В.С. Брачев, А.В. Шубин.   Масоны и Февральская революция 1917 года

Послесловие

В июле «масонская партия» воспользовалась вспыхнувшими в Петрограде волнениями и обыграла Ленина, представив большевистские демонстрации мятежом, оплаченным немцами1. 9 июля Керенский возглавил правительство. Но все это были пирровы победы. Россия раскололась на сторонников левого и правого курса, и «масонская партия» оказалась зажата между ними. Новая пиррова победа над Корниловым в августе усилила не столько Керенского, сколько большевиков.

Каждый новый манипулятивный политический кульбит приносил Керенскому тактический успех и приближал стратегический крах социал-либеральной группировки (нечто подобное повторилось и во время перестройки Горбачева). Керенский терял поддержку уже и в партии эсеров, которую формально представлял в правительстве. ЦК эсеров во главе с Черновым настаивал на создании правительства без кадетов, в сентябре социалисты и большевики обсуждали формирование однородного демократического правительства. Казалось, что России удастся избежать гражданской войны. Но Керенский «кинул» и собственную партию, создав новое правительство с кадетами. Последнее Временное правительство. Лишившись всякой опоры, остатки «масонской партии» уже ничего не могли предложить России. Им на смену шел большевизм.

До революции масоны были информационным каналом между левыми либералами и правыми социалистами. Масоны — конспиративная игра политических центристов. Она обеспечивала контакты левых либералов и правых социал-демократов, которые формально следовали курсу своих партий, а реально боролись за коалицию оппозиционных сил.

До революции масоны были далеко не единственной и даже не самой влиятельной организацией, где велись беседы об ограничении власти царя или его отречении. Не всякий земец или деятель ВПК, вовлеченный в такие консультации, — масон. У сторонников версии о всемогущем масонском заговоре не хватает доказательств принадлежности к ложам даже Гучкова, Львова и генерала Рузского.

Сторонники схемы, в соответствии с которой масоны или другие заговорщики из элиты «сделали революцию», не видят самой революции — движения широких народных масс, доведенных до отчаяния самодовольной правящей элитой. Эти массы вмешались в борьбу элитарных группировок и решительно изменили расстановку политических сил. Но нельзя отрицать, что политики, участвовавшие в масонских ложах, продолжали воздействовать на ситуацию после февраля, хотя и не определяли ее.

При формировании Временного правительства масоны были тоже лишь одной из многих общественных структур, участвовавших в его конструировании, причем не самой влиятельной. Масоны лоббировали свои интересы, консультировали тех членов организации, которые добились реального влияния в ходе февральских событий. Но в марте они не смогли определить состав правительства, который оказался правее их либерально-социалистической ниши. Перечисление масонов, занимавших видное место в политической жизни 1917 г., мало что доказывает, так как большинство из них стали широко известны до вступления в ложу, то есть в условиях революции могли достичь тех же высот без помощи масонов. В то же время масонские каналы (наряду с другими) использовались при подборе региональных кадров новой вертикали власти. Однако несколько сотен масонов быстро растворились в общей массе новых региональных лидеров.

После Февральской революции масонская конспиративность теряла прежний смысл. Но те бывшие масоны, которых сближало не только членство в ложе, но общность взглядов, сохранили старые связи. Отмирая, политическое масонство породило явление, которое можно назвать «масонской партией» — сообщество политиков, объединенных не ложей, а искренней приверженностью центристской политической стратегии, выработанной масонами. Это придавало смысл остаткам масонской традиции до октября 1917 г. На смену старой масонской организации пришла межпартийная «масонская партия» сторонников Керенского.

Весной 1917 г. в силу развития революции влево была создана либерально-социалистическая коалиция, что совпало с линией «масонской партии». Ее представители оказались в центре коалиции, стали, таким образом, ее ядром. По мере дальнейшего развития революции и обострения конфликтов между кадетами и социалистами «масонская партия» маневрировала между ними, парализуя назревшие социальные преобразования. Уже независимо от принадлежности к масонству вокруг Керенского сплотились сторонники сохранения коалиции, в то время как в партиях влияние правительства Керенского падало, опора правительства размывалась. Социальная болезнь усиливалась, а социал-либеральная «масонская партия» блокировала попытки приступить к лечению. В 1917 г. это делало крах социал-либералов неизбежным.

«Масонская» стратегия заключалась в сближении левых либералов и правых социалистов на общей платформе гражданских свобод и умеренных социальных гарантий. В 1917 г. эта политика потерпела в России крах, но в мировой истории XX века она имела большое будущее. Из этой линии вырастет социал-либерализм с реформами Рузвельта, социальным государством, манипулятивной политической системой элитарного плюрализма, присвоившей себе имя «демократии». «Масонская партия» в России тоже пряталась в среде «демократии» — более широкого круга социалистов и демократов. Искусство манипуляции, умение пользоваться личными связями за кулисами открытой партийной политики давало «масонской партии» преимущества на начальном этапе революции. Опираясь на левое крыло кадетов и правые крылья эсеров и меньшевиков, «масонская партия» повела Россию на Запад, в «семью передовых народов». И привела бы хоть и не в саму семью, но на ее периферию — если бы революция заканчивалась. Но она только начиналась, и народ хотел другого, своего пути. Этот путь получил имя, произносившееся тогда миллионами уст, — «социализм».



1 Подробнее см.: Шубин А.В. Указ. соч. С. 39 — 56.

<< Назад  
Просмотров: 1502


Возможно, Вам будут интересны эти книги: