Борис Башилов.   Рыцарь времен протекших... Павел Первый и масоны

II. В сетях масонов

I


 

       Отданный матерью в полное распоряжение
главного воспитателя графа Никиты Панина, Павел с раннего детства оказался
среди видных русских масонов. Люди, с которыми чаще всего встречался Павел
в дни своего детства, в дни юности и позже, которым он доверял, с которыми
дружил, которые высказывали ему свое сочувствие, были все масоны высоких
степеней. Это был Никита Панин, вовлекший Павла в члены масонского братства.
Брат Никиты Панина Петр Панин. Родственники графов Паниных, князья А. Б.
Куракин и Н. В. Репнин. Князь Куракин был одно время русским послом во
Франции. В Париже его завербовал в ряды ордена Мартинистов сам Сент-Мартен.
Вернувшись в Россию, Куракин завербовал в члены ордена Новикова. После
И. П. Елагина Куракин стал главой русских масонов. Князь Н. В. Репнин,
по свидетельству современников, был предан идеям масонства "до глупости".

       Никите Панину в воспитании Павла
помогал масон Т. И. Остервальд. Капитан флота Сергей Иванович Плещеев,
с которым подружился Павел и которого очень любил, был тоже масон, вступивший
в масонскую ложу во время пребывания в Италии. С Плещеевым Павла свел князь
Репнин, надо думать, не без тайного умысла.

       Русские масоны решили сделать
Павла масоном и всячески старались, чтобы он стал членом ордена.

       Начиная с 1769 года между Павлом
и Паниным возникает оживленная переписка по поводу написанного масоном
князем Щербатовым сочинения "Путешествие в землю Офирскую".

       "Путешествие в землю Офирскую"
— это первый, составленный в России план организации социалистического,
тоталитарного государства. В жизни офирян все находится под тщательной
мелочной опекой государственной власти, в лице санкреев — офицеров полиции.
"Санкреи" заботятся о "спокойствии", о "безопасности, о "здоровье" и т.
д.

       Кн. Щербатов с восторгом живописует,
что в государстве офирян (так же, как в СССР) "все так рассчитано, что
каждому положены правила, как ему жить, какое носить платье, сколько иметь
пространный дом, сколько иметь служителей, по скольку блюд на столе, какие
напитки, даже содержание скота, дров и освещения положено в цену; дается
посуда из казны по чинам; единым жестяная, другим глиняная, а первоклассным
серебряная, и определенное число денег на поправку и посему каждый должен
жить, как ему предписано".

       Правители Офирии накладывают свою
лапу на всю жизнь страны, все в стране делается по заранее разработанному
плану и только по разрешению правительства вплоть до того, что на каждый
год устанавливаются твердые цены на все товары и продукты.

       Интересно, что в "Путешествии
в страну Офирскую мы находим план организации военных поселений, созданных
позже Александром I. Армия в Офирии состоит из солдат, которые живут в
специальных селениях. В каждом селении живет рота солдат.

       "Каждому солдату дана меньше обыкновенного
хлебопахаря — однако довольная — земля, которую они обязаны стали обделывать;
треть же из каждой роты, переменяясь погодно, производит солдатскую службу;
а и все должны каждый год собираться на три недели и обучаться военным
обращениям, а во все время, в каждый месяц два раза... Каждый отставленный
солдат, по выслужении урочных лет не токмо должен в селение его полка возвратиться,
но и в самую ту роту... Не токмо позволено, но и поведено в полках иметь
приличные мастерства, но больше грубые, яко плотничье, столярное, шляпное
и подобные".

       "Путешествие в страну Офирскую"
князя Щербатова это предшественник "Русской Правды" декабриста Пестеля.
Строй тоталитарного государства, который намечается в этих сочинениях,
удивительно напоминает социалистическое государство, созданное в наши дни
большевиками.

       Идея военных поселений, созданных
позже Александром I — несомненно навеяна ему масонским сочинением князя
Щербатова. Александр I не мог не быть знакомым с "Путешествием в страну
Офирскую" и наверняка читал ее. Творцом идеи военных поселений, оставивших
по себе такую недобрую память, был не граф Аракчеев, как это внушено русскими
масонами и русской интеллигенцией, а масон князь Щербатов.

 
II


 

       Чтобы привлечь на свою сторону Павла,
масоны дают ему понять, что они хотят видеть на престоле его, а не узурпирующую
его права Екатерину. В исследовании Вернадского "Русское масонство в царствование
Екатерины II", читаем следующее: "Отрицательное отношение значительной
части масонов к Екатерине и симпатии к Павлу Петровичу, выясняются вполне
определенно в конце 1770 годов.

       3 сентября 1776 г., при соединении
Елагина с Рейхелем, великим поместным мастером был сделан граф Н. И. Панин.
Не прошло двух месяцев после того, как и внучатый племянник Панина и близкий
друг Павла, кн. А. В. Куракин был отправлен в любимую Паниным Швецию, составлять
истинную масонскую партию".

       "Елагин целый год думал примкнуть
ему к новой системе или нет, но в конце концов отказался. Тогда шведскую
систему окончательно захватили в свои руки приверженцы и друзья Цесаревича:
кн. Г. П. Гагарин, князь А. В. Куракин, кн. Н. В. Репнин, О. А. Поздеев
(перед тем служивший при гр. П. И. Панине); сам Н. И. Панин не выступал
на первый план".

       Связи Павла с масонами, расположение
масонов к Павлу и связи русских масонов с шведскими масонами, конечно,
стали известны Екатерине и вызвали у нее большое беспокойство. Она ошибочно
решила, что Павел опираясь на масонов хочет силой взять то, что принадлежит
ему по праву.

       Стремление группы масонов, окружавших
Павла, связаться с шведскими масонами, было вызвано тем, что русские масоны
хотели приобщиться к высшим ступеням масонства. "Возникновение новой шведской
системы масонства, — по свидетельству Вернадского, — вызвало острые опасения
Императрицы. Об этом свидетельствует и комедия Императрицы, — первая из
целой серии, направленных против масонов "Тайна против нелепого общества",
появившаяся в 1780 году. Одновременно с литературными мерами, Екатерина
приняла и административные. В Национальной ложе два раза был Петербургский
полицмейстер П. В. Лопухин".

       Желая, вероятно, прервать связи
Павла с масонами, Екатерина II настаивает, чтобы Павел предпринял путешествие
по Европе. Осенью 1781 года Павел с женой, под именем графа Северного,
уезжает в Европу. Заграницей связи Павла с масонами продолжаются. В числе
его спутников находятся его близкие друзья С. И. Плещеев и А. В. Куракин,
будущий глава русских масонов.

       В семье своей жены Павел оказывается
в атмосфере увлечения идеями мартинистов. Мать жены Павла встречалась с
Сент-Мартеном, главой ордена Мартинистов, каждое слово Сент-Мартена было
для нее высшей заповедью. Весной 1782 года Павел участвовал на собрании
членов масонской ложи Вене.

       Известно, что глава русских розенкрейцеров
Шварц писал члену ордена Розенкрейцеров принцу Карлу Гессен-Кассельскому
о своих соображениях и возможной роли Павла в ордене.

       "Письмо герцога Гессен-Кассельского
в оригинале писанное к Шварцу в 1782 г. доказывает их братскую переписку
— из него видеть можно, что князь Куракин употреблен был инструментом к
приведению Великого Князя в братство".  4
Когда в 1783 году было решено о создании в России VIII Провинции ордена,
то для Павла было резервировано звание Провинциального великого мастера
ордена Розенкрейцеров.

       Когда Павел вернулся из Европы,
к нему из Москвы приезжал его друг, знаменитый архитектор Баженов, член
ордена Розенкрейцеров, который старался вероятно склонить Павла к вступлению
в Франкмасонство.

       Многолетняя обработка дала наконец
свои плоды и в 1784 году Павел вступил в одну из масонских лож, подчинявшихся
И. Елагину. Павла торжественно принимал в члены братства вольных каменщиков
сенатор И. Елагин. При приеме присутствовал и главный воспитатель Павла,
гр. Н. И. Панин, которому масоны воздавали хвалу за то, что он:



                 "В храм дружбы сердце царское
          ввел".




       В 1784 году, за пять лет до французской
революции, глава русских масонов И. В. Лопухин в 1784 г. написал торжественную
похвальную песнь в честь Павла.



                 Залог любви небесной

                 В тебе мы, Павел, зрим:

                 В чете твоей прелестной

                 Зрак ангела мы чтим.

                 Украшенный венцом,

                 Ты будешь нам отцом!

                 Судьба благоволила

                 Петров возвысить дои

                 И нас всех одарила,

                 Даря тебя плодом.

                 Украшенный венцом,

                 Ты будешь нам отцом!

                 С тобой да воцарятся

                 Блаженство, правда, мир:

                 Без страха да явятся

                 Пред троном ниш и сир.

                 Украшенный венцом,

                 Ты будешь нам отцом!  5





III

 

       Вступление Павла в масонскую ложу
возбудило у Екатерины подозрение, что за просветительной деятельностью
масонов скрываются какие-то тайные цели и что масоны, вовлекая Павла I
в свои сети, хотят организовать заговор против нее.

       В 1785 году она отдает приказ
Московскому полицмейстеру и Московскому Митрополиту произвести проверку
содержания книг и журналов, издаваемых в Москве "Дружеским ученым обществом",
во главе которого стоял розенкрейцер и мартинист Новиков.

       Но благодаря Митрополиту Платону,
покровительствовавшему "Дружескому обществу" и давшему отзыв о Новикове,
как о примерном христианине, и благожелательный отзыв о большинстве просмотренных
книг, проверка не принесла никакого вреда деятельности московских розенкрейцеров.
Екатерина успокоилась. И еще несколько лет московские розенкрейцеры и масоны,
принадлежавшие к другим орденам, беспрепятственно продолжали свою деятельность
в Москве, Петербурге и других городах.

       Как же относился к масонам сам
Павел? По благородству своего характера. Павел с детства окруженный масонами,
не догадывался об истинных тайнах целях мирового масонства, считал, что
масоны — добродетельные люди, желающие добра людям. Но потом у Павла, видимо,
зародились какие-то подозрения. Известно, что когда к нему однажды опять
приехал Баженов, он расспрашивал его, а не имеют ли масоны каких-нибудь
тайных целей.

       Баженову удалось убедить Павла,
что масоны не имеют никаких дурных замыслов, что их цель высока и благородна
— братство всех живущих на земле людей.

       "Бог с вами, — сказал тогда Павел,
— только живите смирно".

       Но когда разразилась Великая французская
революция и Павлу стало известно об участии в ней масонов, он резко изменил
свое отношение к масонам. Зимой 1791-1792 года, когда Баженов снова приехал
к нему и заговорил снова о масонстве, Павел резко заявил ему:

       "Я тебя люблю и принимаю, как
художника, а не как мартиниста: о них я слышать не хочу, и ты рта не разевай
о них".

       В обвинительном приговоре по делу
Новикова, московским розенкрейцерам вменялось в вину, "что они употребляют
разные способы, хотя вообще, к уловлению в свою секту известной по их бумагам
Особы. В сем уловлении, так и упомянутой переписке, Новиков сам признал
себя преступником."

       Имел ли Павел с Новиковым в ту
эпоху связь — установить сейчас трудно. Может быть подобная мотивировка
приговора была только приемом, применяя который Екатерина II желала оттолкнуть
Павла от масонов. Историк Валишевский в своей книге "Вокруг трона" утверждает,
например, что "все сношения Новикова с Павлом ограничивались только тем,
что он посылал ему какие-то книги". В данном случае важны не догадки, а
миросозерцание Павла и его дальнейшее отношение к масонам.

       Арест Новикова был первым решительным
мероприятием Екатерины против масонов. Новиков и наиболее активные члены
"Ученого дружеского общества" были арестованы, кто посажен в тюрьму, кто
выслан. Все масонские ложи в России были закрыты. Все масоны, находившиеся
в близких отношениях с Павлом, по приказанию Екатерины, были удалены от
него. При дворе Павла остался только один Плещеев. Графу Панину и кн. Гагарину
было запрещено общение с Павлом. Князя Куракина выслали в его имение.

 



4Вернадский. "Русское масонство в царствование Екатерины II".

5Е. С. Шумигорский. "Император Павел I и масонство. Масонство в прошлом
и настоящем", т. II, стр. 144.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1078


Возможно, Вам будут интересны эти книги: