Росси Джанни и Ломбрасса Франческо.   Во имя ложи

На пути к Пьяцца-дель-джезу

Во второй половине 60-х годов Гамберини настойчиво стремится к «христианизации» «Великого Востока», в этом деле он опирается на связи с некоторыми видными деятелями римской курии — Розарио Ф. Эспозито, историком масонства, автором многих работ по этой теме, и иезуитом из «Чивильта каттолика» Джованни Каприле. Оба они, хотя и с различных позиций, смогли познакомиться с «паракатолическими» новшествами руководителей дворца Джустиниани и способствовали, конечно косвенно, сближению интеллектуальных и политических католических кругов с масонством, в результате чего многие высокопоставленные верующие стали членами лож «Великого Востока». Чаще всего эти «обращенные» в новую, масонскую, веру католики в поисках личной выгоды и на свою беду вступали в секретную ложу «П-2», подчиненную «черному князю», облаченному в перчатки и фартук,21 по имени Личо Джелли.

Несмотря на усилия Гамберини и обоих упомянутых выше прелатов (и, по-видимому, несмотря на настойчивое давление Джелли), церковь 17 февраля 1981 г. вновь предает анафеме вступающих в масонство католиков. Отказав в признании светскому «Великому Востоку» Франции, Гамберини начинает сотрудничать с клерикалами Эспозито и Каприле.

Сначала он ищет и находит способ встретиться с отцом Эспозито, который не делает тайны из того, что нашел Гамберини «терпимым» и преисполненным добрыми намерениями. Тот, в свою очередь, говорит о церковнике как о «лояльном и любезном» человеке. А 15 октября 1965 г. «спиритуалист» идет еще дальше; он соглашается дать интервью фашистскому еженедельнику «Боргезе».

На вопрос журналиста о новых моментах в отношениях между церковью и масонством Гамберини отвечает: «Новое состоит в следующем: римская церковь стала относиться к нам с большим уважением. Мы это заметили в ходе полемики с католическим еженедельником «Оридзонти» (речь идет о статьях, написанных отцом Эспозито. — Авт.). Кроме того, у меня много друзей среди католического духовенства». Для антиклерикальных масонов эти слова прозвучали, как гром среди ясного неба.

В результате полусекретных переговоров с отцом Эспозито и уж совсем секретных встреч с Тито Чеккерини, «великим мастером» «отделившихся» братьев с Пьяццадель-Джезу, Гамберини вводит практику обмена письменными посланиями с великой ложей Англии и взаимных «туристских визитов». Он надеялся таким образом добиться еще одного международного масонского признания своей ложи.

Но путь к этому был тернист. Новым препятствием после скандала с Нистри для Гамберини стала публикация в журнале «Вита». В сентябре — октябре 1966 года журналист Энрико Фоски собрал по заданию этого журнала документальный материал об итальянском масонстве, содержащий много высказываний и заявлений Гамберини. В то время поговаривали, что сбор документов был «инспирирован» генералом Джузеппе Алойя, занимавшим тогда пост начальника генерального штаба и состоявшим в тайной масонской ложе «Справедливость и свобода», располагавшейся на Пьяццадель-Джезу (членом той же ложи был его недруг Джованни Де Лоренцо, руководитель секретной службы СИФАР, готовившей государственный переворот). И вот в «Вита» за номером 393 от 20—26 октября 1966 г. появляется секретнейшее письмо, направленное 24 июня 1958 г. «великим мастером» из дворца Джустиниани Чиполлоне в адрес Чеккерини. Из письма следует, что между двумя общинами осуществляются контакты и что Чиполлоне стремится к «скорейшему» объединению двух групп.

Однако большая часть статьи Фоски, озаглавленная «Развод и доллары», посвящена Гамберини. Журналист задает «великому мастеру» риторический вопрос: «Правда ли, что д-р Гамберини начинал свою карьеру в группе Де Кантеллиса, а затем перешел в группу «Объединенное масонство», собиравшуюся на виа Форново?». И еще: «По какому адресу собиралась группа Де Кантеллиса? Кое-кто утверждает, что в то же самое время и в том же месте встречались члены политического движения г-на Сальвареццы и люди пресловутого «горбуна из Куартиччоло». Все эти совпадения вкупе с биографической справкой, написанной к избранию Гамберини на пост «великого мастера», говорили против него.

По свидетельству, пусть даже не очень точному, старых римских масонов, группа Де Кантеллиса начиная с 1943 года собиралась в бывшей штаб-квартире фашистской партии в районе Пьяцца-Мадзини. А в двух шагах от Пьяцда-Мадзини, в бывшей штаб-квартире итальянской фашистской молодежной организации на виа Форново, собирались члены банды монархиста, бывшего офицера Умберто Сальвареццы, основавшего «Партию пролетарского союза», объединявшую выходцев из вооруженных сил. Несмотря на обманчивое название, партия Сальвареццы была правоэкстремистской группой, находившейся в контакте с преданными Савойской династии22 монархическими кругами и агентами УСС.

«Пролетарский союз», вобравший в себя также большую часть люмпенов с римских окраин, очень скоро превратился в банду вымогателей, действующую заодно с людьми Джузеппе Альбано, известного главаря шайки грабителей по прозвищу «горбун из Куартиччоло».

Кроме того, Фоски в своей статье писал о работе Ф. Джильотти в американских спецслужбах и о том, что в свое время этот итало-американец передал «Великому Востоку» от американских друзей 65 тыс. долл. Журналист действительно оказался очень хорошо информированным относительно Джильотти, поскольку о его принадлежности к УСС впервые стало известно после выхода в ГДР в 1968 году книги «Кто есть кто в ЦРУ», написанной Юлиусом Мадером. Кроме Джильотти у Гамберини были и другие достаточно престижные связи в Америке. Например, следует назвать Ванни Монтану, «великого старшину» великой ложи Нью-Йорка, известного также в качестве одного из руководителей американского профсоюза, связанного с ЦРУ и с кланом Росселли из «Коза ностра». Во время одной из поездок в Нью-Йорк Гамберини даже сфотографировался с «братом» Монтаной, который в годы второй мировой войны, а именно в 1942 году, основал совместно с Луиджи Антонини ИАЛК («Итало-американский совет трудящихся»), позже объединившийся с реакционным Американским комитетом за демократию в Италии, в котором подвизались члены мафии и агенты УСС, в том числе Фрэнк Б. Джильотти.

По свидетельству авторов книги «Американцы в Италии» Фаэнца и Финн, имевших доступ к документам УСС, Монтана был «директором отдела информации ИАЛК, который в США представлял интересы Джузеппе Сарагата». Монтана создал Комитет за социальное и экономическое развитие Италии для поддержки в ходе избирательной кампании в апреле 1948 года только что образовавшейся партии Сарагата. Этот комитет должен был помочь государственному департаменту осуществить на антикоммунистической платформе «план Маршалла» в Южной Италии.

В конце 1966 — начале 1967 года из Соединенных Штатов поступили сообщения, проливающие свет на странствия Гамберини по пути «обращения и единства». Влиятельный американский еженедельник «Тайм» писал 19 августа 1966 г., что по инициативе католического ордена «Рыцарей Колумба» состоялось совместное собрание членов ордена и руководителей масонов. При этом высокопоставленный католический прелат отец Джон Дж. Морлей даже утверждал, что тем самым открылась возможность церкви «выйти из гетто». Орден «Рыцарей Колумба» появился в Соединенных Штатах в качестве конкурента многочисленным масонским и близким к ним ассоциациям (типа «Лайонс» и «Ротэри»). В те годы орден насчитывал около 1,2 млн. членов, почти все они были ирландского, итальянского, пуэрториканского или испанского происхождения, в то время как различные масонские организации насчитывали 4,5 млн. «братьев». Как первые, так и вторые представляли собой мощное финансово-политическое лобби, способное зачастую предопределять выдвижение той или иной кандидатуры на важные государственные посты.

Вскоре соглашение между масонами и орденом «Рыцарей Колумба» было достигнуто, как об этом сообщили нью-йоркские газеты 22 февраля 1967 г. В марте того же года, как мы уже упоминали, на ежегодном собрании членов великой ложи, которое приурочивается к дню весеннего равноденствия, Гамберини в третий и последний раз был избран собравшимися «достопочтенными мастерами» «великим мастером», победив с минимальным перевесом своего ярого соперника Аккорнеро.

18 марта 1967 г. участники собрания великой ложи узнали о предложении итальянских властей «переселить» «Великий Восток» из дворца Джустиниани во дворец Балеани (в последний момент от реализации этого проекта отказались). Эта угроза дамокловым мечом нависла над всеми «братьями». Но Гамберини, как верховный руководитель масонского воинства, воспринимал возможность потери дворца особенно болезненно.

Официально соглашение с итальянским государством о дворце Джустиниани подписало акционерное общество УРБС, за которым скрывался «Великий Восток». Общество было создано 4 апреля 1910 г. специально для приобретения дворца Джустиниани. К 60-м годам его акционерный капитал увеличился с 500 тыс. до 1 млн. лир в государственных ценных бумагах и был разделен на тысячу акций стоимостью тысяча лир каждая. В конце 1966 года в результате ловкого маневра Гамберини удается захватить весь пакет акций — 40 акций в качестве частного лица и 960 в качестве председателя кружка «Культура для посвященных». На собрании акционеров он предлагает двум членам исполнительной джунты, графу Просперо Висконти Праска и Джузеппе Теларо, войти в состав административного совета (его членами они оставались в течение трех лет — с 1967 по 1970 г.).

Акционерное общество по владению недвижимостью УРБС увеличило свой капитал после того, как 8 июня 1968 г. в него влилось другое римское масонское акционерное общество ЧИБИ («Итальянская компания по владению недвижимостью») с акционерным капиталом в 1 млн. лир, разделенным на 500 акций. Соответствующий нотариальный акт был составлен римским адвокатом Джузеппе Маркезе, масоном, членом административного совета «Эразмо». Акции ЧИБИ в момент слияния распределялись следующим образом: 280 в руках Гамберини как единовластного председателя «Культуры для посвященных»; 110 принадлежали Гамберини лично и 110 были разделены между несколькими «братьями». Однако Гамберини не удовлетворился тем, что прибрал к рукам все финансы «Великого Востока». В 1968 году он направляет масонам циркуляр, в котором призывает всех «братьев» жертвовать «на постройку нового масонского дома». Эта была еще одна попытка позаботиться о себе перед лицом безрадостной перспективы возврата государству дворца Джустиниани. Несмотря на невероятные усилия, удалось собрать лишь около 250 млн. лир. Никто не знает, куда они исчезли.

Так, погруженный в земные дела и в заботы о душах, «спиритуалист» приближался к концу своего девятилетнего правления, укрепив, несмотря на растущие атаки со стороны оппонентов, свои позиции и добившись довольно значительных успехов. В октябре 1968 года он воссоздал «Итальянскую лигу прав человека», присоединившуюся к действовавшей во Франции международной лиге, и занимал пост ее президента до 13 декабря 1970 г., когда его сменил Сальвини, избранный «великим мастером» незадолго до этого. С 25 января 1974 г. президентом лиги стал республиканец Паскуале Бандьера (посвящен в масоны Фрэнком Джильотти в 1943 г.). В 1974 году Бандьера являлся членом секретной ложи «Братья Арвали», в которую входили также бывший полковник секретной службы СИД Никола Фальде, генерал инженерной службы Танферна, бывший командующий армейским корпусом генерал Паоло Гаспари.

Гамберини удавалось служить «и вашим, и нашим». Умаслив светских деятелей, он продолжает развивать отношения со священнослужителями, идя по пути, который приведет его в конце концов к объединению с группой с Пьяццадель-Джезу и к англосаксонскому признанию. Подстегнутый решением скандинавского епископата, который в июне 1967 года вынес решение о том, что можно принадлежать к масонской общине и одновременно «исповедовать католическую веру», «спиритуалист» спешит навстречу «историческому» смыканию итальянских масонов с римской церковью. Первое «совместное мероприятие» было организовано в воскресенье, 15 июня 1969 г., в помещении кинотеатра «Астор ди Савона». Отец Розарио Эспозито присутствовал на этом «примирительном собрании» в качестве почетного гостя.

Для многих масонов эта встреча была равносильна светопреставлению. Для католиков, внимательно следивших за делами в масонском «доме», это, напротив, был решительный шаг к разрушению вековых препятствий, не позволявших им открыто вступать в ряды масонов.

Не смущаясь критики со стороны внутренней оппозиции, Гамберини в конце октября 1969 года принимает участие в заключительном туре работ семинара, организованного в католической Падуе университетским колледжем дона Мацца.

Но 1969 год должен был стать и годом его политического падения. Поредевшее, но воинственное «левое» меньшинство во дворце Джустиниани могло закрыть глаза на его дружбу с американскими масонами, связанными в большинстве своем с заокеанскими шпионскими кругами, но оно не могло смириться с его путчистскими намерениями.

В тот год, от которого ведет свой счет «стратегия напряженности», в год разрыва между социалистами и социал-демократами (многие наблюдатели связывают этот разрыв с маневрами государственного департамента США), о Гамберини ходили довольно странные слухи. Первые обвинения в том, что на протяжении последних 12 лет масонство подверглось массированному «заражению», были сформулированы в письме от 23 сентября 1969 г. одним из руководителей «Великого Востока» агрономом Приско Брилли из Гроссетто: «На белой «братской» трапезе (с участием также немасонов. — Авт.) в отеле «Хилтон» «брат» полковник Джелли из ложи «П-2» сообщил «брату» Сальвини о том, что «великий мастер» посвятил в масоны 400 высших армейских офицеров, чтобы подготовить «правительство полковников», которое всегда предпочтительнее коммунистического кабинета. Были также приняты или готовы к вступлению в ложу некоторые видные деятели ХДП». Сальвини, готовившийся к выборам «великого мастера» в 1970 году, конечно же, не упустил возможности использовать этот «секрет» в ходе пропагандистской кампании. Он производит «утечку» информации о действиях Гамберини. Последний всеми средствами пытается еще бороться, но очень скоро оказывается вынужденным пойти на уступки сопернику.

Сразу же после избрания «великим мастером», 21 марта 1970 г., тосканец Лино Сальвини спешит заключить прочный союз со «спиритуалистом»,, разделив с ним сферы влияния. Подписывается даже документ (22 марта), в котором Сальвини формально обращается к бывшему «великому мастеру» с просьбой «взять на себя роль председателя комиссии по контактам с зарубежным масонством», признает за ним «в связи с этой ответственной должностью право вмешиваться в любое политическое или религиозное заявление или любое другое, имеющее доктринальный характер, занимать пассивное или активное отношение к ним, если это вызвано поддержанием наших отношений с законными масонскими общинами», а также просит остаться в руководстве «Ривиста массоника».

Таким образом, к Сальвини отошли земные дела «Великого Востока», а к Гамберини — международные связи и забота о душах масонов. Но кое-кто из присутствовавших на том собрании великой ложи в отеле «Хилтон» совершенно отчетливо услышал, как Сальвини обратился с Гамберини с такими словами: «Теперь связи с ЦРУ будешь держать в руках ты». Так бывший «великий мастер» получил полную «свободу рук», и, надо сказать, он всегда старался оправдать доверие Сальвини.

Гамберини продолжал идти по пути встреч и обменов мнениями с прелатами (которым теперь отводилось место также на страницах «Ривиста массоника») и дальнейшего укрепления связей с «братьями» с Пьяцца дель Джезу. До объединения с ними оставалось всего несколько шагов. Так же близко было достижение англосаксонского признания, которого добивались более 100 лет.




21 Символы принадлежности к масонству.
22 Династия королей объединенного королевства Италии (1861— 1946 гг.).

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1292


Возможно, Вам будут интересны эти книги: