Чарлз Райт Миллс.   Властвующая элита

6

Рост влияния военщины наблюдается не только в сферах политики, экономики, науки и просвещения.

Военная знать вместе со своими сторонниками и пропагандистами пытается прочно привить свои взгляды широким слоям населения.

В период второй мировой войны сторонники военщины открыто выступали как глашатаи милитаризма. Так, например, в речах, с которыми выступали во время войны Фрэнк Нокс, Чарльз Вильсон ("Дженерал электрик компани") и Джеймс Форрестол, много говорилось о милитаристских схемах будущего устройства страны, которых придерживались люди, определявшие политику США. И мечты эти отнюдь не поблекли. После второй мировой войны военная знать фактически инспирировала широкую и энергичную пропагандистскую кампанию. Она израсходовала миллионы долларов и использовала тысячи квалифицированных публицистов, штатских и военных, для пропаганды своих идей и для рекламирования своих имен среди народа и членов конгресса.

Основная цель этих крупных усилий раскрывается самим содержанием ведущейся пропаганды: военщина стремится привить народу чисто военное восприятие международных отношений, изобразить вооруженные силы в привлекательном для гражданского населения виде и таким образом доказать настоятельную необходимость умножения средств войны. Она стремится придать престиж военному ведомству, внушить уважение к его персоналу и таким путем подготовить общественность к мероприятиям, одобренным военными кругами, и обеспечить согласие конгресса на финансирование этих мероприятий. Имеется, конечно, и намерение подготовить население к войне.

Для достижения этих целей военная знать из Вашингтона имеет в своем распоряжении широкие средства информации и массового общения. Ежедневно, как во время войны, так и в мирное время, военное ведомство передает через бюро информации в Пентагоне редакциям газет и трем-четырем десяткам корреспондентов разные материалы и сообщения. Оно готовит тексты, записи на пластинках, записи на пленке для радио и телевидения. Оно имеет в своем распоряжении самую большую в восточных штатах киностудию, купленную в 1942 г. у фирмы "Парамоунт". Оно охотно снабжает редакторов журналов специально подготовленными копиями различных материалов. Военное ведомство организует публичные лекции военных деятелей и снабжает их готовыми текстами речей. Оно завязывает связи с влиятельными общественными организациями, устраивает информационные совещания и экскурсии для их лидеров, а также для руководителей корпораций и ведущих деятелей в сфере бизнеса, просвещения, религии, кино и театра. В 600 примерно населенных пунктах созданы "консультативные комитеты", которые содействуют распространению пропагандистских материалов военного ведомства и информируют его о неблагоприятных настроениях.

Все, что появляется о военных делах в газетах или радиопередачах, реферируется в военном ведомстве и анализируется; все, что это ведомство публикует, в том числе и труды отставных военных руководителей, рецензируется и подвергается цензуре.

Размер расходов, связанных с этими мероприятиями, из года в год меняется; по подсчетам сенаторов, интересовавшихся данным вопросом, расходы эти составляют от 5 до 12 млн. долл. в год. Однако надежность подобных оценочных данных весьма невелика, ибо военное ведомство занимает такое положение, что оно в состоянии использовать для целей пропаганды гораздо больше ресурсов, чем это выражается в его расходах. Так, в течение одного года было выпущено кинокартин, в производстве которых принимало участие военное ведомство, на сумму примерно 30 млн. долл.; за этот же период различные телевизионные центры предоставили военному ведомству возможность бесплатно выступить в телевизионных передачах в течение экранного времени, оцениваемого в несколько миллионов долларов, а радиовещательные компании - возможность бесплатно выступить в течение вещательного времени, оцениваемого "Верайэти" примерно в 6 млн. долл.

Подлинного размаха пропагандистских усилий военного ведомства не показывают и данные, представленные для 1951 г. сенатором Гарри Бэрдом (его данные сводятся к тому, что в военном ведомстве делами, связанными с пропагандой, рекламой и прессой, специально занималось 2235 военнослужащих и 787 штатских). Эта область деятельности не обслуживается одними только специальными работниками: для обработки общественного мнения нетрудно использовать, по крайней мере частично, многих военнослужащих. Ведущие адмиралы и генералы имеют, несомненно, свой собственный пропагандистский аппарат. В штабе генерала Макартура имелось в 1948 г. 135 военных и 40 штатских работников, специально занятых обработкой общественного мнения. Эйзенхауэр, когда он был начальником генерального штаба, имел в своем распоряжении для этих целей 44 военных и 113 штатских работников. И сама военная знать овладела искусством рекламы. Недавно начальник штаба военно-воздушных сил генерал ХойтВанденберг, уходящий ныне в отставку, говорил дипломированным летчикам в речи, произнесенной на одной авиационной базе, что "величайшее братство на всем земном шаре - это братство людей с авиационными нашивками... Вы не просто пилоты реактивных самолетов... Поставьте перед собой более широкую задачу - осознать значение военно-воздушных сил... и пропагандировать истинное понимание их роли. Людям, которые не видят истины, надо разъяснять настойчиво, горячо и убедительно, что военно-воздушные силы спасут мир от разрушения..."

Задача, стоящая перед глашатаями военщины, сложна и щекотлива. Но существует одно обстоятельство, которое всячески способствует их успеху. Дело в том, что среди множества общественных и политических течений и группировок, существующих в Америке, нет группы (или мыслимого блока групп), способной оперировать где-нибудь в стране для защиты своей точки зрения на спорные проблемы такой примерно массой времени, денег, людей, которая нужна для успешной борьбы с воззрениями, пропагандируемыми изо дня в день военной знатью и ее наемниками.

Это практически означает прежде всего, что в стране не существует свободного и широкого обсуждения военной политики или политических мероприятий, имеющих отношение к военным проблемам. Но это, конечно, находится в согласии с принципами воспитания профессионального вояки, приученного к тому, чтобы приказывать и повиноваться, в согласии со всеми нравами военщины, которые заведомо не похожи на нравы такого общества, где все вопросы обсуждаются и где решения принимаются путем голосования. Это соответствует также существующей тенденции к замене политики, базирующейся на открытом обсуждении коренных проблем, в котором принимают участие народные массы, политикой, базирующейся на тайных махинациях, и соответствует тотальному характеру современной войны, стирающей различие между солдатом и штатским. Милитаристская обработка гражданского общественного мнения и внедрение милитаристских идей в сознание гражданских слоев населения являются ныне важными формами проявления могущества военной знати.

Значение современных масштабов милитаристской пропаганды и отсутствия противодействия этой пропаганде не исчерпывается тем, что военщине удается протащить то или иное предложение или навязать свою точку зрения на тот или иной конкретный вопрос. При отсутствии противоборствующих взглядов военщина в состоянии вести пропагандистскую войну в ее самой высокой форме - в форме пропаганды такой оценки действительности, которая допускает только строго определенные точки зрения. Милитаристскую философию действительности, то есть воззрение, трактующее реальные отношения между государствами как преимущественно военные отношения, - вот что распространяет и культивирует военщина. Что касается влиятельных элементов общества, то ревнителям политического возвышения военщины не приходится, в сущности, тратить усилия на то, чтобы внушить им эту доктрину: они уже восприняли ее.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1128


Возможно, Вам будут интересны эти книги: