Энтони Саттон.   Орден «Череп и кости»: документы, история, идеология, международная политика

Меморандум номер десять: удерживая крышку над котлом

Контроль Ордена над историей, осуществляемый через фонды и Американскую историческую ассоциацию, весьма эффективен. Не столько благодаря открытой цензуре, хотя это тоже важный элемент, но в гораздо большей степени из-за легковерия американской «образованной публики».

Время от времени их планы идут наперекос. Кипящий котёл политической манипуляции - это называется «управление конфликтом изнутри» - грозит выплеснуть своё содержимое на обозрение публики. Просто удивительно, насколько редакторам газет, авторам передовиц, теле- и радио комментаторам и издателям не хватает проницательности заглянуть чуть глубже поверхности. Или они от страха не понимают, что это надо сделать? Хуже того, образованная публика, 30-40 миллионов человек с высшим образованием позволяют спокойно существовать этим «штамповщикам мнений».

Прямая цензура оказалась не слишком эффективной. Разумеется, была кампания подавления ревизионистского объяснения истории. Свидетель Харри Элмер Барнс в книге «Борьба против очернения истории» говорит:

«Выражаясь очень сдержанно, можно сказать, что никогда со времён эпохи тёмных и средних веков, так много могущественных сил не было организовано и приведено в состояние боевой готовности против утверждения и принятия исторической правды, как это сделано сегодня, чтобы скрыть факты об ответственности за Вторую мировую войну и её результаты от широких кругов американской публики. Даже огромный фонд Рокфеллера открыто признаёт (Ежегодный отчёт за 1946год, с. 188), что он субсидировал коллектив историков, который работал над тем, чтобы предупредить и сорвать развитие любого неоревизионизма в наше время. И единственное различие между этим фондом и несколькими другими лишь в том, что фонд Рокфеллера более честен и прямолинеен относительно своей политики».

Автор этой книги сталкивался с попытками открытой цензуры в Институте Гувера и в Стэнфордском университете, где директор пытался запретить публикацию моей новой книги «Национальное самоубийство: военная помощь Советскому Союзу». Факты не вызывали вопросов. К несчастью, книга обидела программу Никсона-Киссинджера помощи Советам, которые помогали Северному Вьетнаму - так что в итоге американцев убивали их же собственные технологии. В этом случае ни автор, ни издатель не были в настроении что-либо слушать, и истеблишмент поджал хвост и закончил на этом.

Для нейтрализации неугодных фактов и идей, или просто для психологической обработки граждан, чтобы заставить их думать в определённом русле, использование лево-правого политического спектра является более эффективным, чем открытая цензура.

На часть прессы, склоняющуюся «влево», всегда можно положиться в том, что она будет автоматически атаковать идеи и информацию «справа», и наоборот. В действительности полюса СМИ были искусственно созданы для этой цели. «Нэйшн» и «Нью Рипаблик» «слева» финансировались Уиллардом Стрэйтом через фонды Пэйна Уитни (члена Ордена). «Справа» «Нэйшнал ривью», выпускаемый Уильямом Бакли (членом Ордена), испытывает постоянный дефицит финансов, устроенный, видимо, самим же Бакли.

Ни независимые правые, ни независимые левые не видят эту ловушку. Они так заняты дракой друг с другом, что забывают заглянуть за сцену. А Орден самодовольно претендует на контроль над «умеренным» центром. Тонкая игра, и она действует, как чары.

На деле у истеблишмента есть проблемы



Они находятся внутри и выглядывают наружу. Мы находимся снаружи и заглядываем внутрь. Они могут называть нас «крестьянами », но у нас есть преимущество в виде знаний о настоящем мире и его бесконечном разнообразии. Их глобальные цели это мечты, основанные на неверной информации. Опасные мечты, но всё равно мечты.

1) Орден существует в культурном вакууме

Любая власть в мире бесполезна без точной информации. Если вы встретите тех людей, которых автор более или менее регулярно встречал на протяжении тридцати лет, одно впечатление затмевает все остальные - они обаятельны, но их понимание мира ограничено. У них могут быть глобальные амбиции, они могут расчётливо действовать с энергией маленькой электростанции, но свои знания о мире они получают внутри своей группы и от тех, кто с ней непосредственно взаимодействует. А внутри группы не хватает морали и разнообразия. Это что-то вроде узкого круга избранных из Политбюро. Обаятельные, жадные до власти и близорукие одновременно.

Всё, что они могут предложить человеку не из их круга, это предложение, почти ультиматум: «Ты - часть истеблишмента». В котором для многих столько же интереса, сколько и в рыбном филе Фредерика Банди. Возможно, одно из исключений это «домашний консерватор» Уильям Бакли младший, по крайней мере, его цинизм отмечен остроумным ехидством. Остальные представляют весьма печальное зрелище.

2) Лёгкая добыча для честолюбцев

Ограниченное восприятие делает членов Ордена мишенью и лёгкой добычей для честолюбивых чужаков, которым нужна лишь возможность сказать нужные вещи в нужное время нужным людям, подкреплённая беспринципностью. Генри Киссинджер прекрасный пример - чужак, который отчаянно хочет остаться внутри. Скорее хитрый, чем умный, но большой мастер использовать хитрость в своих целях.

Консервативные читатели могут не согласиться, но госсекретарь Дин Ачесон, который защищал виновного Алджера Хисса до последнего, был, возможно, более глуп, чем виновен. Это ведёт нас к следующему разделу.

3) Генетические проблемы

Частые перекрёстные браки между семьями поднимают серьёзный вопрос о генетических отклонениях. Членские списки пронизаны именами Додж, Уитни, Фелпс, Перкинз, Нортон, Патнэм, в качестве среднего (материнского) имени. Культурное торможение очевидно, интеллектуальные ограничения, проистекающие из генетических факторов гораздо труднее проанализировать и описать.

4) Ограниченная база власти

Возможно, что Орден «невероятно могущественная организация», как отмечает Розенбаум. А с другой стороны, он невероятно слаб - у Ордена нет философской и культурной базы.

Разнообразие - это сила, а ордену не хватает разнообразия.

Большую часть американского народа - гигантского плавильного котла из англичан, немцев, славян, латинов, чёрных, жёлтых и кто знает кого ещё - обвели вокруг пальца. Многие знают об этом. Некоторые теперь хотят знать, кто это сделал.

Когда они преодолели неверие, шок, и, возможно, некоторый страх, они естественно собираются сказать «что же мы делаем?»

Великая сила индивидуализма - атомарного общественного порядка, где индивид обладает предельным суверенитетом - это то, что может направить контрреволюцию против навязанного общественного порядка, где Государство это босс, миллионом путей, придать ей миллион форм.

Никто не собирается создавать движение против Ордена. Это было бы глупо и вряд ли необходимо. В него проникли бы агенты, его бы перекупили, или направили в другую сторону. Сделать это было бы легко, слишком легко.

Зачем играть по правилам, установленным врагом?

Движение, которое опрокинет Орден, будет чрезвычайно простым и наиболее эффективным. Это будет десять тысяч, или миллион американцев, которые придут к выводу, что они не хотят, чтобы государство было их боссом, и что они предпочитают жить под защитой конституции. Они примут свое собственное независимое решение идти против Ордена, и оно примет десятки тысяч форм.

Единственное слабое место - общение. Орден так сильно разрушил образование, что понимание печатного слова очень трудно для многих - это часть программы по промыванию мозгов. Читателей более чем достаточно. Хотя большинство людей всё равно предпочитает разговоры.

Программа действий Ордена могла бы работать в России, где исторически сложилось подчинение государству. Она с трудом работает в Польше. В Англии Группа выживает благодаря сохраняющимся в достаточной степени классовой структуре и соответствующим отношениям. Но она никогда не будет работать в Соединённых Штатах.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1240


Возможно, Вам будут интересны эти книги: