Росси Джанни и Ломбрасса Франческо.   Во имя ложи

Объединившиеся, но оставшиеся разъединенными

Итак, как же складывались отношения «спиритуалиста» с высшими руководителями великой ложи с Пьяцца дель Джезу? Эта община — прямая наследница группы, расколовшей итальянское масонство в 1908 году, была воссоздана в 1943 году благодаря стараниям Рауля Палерми и других сотрудничавших с фашистским режимом масонов. Не раз «великого мастера» Палерми уличали в том, что он был агентом ОВРА (политической полиции Муссолини) и имел деловые связи с начальником фашистской полиции Боцкини. Против Палерми свидетельствовала и «памятная записка для Муссолини», написанная Джованни Прециози 31 января 1944 г. в Мюнхене. В ней говорилось, что Палерми «устроился при наиболее влиятельном тогда министре, Костанцо Чиано, принявшем его на работу и сохранившим его при себе в министерстве связи».

4 сентября 1943 г. суверенным «великим мастером» «шотландского обряда» вместо Палерми стал Карло Де Кантеллис (это был короткий период масонского объединения), одновременно некоторые группы вышли из подчинения руководителей, обосновавшихся на Пьяццадель-Джезу, и организовали самостоятельные организации или присоединились к созданной в то время «великой мастерской» во дворце Джустиниани. После смерти Палерми высшая масонская должность «великого мастера» переходит к бывшему мэру Капри Чезаре Терцани (который создает отдельную масонскую группу, известную как «община с аллеи Джулио Чезаре»), затем снова к Де Кантеллису, а в 1962 году ее берет в руки Тито Чеккерини (известный также как «Тито из Торреланча» — этим псевдонимом он подписывал статьи в официальном журнале группы с Пьяццадель-Джезу).

Под деспотическим правлением Чеккерини община не только сохранила, но и усилила свою прокатолическую направленность, открыв двери своих лож (прежде всего секретной ложи «Справедливость и свобода» — разновидность «П-2») политикам, высшим судебным чиновникам, крупным финансистам и представителям консервативного, а то и фашистского толка высшего командного состава вооруженных сил. В группу с Пьяццадель-Джезу входили люди, в той или иной степени замешанные в преступных заговорах и попытках государственных переворотов, которые сотрясали послевоенную Италию. Среди них был генерал и участник неудавшегося государственного переворота в 1964 году Джованни Де Лоренцо, руководитель СИФАР (позднее — депутат парламента от неофашистской партии итальянское социальное движение), его соперник генерал Джузеппе Алойя, начальник генерального штаба итальянской армии, генерал Вито Мичели (он тогда еще не возглавлял СИД, но уже был шефом СИОС — разведки и контрразведки сухопутных войск), позже замешанный в попытке государственного переворота «черного принца» Юнио Валерио Боргезе и в создании так Называемой «параллельной» СИД.23

20 апреля 1970 г. Чеккерини объединяет со своей общиной группы, возглавляемые Помпео Фальконе и Аугусто Пикарди (последний станет «суверенным великим командором» «шотландского обряда»). Затем, в период с июня 1972 по июнь 1973 года, происходит слияние «шотландских обрядов» общин из дворца Джустиниани и с Пьяццадель-Джезу, а потом и самих этих великих лож.

Протокол объединения двух «Великих Востоков» подписывают 15 июня 1973 г. Сальвини и Беллантонио.

Все выгоды от этого акта, без всякого сомнения, получает «Великий Восток» из дворца Джустиниани. Для Гамберини, который вел и шаг за шагом пестовал переговоры, «смазывая», когда это было необходимо» плохо «притирающиеся» друг к другу части, это был настоящий триумф. Некоторые из 13 основополагающих статей секретного протокола об объединении заслуживают того, чтобы быть упомянутыми: 1) «Братство» с Пьяццадель-Джезу принимает решение присоединиться к «Великому Востоку» Италии из дворца Джустиниани; 2) местопребывание общины — Пьяццадель-Джезу, дом № 47, именуемое «Великий Восток — штаб-квартира древнего и признанного „шотландского обряда"», переходит в ведение «Великого Востока» Италии; 3) не будет допущено никакой религиозной или политической дискриминации по отношению к «братьям» с Пьяццадель-Джезу; 4) каждый «брат» будет обладать полной религиозной, политической свободой и свободой философского поиска в соответствии с принципом самостоятельного поиска истины..; 7) не должна иметь место никакая дискриминация или избирательность при принятии новых «братьев»..; 10) «великий мастер» общины Пьяцца дель Джезу получит звание «великого почетного мастера».

«Добро пожаловать, некогда отделившиеся «братья», но помните, что ваше присутствие едва терпят». Именно такой дух царил среди наиболее видных членов общины во дворце Джустиниани. Об этом свидетельствуют некоторые документы, вышедшие из-под пера тех, кто находился в оппозиции к триумвирату Сальвини — Джелли—Гамберини.

В одном из них говорится о Луиджи Савоне — перебравшемся в Турин сицилийце (родился в 1917 г. в Палермо). Луиджи Савона был правой рукой Беллантонио и на деле играл ту же роль, что Джелли при Сальвини — роль его «представителя» при секретных ложах, подчинявшихся Пьяцца дель Джезу.

Луиджи Нунцио Марио Савоне, суверенному генеральному «великому мастеру» «философского обряда», помогали еще четыре «брата» — Энрикетто Терраччано, Гульельмо Гандольфо, Исидоро Джованни Тозо и Франко Л. Джерачи. Группа секретных, лож была создана 21 сентября 1971 г. тогдашним «великим мастером» Тито Чеккерини. В ходе переговоров об объединении в июне 1972 года Сальвини был поставлен в известность об их существовании. Некоторые ложи из этой группы были реорганизованы и превращены в «открытые» — на Сицилии, в Апулии, Лацио, Лигурии и в Венето. Другие оставались закрытыми, в прямом подчинении у Савоны (девять в Турине и одна в Милане, каждая по 150—200 членов). Их общий опорный пункт находился в Турине на виа Кавур, дом № 13, где помещалась созданная Савоной организация «Чиклопи клаб» (в действительности — прикрытие масонской группы). Председателем «клуба» сначала был сам Савона, а затем — генерал Коррадо Бенвенуто, бывший председатель окружного колледжа Пьемонта.

Позже некоторые ложи в Турине обрели независимость от Савоны, который, вместо того чтобы вступить в туринскую ложу «Факел», предпочел состоять в тайной ложе «Справедливость и свобода» общины с Пьяццадель-Джезу («достопочтенным мастером» этой ложи был Джорджо Чаррокка, один из ведущих руководителей РАИ, который, однако, всегда занимал антиджеллианские позиции и в 1978 г. вошел в «левый» список, возглавлявшийся Фердинандо Аккорнеро). В апреле 1975 года Савона стал инициатором принятия в ложу «Факел», руководимую Франческо Фьорентино, некоторых бывших членов ложи «П-2», например неофашиста Лориса Чивителли, находившегося под следствием за участие в правых заговорах Юнио Валерио Боргезе.

Вполне понятно, почему многие пьемонтские «братья» не хотели видеть в своих рядах такого человека, как Луиджи Савона. О нем было также известно, что в годы «республики Сало»24 он служил в Венеции офицером связи итальянских СС, в 1945 году попал под суд за совершенные в годы войны преступления, а в 1952 году был уволен в отставку в чине капитана инженерных войск.

На сведения о группе Савоны («итальянский философский обряд», который поддерживал связи с аналогичной организацией пронацистского толка в ФРГ) наталкивается при расследовании дел о заговорах и туринский судья Лучано Виоланте. Савона подозревается также в принадлежности к неонацистскому движению «Новый порядок». Он оказался глубоко замешан в деле о банкротстве типографии «Стамперия Пьемонтезе» (где печаталась правая газета «Пьемонте Сера»). Нашлись у Савоны друзья и в журнале «Нуова Реджоне», дирекция которого находилась в Турине на виа Гоффредо Казалис в доме № 35. Его отвехственным редактором был Паоло Пристери, «достопочтенный мастер» ложи «И. Ньютон» со штаб-квартирой на улице Монкальери, дом № 51 (помещение, по признанию Пристери, было предоставлено американскими «друзьями»), и на виа По, дом № 2 (клуб «Валледель-По»). По просьбе своего друга Савоны, он выпустил специальный номер журнала, посвященный истории храмовников, служивших, как известно, символом для подражания неофашистскому движению (Савона был великим «байли» храмовников, т. е. их руководителем). Ежемесячник Пристери печатался в Салуццо в типографии «Ришар» какое-то время вместе с периодическим изданием с Пьяццадель-Джезу «Либеро мураторе»25 (Пристери значился ответственным редактором нескольких его номеров).

«Сезон любви» между масонами из дворца Джустиниани и «братьями» с Пьяцца дель Джезу был коротким и неспокойным. С одной стороны, реакционное и ханжеское наследство, с другой — подозрительные и двусмысленные контакты с национальными и международными иезуитскими кругами довольно быстро привели группу Беллантонио и Савоны к разрыву всяких отношений с общиной из дворца Джустиниани. Полемику вызвали не только ритуальные вопросы, но и прежде всего разоблачения, появившиеся на страницах печати о связях с путчистами и «малодостойных» делах, которыми запятнали себя Сальвини и компания, что и заставило Беллантонио вновь отмежеваться от «братьев», с которыми было «обретено примирение».

В попытке отвести от себя подозрения в ответственности за дела, в которых оказалось замешанным руководство дворца Джустиниани, Беллантонио принялся писать письма руководителям международных масонских организаций, обвиняя Сальвини и его соратников, кроме всего прочего, также и в том, что они привели итальянское масонство к «моральному упадку». Опасение, что Беллантонио (друг Синдоны, Спаньюоло, Соньо, Гамберини и того же Джелли) может возглавить сильную внутреннюю оппозицию, заставило Сальвини принять в сентябре 1975 года решение об его исключении из масонства. Однако Беллантонио и Савона не признали своего поражения и, собрав свои скромные силы, открыли масонский храм в старом особняке конца XIX века на виа Альберико II в Риме, в двух шагах от площади Св. Петра, колыбели католицизма. Прежняя штаб-квартира отныне была полностью в руках группы Сальвини. 23 октября 1976 г. Беллантонио вновь появляется перед «масонским народом» в надежде привлечь новых сторонников; однако это ему не удается даже несмотря на то, что газеты, телевидение и органы правосудия уже упорно интересуются делами во дворце Джустиниани. Все же Беллантонио представился случай испытать удовлетворение. Он начинает борьбу за спасение «дона Микеле» (Синдоны. — Пер.), арестованного в Нью-Йорке по обвинению в умышленном банкротстве: вначале поручает своему доверенному другу Кармело Спаньюоло26 провести масонский процесс над Микеле Синдоной (естественно, «суд» вынес оправдательный приговор), а затем вместе с другими «уважаемыми людьми» своего ранга пишет ходатайство в пользу Синдоны, якобы ставшего жертвой «коммунистической ненависти». Среди «братских друзей» «дона Микеле» мы видим Соньо, Спаньюоло, Джелли, Орланди (бывший национальный секретарь ИСДП) и др.

Опираясь на предприимчивого Савону, Беллантонио пытается вновь «всплыть» на поверхность итало-американских масонских кругов. Он отдает в руки Савоны управление журналом «Либеро мураторе», официальным органом возрожденной общины с Пьяццадель-Джезу, редакция которого находилась в доме № 2 на площади Лагранж в Турине, где размещался также возглавляемый Савоной (при содействии Николы Спинелло) «итальянский философский обряд».

Продолжало редеть число сторонников незадачливой общины с виа Альберико II. В этой обстановке, среди ссор и взаимных обвинений, 4—5 марта 1978 г. собрание великой ложи избирает на пост «великого мастера» Джузеппе Беллантонио, сына покойного Франческо (умер 7 ноября 1977 г.). Савону исключили из ложи, обвинив в «создании раскольнической фракции». На пост «суверенного великого командора» «шотландского обряда» вернулся сицилийский князь Джованни Аллиата ди Монтереале (для друзей — «дон Джанфранко»), бывший в течение 10 лет членом тайной ложи «П-2» (он был секретно введен в нее лично Гамберини).

Некоторое время Дж. Аллиата занимал пост коммунального советника в Болонье, где у него было много друзей в масонских кругах, среди которых — бывший генерал фашистской полиции Джованни Гинацци и, по-видимому, все тот же Джелли. Позднее Гинацци и Аллиата оказались под следствием по делу о попытке государственного переворота «черного принца» Боргезе. Аллиата получил также повестку от судьи Джованни Тамбурино, который вел следствие о подрывной деятельности организации неофашистского толка «Роза ветров». Но ужасные подозрения лишь едва его коснулись, хотя его имя неоднократно упоминалось в документах парламентского расследования деятельности мафии (кроме того, многие считают Аллиату одним из организаторов расстрела в 1947 г. первомайской демонстрации трудящихся в сицилийском местечке Портелладелле-Джинестре). И Аллиата еще более активно, чем раньше, взялся за дело возрождения группы с Пьяцца дель Джезу. Но, несмотря на триумфальный тон нового «великого мастера» — уроженца города Турина и бывшего капитана парашютных войск, «иезуитам» так и не удается добиться каких-либо результатов. Обе ветви общины с Пьяццадель-Джезу, возглавляемые Аллиатой и Савоной, с каждым годом все больше теряли силу, и в конце концов немногочисленные оставшиеся на Пьяцца дель Джезу «братья» постарались тем или иным образом вернуться в лоно дворца Джустиниани.

Долгий путь к единству привел группу из дворца Джустиниани к утрате своих традиций, к изгнанию из нее традиционных «левых» сил и появлению в римском храме судейских чиновников, которые опечатали списки 18 тыс. «братьев». Многие из тех, кто всего несколько месяцев назад затыкал уши, чтобы не слышать горькую правду о «загрязнении» их общины, начали опасаться закрытия лож.

Но, казалось, для Джордано Гамберини, инициатора стольких ритуальных «бракосочетаний» и международных признаний, худшие времена еще не наступили.

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА

Конец антиклерикализму, масонов пришел накануне второй мировой войны, а ныне от него и вовсе не осталось следа. Вчерашние противники, забыв прошлые распри, объединились перед лицом общего врага — коммунизма, отмечал в своей работе советский исследователь масонства Ю. Макаров.

Идя по пути взаимного сближения, клерикальные круги и реакционные масонские деятели типа Джелли не ограничиваются, конечно, констатацией своей идейной близости и общих целей. Они взаимодействуют во имя этих целей.

Расследование махинаций членов «П-2» привело к одному чрезвычайно неприятному для Ватикана открытию: между ИОР (учреждением, ведавшим финансами Ватикана) и «масонскими банкирами» Микеле Синдоной и Карло Кальви существовали наитеснейшие связи. О масштабах и прибыльности этих связей наглядно говорит, например, одна из операций, проведенная финансовым учреждением Ватикана (ИОР) совместно с принадлежавшим Кальви банком «Амброзиано» под общим руководством Личо Джелли. Кратко суть ее сводится к следующему. ИОР предоставило заем в 50 млрд. лир банку «Амброзиано», которые затем через подпольные каналы, созданные «масонским банкиром», были переведены в Швейцарию, что запрещено законом, так как экспорт валюты в таких масштабах наносит ущерб итальянской лире. Лира же тем временем подешевела по отношению к швейцарскому франку более чем в 3 раза, и тогда Кальви вернул деньги в Италию. Чистый доход составил 110 млрд. лир Такой процент прибыли заставлял ватиканских финансистов закрывать глаза на далеко не христианские качества их масонских контрагентов.

Ватиканские деньги использовались этими финансистами не только для собственного обогащения и пополнения кассы католической церкви. Через контролируемые ими банки церковные деньги шли на конкретные, далеко не «богоугодные», хотя и выгодные дела, на такие например, как финансирование поставок оружия ряду латиноамериканских диктатур. С другой стороны, и масоны пользовались услугами друзей из Ватикана. Именно через церковные каналы Джелли передал контрреволюционерам в Польше, действовавшим под вывеской «Солидарности», 30 млн. долл. Чьих, собственных или из бюджета ЦРУ?



23 «Параллельная» СИД — дело о незаконной подрывной деятельности итальянских специальных служб, действовавших по указке ЦРУ.
24 «Итальянская социальная республика» — марионеточное фашистское государство, созданное гитлеровцами в местечке Сало, на берегу озера Гарда, осенью 1943 года во главе с Муссолини.
25 «Вольный каменщик» (итал.).
26 Занимал в то время пост генерального прокурора Рима.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1251


Возможно, Вам будут интересны эти книги: