Чарлз Райт Миллс.   Властвующая элита

2

Так как все, в сущности, данные о доходах основаны на декларациях налогоплательщиков, то при их помощи нельзя полностью раскрыть разницу между "доходами" богачей из мира корпораций и доходами остальных американцев. В самом деле, всякое крупное исследование, призванное выявить эту разницу, наталкивается на факт существования привилегий, нарочито созданных для того, чтобы избавить доход богачей от налогового обложения. Эти привилегии настолько пронизывают собой все налоговое законодательство и всю практику налогообложения, что вряд ли можно принимать всерьез колоссальную рекламную шумиху, поднятую вокруг "революции доходов", которая якобы произошла за последние 20 лет. Известное изменение в распределении национального дохода США действительно, как мы уже указывали, имело место; но когда на основании объявленных налоговому ведомству цифр доходов делают вывод, что доля богачей в совокупном богатстве страны уменьшилась, то мы находим это не очень убедительным.

Так как налоговые ставки высоки, то богачи из мира корпораций проявляют тонкую изобретательность по части нахождения таких форм получения дохода или приобретаемых на доход вещей и благ, которые дают возможность избегнуть налогов. Формы налогового обложения богачей из мира корпораций более эластичны и дают больший простор для хитроумных толкований закона, чем формы обложения средних и низших классов. Лица с высокими доходами сами исчисляют причитающиеся с них налоговые удержания или - еще чаще - получают эти подсчеты от специалистов по налоговым делам, которых они нанимают. Можно допустить, что люди, получающие доход от собственности или от предпринимательской деятельности или от занятий свободными профессиями, не менее честны (или не более бесчестны), чем люди победнее, живущие на жалованье и заработную плату, но все дело в том, что они чувствуют себя в экономических материях увереннее, имеют больше возможностей и больше профессионального опыта и, что еще важнее, у них есть доступ к самым опытным в таких делах людям - лучшим юристам, квалифицированным бухгалтерам, специально изучившим налоговое дело как науку или как игру. Чем выше доход и чем разнообразнее его источники, тем больше вероятности, что при составлении налоговой декларации будут использованы хитрые уловки и лазейки; точно доказать это невозможно по самой природе подобных явлений, но трудно сомневаться в том, что сказанное является правилом. Значительная часть объявленного дохода ловко оформляется таким образом, что она ускользает от обложения - на основании буквы закона или без такого основания; много незаконных доходов попросту не декларируется.

Самой удобной лазейкой, дающей возможность скрывать текущие доходы, является, пожалуй, налоговая льгота, предусмотренная для прибыли от продажи долгосрочных активов. Когда военный деятель (или кто-нибудь другой за него) пишет ходкую книгу, когда бизнесмен продает свою ферму или десяток свиней, когда администратор из мира корпораций продает свои акции, полученная прибыль рассматривается в таких случаях не как обычный доход, а как прибыль от продажи долгосрочных активов. Это означает, что прибыль, остающаяся данному лицу после уплаты налога, будет примерно в два раза больше, чем если бы эта же сумма денег была получена в качестве жалованья или дивиденда. Люди, которые якобы получили данную сумму в виде прибыли от продажи долгосрочных активов, платят налоги только с 50% этой суммы. Налог на облагаемую половину исчисляется по прогрессивной шкале, исходя из общей суммы дохода данного лица, но он не может превышать 52% облагаемой половины. Это означает, что налог, уплачиваемый с таких прибылей от продажи Долгосрочных активов, никогда не может превышать 26% общей суммы прибылей; он будет еще меньше, если по сумме общего дохода, включая эти специальные прибыли, налогоплательщик будет отнесен к группе, облагаемой по более низкой ставке. Но если дела принимают другой оборот и прибыль от продажи подобных активов сменяется убытками, то потеря капитала в сумме, превышающей 1 тыс. долл. (если сумма потери капитала не превышает 1 тыс. долл., то налоговое ведомство может по закону просто вычесть ее из суммы дохода), может быть передвинута назад или вперед в пределах пятилетнего периода, чтобы соответственно сократить налог на прибыль от продажи долгосрочных активов.

Если не считать махинаций, связанных с искусственным отнесением дохода к прибыли от продажи долгосрочных активов, то самой выгодной лазейкой является надлежащее использование предусмотренной законом "скидки на истощение" нефтяных и газовых скважин и других месторождений полезных ископаемых. От 5 до 27,5% валового дохода, получаемого от нефтяной скважины (но не свыше 50% чистого дохода эксплуатирующего ее предприятия), ежегодно освобождаются от налога. Больше того, все издержки, затрачиваемые на бурение скважины и на подготовительные работы к ее эксплуатации, могут быть вычтены сразу, вместо того чтобы капитализироваться и амортизироваться в течение всего срока эксплуатации скважины. Основное значение "скидки на истощение" кроется не столько в проценте скидки, сколько в возможности пользоваться этой лазейкой в течение длительного времени после полной амортизации предприятия.

Люди, имеющие достаточно денег для того, чтобы маневрировать, могут также уклоняться от уплаты налогов посредством вложения денег, например, в необлагаемые налогом облигации муниципальных займов; они могут распределить свой доход между различными членами семьи таким образом, чтобы платить налоги по более низкой ставке, чем они платили бы с общей суммы дохода. Богачи, правда, имеют право дарить друзьям или родственникам без уплаты специального налога на дарения не свыше 30 тыс. долл. пожизненного дохода плюс 3 тыс. долл. ежегодно. Но муж и жена, действуя каждый от своего имени, могут вместе удвоить эти суммы. Богатый человек может сделать и такой свободный от обложения дар (до 20% годового дохода, передаваемого на нужды официальной благотворительности, не облагается налогом), который обеспечит его на весь остаток его жизни. Он может передать какой-нибудь известной благотворительной организации право собственности на пожертвованный им капитал, сохранив вместе с тем за собой право получения дохода, приносимого этим капиталом. Он непосредственно сокращает, таким образом, уплачиваемый им подоходный налог, а также ту часть имущества, которая станет после его смерти объектом налога на наследство.

Существуют и другие приемы, дающие возможность богачам сохранить свое богатство после смерти, несмотря на высокие налоги на наследство. Богач, например, может отдать имущество внуку с одновременной передачей управления им доверенному банку или компании, оговорив при этом, что доход от имущества будет пожизненно получать сын или дочь, хотя юридически имущество принадлежит внуку. Налог на имущество уплачивается в таком случае только после смерти сына или дочери (без этого приема он был бы уплачен дважды: после смерти первоначального владельца и после смерти его сына или дочери).

Распределение собственности между членами семьи с передачей управления доверенному банку или компании сокращает налоги - не только налог с наследства, но и текущие подоходные налоги, так как налог с дохода каждого члена семьи, получаемого от капитала, управляемого по доверенности, начисляется отдельно, без учета общего дохода семьи. Вдобавок к этому система управления по доверенности обеспечивает собственнику длительное квалифицированное управление его собственностью, избавляет его от забот, связанных с ответственностью, сохраняет переданное в управление по доверенности имущество нетронутым, создает самую лучшую юридическую охрану его и фактически дает возможность человеку контролировать свою собственность даже после смерти.

Существует множество форм семейной передачи имущества, и их применение регулируется довольно сложными и строгими законами. Но имеется одна форма ограниченной во времени передачи, "сущность которой состоит в том, что вы передаете собственность на имущество с условием возврата (и фактически передаете при этом доход с имущества на определенный период - свыше 10 лет). При соблюдении всех других требований закона вы избавляетесь от уплаты налогов на доход, получаемый от этого имущества".

Каких-нибудь 25 лет назад в Соединенных Штатах существовало не более 250 "благотворительных фондов"; в наше время их тысячи. Благотворительный фонд обычно определяется как "некая независимая, не преследующая коммерческих целей, законно зарегистрированная организация, учрежденная для того, чтобы "служить благосостоянию человечества". Она распоряжается богатствами, переданными ей в форме необлагаемых налогом пожертвований или наследств". В действительности же учреждение благотворительных фондов часто служило удобным способом уклонения от налогов. "Они становились для жертвователей своего рода "частными банками"; нередко получалось, что "человечество", которому они оказывали помощь, состояло из нескольких бедных родственников". В налоговом законе, принятом в 1950 г., была сделана попытка "закрыть некоторые из самых крупных лазеек", но "сомнительные благотворительные фонды все еще обладают одним преимуществом: сборщикам налогов очень трудно собирать о них сведения... Чиновники из налогового ведомства жалуются, что они не располагают ни временем, ни персоналом, нужным для проверки хотя бы крохотной части всех отчетов, уже представленных благотворительными фондами. Чиновникам приходится руководствоваться главным образом инстинктом при решении вопроса о том, какие из "фондов" надлежит подвергнуть ревизии". К этому надо добавить, что даже закон 1950 г. не содержит в себе требования, чтобы все сведения, относящиеся к деятельности благотворительных фондов, представлялись государственным органам.

Руководители многих коммерческих предприятий создали за последнее время благотворительные фонды, стремясь таким образом повысить репутацию своих фирм в местном и национальном масштабе; используя средства, переданные этим "фондам", они в то же время увеличивают объем исследовательских работ, ведущихся в их предприятиях. Корпорация, имеющая свой благотворительный фонд, не платит налогов на те 5% общей суммы прибылей, которые она ежегодно отчисляет своему благотворительному фонду. Богатейшие семьи также могут сохранить контроль над своей фирмой после смерти одного из членов семьи путем пожертвования значительной части акций их компании благотворительному фонду (Форд выделяется в этом отношении лишь размером пожертвованных сумм). Размер налога на наследство тем самым уменьшается; не будь этого обстоятельства, акции пришлось бы, возможно, продать посторонним лицам для уплаты налога на наследство. "Если кого-либо гнетет преимущественно забота о том, чтобы оградить часть своего дохода от налоговых невзгод, и он хочет дать заработать нуждающимся адвокатам, - советует своим читателям-администраторам один бойкий экономический журнал, - то он должен во что бы то ни стало учредить свой собственный благотворительный фонд, пусть даже самый маленький. Возможно, он предпочтет в этом случае пойти и на то, чтобы накладные расходы по организации этого дела съели весь (первоначально пожертвованный) доход".

Существуют пути и способы, посредством которых крупные богачи могут в сущности обойти любой закон о налогах на крупное богатство или свести его отрицательное влияние на их доходы к минимуму. Но такие законные и незаконные маневры представляют собой лишь часть привилегий, которыми пользуются богачи из мира корпораций в области охраны и увеличения своих доходов. Наряду с использованием правительственных постановлений и правил корпорации находят средства прямого увеличения доходов богачей из состава их администраторов. Эти разнообразные формы обогащения дают возможность административной прослойке богачей из мира корпораций поддерживать высокий уровень жизни при якобы умеренных доходах и в то же время платить налог в меньшем размере, чем тот, который закон как будто считает честным и справедливым. Укажем здесь некоторые из привилегий, которыми пользуются в этой области ведущие администраторы корпораций:

По договорам, предусматривающим возможность получения жалованья "в рассрочку", корпорация гарантирует администратору выплату определенного жалованья в течение гарантированного количества лет работы и обязуется выплачивать ему ежегодно после его ухода в отставку определенный гонорар, если только он не поступит на службу в конкурирующую компанию. Корпорация обеспечивает себе таким путем лояльность администраторов, а администратор получает возможность откладывать получение дохода на те годы, когда сниженный заработок приведет к снижению налога. Например, один из администраторов фирмы "Крайслер" недавно подписал контракт, по которому он в течение ближайших 5 лет будет получать 300 тыс. долл. в год, а затем пожизненно - 75 тыс. долл. в год. Недавно вышедший в отставку председатель совета директоров "Юнайтед Стейтс стилкорпорейшн", получавший 211 тыс. долл. в год, теперь получает в год 14 тыс. пенсии плюс 55 тыс. "отсроченного вознаграждения".

Классический пример использования системы выплаты жалованья в рассрочку продемонстрировал, пожалуй, один знаменитый театральный деятель. У него была возможность получать в течение 3-х лет годовой оклад в 500 тыс. долл. "Вместо этого он договорился, что будет получать ежегодно по 50 тыс. долл. в течение 30 лет. Никто не допускает всерьез, что когда он начнет приближаться к 80 годам, он все еще будет подвизаться в зрелищных предприятиях, но все дело в том, что, раздробив таким образом свой доход и сведя его к группе доходов, облагаемых по более низкой ставке, он сократил общую сумму подоходного налога, которую ему пришлось бы в ином случае уплатить, приблизительно на 600 тыс. долл. (по оценке, приведенной в одном источнике)". Такие фантастические соглашения практикуются не только в зрелищных предприятиях (хотя там они, возможно, получают более широкую огласку), - даже наиболее респектабельные и солидные компании часто устраивают дела своих высших администраторов подобным же образом.

Администраторам корпораций предоставляется (в определенных пределах) преимущественное право покупки акций их корпораций по рыночной цене или ниже ее. Это связывает администратора с компанией, ибо он может использовать свое преимущественное право покупки только по истечении установленного стажа работы, например года, или же ему позволяется использовать это право в форме покупки ограниченных количеств акций на протяжении более длительного срока, например 5 лет. Когда администратор использует свое преимущественное право покупки акций, он, как ничем не рискующий предприниматель, сразу же получает прибыль (разницу между ранее установленной ценой, по которой ему продают акции, и рыночной ценой в момент покупки). Если он потом продает свои акции, то преобладающую часть прибыли, которую он получает, правительство любезно освобождает от налога, трактуя весь этот доход как прибыль от продажи долгосрочных активов, облагаемую по более низкой ставке, чем обычная прибыль. Ничто не мешает администратору занять деньги и использовать свое преимущественное право покупки, а через 6 месяцев продать акции по более высокой цене. Например, в 1954 г. президент одной авиационной компании получил в виде жалованья, тантьем и авансов в счет пенсии около 150 тыс. долл.; после уплаты налогов ему осталось лишь около 75 тыс. долл. Но если бы он захотел продать 10 тыс. акций, которые он купил за несколько месяцев до этого, использовав свое преимущественное право, то он мог бы после уплаты всех причитающихся налогов получить еще 594 375 долл.. Налоговый закон от 1950 г. сделал преимущественное право покупки акций особо заманчивым, так как доход от продажи акций как объект обложения был приравнен к прибыли от продажи долгосрочных активов. На протяжении года (или около того), последовавшего за изданием названного закона, примерно одна из каждых шести компа-ний, значащихся в списках нью-йоркской фондовой биржи, предоставила своим главным администраторам преимущественное право покупки акций. С тех пор эта практика получила дальнейшее распространение.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1344


Возможно, Вам будут интересны эти книги: