в связи с этим профессор В. Н. Третников, — еще вилами на воде писан, а если и произойдет, то когда-то в будущем, а человек, дающий клятву служить этой идее (то есть вступающий в масонскую ложу. — В. Б.), живет в настоящем, и неясно, почему мысль о торжестве его далеких преемников может так его воодушевить, что он отказывается ради нее от самого дорогого для человека — своей личной свободы — и беспрекословно выполняет приказы высших по градусу, даже если не понимает их значения. Нет, — заключает В. Н. Третников, — тут нам подсовывают явную психологическую несообразность». И предлагает свою версию. Заговор, по его мнению, хотя и существует, но не в материальном, а в духовном плане, и стоит во главе этого духовного, «нематериального» заговора не кто иной, как сам искуситель рода человеческого господин дьявол или Сатана38. Этой же точки зрения придерживается, судя по всему, и Ю. Ю. Воробьевский, послесловием к книге которого, собственно, и является процитированный нами отрывок из статьи В. Н. Тростникова.

Конечно же, кроме теории есть еще и практика. Но это уже другой вопрос. Что касается теории, то пусть читатель сам решит, какая из этих двух, прямо скажем, фантастических версий истолкования хода истории человечества ему ближе. Отметим лишь, что и та и другая появились далеко не вчера, имеют немало сторонников и породили огромную литературу. Сохраняют они свою популярность и в наши дни. Обстоятельство это, а также широкое распространение в современной России книг и статей на масонскую тему, подобных брошюре Г. В. Бостунича (кстати, тираж ее составляет 10 тысяч экземпляров), конечно же, побуждает нас, историков, задуматься — а все ли мы делаем для того, чтобы путем внедрения в общественное сознание так называемого «реального знания» и критически проверенных фактов попытаться привить ему определенный иммунитет против разного рода домыслов и спекуляций на масонскую тему? Ответ, я думаю, очевиден.

Возвращаясь к теме «масонского заговора» против России, следует подчеркнуть, что масонство — это хотя и важная, но всего лишь часть огромного айсберга, с которым пришлось столкнуться в начале XX века тяжелому и неповоротливому кораблю русской государственности. В России начала века существовало громадное число и других, легальных, в отличие от масонства, организаций, деятельность которых пусть и медленно, но зато верно подтачивали государственные устои империи. Основная часть этой работы, связанная в первую очередь с дискредитацией самодержавия, православия и традиционных ценностей народа или, говоря другими словами, идеологической подготовкой переворота, развертывалась вне масонских лож Дело в том, что вопреки распространенному представлению масонство — это не только и не столько сами масонские ложи, а куда более широкое общественное явление, подлинная суть которого ясна далеко не всем. Как своеобразная форма самоорганизации элиты общества, оно включает в себя не только собственно масонские, но и полумасонские структуры. Именно этим и объясняется то внимание, которое уделено некоторым из них в данной работе.



1 Серков А И. История русского масонства. 1845—1945. СПб., 1997. С. 88-89.
2 Суворин А С. Русско-японская война и русская революция. Маленькие письма 1904-1908 гг. M., 2005. С. 703-704.
3 Там же. С. 705.
4Суворин А С. Русско-японская война и русская революция. Маленькие письма 1904- 1908 IT. С 706.
5 Антошевский И. К Масонство в Польше // Изида. Журнал оккультных наук. 1912. № 4 (январь). С 25.
6 Старцев В. И. Тайны русских масонов. СПб., 2004. С. 110.
7 Быков В. П. К чему мы пришли. // Спиритуалист. Вестник спиритуализма и его философии. Ежемесячный журнал. 1912. № 1—2. С.
8 Старцев В. И. Тайны русских масонов. СПб., 2004. С. 110.
9 Список Сахарова. Русские писатели, художники, актеры, философы, историки, числившиеся в масонских ложах в первую треть XX века. //Сахаров В. И. Иероглифы вольных каменщиков. Масонство и русская литература XVIII - нач. XIX в. M, 2000. С. 208.
10 Аврех А Я. Масоны и революция. М., 1990. С 339.
11Платонов О. А. Россия под властью масонов. Мм 2000. С. 79.
12Иванов Всеволод. Дневники. M., 2001. С. 216.
13Островский А В. От редакции. Послесловие к статье С Ф.Ивановой "Что
скрывается за масонской проблемой?". // Из глубины времен. Альманах. Вып. 1. СПб, 1992. С 173-174.
14Бегунов Ю. К Тайные силы в истории России. Изд. 4. M., 2000.
15Шмаков А С. Международное тайное правительство. М., 1912. Из современных работ на эту тему см; Платонов О. А Почему погибнет Америка. Тайное мировое правительство. M., 1999.
16Виноградов А Е. Тайные битвы XX столетия. M., 1999. С. 6-7.
17Шабельская Е. А Сатанисты XX века. Изд. 2-е. М., 2001.
18Платонов О. А Россия под властью масонов. M, 2000. С. 77. Гарри Трумэн, подчеркивает О. А. Платонов, отдавая свой «чудовищный приказ», руководствовался при этом своими масонскими принципами.
19Нилус С. А Близ есть, при дверех. О том, чему не желают верить и что так близко. Сергиев Посад, 1917. См. также: Нилус С. А Близ есть, при дверех. О том, чему не желают верить и что так близко. СПб., 1997.
20Шмаков А С. Еврейский вопрос на сцене всемирной истории. М, 1912; Он же. Свобода и евреи. M., 1906.
21 Брусилов А А. Мои воспоминания. M, 2001. С. 344.
22 Бостунич Г. Масонство и русская революция. M, 1995. С. 72—73.
23 Там же. С. 74.
24 Дронов И. Е. Сильный, державный. Жизнь и царствование Александра III. M., 2006. С. 583. Прим. 2.
25 Бостунин Г. Масонство и русская революция. С. 215.
26 Там же. С. 77.
27 Там же. С. 81.
28Бостунин Г. Масонство и русская революция. С 127—128.
29Платонов О. А Россия под властью масонов. M., 2000. С 75.
30Платонов О. А Тайна беззакония: иудаизм и масонство против христианской цивилизации. М., 2004. С. 356—357.
31 Тарасов А. Масоны в России. M., 2003. С 1-4.
32 Штейн М.Г. Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима. СПб., 1997.
33 Соловьев О. Ф. Русские масоны от Романовых до Березовского. M, 2004. С. 198-199.
34 Соловьев О. Ф. Русские масоны от Романовых до Березовского. С. 196.
35 Климов Г. П. Протоколы советских мудрецов. Краснодар, 1995.
36 Климов Г. П. Божий народ. Краснодар, 2002.
37Башилов Б. История русского масонства. M., 2004. С 1207—1208.

38 Башилов Б. История русского масонства. M., 2004. С 1207—1208.

Вперёд>>  
Просмотров: 1745


Возможно, Вам будут интересны эти книги: