под ред. А. Черинотти.   Розенкрейцеры: из молчания – свет

Новое разочарование

По одному из слухов, возникших во Франции после скандала 1623 г., связанного с розенкрейцерами (см. главу «Германия и Франция: эффект манифестов»), говорится, что члены таинственного Братства, убедившись, что Европа не готова принять «свет», который они несут, решили перебраться на Восток (точнее, говорилось об Индии, хотя, конечно, нельзя понимать это буквально). Впрочем, задолго до розенкрейцеров Восток служил убежищем для многих эзотерических мудрецов. Одним из них был Никола Фламель. Как рассказывает Дж. Ганджи: «После его смерти [1418] распространился слух, что алхимик всего лишь удалился от мира, и один путешественник XVII в., некий Поль Люка, в своих записках о путешествии в Малую Азию утверждает, что беседовал с людьми, готовыми засвидетельствовать, что Фламель не умер и живет в Азии».

Но какова была судьба тех, то остался на Западе и так или иначе был связан с Братством Розы и Креста?

Фридрих V, умерший от оспы в 1632 г., до самой смерти продолжал бороться на стороне протестантских сил за свои права на Пфальц; его поддерживал король Швеции Густав Адольф, умерший в том же году.

Вдова Фридриха, Елизавета Стюарт, поддерживала двор в изгнании в Гааге, пользуясь уважением не только протестантов с континента и англичан, не испытывавших симпатии к Римской церкви, но и своего отца Якова I, а после его смерти (1625) - брата Карла I.

Таким образом, обедневший двор Фридриха У а затем Елизаветы стал мостом между европейскими интеллектуалами, бежавшими от ужасов Тридцатилетней войны, и Англией.

Куда исчезли розенкрейцеры


Среди беглецов следует упомянуть Самюэля Хартлиба, переселившегося в 1628 г. в Англию из польской части Пруссии, где он основал мистическое общество филантропов; шотландца Джона Дари, который исповедовал такие же религиозные, научные и педагогические идеалы, что и Хартлиб; наконец, приехавшего из Чехословакии Коменского (см. главу «Лабиринт мира»).

Мы подошли к началу гражданской войны, полыхавшей между 1642 и 1648 г. Король Карл I, взошедший на престол в 1625 г., стал очень непопулярен после того, как ввел чрезмерно высокие налоги (которые шли не только на войну с Испанией, но и на содержание уймы придворных).

Но особенное возмущение народа вызвало закрытие королевским декретом парламента (1629); ото случилось после того, как парламент подал Карлу I «Петицию о правах», в которой значительно ограничивались пpaва монарха. Затем наступили 11 лет тирании (как это называли англичане). Ввязавшись в безумное предприятие в Шотландии под предлогом распространения англиканства, Корона оказалась в изоляции и без денег, так что королю пришлось согласиться даже на два созыва парламента (в первый раз парламент почти сразу прекратил работу, так как хотел получить ряд гарантий, прежде чем поддержать короля).

Карл I вынужден был принять законы, ограничивающие его власть, но попытался устроить государственный переворот.

Лондон восстал. Королю пришлось бежать. Так началась гражданская война.

Учитывая ситуацию, нетрудно понять, почему многие интеллектуалы (в том числе и упоминавшиеся ранее Хартлиб, Дари и Коменский) видели в английском парламенте политическую структуру, способную возродить так и не осуществленный план глобального обновления общества и воплотить его в жизнь.

Вид на исторический центр Гааги

Вид на исторический центр Гааги, где изгнанники Фридрих V и Елизавета Стюарт продолжали поддерживать двор. Они служили маяком для протестантского мира даже после того, как пали Богемское и Моравское королевства.


В этой накалённой обстановке Хартлиб вновь обращается к жанру утопии и публикует в 1641 г. «Описание знаменитого королевства Макария» (по названию счастливого народа в «Утопии», Томаса Мора), где говорится, что парламент «наложит первый камень счастья мира до того, как погибнет». В 1647 г. он представил в парламент «Соображения об удачном проведении реформации Церкви и государства в Англии».

Коменский, вместе с которым Хартлиб разрабатывал новую методологию преподавания, придерживался похожих взглядов; в «Лабиринте света» он выражал надежду, что в будущем человечество овладеет во всей полноте «Искусством Искусств, Наукой Наук, Мудростью Мудрости, Светом Света».

Кроме перекличек с «Новой Атлантидой» Бэкона, в этих сочинениях звучат многочисленные розенкрейцерские отголоски; кажется, что после жестокого поражения в Германии их идеи сумели укорениться в культурной почве Англии времен Бэкона.

Вaн Сомеp. Френсис Бэкон

Вaн Сомеp. «Френсис Бэкон» Хотя он и интересовался проблемами взаимоотношений между мнкрокосмом и макрокосмом, а также метафизическими вопросами, он никогда явно не упомннал розенкрейцеров. И всё же и Фладд, и Хартлиб неоднократно ссылались на его теософские разработки, а «Описание знаменитого королевства Макария» Хартлиба многим обязано «Новой Атлантиде» Бэкона (см. главу «Новая Атлантида»).


С началом гражданской войны утопические идеи вновь терпят крах в жестоком столкновении с мракобесием и людскими невзгодами, которые в военное время лишь обостряются.

Ж. Кок. Казнь Карла I (1649).

Ж. Кок. «Казнь Карла I» (1649). Это событие вызвало ужас и глубокое отвращение по всей Европе и послужило поводом бегства из страны его сестры Елизаветы в местечко Айя. Тем не менее английский парламент продолжал выплачивать пожизненную ренту её брату.


Поэтому в 1642 г. Коменский уехал из Англии в Швецию, а Дари нашёл прибежище в Гааге. Хартлиб целиком ушёл в мистицизм.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1748


Возможно, Вам будут интересны эти книги: