под ред. А. Черинотти.   Розенкрейцеры: из молчания – свет

Трактаты «Слава Братства» и «Признание Братства»

Первый «официальный» документ, засвидетельствовавший появление Братства розенкрейцеров, кратко называется «Fama» («Слава») (в данном случае это латинское слово употреблено прежде всего в значении «рассказ о себе», а не «известность»).

Титульный лист первого издания трактата «Слава»

Титульный лист первого издания трактата «Слава Братства». Кассель, 1614 г.


Основное содержание Славы Братства



Полное название этой публикации, появившейся в Касселе, столице Гессена, в 1614 г., звучит так: «Слава Братства, или Откровение Братства высокочтимого Ордена Креста и Розы».

В трактате сначала выражается живое сожаление по поводу «высокомерия и алчности учёных», которые кормятся взаимным соперничеством и укрепились на позициях «ветхих доктрин» (в частности, упоминаются Аристотель - в философии и Гален - в медицине).

Аристотель на миниатюре

Аристотель на миниатюре Франческо д'Антонио дель Керико. Философия Аристотеля, популярная среди учёных того времени, подверглась глубокой критике в «Славе Братства».



Они, «если бы среди них царило единство, могли бы составить Liber naturae [«Книгу природы»], или regula [«метод»] для всех искусств и ремёсел, собрав знания обо всём, что Бог столь щедро даровал нам».

На благо «общей реформы» «много и продолжительно потрудился» основоположник Братства, представленный в манифесте как Брат C.R.C. (Розенкрейц). О нём говорится, что он немец по происхождению, что знает греческий и латинский языки, что с пяти лет он воспитывался в монастыре под руководством Брата P.A.L., который взял его с собой на Восток поклониться Гробу Господню.

P.A.L. умер на Кипре, и C.R.C. продолжил путешествие один. Он направился в Дамаск, но «задержался по дороге» из-за болезни. Как бы то ни было, там ему пришлось заняться врачеванием, и своими успехами на этом поприще он очень скоро снискал уважение турок.

Наконец, в возрасте 16 лет, он добрался до Дамаска и был принят местными «мудрецами» так, «будто они его уже давно ожидали». Живя в этом городе, он изучил арабский язык и перевел на латынь очень ценный текст, названный в манифесте «Liber М» (Книга «М»). Кроме того, он углубил свои познания в физике и математике, а также проник в тайны природы.

После трёх лет жизни в Дамаске C.R.C. снова отправился в путь и прибыл в Египет, где занялся изучением «растений и живых существ».

По совету арабов, он направился в Фес, знаменитый центр магических искусств: говорят, что величайший ученый Джабир-ибн-Хаджан, известный также как Джабир, между VIII и IX в. основал там алхимическое общество, пережившее его на много веков. Тот факт, что именно «арабы» направили его в эту «колыбель» знания, комментируется автором «Славы» таким образом: «Нашим ученым следует устыдиться, ибо здешние мудрецы, хотя и разделены расстояниями, всё равно пребывают в согласии между собой, избегают любых полемических сочинений, а кроме того, доверчивы и открыты настолько, что, даже дав обет хранить тайну, готовы поделиться своими секретами».

Следующим пунктом его путешествия была Испания, учёные которой с неприязнью отнеслись к предложению C.R.C. обогатить их познания драгоценным опытом, полученным в арабских странах. Они опасались открытой дискуссии, а более всего боялись уронить свой авторитет. «Тот, кто любит беспокойство, - говорится в документе, - пусть и будет реформатором». К своему великому огорчению, подобный ответ прозвучал и в других странах. Он же всего-навсего имел благое желание распространять истинное знание, благодаря которому в Европе возникло бы «общество, в изобилии имеющее золото, серебро, драгоценные камни и снабжающее ими королей для удовлетворения их потребности и для законных нужд; общество, которое учило бы правителей познавать то, что Бог позволил человеку познать, а при необходимости помогало бы им советами, как языческие оракулы».

Монада Джона Ди

«Монада Джона Ди», включающая «символы всех планет»; зодиакальный знак Овна представляет огонь и, следовательно, алхимические процессы; крест под символами Солнца и Луны означает четыре стихии. Меняя расположение линий этого креста, можно трансформировать его в символ как трёх, так и четырёх сторон, в треугольник или квадрат, разрешив, таким образом, великую тайну» (Ф. А. Йейтс). Об этом «знаке» упоминается также в «Алхимической свадьбе Христиана Розенкрейца» (см. главу «Химическая свадьба... »).


Возвратившись в Германию, C.R.C. восстановил связи с тремя монахами того монастыря, где он воспитывался; они-то и образовали ядро будущего Братства Розы и Креста. Вскоре к ним присоединились ещё четверо Братьев.

Собрав воедино наследие «тайной и явной философии», эти мудрецы составили для себя свод правил:
1) никто не должен заниматься иной профессией, как только лечением больных, и всё это безвозмездно;
2) никто не должен носить какого-либо особенного платья, указывающего на Братство, но применять его к обычаю страны;
3) каждый из братьев должен ежегодно в Христов День явиться в «S. Spiritus» или известить о причине отсутствия;
4) каждый из братьев должен искать достойного человека, который по кончине этого брата мог бы занять его место;
5) слово R. С. должно быть их знаком, лозунгом и характером;
6) Братство должно сто лет пребывать в тайне («Слава Братства». Пер. Кожевникова).

Манифест завершается детальным описанием на языке посвященных обретения через 120 лет после смерти C.R.C. его могилы и выражением уверенности в неотвратимости «общего преобразования божественного и человеческого», а также горячим призывом, очевидно обращенным к «просвещенным», влиться в Братство; наконец, там изложена «религия и верование» общества и его политические взгляды.

В 1615 г. в Касселе, с упоминанием «Fama Fraternitatis», выходит второй манифест под названием: «Confessio Fraternitatis», или «Признание достойного похвалы Братства многоуважаемого Ордена Розы и Креста всем учёным Европы».

Оно предварялось «Кратким размышлением о самой тайной философии», авторство которого приписывается некоему Филиппу да Габелла (возможно, искажённое «Каббала»). На обратной стороне титульного листа было помещено изречение из «Книги Бытия»: «Пусть даст тебе Бог росу и изобилие земли», это же изречение было на титульном листе «Иероглифической монады» Джона Ди (см. с. 24-25), хорошее знание которой обнаруживается в «Кратком размышлении».

В начале «Признания» звучат хилиастические интонации: «Это Иегова, наш Господь, перевернул порядок природы (его Суббота грядет, и Он спешит привести мир к началам, ибо его срок или ход подошел к концу), и то, к чему до сих пор тщетно стремились, с превеликим трудом и усилиями, ныне открылось...»

Подчеркнув свою приверженность к высшей философии, в которой человек является микрокосмом, и напомнив о нравственно-практических уроках доброго отца Христиана Розенкрейца, составитель этого небольшого произведения утверждает, что «Божий совет постановил... умножить наше Братство» и что оно будет разделено «по степеням», по примеру политического устройства, принятого в Дамаске, в Аравии. «Там у кормила власти стоят люди мудрые, издающие законы с позволения короля; следуя их примеру, будет учреждено подобное правление в Европе... но сначала свершится то, что должно предшествовать этому». В ряду того, что должно свершиться, - уничтожение Папы Римского («он будет разодран когтями, и новый глас положит конец его ослиному реву»).

То, что новые времена подготавливаются Божьим промыслом, доказывалось, среди прочего, появлением новых звезд в созвездиях Змееносца и Лебедя; также предрекалось, что «Орел лишится нескольких перьев».


Созвездие Змеи

Созвездие Змеи, разделённое созвездием Змееносца. Древние наделяли это созвездие отрицательными свойствами - возможно, отождествляя его со Змеем, соблазнившим Еву, а может быть, потому, что оно появляется в небе, когда наступает зима. Во всяком случае, считалось, что оно приносит беду.


Человечеству рекомендовалось следовать Библии, «ибо от начала мира у людей не было книги превосходнее, прекраснее, чудеснее и полезнее...». Учёным надлежало стремиться к познанию природы, ибо эта духовная цель гораздо возвышеннее, чем трансмутация металлов, хотя и она является «Божьим даром». После этого в тексте «Признания» снова звучит призыв вступить в Братство, которое поделится с новыми членами сокровищами мудрости, при условии что помыслы их будут чисты.

В конце имелось суровое предупреждение: «Даже если мы в состоянии обогатить весь мир, наделить его мудростью и освободить от бесчисленных невзгод, мы не откроемся ни одной живой душе, если Бог того не захочет; тот, кто думает разделить наши богатства и наши знания против воли Божьей, лишится жизни в попытках нас отыскать, вместо того чтобы достичь желанного счастья в Братстве Розы и Креста».

Кто принадлежал к розенкрейцерам



Книги «Слава» и «Признание» стали сенсационными, однако нет доказательств, что кому-либо из учёных, готовых откликнуться на этот призыв, удалось связаться с Братством. Исходя из этого, скептики склонны считать, что это был грандиозный розыгрыш, упуская из виду то, что членство в тайном обществе прекрасно объясняет отсутствие этих самых доказательств.

Пopтрет Кеплера

Пopтрет Кеплера, великого немецкого астронома, который, в частности, занимался «новыми звездами» в созвездиях Лебедя и Змееносца в 1604 г. и тоже был убеждён, что они предвещают религиозные и политические изменения эпохального значения. В «Признании Братства» эта пророческая дата выводится из астраномического события; в «Славе Братства» к ней приходят, вычисляя год символического обретения могилы отца Розенкрейца (это произошло через 120 лет после его смерти. Он умер в Фесе в 1484 г.).

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2517


Возможно, Вам будут интересны эти книги: