Чарлз Райт Миллс.   Властвующая элита

5

Несмотря на сходство социального положения и духовную общность ее членов, властвующая элита не представляет собой некий клуб с постоянным членством и фиксированными, официально установленными условиями приема. Одна из непременных особенностей властвующей элиты заключается в том, что в ней происходят значительные передвижки и что она, следовательно, не состоит из одной и той же узкой группы людей, занимающих одинаковое положение в одних и тех же иерархиях. То, что люди лично знают друг друга, еще не значит, что они придерживаются единого политического курса, а то, что они лично незнакомы друг с другом, еще не значит, что между ними имеются политические разногласия. Понимание природы властвующей элиты - как я уже неоднократно указывал - не связано преимущественно с обнаружением в ее среде личных дружеских связей.

По мере того как требования, предъявляемые к лицам, занимающим руководящее положение в каждой из главных иерархий, становятся все более сходными, становится сходным и духовный склад людей, занимающих - в результате отбора и профессиональной выучки - высокое положение в этих различных иерархиях. Это не абстрактное заключение, в котором особенности людей попросту выведены из особенностей системы. Это факт, обнаруживающийся в интенсивном обмене людьми между тремя иерархиями, совершающемся зачастую в весьма сложных формах. Во время второй мировой войны заправилы корпораций, военная знать и избранная часть политических деятелей вступили между собой в тесный, деятельный контакт; после окончания войны эти связи, обусловленные общими убеждениями, социальным сродством и совпадением интересов, продолжались. Значительная доля людей, принадлежащих к верхушке военных, деловых и политических кругов, занимала в течение последних пятнадцати лет разные посты в одной , или даже двух смежных иерархиях. В этих высших сферах наблюдается, таким образом, некая взаимозаменяемость людей на ведущих ролях, которая в официальных версиях связывается с предполагаемой гибкостью "организаторского дарования", а по существу, связана с тесным сотрудничеством между кликами, состоящими из своих людей. Многие лица из состава властвующей элиты, переходящие из одной иерархии в другую, стали рассматривать "правительство" как удобную ширму, за которой они могут творить свои дела.

По мере возрастания взаимных деловых связей "большой тройки" усиливается и обмен людьми между ними. Этот факт находит свое выражение в самом критерии отбора подающих надежды людей, применяемом во всех трех сферах. Руководитель корпорации, связанный деловыми отношениями с государственным аппаратом и его военным ведомством, сочтет в наше время более благоразумным приблизить к себе молодого человека, имеющего опыт работы в государственном аппарате и его военном ведомстве, чем человека, не имеющего такого опыта. Государственный руководитель, политические удачи которого сплошь и рядом зависят от политики корпораций и мира корпораций, в свою очередь отдает в этом случае предпочтение человеку, подвизавшемуся в мире корпораций. Таким образом, обмен кадрами и единство властвующей элиты возрастают в силу самих критериев, определяющих выдвижение людей в трех основных иерархиях.

Если учесть структурное сходство трех иерархий, в рамках которых протекает вся деятельность различных представителей элиты, влияние, оказываемое решениями, принятыми в одной из них, на остальные, если учесть многообразные линии совпадения их интересов и наличие административного вакуума в гражданском правительственном аппарате США при одновременном расширении его задач, - если учесть все эти структурные сдвиги, да еще вдобавок отмеченную нами общность душевного склада представителей элиты, то было бы поистине странно, если б мы обнаружили, что люди, слывущие опытными администраторами и весьма одаренными организаторами, сумели всего-навсего завязать связи друг с другом. Но они, конечно, добились гораздо большего; они все чаще и чаще завоевывают позиции в каждой из трех иерархий.

Единство элиты, обнаруживающееся в факте взаимозаменяемости ее членов на ведущих ролях, имеет своей основой аналогичный характер развития управленческих функций во всех трех ведущих сферах. Обмен людьми между одной иерархией и другой чаще всего происходит в тех пунктах, где их интересы смыкаются, как это происходит, например, между регулирующим органом и регулируемой отраслью промышленности между подрядной организацией и организацией-заказчиком. И это вызывает, как мы еще увидим дальше, новые связи, которые носят более открытый и даже официальный характер.

Ядро властвующей элиты состоит прежде всего из тех людей, которые свободно переходят от командных ролей в верхах одной из господствующих иерархий к подобным же ролям в другой иерархии: это, скажем, адмирал, являющийся также банкиром и юристом и возглавляющий вдобавок некую важную федеральную комиссию; это руководитель корпорации, являвшейся во время войны одним из двух или трех крупнейших производителей военных материалов, занимающий ныне пост министра обороны; это генерал военного времени, сменивший после войны мундир на штатский костюм, чтобы войти в состав официальных руководителей государства, а затем ставший членом совета директоров одной из ведущих корпораций.

Руководитель корпорация, превратившийся в генерала, генерал, превратившийся в государственного деятеля, государственный деятель, превратившийся в банкира, - все они, несомненно, обладают гораздо более широким кругозором, чем рядовые люди, вращающиеся в своем обычном окружении; и все же стремления и чаяния даже таких людей нередко бывают привязаны к главной сфере их жизнедеятельности. Однако сама их карьера складывается так, что они попеременно действуют во всех трех больших иерархиях и, таким образом, легко переступают пределы особых интересов каждой из них.

Самой своей карьерой и деятельностью они связывают воедино все три круга. Они образуют собой, следовательно, ведущее ядро властвующей элиты.

Совсем не обязательно, чтобы эти люди были знакомы со всеми сферами социального могущества. Так, один из них может вращаться, скажем, в промышленных и военных кругах, другой - в военных и политических, третий - в политических кругах и среди тех, кто создает общественное мнение. Карьеры людей этого типа, вращающихся в разных высших кругах, дают нам самое осязательное представление о структуре и характере деятельности властвующей элиты, включая и ее закулисную деятельность. Если можно говорить о существовании "невидимой элиты", то ядро ее образуют люди этого типа, выступающие как советники и связующие звенья "большой тройки". Если даже многие из них по крайней мере в начале своей карьеры и не входят в состав элиты (я считаю это весьма вероятным), а являются лишь "агентами" различных кругов элиты, то все равно именно они выступают как наиболее активная сила в деле сплачивания различных высших кругов в систему политического господства и в поддержании дееспособности этой системы.

Ядро властвующей элиты включает в себя и виднейших юристов и финансистов из крупных юридических контор и инвестиционных банков; согласование и увязка экономических, политических и военных дел и интересов является для таких людей почти профессиональной функцией, связанной с родом их деятельности, и они, таким образом, способствуют объединению властвующей элиты. Руководитель адвокатской фирмы обслуживающей корпорации, и руководитель инвестиционного банка - это люди, способные авторитетно и успешно выполнять посреднические функции. Характер их деятельности таков, что они не связаны узкими рамками какой-нибудь отдельной отрасли, и поэтому они в состоянии говорить и действовать от имени всего мира корпораций или по крайней мере от имени его внушительных секторов. Поверенный корпораций выступает как главное связующее звено между экономической, военной и политической сферами, а руководитель инвестиционного банка - это ведущий организатор и объединитель мира корпораций и к тому же человек, хорошо информированный о направлении огромных денежных затрат, запланированных в данное время американским военным ведомством. Когда вы имеете дело с адвокатом, выступающим в качестве поверенного инвестиционных банков, то вы имеете дело с влиятельным членом властвующей элиты.

В период, когда у власти находились демократы, одним из связующих звеньев между частнокапиталистическими корпорациями и правительственными учреждениями являлся инвестиционный банк "Диллон, Рид энд компани". Оттуда вышли такие люди, как Джеймс Форрестол и Чарльз Дитмар младший. В свое время партнером этой фирмы был Фердинанд Эберштадт, который впоследствии отделился, создав свой собственный инвестиционный банк, откуда в свою очередь вышло много политических и военных деятелей. Правительство республиканцев покровительствует, по всей видимости, инвестиционной фирме "Кун, Леб энд компани" и рекламной фирме "Баттен, Бартон, Дэрстин энд Осборн".

Неизменным влиянием независимо от находящегося у власти правительства пользуется адвокатская фирма "Салливэн энд Кромвэлл". Один из инвестиционных банкиров Среднего Запада, Сайрус Итон, сказал как-то, что "Артур Дин, старший партнер фирмы "Салливэн энд Кромвэлл" (Уолл-стрит, 48), был одним из тех, кто принимал участие в разработке проекта закона 1933 г. о ценных бумагах - первого из законопроектов, проведенных с целью регулирования рынков капитала. Он и его фирма, слывущая крупнейшей в США, поддерживают тесные отношения с комиссией конгресса по вопросам фондовых и биржевых операций с момента ее основания и пользуются там преобладающим влиянием".

Или вот третий крупнейший банк США - "Чейз нэшнелбэнк оф Нью-Йорк" (ныне "Чейз Манхеттен бэнк"). Независимо от находящегося у власти правительства между руководителями этого банка и руководителями Международного банка реконструкции и развития происходил взаимный обмен постами. Так, Джон Макклой, ставший в 1953 г. председателем правления "Чейз нэшнелбэнк", был до этого президентом Международного банка реконструкции и развития, а его преемник на этом посту состоял раньше вице-президентом "Чейз нэшнелбэнк". В 1935 г. президент "Чейз нэшнелбэнк", УинтропОлдрич, покинул этот пост, чтобы стать послом США в Великобритании.

Крайние фланги властвующей элиты (где наблюдается большая текучесть, чем в ее центре) образуют люди, "обладающие большим весом"; они принадлежат к элите, хотя, возможно, не принимают непосредственного участия в тех или иных важных решениях и не передвигаются на протяжении своей карьеры из одной иерархии в другую. Принадлежность того или иного человека к властвующей элите вовсе не предполагает, что он обязательно принимает личное участие в каждом приписываемом ей решении. Но, решая тот или иной вопрос, каждый член элиты основательно взвешивает интересы и соображения всех остальных ее членов. Роль членов властвующей элиты не ограничивается тем, что они лично принимают участие в решении ряда важнейших вопросов, связанных с войной и миром; люди, облеченные прямыми прерогативами власти, весьма основательно считаются с ними и при тех решениях, в вынесении которых они не принимают непосредственного участия.

На своих флангах и за их пределами, где-то в окружении своих второстепенных членов, властвующая элита незаметно сливается со средними звеньями власти - с рядовыми членами конгресса, с политически влиятельными группами, не представленными в самой элите, и со множеством группировок, выражающих интересы отдельных штатов, областные и узкоместнические интересы. Хотя все эти второразрядные деятели и не принадлежат к числу людей, обладающих общегосударственным весом, с ними все же приходится порой считаться, сговариваться, их приходится порой задабривать, обуздывать или выдвигать в более высокие сферы.

В тех случаях, когда властвующей элите, чтобы провернуть какое-нибудь дело, приходится устанавливать контакты с кругами, расположенными ниже ее - как это бывает, например, при проведении угодных ей законопроектов через конгресс, - членам элиты приходится самим выступать в роли лоббистов. Но среди членов властвующей элиты такой высокоразрядный "лоббизм" фигурирует под иным названием: он именуется "связной" функцией. В составе элиты имеются военные деятели, используемые "для связи" с конгрессом, с некоторыми строптивыми промышленными кругами - со всеми практически значительными элементами, не имеющими непосредственного отношения к властвующей элите. Те два человека из штата Белого дома, которые числятся "для связи", обладают оба военным опытом; один из них был в прошлом не только банкиром из инвестиционного банка и адвокатом, но и генералом.

Не общественные организации предпринимателей, а верхушечные клики адвокатов и руководителей инвестиционных банков являются активными политическими вдохновителями богачей из мира корпораций и членов властвующей элиты. "Вопреки общепринятому представлению, будто национальные ассоциации оказывают огромное влияние на формирование общественного мнения и на политический курс страны, ряд фактов показывает, что взаимодействие между этими ассоциациями в политической сфере носит не очень-то тесный характер. Главная тенденция, обнаруживающаяся в ассоциациях, сводится, по-видимому, к поощрению той отрасли их деятельности, которая вращается вокруг защиты особых интересов данной организации, и больше всего усилий прилагается для воспитания своих членов - вместо того чтобы уделять побольше времени попыткам воздействия на другие ассоциации в делах, связанных с текущими проблемами... Как средство постоянного выражения системы взглядов нации на важнейшие из проблем, стоящих перед ней, они (ассоциации предпринимателей) играют важную роль... Но при напряженных ситуациях на помощь призываются лица, связанные с кругами крупных корпораций, чтобы оказать давление в надлежащих местах в стратегически выгодный момент. Правда, национальные ассоциации могут иногда играть роль организаций, координирующих такое давление, но решающим фактором при окончательном определении политического курса являются, по-видимому, многочисленные связи, существующие между руководителями крупных корпораций".

Традиционный "лоббизм", практикуемый ассоциациями предпринимателей, все еще существует, хотя, правда, он обычно имеет дело со средними звеньями власти; объектами "обработки" являются обычно члены конгресса и, разумеется, рядовые члены самих ассоциаций. Так, например, важнейшая функция Национальной ассоциации промышленников состоит не столько в том, чтобы оказывать непосредственное влияние на политический курс страны, сколько в том, чтобы убеждать мелких предпринимателей, что их интересы совпадают с интересами крупного капитала. Но существует также и "высокоразрядный лоббизм". Руководители корпораций проникают везде и повсюду в высшие военные и политические круги. Этому способствуют их личные дружеские связи, участие в предпринимательских и профессиональных ассоциациях и в их различных подкомиссиях, их принадлежность к влиятельным клубам, их гласные партийно-политические связи и связи с клиентурой. Один исследователь, специально изучавший подобные клики из среды ведущих администраторов корпораций и располагающий материалами из первоисточников, утверждал, что "среди этих могущественных лидеров... наблюдается полная осведомленность относительно многих крупнейших проблем, стоящих ныне перед страной, как, например, проблем снижения налогов, передачи всей производственной деятельности государства частным предприятиям, расширения внешней торговли, сведения к минимуму социальных и других внутренних государственных мероприятий, укрепления и сохранения влияния партии, находящейся в данное время у власти в общенациональном масштабе".

Существуют действительно такие клики из среды администраторов корпораций, которые выступают как неофициальные руководители общественного мнения командной верхушки корпоративных, военных и политических иерархий, - и эта форма их деятельности имеет более важное значение, чем их непосредственное участие в военных и политических институтах. В тесных военных и политических кругах, а также в экономических кругах (где они выполняют роль"запасных игроков") эти группы и клики руководителей корпораций принимают участие почти во всех главнейших решениях - по каким бы вопросам они ни выносились. Важно отметить, что весь этот "высокоразрядный лоббизм" развертывается в рамках самой элиты.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 6125


Возможно, Вам будут интересны эти книги: