Чарлз Райт Миллс.   Властвующая элита

5

С усилением и централизацией американских материальных орудий насилия возник чрезвычайно сложный военно-бюрократический аппарат, протянувший свои щупальца до окраинных азиатских государств и полуостровных окраин Европы и проникший со своими стратегическими воздушными силами в сердце Евразии. Подобные перемены в характере военных институтов и дальности действия средств насилия не могли не привести к столь же важным изменениям в положении людей, управляющих этими средствами насилия, то есть в положении американской военной знати.

Самым ярким символическим воплощением масштабов и очертаний новой американской военной машины является Пентагон. В этом лабиринте из бетона и камня помещается мозг американских средств насилия. Самое большое в мире административное здание - американский Капитолий - целиком поместилось бы в любом из 5 его крыльев. Длина только одной из 5 его внешних стен равняется длине трех футбольных полей. Коридоры общей протяженностью 17,5 миль, коммутатор на 40 тыс. телефонных номеров, 24 км пневматических труб, 2100 телетайпных аппаратов связывают 31 300 сотрудников Пентагона друг с другом и с внешним миром. Пентагон бдительно охраняют 170 агентов службы безопасности; его младший обслуживающий персонал насчитывает 1000 человек; 4 человека заняты весь рабочий день только тем, что сменяют перегоревшие электрические лампочки, другие 4 человека следят за щитом регулирования 4 тыс. часов, развешанных в Пентагоне. Около входа в здание со стороны реки имеется 5 площадок для игры в хэндбол и 4 кегельбана. Ежедневно в корзинки выбрасывается 10 г несекретных бумаг; этой бумажной макулатуры продается в год на сумму примерно 80 тыс. долл. Радио-телевизионные станции Пентагона передают 3 раза в неделю программу для всей страны. Его система связи позволяет вести четырехстороннюю беседу между людьми, находящимися на большом расстоянии друг от друга, например в Вашингтоне, Токио, Берлине и Лондоне.

В этом здании, в этом архитектурном лабиринте, среди этого причудливого скопища людей протекает повседневная деятельность современных военных лидеров. И среди них вы не найдете военных деятелей прежнего закала, закала тех людей, которые воевали с индейцами.

На верхушке военно-бюрократической лестницы, ступенью ниже президента Соединенных Штатов, назначаемого им министра обороны и помощников министра обороны, пребывает военный директорат - Объединенная группа начальников штабов, заседающая в помещении, стены которого обшиты листовой сталью. За объединенным комитетом начальников штабов непосредственно следует высший круг генералов и адмиралов, управляющих огромными и сложными наземными, морскими и воздушными силами, а также системой экономических и политических связей, поддерживание которых они считают необходимым, и аппаратами информации и пропаганды.

После событий в Пирл-Харборе была предпринята серьезная попытка объединить управление различными родами войск. Был издан ряд законов и директив, направленных к этой цели. Предполагалось, что такое объединение облегчит гражданский контроль. Эта попытка, однако, не увенчалась полным успехом. Особенно недовольно было морское командование, считавшее, что флоту не уделяется должного внимания. Командование отдельных родов войск порой обращалось в конгресс через голову министра. Был даже случай, когда командование ВВС добилось своего вопреки возражениям министра обороны. В 1949 г. комиссия Гувера доложила, что военное ведомство не имеет центрального руководства и достаточно упорядоченного бюджета, что оно не является единой "упряжкой" и что связь между научно-исследовательской деятельностью и стратегическими планами слаба.

"Отсутствие централизованного руководства национальным военным ведомством, негибкая система субординации, созданная на основе принятого закона, и раздробление ответственности привели к тому, что над вооруженными силами не был установлен строгий гражданский контроль".

После второй мировой войны в персональном составе высших руководителей военного ведомства, штатских и военных, произошли радикальные перемены, хотя, правда, социальный облик этой головки не подвергся решительному изменению. На посту министра обороны последовательно сменили друг друга политический деятель, маклер, генерал, банкир, руководитель корпорации. В непосредственном общении с этими людьми находились четыре высокопоставленных военных деятеля, принадлежащих к "настоящим военным". С точки зрения военщины идеальным гражданским руководителем военного ведомства был бы, вероятно, такой человек, который служил бы гражданской ширмой для конгресса и вместе с тем был бы послушным исполнителем решений, принимаемых военными. Но руководители такого типа попадаются не всегда. Недавно, например, морской министр отстранил от работы одного адмирала из-за "разногласий в политике". Трения в этой сфере, несомненно, имеются, ибо люди обоих разрядов - гражданского и военного, - как и все люди на свете, находятся в известной мере в плену у своего прошлого.

В высших военных кругах имеются, конечно, отдельные клики, различным образом связанные друг с другом и с существующими гражданскими политическими течениями и кликами. Это ясно обнаруживается в тех случаях, когда скрытые трения превращаются в открытые разногласия - как это было, например, в период отстранения Макартура от поста командующего вооруженными силами на Дальнем Востоке. Помимо школы Макартура (влияние которой уже убывало), придававшей главное значение Азии, в то время существовала еще школа Маршалла, придававшая главное значение Европе, группа Эйзенхауэра - Смита, пользовавшаяся большим влиянием, но не руководившая армией, и господствовавшая группа Брэдли - Коллинса, стоявшая у руководства. И существует к тому же довольно обычная рознь между теми, кто считает, что нужны "подлинно профессиональные вооруженные силы", возглавляемые "боевыми офицерами", и теми, кого больше устраивает возвышение новых "специалистов" и штабных работников.

По мере усиления власти военных в их среде, несмотря на "объединение" вооруженных сил (которое, безусловно, отнюдь не завершено), будут возникать, вероятно, более остро враждующие между собой группировки. Когда военные представляют собой маловлиятельную прослойку, борющуюся за свое существование, они в большей мере склонны поддерживать друг друга, чем в том случае, когда они оказываются доминирующими членами властвующей элиты, ибо при такой ситуации речь идет уже не о существовании, а об экспансии.

Милицейская система была в начале XX в. централизована. Развитие военной техники зашло теперь настолько далеко, что винтовки стали просто игрушками. Граждане получают ныне доступ к оружию в рамках дисциплинированной организации, имеющей строго централизованное управление, а средства подавления противозаконных актов насилия возросли. Следовательно, все, кто не принадлежит к правящим военным кругам, в военном отношении беспомощны. И в то же время дело обстоит так, что при наступлении войны в нее практически втягивается все население, то ли в качестве солдат, то ли в качестве тыловиков, а это означает, что все подчиняются иерархии, во главе которой стоят военные лидеры из Вашингтона.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1207


Возможно, Вам будут интересны эти книги: