коллектив авторов.   Теория заговора: Самые загадочные события тысячелетия

Глава 5. Франц Фердинанд. Убийство в Сараево



Покушение на наследника австро-венгерского трона эрцгерцога Франца Фердинанда, совершенное в июне 1914 года, явилось одним из тех редких событий, которые хоть и были объявлены делом жалкой горстки заговорщиков, но повлекли за собой грандиозные плачевные последствия. Как бы то ни было, именно при попытке выяснить, сколь глубоко уходят корни заговора, начинали появляться на свет различные теории произошедшего. Эти теории росли на питательной, но и отвратительной почве — убийстве, которое стало самым кровавым в истории. Несмотря на то что непосредственно в тот момент были застрелены только два человека — Франц и его супруга София, — их убийство, словно падение двух первых костяшек в выстроенной цепочке домино, неумолимо повлекло за собой миллионы смертей в ходе Первой мировой войны.

Пчела и «Черная Рука»

Весной 1914 года Европа превращалась в военный лагерь. Различные нации оказались вовлечены в крайне запутанную сеть дипломатических альянсов и гарантий безопасности, означающих, что малейшая провокация может вызвать цепную реакцию объявления войны. В самом забытом уголке континента — Королевстве сербов — росло желание повторить опыт Италии и объединить все соседние земли в одну Великую Сербию. Могучий сосед королевства — Австро-Венгерская империя строила не менее грандиозные планы, в особенности после оккупации территорий, рассматриваемых как часть Королевства сербов, а именно: Боснии и Герцеговины.

Начальник разведывательного отдела Генерального штаба Сербии Драгутин Дмитриевич (известен среди заговорщиков под кличкой Апис, то есть Пчела) был основной фигурой в организации покушения на бывшего сербского короля в 1903 году в Балканском союзе, выгнавшем турок из Европы в 1912 году. С тех пор он становится одним из руководителей подпольной организации националистически настроенных сербских офицеров «Свобода или смерть», известной властям под названием «Черная рука».

Когда эрцгерцог Фердинанд объявил о готовящемся визите в подвластную провинцию Босния и Герцеговина, Пчела усмотрел в этом отличный шанс, чтобы использовать свое жало. Он связался с небольшой, но радикально настроенной группировкой сепаратистов из числа боснийских сербов «Молодая Босния» и убедил их начать подготовку к организации покушения. Каждому члену группировки были выданы пистолет, две самодельные гранаты и таблетка с цианидом, которую надлежало проглотить после убийства эрцгерцога. Целью акции было ускорение начала восстания, которое должно привести к освобождению Боснии и Герцеговины для объединения ее с Сербией.

Боснийские просчеты

Утром 28 июня 1914 года эрцгерцог и его супруга София фон Хотков поездом прибыли в столицу Боснии Сараево и направились к зданию городской ратуши на машине с откинутым верхом. По всему пути их следования выстроились люди, среди которых скрывались семеро участников заговора. Первый, босниец мусульманского происхождения Мухаммед Махмедбашич, растерялся и позволил машине проехать мимо. Второй, Неделько Кабринович, бросил бомбу в машину, но промахнулся. Бомба попала в следующий автомобиль процессии, серьезно повредив его и ранив армейского офицера из охраны.

Неделько молниеносно принял свою таблетку с цианидом и прыгнул в реку Милячку, но таблетка оказалась липовой, а река слишком мелкой, чтобы в ней утопиться. В скором времени террориста выловили.

Наконец, эрцгерцог прибыл в здание городской ратуши, чтобы произнести там речь. В это время оставшиеся заговорщики собрались возле кафе на улице Франца Иосифа. После выступления эрцгерцог, демонстрируя достойную восхищения выдержку, решил посетить в госпитале раненного террористом офицера. Однако его водитель, возможно, по недомыслию (кстати, не исключено, что он был одним из заговорщиков), направил автомобиль по улице Франца Иосифа, где до этого и произошло покушение. Начальник охраны эрцгерцога Оскар Потиорек крикнул водителю, чтобы он развернулся, тот нажал на тормоз и начал разворачивать автомобиль.

Трудно представить, о чем мог подумать молодой заговорщик, босниец Гаврило Принцип, когда автомобиль с эрцгерцогом остановился прямо напротив него. Но он знал, что нужно делать: выхватил пистолет и выстрелил в Софию, а затем в Фердинанда. Расстояние между убийцей и жертвами составляло несколько метров. Пули попали эрцгерцогу в шею, а Софии в живот. В секунды, отведенные ему судьбой, Фердинанд успел попросить беременную жену не умирать ради ребенка, и потерял сознание. В ближайшие часы оба скончались.

Свидетели происшествия не дали Принципу застрелиться. Позже, во время допроса, он и Кабринович раскрыли имена других заговорщиков; все они были арестованы по обвинению в измене и убийстве. Принцип избежал смертного приговора, поскольку ему еще не исполнилось двадцати лет.

Никто в Европе не сомневался, что за заговором стояла Сербия. Правительство Австро-Венгрии получило предлог для навязывания Сербии своей воли и составило ультиматум, который неизбежно, шаг за шагом, привел мир к великой войне.

Кому выгодно?

Никто не отрицает, что Принцип нажал на спусковой крючок, но историки расходятся в оценке роли, которую сыграли в описанных событиях Пчела и «Черная рука». Очевидец происшествия — друг Принципа, Георг Везель, сообщил в интервью в 1986 году, что Таврило впутался во все эти дела потому, что его бросила девушка. Соответствует это действительности или нет, сейчас уже сказать сложно. Однако не вызывает сомнения, что в деле покушения на эрцгерцога Франца Фердинанда остались нераскрытые тайны.

Один из висящих в воздухе больших вопросов, касающихся заговора, заключается в участии в нем премьер-министра Сербии Николы Пасича. Некоторые утверждают, что он был сподвижником Пчелы. По крайней мере, он получал донесения разведслужб о готовящемся покушении — доклад о незаконном ввозе «шести фанат и четырех револьверов» в Боснию пестрит комментариями, сделанными собственной рукой Пасича.

После войны сербский министр Люба Джованович говорил о том, что сербское правительство знало о плане террористов. В 1924 году он добавил, что недвусмысленно намекал австро-венгерскому министру Леону фон Билински, что «один сербский юноша может зарядить ружье или револьвер — и выстрелить». Может быть, Джованович нарочно пытался предупредить австрийцев с тем, чтобы охрана несколько притупила бдительность (хотя Пасич опровергает это), австрийцы поняли намек и решили ничего не предпринимать.

Кажется странным, что австрийцы позволили убить собственного коронованного принца, но было бы еще более удивительным, если бы сербы действительно желали его смерти. Сербия едва ли могла позволить себе войну со своим могучим соседом, в то время как Австро-Венгрия отчаянно искала предлог для ее начала…



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1561


Возможно, Вам будут интересны эти книги: