Чарлз Райт Миллс.   Властвующая элита

5

Если многие мультимиллионеры, родившиеся в семьях мультимиллионеров, всю жизнь работали, то совершенно очевидно, что мультимиллионеры, вышедшие из низших и средних слоев населения, не могли вести праздный образ жизни. Для того чтобы дотянуться до социальной прослойки крупнейших богачей, требуется, по-видимому, сделать определенную экономическую карьеру, имеющую две стержневые особенности: наличие в ней большого скачка и последующего периода накопления преимуществ.

I. Не существует, насколько мне известно, такого человека, который вступил в ряды американских мультимиллионеров попросту в результате того, что он откладывал излишек своего жалованья или заработка. Требуется непременно завладеть тем или иным путем такой стратегической позицией, которая дает возможность сорвать крупный куш; и надо, как правило, предварительно обладать крупной суммой денег, чтобы иметь возможность превратить ее в огромное богатство. Подготовка к прыжку может совершаться иным человеком медленно и постепенно, но все дело в том, сумеет ли он в нужный момент оказаться в положении, позволяющем ему воспользоваться решающим шансом, который он подстерегал. Математически доказано, что человек, получающий 200-300 тыс. долл. в год, не в состоянии скопить - если даже отвлечься от налогов, если даже допустить, что он будет жить в лачуге и отказывать себе во всем, - огромное по американским масштабам состояние.

II. Коль скоро человек, движущийся к великому богатству, совершил свой "большой прыжок", коль скоро он реализовал свой главный шанс, то для него начинается период "накопления преимуществ". Констатация этой закономерности является всего лишь иной формой выражения евангельской истины: "имущему дастся и умножится". Чтобы превратить значительное богатство в подлинно огромное богатство, он должен занимать такие позиции, которые дают возможность использовать этот закон накопления преимуществ. Чем крупнее его исходное богатство и чем крупнее "стратегическое" значение занимаемых им экономических позиций, тем больше и надежнее его шансы на умножение богатства. Чем больше он имеет, тем шире его кредит - то есть возможность пользоваться чужими деньгами - и, следовательно, тем меньше ему приходится рисковать ради дальнейшего накопления. И в конце концов наступает такой момент в накоплении преимуществ, когда риск фактически перестает быть риском и умножение богатства становится делом столь же надежным, как сбор государственных налогов.

Беспрерывное накопление преимуществ, совершающееся на самом верху пирамиды богатства, покоится на тех же закономерностях, что и порочный круг нищеты, существующий в самом низу. Надо иметь в виду, что процесс накопления преимуществ предполагает наличие объективных благоприятных возможностей и вместе с тем психологическую готовность использовать эти возможности. Подобно тому как экономические и социальные путы, связывающие людей из низов?, порождают у них апатию и отсутствие веры в себя, так и благоприятные экономические и социальные возможности людей из верхов порождают у них стремление к дальнейшему продвижению и уверенность в себе. Твердая уверенность в достижимости желаемого возникает из объективной возможности и в свою очередь порождает стремление непременно использовать эту возможность. Многократный успех порождает энергию, а постоянные мелкие неудачи ослабляют волю к завоеванию успеха.

Большинство мультимиллионеров поколения 1950 г., связанных узами родства с мультимиллионерами предшествующих поколений, появились на свет уже после того, как их родные совершили свой решающий прыжок,- так что механизм накопления преимуществ уже прочно вступил в действие. 39% крупнейших богачей поколения 1900 г., происходившие из высших классов, были избавлены от необходимости самостоятельно совершать этот критический прыжок, а некоторые из них, например Вандербильдты и Асторы, унаследовали к тому же и стратегические позиции, необходимые для дальнейшего накопления преимуществ, обеспечивающих в конечном счете обладание огромным состоянием. Отец Дж. П. Моргана оставил ему 5 млн. долл. и сделал его компаньоном банкирской фирмы, прочно связанной с финансовыми концернами Европы и Америки. Таков был "большой прыжок" Дж. П. Моргана. Но накопление преимуществ пришло к нему позже, когда в качестве финансиста и маклера он стал давать взаймы чужие деньги, чтобы способствовать продаже акций и облигаций новых компаний или укреплению уже существующих компаний, и получил в качестве комиссионных достаточное количество акций, посредством которых его фирма обрела в конце концов прочный контроль над новой корпорацией.

Эндрю Меллон, накопив при финансовой поддержке своего отца-миллионера опыт и деньги на лесном деле, стал затем совладельцем отцовского банка и расширил его до размеров всеамериканского банка. После этого вступил в действие процесс накопления преимуществ. Эндрю Меллон кредитовал новые предприятия, и особое значение для его карьеры мультимиллионера имел 1888 год, когда владельцы патентов на обработку алюминия уступили банку Меллонов долю в "Питтсбурградэкшенкомпани" (за полученные ими 250 тыс. долл., которые они использовали для постройки завода). Эндрю позаботился о том, чтобы эта компания осталась монополистом в области производства алюминия и чтобы Меллоны стали хозяевами в данной отрасли производства.

Никому, насколько мне известно, не удалось вступить в ряды американских мультимиллионеров всего лишь в результате медленного продвижения по административной лестнице в мире корпораций. "Многие из ведущих администраторов некоторых наших крупнейших корпораций, - заявил в 1953 г. Бенджамин Ф. Фэрлесс, председатель совета директоров "Юнайтед Стейтс стилкорпорейшн", - всю свою жизнь провели на административных постах, но не были в состоянии скопить хотя бы один миллион долларов. Мне это хорошо известно, потому что я сам являюсь одним из них". Если толковать это заявление таким образом, что заправилы крупных корпораций не становятся обычно миллионерами, то оно не соответствует истине: заправилы крупных корпораций становятся миллионерами. Но оно верно в том смысле, что они становятся миллионерами не потому, что они "специалисты" в области руководства промышленностью; оно верно в том смысле, что не промышленность, а финансы, не управленческая работа, а комбинации и спекуляции делают их, как правило, миллионерами. Заправилы корпораций, добравшиеся до самой вершины пирамиды богатств, не были просто администраторами, а политиками в сфере бизнеса и членами могущественных клик, занимавших такие позиции, которые позволяли им использовать для личной наживы механизм накопления преимуществ, действовавший в их корпорациях.

Очень немногие из тех, кто создал себе огромное состояние, провели большую часть своей самодеятельной жизни в постепенных переходах с одной должности на другую, более высокую должность, внутри одной корпорации или в нескольких. Такое постепенное и медленное восхождение совершили всего лишь 6% мультимиллионеров поколения 1900 г. и 14% - поколения 1950 г. Но даже те, кто безусловно медленно двигался вверх по иерархической лестнице корпораций, в редких случаях, по-видимому, продвигались по ней благодаря административным талантам. Эти люди чаще владели талантами юристов - или же (такие случаи очень редки) талантами изобретателей.

Длительное восхождение приносит плоды только в том случае, если оно превращается в накопление преимуществ; подобное превращение часто является результатом слияния компаний. Слияние обычно происходит в тех случаях, когда сливающиеся компании относительно невелики, и оно часто скрепляется браками. Так обстояло дело, например, когда Дюпоны скупили акции своего крупнейшего конкурента - компании "Лафлин энд Рэнд", а Чарльз Коупленд, заместитель президента "Лафлин энд Рэнд", стал заместителем казначея у Дюпона и женился на Луизе д'Анбело-Дюпон.

Под медленным движением с поста на пост, совершавшимся человеком, вышедшим впоследствии в мультимиллионеры, может скрываться также то обстоятельство, что он постепенно накапливал достаточный объем важной (недоступной другим) информации и приобретал достаточно связей, чтобы получить возможность с небольшим риском или совсем без риска спекулировать ценными бумагами. Именно поэтому поколение мультимиллионеров 1925 г. дает нам наибольший по сравнению с другими поколениями процент мультимиллионеров, совершивших длительное восхождение: в тот период существовали широкие возможности подобной наживы и правила спекулятивной игры не были еще такими сложными, какими они стали впоследствии.

Но какова бы ни была главная ставка, выигрыш которой дал возможность "чиновнику" из мира корпораций превратить свои капиталы в огромное богатство, он все равно становился обычно в тот или иной момент своего продвижения в мультимиллионеры таким же "предпринимателем", как и классические основатели огромных состояний, возникших после гражданской войны. Многие из таких администраторов из мира корпораций, как, например, Чарльз Нэш, покидали службу в корпорациях и создавали собственные компании. Оказавшись наконец на вершине пирамиды богатства, многие из этих людей, особенно из поколения мультимиллионеров 1925 г., проявляли весь тот спекулятивный дух и даже в известной степени склонность к помпезной роскоши и великолепию, которые обычно ассоциируются у нас с представлением о баронах-разбойниках конца XIX в.

Экономическая карьера крупнейших богачей не является ни "предпринимательской", ни "чиновничьей". Больше того, многие из их среды, подвизавшиеся в качестве "управляющих по наследству", являются в такой же мере "предпринимателями" или "чиновниками", как и те, кто не получал большого наследства. Термины "предприниматель" и "чиновник" - это термины, вызывающие представления о людях из средних классов, и содержание этих терминов не может быть расширено таким образом, чтобы они выражали особенности карьеры людей из высших сфер американской экономической жизни.

Ведущий к заблуждениям термин "предприниматель" имеет одно значение, когда он применяется к мелким дельцам, и совсем другое значение, когда его применяют к людям, владеющим крупнейшими американскими состояниями. Представление об основателе крупного состояния как об умеренном буржуа, создающем предприятие, которое под его умелым руководством постепенно расширяется, пока не становится крупной американской корпорацией, не соответствует действительности.

Когда говорят о предпринимателе классического типа, то предполагается, что в ходе ведения своего предприятия он рискует не только вложенными деньгами, но и всей своей карьерой; основатель же предприятия, совершивший свой "большой прыжок" и пустивший в ход механизм накопления преимуществ, открывающих ему путь к огромному состоянию, не подвержен, как правило, серьезному риску. Если же какой-либо риск и имеется, то обычно его принимает на себя кто-нибудь другой. В последнее время в роли "другого" выступало правительство США, как это было, например, в период второй мировой войны и при создании синдиката Диксона-Йэтс. Если делец средней руки задолжал 50 тыс. долл., то он может попасть в затруднительное положение. Но если человек ухитряется задолжать 2 млн. долл., то его кредиторы могут счесть за благо изыскать для него (если они в состоянии это сделать) какие-нибудь способы нажиться, чтобы он мог с ними расплатиться.

Бароны-разбойники конца XIX в. обычно учреждали или организовывали компании, становившиеся трамплином для тех денежных накоплений, которые открывали им путь в ряды мультимиллионеров. Действительно, 55% крупнейших богачей из поколения 1900 г. сделали первый шаг к достижению вершины пирамиды богатства в форме "большого прыжка", выразившегося в организации своих собственных компаний. Но в поколениях 1925 и 1950 гг. только 22% крупнейших богачей совершили свой решающий прыжок в такой именно форме.

Лишь очень немногие люди, принадлежавшие к одному из этих поколений, становились мультимиллионерами в результате энергичного руководства одной только крупной фирмой (или контроля над ней). Процесс накопления преимуществ требовал обычно поглощения других предприятий, то есть требовал финансовых маневров, завершавшихся организацией крупного "треста". Спекуляция ценными бумагами и юридическая изворотливость - вот главные орудия успеха таких высокоразрядных предпринимателей. Такого рода манипуляциями и изворотливостью они достигали позиций, позволявших им пустить в ход механизм накопления преимуществ.

Самой важной особенностью процесса образования огромных состояний является действие экономического механизма накопления преимуществ: тот, кто располагает большим богатством, тем самым приобретает множество стратегических позиций, позволяющих стяжать все новые и новые богатства. 65% всех нынешних мультимиллионеров подвизаются в предприятиях, полученных ими в наследство, или же просто живут как рантье на огромные доходы, получаемые от унаследованного богатства. Остальные 35% участвуют в высокой экономической игре более активно, хотя отнюдь не с большим риском, чем люди, которых обычно называют предпринимателями (более точно названных в эпоху позднего капитализма людьми, делающими экономическую политику в мире корпораций).

Существует несколько путей, ведущих к богатству. К середине XX в. трудности приобретения и удержания богатства, достаточного для того, чтобы пустить в ход механизм накопления преимуществ, ведущих на самую вершину, стали в США нарастать. Брак, приносящий деньги, всегда представляет собой весьма деликатное дело, а когда он приносит большие деньги, он часто бывает затруднителен и порой ненадежен. Воровать, если вы еще не обладаете большими деньгами, - дело опасное. Если человек ведет действительно рискованную игру за богатство и делает это достаточно долго, то в конечном счете все будет зависеть от размера его капитала; если же он играет краплеными картами, то он действительно выиграет свой куш, или украдет его, или же достигнет этого обоими путями - в зависимости от того, как ему будет ловчей. Карьера человека, заботливо развившего мелкое предприятие и постепенно превратившего его в крупное, никогда не была типичной и преобладающей среди людей, сколотивших огромные американские состояния. И то же самое может быть сказано о карьере человека, медленно взбиравшегося по ступеням иерархической лестницы корпораций. Взобраться на вершину пирамиды богатства нелегко, и многие, пытавшиеся это сделать, свалились, не достигнув цели. Легче и безопаснее родиться на этой вершине.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1379


Возможно, Вам будут интересны эти книги: