Росси Джанни и Ломбрасса Франческо.   Во имя ложи

Эпоха Джордано Гамберини

В то время как в Италии начиналась эра «левого центра»14, «Великий Восток» приступил к расширению своей «официальной» и закулисной власти. Разгромив «левых» в масонстве, приняв идеологические и финансовые условия, продиктованные американцами, получив дворец Джустиниани и вобрав в себя разрозненные группы, масоны из «Великого Востока» были готовы сформировать свое новое руководство.

Джильотти и Кортини, организаторы недавних побед, теперь ушли в сторону, но установленные ими связи оставались прочными, более того, даже укрепились в последующие годы. Оба, будучи почетными членами «Великого Востока», могли по-прежнему влиять на решения и установки руководства ложи.

Как мы уже упоминали, итальянские масоны подошли к восьмым послевоенным выборам своего «великого мастера» весной — летом 1961 года. После долгой внутренней политической борьбы, которая привела к глубокому кризису в общине из дворца Джустиниани, настолько глубокому, что для достижения какой-то договоренности пришлось прибегнуть к избранию «великого мастера» «pro tempore»15 в лице Камилло Мастрочинкуе (он занимал этот пост с 29 апреля по 15 июля 1961 г.), «луч света» упал, наконец, на 46-летнего Джордано Гамберини из Равенны16, человека с лицом аскета, который получил прозвище «спиритуалист».

И вот 15 июля, взывая к помощи «Великого архитектора Вселенной», Джордано Гамберини, новый «великий мастер» «Великого Востока» Италии поднялся по лестнице дворца Джустиниани.

По масонской традиции в период, предшествующий выборам, «братья», претендующие на посты в джунте (исполнительный комитет), распространяют за счет «Великого Востока» пропагандистские материалы, в которых перечисляются достоинства кандидата и его планы относительно будущего общины. Составление биографической справки о «брате» Гамберини взял на себя руководитель болонских масонов Карло Маннелли. Пропагандистская листовка была, однако, «подписана с разрешения и согласия» самого Гамберини, который, как всегда, до конца не доверял даже друзьям.

«Брат Джордано Гамберини довольно молод, — говорилось в листовке, — он родился 23 июня 1915 г. Принадлежит к семье с глубокими светскими традициями. Его прадед, адвокат Антонио, долгое время находился в папской тюрьме по делу о «карбонариях». Дед, кавалерийский офицер, — участник битвы при Беццекке. Со школьной скамьи Гамберини видел в масонстве храм, в котором можно наилучшим образом осуществить высшие идеалы человека. В 1931 году сблизился с протестантской церковью, надеясь удовлетворить свои духовные и философские потребности, но это ему удалось только после вступления в масонство.

В течение многих лет является великим представителем великой ложи «Орегон» в итальянском масонстве. Получил 30ю степень 20 сентября 1943 г. и в последние годы вновь вошел в Высший совет в качестве дополнительного члена.

В светской жизни — преподаватель химии в средних учебных заведениях. Основал центр научных исследований для промышленности. Руководит им по настоящий день; его деятельность, в частности его сотрудничество с ЮНЕСКО, получила высокую оценку. Участвуя в антифашистском Сопротивлении, Гамберини не принимал сторону какой-либо партии. Он всегда действовал во имя масонства. Он едва не был схвачен и убит при драматических обстоятельствах (в комитетах национального освобождения, однако, никто и никогда не слышал имени Гамберини. — Авт.).

В настоящее время он является членом провинциального совета, вице-президентом автономного института народных домов, членом советов различных государственных учреждений. Пользуется уважением даже у своих врагов, несмотря на свою известность в качестве деятеля масонства».

На самом деле, уважением и известностью, которыми Гамберини пользовался в «высшем свете» Равенны, где жил этот делец, он был обязан прежде всего тому, что входил в административный совет влиятельнейшего «Банка дель Монте». Повергнув своих противников, «спиритуалист» принялся за тяжкий труд по осуществлению в ложе перемен, выживая «левых» со скольконибудь заметных постов и оставляя за ними только представительские должности.

Его «коньком» всегда было издательское дело (им написаны «многочисленные масонские труды исторического и ритуального характера», комментирует его официальный биограф Маннелли). И именно в этой области уже летом 1961 года он нанес тяжелый удар в спину своим противникам. Будучи «великим мастером», он имел полное право взять в руки бразды правления издательским делом «Великого Востока»: это ли не лучшая возможность изменить политическую и философскую направленность публикаций? Первым от руки «спиритуалиста» «пал» Серафино Чезаре, участник проходивших в апреле 1960 года переговоров об объединении двух Высших советов.

Начиная с 1959 года Чезаре был директором ежемесячника, занимавшегося «исследованием политических, социальных и философских вопросов» «Великого Востока», «Люмен витэ», а также директором издательства «Латомия», где выходил этот журнал.

1 сентября 1961 г. Гамберини созвал собрание акционеров и «принял отставку» Серафино Чезаре, назначив на его место своего доверенного человека — Бернардо Пеллегрино. Таким образом, он подготовил почву для дальнейших действий. В 1962 году Гамберини основывает на акционерных началах издательство «Эразмо», которым пользуется для укрепления связей с представителями различных тенденций в мире политики и культуры — от католиков до либералов и умеренных социалистов. Издательство находилось в Риме и обладало акционерным капиталом в 990 тыс. лир, разделенным на тысячу акций, причем 430 из них принадлежало казначею ложи христианскому демократу Паоло Эмилио Нистри.

Именно он и подвел Гамберини. Когда в Г966 году вокруг Нистри разразился скандал, Гамберини не помогли уберечь репутацию даже его отменные дипломатические способности. «Братья» достаточно явно выразили свое отношение к этому скандалу во время состоявшихся в следующем, 1967 году очередных выборов «великого мастера», на которых Гамберини все же одержал победу над лидером внутренней «левой» оппозиции римским нейрохирургом Фердинандо Аккорнеро, но с минимальным разрывом в голосах (100 «достопочтенных мастеров» против 85).

Дело было так. Паоло Эмилио Нистри, выставивший свою кандидатуру на выборах 1966 года в муниципальный совет Рима по списку христианских демократов, совершил, с масонской точки зрения, ошибку: вместо того чтобы обратиться с просьбой об «усыплении», как того требует устав, он пустился в предвыборную кампанию, даже не поставив об этом в известность, хотя бы в частном порядке, «великого мастера». Но кто-то из недружелюбно настроенных к нему «братьев» (а скорее всего, определенные круги римской курии, внимательно следившей за масонами и хорошо информированной об их делах) как раз накануне выборов распространил по приходам брошюру, в которой разоблачалась причастность Нистри к масонству. Новость произвела большое впечатление на католический электорат. Нистри все же был избран в городской совет, но сведения, содержавшиеся в анонимной брошюре, попали в газеты.

Для Гамберини этот скандал означал задержку на пути к союзу с католическими кругами, но он не сдался, а как опытный кормчий повел свой корабль против течения. Чтобы заставить замолчать внутреннюю оппозицию, окрепшую в результате его относительного поражения на выборах, Гамберини был вынужден созвать 19 мая 1967 г. собрание членов общества «Эразмо» (которое к этому времени перебралось во дворец Джустиниани). На нем «великий мастер» сообщил об уходе Нистри с поста казначея и назначении на его место Джузеппе Пеларо — «великого секретаря» ложи и своего нового доверенного лица. За собой же он оставил кресло президента «Эразмо» и директора официального ежемесячного издания «Великого Востока» и «Ривиста массоника», основанного в 1965 году. Утвердившись в руководстве «Великого Востока», усмирив оппозиционеров и «овладев» масонскими печатными изданиями, Гамберини приступает к осуществлению своих планов: усилить власть масонов из дворца Джустиниани, достичь объединения с «отделившимися братьями» с Пьяццадель-Джезу, добиться признания со стороны английского масонства.

С целью расширения своей власти он поручил Роберто Аскарелли, своему доверенному лицу, тоже социал-демократу, как и он сам, заместителю «великого мастера», адвокату, имевшему собственную контору на площади Испании, реорганизацию секретной ложи «П-2» (которая в 1964 г. была переведена из дворца Джустиниани) и надзор за ней. В то время эта ложа объединяла всего 14 «братьев», как того требовали традиции ложи «Пропаганда»,17 и среди наиболее видных ее членов можно назвать «мастера» Джулио Рацци, генерального директора радиопрограмм РАИ18; генерала медицинской службы Томмазо Бариле; полковника Пьетро Спаккамонти, ставшего позже заместителем командующего корпусом финансовой гвардии; известного римского адвоката Отторино Петрони, защищавшего масонов на процессе о дворце Джустиниани.

Гамберини, Аскарелли, а с 28 ноября 1966 г. и Личо Джелли довели число членов «П-2» до 400. Они стали тем фундаментом, на котором Джелли начал строить после смерти Аскарелли в 1970 году здание своей незримой власти.

В течение первых трех лет пребывания на посту «великого мастера» Гамберини занимался не только реорганизацией, усилением «П-2» и изменением направленности масонских изданий, но и установлением связей с европейским масонством. Это помогло ему добиться формального признания масонской организации из дворца Джустиниани англичанами.

25 ноября 1963 г. Гамберини разорвал отношения с великой ложей «Великий Восток» Франции, так как считал, что та зашла слишком далеко в поддержке политической борьбы Французской социалистической партии и потому что объединенная великая ложа Англии уже давно признавала лишь послушную ей «великую национальную французскую ложу» (так называемую ложу «Нёйн»).

«С нашей стороны, — заявил Гамберини в 1963 году,— делать упор и сегодня на отношения с великой ложей Франции, отношения, которые до сих пор делали невозможным диалог с великой ложей Англии и с другими общинами, означало бы, кроме всего прочего, ставить в затруднительное положение также и великие ложи Соединенных Штатов, с большинством которых мы имеем самые тесные и конструктивные связи. Они, как и великие объединенные ложи Германии19 (в значительной степени зависящие от Соединенных Штатов и характеризующиеся массовым членством в них военнослужащих НАТО. — Авт.), в последнее время даровали свое признание великой национальной французской ложе (располагающейся на бульваре Бино), ранее уже признанной великой ложей Англии и другими общинами, чья приверженность идеалам масонства не вызывает сомнений».

Прервав, таким образом, отношения с самой сильной (более 35 тыс. членов) и независимой масонской общиной Франции ради того, чтобы снискать милость англичан и американцев, Гамберини признал в 1970 году (официальный акт был подписан его преемником Лино Сальйини) самую малочисленную и консервативную французскую ложу — ложу «Нёйи». Наиболее характерной чертой членов этой ложи был антикоммунизм и связанный с ним «явный и ортодоксальный атлантизм».

В годы, когда во главе верховного командования НАТО находился масон генерал Л. Лемнитцер (2 января 1963—14 июля 1969 г.), члены этой ложи часто устраивалй «братские трапезы», а точнее банкеты, в которых участвовали офицеры-масоны войск НАТО, расквартированных во Франции.

Нередко на этих приемах присутствовал сам Лемнитцер, встречаемый со всеми «масонскими почестями». Но это еще не все. Именно ложа «Нёйи» публично присоединилась к заявлению масона Артура Уоррена (который вместе с возглавлявшим ФБР «братом» Эдгаром Гувером похоронил парламентское расследование обстоятельств убийства президента США Джона Кеннеди) о том, что масон не может не быть последовательным антикоммунистом. «Меня спрашивают,— заявил Уоррен,— означает ли принадлежность к коммунистической партии антимасонское поведение, я отвечаю: „да"».

Внимание Гамберини, конечно, не было всецело поглощено только «масонскими заботами» в их чистом виде. Во время его девятилетнего пребывания у власти «братья» из «Великого Востока» получали по почте накануне парламентских выборов конверты с пометкой «лично», в которых обычно находили длинный список «братьев и сочувствующих», за которых нужно было голосовать. Когда же речь шла о выборах в местные органы власти, в дело вступало масонское руководство округов.

Масонское «лобби» срабатывало не всегда. Но, конечно, для многих кандидатов это был еще один способ собрать верные голоса, а в случае поражения—остаться в политической «среде», пока не представится другая возможность быть избранным (успех на выборах часто может означать гарантированное назначение на должность в каком-либо учреждении или в какой-либо административный совет).

На парламентских выборах 1963 года поддержка была оказана 80 кандидатам: 15—от либеральной партии, 15 — от социал-демократической, 9 — от социалистической, 33 — от республиканской и 8 — от монархической,

В 1968 году под разросшимся списком кандидатов уже стоит подпись «великого секретаря» Джузеппе Теларо (который заменил состарившегося и больного Умберто Дженова). На первом месте, как всегда, значатся кандидаты от республиканской партии, за ними — кандидаты от ОСП (Объединенной социалистической партии, в рамках которой еще какое-то время будут соединены социалисты и социал-демократы), затем — либералы и несколько ниже — кандидаты от Новой Республики (партии голлистского типа, созданной бывшим республиканцем Рандольфо Паччарди), монархисты и кандидаты от Партии пенсионеров. Назовем несколько наиболее известных имен: Франческо Фаусто Нитти (ОСП) — кандидат в палату депутатов от Лацио; Эрмидо Санти (ИСП — ИСДП) — в палату депутатов от Генуи; Манлио Чекозини (ИЛП) — в сенат от Триеста (в 1980 г. будет избран депутатом европейского парламента от либералов); Роберто Аскарелли (ОСП) — в палату депутатов от Лацио; Альберто Чампалья (ОСП) — в палату депутатов от Неаполя — Казерты; Беньями - но Финоккьяро (ОСП) — в палату депутатов от Бари — Фоджи (займет пост президента РАИ после реформы в 1975—1976 гг.); Эмануэле Террана (ИРП) — в палату депутатов от Калабрии и в сенат от Козенцы (будущий заместитель секретаря ИРП); Паскуале Бандьера {ИРП) — в палату депутатов от Восточной Сицилии (неоднократно занимал пост заместителя министра обороны).

Традиция подсказки имен и поддержки кандидатов — «друзей и братьев» соблюдалась и в дальнейшем (и не только путем направления писем со списками кандидатов, но и предоставлением «подарков» на десятки миллионов лир). Это подтвердилось, например, в ходе подготовки к парламентским выборам, состоявшимся 20 июня 1976 г. Партии «левого центра», получившие первый предупредительный сигнал на выборах в местные органы власти в 1975 году, очень опасались успеха коммунистов. В области Тоскана один из коллег по вере «великого мастера» Лино Сальвини флорентийский хирург Клаудио Модиано из руководства «шотландского обряда» дворца Джустиниани разослал 8 июня «братьям» циркуляр с предложением поддержать кандидатов — «братьев или друзей, внесенных в избирательные списки». Речь шла о политиках из окружения Сальвини. Кроме нескольких либералов и республиканцев, рекомендовалось поддержать: члена ХДП Клаудио Понтелло (из семьи владельцев строительной фирмы); Эдоардо Сперанцу, члена той же партии, заместителя министра юстиции; близкого к Фанфани20 христианского демократа Серджо Пеццати; бывшего главу парламентской группы ИСДП Антонио Карилью и всесильного руководителя флорентийской федерации социалистической партии, бывшего министра здравоохранения, заместителя председателя палаты депутатов Луиджи Мариотти.

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА

Поднятый в этой главе вопрос о «масонском лобби» в политике намного шире, чем простая мобилизация избирателей в поддержку того или иного кандидата на выборах. Конечно, для масонства было очень важно иметь своих людей в различных эшелонах власти, в парламенте или в государственных учреждениях для того, чтобы их руками проводить определенную политическую выгоду, проворачивать «деловые» махинации. Масонство продвигало своих ставленников не только путем победы на выборах. Оно вербовало их среди правящей элиты, используя шантаж и подкуп, посулы и игру на антикоммунистических настроениях и взглядах.

Показательны отношения, сложившиеся между Джелли и Джованни Леоне, занимавшим пост президента Итальянской Республики на рубеже 70-х годов, который, как свидетельствуют многие, обязан был своим избранием именно масонскому лобби. Еженедельник «Панорама» так описывает одну из встреч этих двух людей в декабре 1971 года:

«Без всяких колебаний он (Джелли. — Пер) изложил Леоне свои навязчивые идеи: ИКП обучает, организует и финансирует экстремистские группы, прибегающие к насилию; профсоюзы проводят постоянную подрывную деятельность против экономики и т. д.

Масонский «мастер» был удовлетворен беседой. Он вручил президенту республики доклад со своим рецептом — как спасти Италию... И вскоре президент робко заговорил о пересмотре конституции».

Джелли был невысокого мнения об итальянских политиках. «У меня не было никакой необходимости подкупать их,— говорил он,— итальянские политики настолько коррумпированы, что сами стремятся быть подкупленными». Он, однако, понимал, что большая политика требует больших денег. И не скупился. По имеющимся в настоящее время у следствия данным, масоны передали различным партиям и политическим деятелям десятки миллиардов лир. В банковских книгах Синдо* ны и Кальви есть следы этих операций: 1 млрд. лир передан в кассу неофашистского итальянского социального движения, около 30 млрд. — руководству социалис-тической партии, неуточненная до конца многомиллиардная сумма — лидерам христианских демократов, 50 млрд. лир были переведены в швейцарские банки для оплаты услуг судебных чиновников... Получатели, разумеется, «отрабатывали» эти деньги, обеспечивая безнаказанность антигосударственной деятельности «масонского братства».

Был и еще один способ добиться «покорности» от государственных и политических деятелей, и масоны широко прибегали к нему. Это — шантаж.

При обыске у Джелли были обнаружены несколько десятков из 33 тыс. досье, незаконно собранных в свое время итальянскими секретными службами на видных политических деятелей страны. В них все — от политических взглядов до подробностей интимной жизни. Хотя парламент проголосовал за уничтожение этих документов, часть из них, как выяснилось теперь, оказалась в руках руководителя ложи «П-2» и превратилась в орудие давления. Это могло произойти только при пособничестве высокопоставленных сообщников, и нельзя не согласиться с содержащейся в одном из документов руководства ИКП оценкой деятельности Джелли и его компании: «Создание такого разветвленного и опасного центра незримой власти было бы невозможно без попустительства и соучастия со стороны находящихся у власти правительств».



14 Правительства, созданные на основе коалиции ХДП с Итальян¬ской социалистической партией.
15 Временно (лат.).
16 Равенна — город и порт на Адриатическом побережье Северной Италии.
17 Имеется в виду престижная ложа «Пропаганда», действовавшая
в древности в Александрии (Египет).
18 Итальянское радио и телевидение.
19 Имеется в виду ФРГ.
20 Неоднократно избирался политическим секретарем ХДП, премьер-министром Итальянской Республики.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1203


Возможно, Вам будут интересны эти книги: