Борис Башилов.   Почему Николай I запретил в России масонство?

III

                                                                                     Проклятые дни смут, междоусобий,
                                                                                     Уж сколько вас глаза мои видали.
 
       В. Шекспир. Ричард III.
 
       После окончательного падения Наполеона, после завоевания твердого положения для развития масонства в Северной и Южной Америке основное внимание мирового масонства направляется на Россию. Мировое масонство было очень хорошо осведомлено в каком катастрофическом положении была Россия в результате подражания Европе со стороны представителей верховной власти и высших слоев общества, многие из членов которого превратились в настоящих европейцев русского происхождения. Известны были мировому масонству и крупные успехи достигнутые русскими масонами и вольтерьянцами умело использовавшими мистицизм Александра I.
       А мистицизм Александра I, так же как и его религиозность не были православными, а носили инконфессиональный характер. Он увлекался мыслями о переделке Библии, реформации христианства, создании "Единого народа христианского" и т.д. В манифесте Александра I по случаю создания Священного Союза, читавшемся во всех храмах России русскому народу было приказано "почитать себя, пруссаков и австрийцев людьми одной веры и подданными одного Царя — Христа. Отрицалась и национальность русская, и вероисповедание православие взирающее на последователей тех вер, как на еретиков" (Антоний, митрополит Киевский и Галицкий. Т. IV Полное Собрание Сочинений.)
       Но масонству было мало тех колоссальных успехов достигнутых вольтерьянством и масонством и европейским мистицизмом в России к моменту создания Священного Союза. Несмотря на денационализацию высших классов, напряженнейшее внутриполитическое положение России, ослабление Православной Церкви, продолжающийся рост недовольства, крестьянства крепостным правом, мировое масонство правильно расценивало Россию, как самого опасного потенциального духовного врага. Несмотря на бесконечные гонения вынесенные Православной Церковью и старообрядцами с момента Петровской революции, широкие массы среднего дворянства и крестьянства продолжали быть верными православию и в случае прекращения дальнейшей европеизации со стороны верховной власти, могли стать могучим орудием борьбы против политических притязаний мирового масонства.
       Поэтому с того момента когда Александр I стал инициатором создания Священного Союза и фактическим главой его, и он сам, и Россия, автоматически стали главными врагами масонства, хотя главари масонства будучи реальными политиками, хорошо информированными о нравах европейской дипломатии, отдавал себе ясный отчет в хрупкости нравственного фундамента Священного Союза.
       Дело в том, что в первой половине XIX века, только одна Россия в своей внешней политике исходила из нравственных норм индивидуальной морали. И Александр I во внешней политике, так же как и его отец Павел исходил из норм индивидуальной политики. Дипломаты же европейских монархий, особенно Англия, в международной политике не считалась с обычной моралью. То, что они считали недопустимым в отношении отдельного человека своего государства, они считали совершенно допустимым в отношении другого государства. Христианская мораль кончалась за пределами государства.
       Ради национальной выгоды, по убеждению европейских дипломатов, были хороши все средства. В отношении других христианских государств было "Все позволено". Этот принцип применяемый ныне с таким успехом большевиками и столь не нравящийся европейским дипломатам изобретен вовсе не большевиками, а европейскими дипломатами. Священный Союз не дал никаких плодотворных результатов именно из-за того, что дипломаты европейских монархий вступивших в Священный Союз в своей политике по отношению друг к другу, а в особенности к России, часто исходили из порочного принципа что в международной политике "Все позволено".
       Как только Александр I, приступил к созданию Священного Союза для борьбы против врагов христианства и монархического строя, его союзники по борьбе с Наполеоном уже действовали по русской пословице: "На языке мед, а под языком лед". Уже 3 января 1815 года между Англией, Австрией и посаженным на французский престол Людовиком XVIII был заключен секретный договор против России. Этот договор нашел в кабинете бежавшего Людовика XVIII, вернувшийся с Эльбы Наполеон и прислал копию его Александру I в Вену.
       И в дальнейшем европейские монархи, члены Священного Союза, по совету своих дипломатов всегда поступали не в интересах совместной борьбы против революционных замыслов масонства, а в частных, временных интересах своих государств. Европейские дипломаты старались использовать замысел Александра I только в эгоистических интересах своих стран. "Императором Александром, — указывает С. Платонов, — при совершении этого акта (организации Св. Союза  — Б.  Б.), руководил высокий религиозный порыв и искреннее желание внести в политическую жизнь умиротворенной Европы начала христианской любви и правды. Но союзники Александра, в особенности австрийские дипломаты (с Меттернихом во главе), воспользовались новым союзом в практических целях. Австрийский Император подписал, например, "трактат братского христианского союза" только после того как Меттерних успокоил его, что не надо "звучный пустой документ" принимать за серьезное политическое обязательство, что трактат не может принести Австрии какого нибудь вреда. А именно Меттерних задавал тон политике Священного Союза. Направление же внешней политике Меттерниху указывал проживавший в Вене один из владельцев международного еврейского банкирского дома Ротшильдов.
       Эгоизм входивших в Священный Союз европейских монархов был умело использован мировым масонством и мировым еврейством. "Гарденберг и Меттерних, — сообщает Г. Чамберлен, — попадают на Венском конгрессе в сети банкирского дома Ротшильдов и являются, вопреки голосам всех остальных союзных представителей, защитниками выгод евреев против интересов Германии; в конце концов они добиваются своего, и оба наиконсервативнейших государства, представителями которых они были, оказались первыми, пожаловавшими потомственное дворянство тем членам "чуждого азиатского народа", которые в годы всеобщей нужды и народного бедствия приобрели нечистыми путями несметные богатства..." (Г. С. Чамберлен. Евреи, их происхождение и причины влияния в Европе. С. Петербург. 1907, 30 стр.)
 

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1340


Возможно, Вам будут интересны эти книги: