Эрик Лоран.   Нефтяные магнаты: кто делает мировую политику

15. Йода и Джедаи

«Расстройства климата становятся опасностью, настоящей геополитической угрозой. Попробуем же ее определить». Такими словами мой собеседник заключает, улыбаясь, свою речь, теми самыми, что Йода говорил со своими джедаями. Я признаюсь ему, что никогда не видел ни одной серии «Звездных войн» и понятия не имею о мифологии, связанной с Йодой, мудрым верховным вождем. Мой собеседник отвечает, что «это единственный персонаж из картины, о котором можно подумать, что он вдохновлен человеком, живым, по имени Эндрю Маршалл. Именно он произнес эти слова о климатической угрозе».

Человека, сидящего напротив меня, я знаю более двадцати лет. Я встретил его, когда он был молодым изыскателем, работающим на компанию из Силиконовой долины, неподалеку от Сан-Франциско, затем исследователем «Рэнд корпорейшн», организации, связанной с Пентагоном, к которому она присоединилась за восемь лет до этого.

В недрах этого огромного бюрократического учреждения, которым является американское Министерство обороны, он работал в крохотном отделе с загадочным названием, влияние которого далеко выходило за рамки его малости: «Управление суммарной оценки». Во главе его — восьмидесятитрехлетний человек, который пережил всех президентов, начиная с Гарри Трумэна, — знаменитый Эндрю Маршалл.

Его карьера началась в 1949 году в «Рэнд корпорейшн», где он бок о бок с Германом Каном, послужившим моделью для фильма Стенли Кубрика «Доктор Стрейнджлав», и Джеймсом Шлезингером «размышлял о немыслимом», стараясь предвидеть все сценарии, включая и самые ужасные, войн и ядерных бомбардировок. Во главе команды исследователей он в 1960-х годах запустил в производство новые системы вооружений, которые сделали устаревшими целые отрасли советского военного арсенала и стоили военному бюджету Москвы огромных сумм.
Его коллега по работе в «Рэнд» Джеймс Шлезингер, ставший министром обороны при Никсоне, в 1973 году создает «Управление суммарной оценки» и сам возглавляет его. Этот отдел, занимающийся размышлениями и предложениями, работающий в полной тайне, имеет задание — распознавать будущие угрозы американской национальной безопасности.

Через все эпохи


Маршалл так и не покинет этот пост. Его исключительная профессиональная долгая жизнь позволила ему пройти все эпохи, от «холодной войны» до оккупации Ирака с переходом к разрядке и развалу коммунистической империи. Во всех важных периодах современной политической и стратегической истории, оставаясь порой за кулисами, он все же был главным действующим лицом. Человек влиятельный, избегающий всякой публичности и общения со средствами массовой информации, он на протяжении долгих лет внушает уважение и восхищение группе учеников, которых прозвали джедаями, а он выбрал имя Йода. Некоторые из них, такие как Дональд Рамсфелд или Пол Вулфовиц, глава неоконсерваторов, являются самыми влиятельными лицами в администрации Буша.

Я встретился или, скорее, столкнулся с Маршаллом шесть лет тому назад, во время симпозиума в Вашингтоне, посвященного «асимметричным конфликтам». Он сидел на два ряда впереди меня. Во время перерыва, благодаря посредничеству одного общего друга, я пожимал руку маленького лысого человечка, с лицом, совершенно закрытым огромными очками в металлической оправе. Одетый в плохо сидящий на нем ; костюм, который, казалось, был сшит в 1950 году, Маршалл пробормотал хриплым голосом несколько вежливых слов, совершенно неразборчивых. Я был поражен тем, что этот человек, не обладающий никакой харизмой, на вид совершенно бесцветный, вызывает истинное восхищение всех, кто к нему приближается.
Во времена правления Рейгана он был одним из архитекторов звездных войн и человеком, убедившим президента и его окружение снабдить афганских повстанцев ракетами «Стингер». В эту эпоху его мысли сыграли важную роль в определении американской стратегии. В 1981 году он произвел краткий анализ, результаты которого были представлены Рейгану и его советникам и которые убедительно показывали, что СССР более слаб, чем это можно было себе представить. Подрывная работа, направленная на то, чтобы вызвать падение коммунистической империи, началась.

Каждое лето в военно-морском колледже в Ньюпорте, на Род-Исленд, он ведет семинар, куда приглашают экспертов поразмыслить над вопросами, которые он перед ними ставит. Присутствуя на этих семинарах в качестве ассистента, он только слушает и редко вмешивается в разговор. Иногда что-то пишет, но мало кто может похвастаться тем, что читал это. Записи, доклады, заметки, которые он делает, все получают в Пентагоне гриф высокой секретности и, по словам одного свидетеля, читают их с таким же рвением, как отрывки из Библии.

В январе 2001 года, когда Дональд Рамсфелд вступает в должность, он тут же присваивает своему учителю звание «особого советника». Государственного секретаря, так же как и военных и гражданских стратегов, которые его окружают, в Пентагоне иронически называют «церковью святого Эндрю». Все они имеют отношение к новой концепции, разработанной Эндрю Маршаллом, — революции в военном деле. Он считает, что технологические достижения полностью изменили концепцию обычной войны. Вместо наземных войск эта новая война будет вестись как ядерная, где информатика будет играть важную роль. Традиционные поля сражений исчезнут с лица земли, и война будет вестись спутниками-шпионами и ракетами дальнего действия, а также при помощи вируса информатики, который нарушает защитные и наступательные системы противника.

Человек, работающий в его команде и впервые назвавший мне его прозвище — Йода, рассказывает, что Маршалл любит им повторять: «Когда вы станете размышлять о будущем, лучше будет, если вы ошибетесь на почве воображения». Он считает, что Китай будет представлять собой большую угрозу для США.

Этот человек с обычной внешностью виртуозно предчувствует будущее, а иногда это даже выглядит пугающе. В одном из своих редких публичных выступлений, в дипломатической школе Патерсон в университете Кентукки в июле 2001 года, он тихим голосом, напоминающим голос актера Джина Хэкмана и требующим внимательного слуха, рассказал об использовании новых медикаментов, способных изменить поведение военных. «Эти вещества, — уточнил он, — действуют на специфические рецепторы и производят реакцию, похожую на внутреннюю химию мозга. Таким образом, мы могли бы создать солдат, не знающих чувства страха, солдат, которые дольше находятся в состоянии возбуждения и быстрее чувствуют. Этот новый тип вещества, или биохимических агентов, может создать новую модель человека и солдата».
Так как его слова вызвали всеобщее волнение, он зачитал краткое коммюнике, опровергающее, что «подобные проекты были представлены Пентагону», а затем снова погрузился в молчание и загадочность, которые ему так к лицу.

Маршалла восхищает одна вещь, потому что ей удается избежать всякого контроля со стороны человека, — это климатические расстройства, их размах и их геополитические последствия.

«Разрушение климата»


Он высказывает свою симпатию по отношению к Рамсфелду и Вулфовицу, но не к Бушу и Чейни, которых он считает «командой нефтепромышленников», нечувствительных к опасностям, угрожающим окружающей среде, и к потеплению климата. Отказ американцев ратифицировать Киотский протокол относительно выбросов углекислого газа является, по его словам, иллюстрацией пренебрежительного отношения нефтепромышленников «к важной проблеме, которую они отказываются решать».

Тогда, в 2003 году, он подлил масла в огонь, приказав двум экспертам, Питеру Шварцу и Дагу Рэндаллу, заняться изучением политических последствий климатических изменений, за которое было заплачено 100 000 долларов. Этот «секретный доклад Пентагона» в феврале 2004 года становится объектом тщательно разработанной утечки информации. Заголовки газет, избранных для разглашения этой «тайны», привлекают всеобщее внимание: «Пентагон предупреждает Буша: изменение климата нас погубит», заявляет британский еженедельник «Обсервер», первый опубликовавший этот доклад. «Разрушение климата» — дает заголовок «Форчун», в то время как «Сан-Франциско кроникл» пишет: «Доклад Пентагона вызывает суматоху в Европе».

Маршалл — иконоборец, который выбрал двух аналитиков, чтобы описать апокалипсис. Шварцу пятьдесят семь лет, он бывший консультант ЦРУ, он создал «Глобал бизнес нетворк», «лабораторию идей», где он работает вместе с Рэндаллом. Их исследования опираются на труды ученых, специалистов по атмосфере.

Разглашение действует безукоризненно и производит впечатление бумеранга. В Великобритании, откуда происходит «утечка», «Обсервер» выходит с подзаголовком «Секретный доклад провозглашает мятежи и ядерную войну», «Англия станет Сибирью менее чем за двадцать лет». «Гринпис» тут же подхватывает информацию и пишет: «Красная тревога по поводу мирового потепления: времена массивного разрушения, происходящего из-за климата, более опасны, чем времена терроризма». Затем новость распространилась в Соединенных Штатах, где заголовки ежедневных газет гласили: «Пентагон предупреждает о новом ледниковом периоде».

Статья в «Обсервере», которая подожгла фитиль, была написана Марком Таунсендом и Полом Харрисом и начиналась так: «Через ближайшие двадцать лет изменение климата может вызвать крупную катастрофу, которая унесет миллионы жизней в результате природных бедствий и войн».

Секретный доклад, сделанный главами американской обороны, который «Обсерверу» удалось заполучить, предупреждает, что крупные европейские города будут поглощены водой из-за подъема уровня моря и что Великобритания погрузится в сибирский холод начиная с 2020 года. Ядерные конфликты, жестокие засухи, голод и крупные мятежи прокатятся по всему миру.
Этот документ предупреждает, что резкое изменение климата может поставить планету на грань всеобщей анархии, начиная с того момента, когда страны прибегнут к своим ядерным арсеналам для защиты или обеспечения продовольствием, водой и энергией. Нарушение мировой стабильности затмит даже угрозу терроризма, как говорят некоторые эксперты.
Жизнь будет характеризоваться конфликтами и потрясениями, заключает доклад, и снова война станет господствовать над жизнью людей.

Выводы доклада являются унизительными для администрации Буша, которая отрицает само существование климатических изменений, некоторые эксперты сказали, что эти выводы будут тревожным уроком для президента, который всегда делает защиту государства приоритетом своей политики.

«Нефтепромышленные лобби и Пентагон»


«Обсервер» расширяет дебаты, напомнив о недавнем визите в Белый дом группы выдающихся британских ученых, которые прибыли туда, чтобы изложить свои опасения относительно потепления планеты и потребовать у администрации Буша заняться наконец этим вопросом всерьез. Среди ученых присутствуют Джон Шелленгунтер, бывший главный советник по окружающей среде при правительстве Германии, ставший одним из самых замечательных специалистов по климату в английском центре Тиндалл. Газета воспроизводит его слова: «Опасения, которые ощущаются даже в недрах Пентагона, могут склонить чашу весов и заставить Буша признать факт изменения климата».

Еженедельник также приводит высказывание сэра Джона Хафтона, бывшего генерального директора Метеорологической службы, первого руководителя высокого ранга, который сравнил климатическую угрозу с угрозой терроризма: «Если Пентагон делает подобные доклады, то это действительно важный документ». Третьим лицом, выступившим в качестве свидетеля, является Боб Уотсон, научный директор Всемирного банка и бывший президент британского межправительственного комитета по изменению климата: «Может ли Буш не обращать внимание на Пентагон? Очень трудно обойти молчанием подобный документ. Он вызывает Чрезвычайное затруднение. Прежде всего, единственным и самым большим приоритетом политики Буша является национальная безопасность. Будучи далеким от группы либеральных чудаков, Пентагон, как правило, всегда консервативен. Если изменения климата представляют угрозу для национальной безопасности или национальной экономики, тогда надо действовать. Существуют две группы, к которым администрация Буша прислушивается: нефтепромышленное лобби и Пентагон».

Последнее утверждение абсолютно верно, но руководитель из «Гринписа» Роб Гетерброк указывает на серьезное противоречие, перед которым теперь оказался Джордж У. Буш: «У вас есть президент, который говорит, будто потепление климата — это ложный слух, а на противоположном берегу Потомака у вас есть Пентагон, который готовится к климатическим войнам. Довольно странно видеть, как Буш ста рается игнорировать мнение своего собственного министра обороны по этому вопросу».

Белый дом фальсифицирует доклады


В свои восемьдесят три года Эндрю Маршалл, которого называют «живой легендой Пентагона», сумел избежать всякого постороннего контроля и выпустил ядерную ракету разрушительного действия. Исследуя происхождение этого доклада, я постепенно связал все нити этой очень странной истории.

Первое открытие: большая часть военной иерархии в Пентагоне глубоко враждебно относится к Эндрю Маршаллу и к его взглядам, которые угрожают их привычкам и их методам. Этот тревожный доклад— отдельная инициатива Йоды, и он носит прежде всего его личный отпечаток. Предисловие двух авторов, Шварца и Рэндалла, называется «Вообразим немыслимое», что звучит практически так же, как «Подумаем о немыслимом» — опус, созданный Эндрю Маршаллом и Германном Каном в 1960-х годах для того, чтобы отвергнуть их различные сценарии ядерного конфликта.

Второе открытие: старый человек все больше раздражается по поводу проволочек президента и Белого дома в отношении климатических проблем, которые, по его мнению, являются угрозой национальной безопасности Соединенных Штатов.

Маршалл считает, что слепота президента проистекает из его зависимости от нефтепромышленного лобби. В то время как климатологи и эксперты по окружающей среде считают потепление климата катастрофой, нефтяные магнаты радуются таянию ледников — это облегчает разыскания и эксплуатацию нефтяных залежей в офшорах.

Прежде всего интересно отметить, что спорный доклад, который я держу в руках, лишь слегка касается нефтяных проблем и будущего кризиса нефтеснабжения. Маршалл знал, что, начиная с 2001 года Белый дом фальсифицирует все доклады, касающиеся изменений климата.
8 июня 2005 года «Нью-Йорк тайме» публикует сведения о том, что глава Совета по окружающей среде в Белом доме Филипп Куни заметно изменил выкладки исследований, предпринятых учеными, которых назначило правительство. До своего вхождения в Белый дом он работал на Американский институт нефти.

Этот институт представляет нефтяные объединения, он прилагал большие усилия, чтобы провалить переговоры, которые закончились Киотским протоколом относительно выбросов газа. Его цель: свести к минимуму выделение СO2 от природного горючего, особенно от нефти — 90% выделения СO2 происходит от ее использования, и США несут ответственность за 30% общего выделения газа в атмосферу. Эта группа давления также утверждает, что наука о климате, еще мало развитая, доказывает, что необходимы меры по сокращению выделений двуокиси углерода.

Куни, не склонный к научному мышлению, подслащивает истину и ретуширует все документы, касающиеся этой проблемы. В своей оригинальной версии доклад правительству, озаглавленный «Наша меняющаяся планета», в 2002 году звучал так: «Многочисленные научные исследования показывают, что Земля находится в периоде быстрых изменений». После того как по докладу прошелся Куни: «Многочисленные научные исследования приводят к заключению, что Земля, возможно, будет переживать период относительно быстрых изменений».

Слепота Белого дома


И подобных примеров полно: это все действует механизм подслащивания, фальсификации и дезинформации, который Маршалл больше терпеть не может. «Нельзя сказать, что это человек, который везде и всюду любит ясность, — говорит мне один из сотрудников из Силиконовой долины, который работает вместе с ним. — Но он считает, что в отношении климатической угрозы Белый дом ведет себя как слепец. Он полагает невозможным стабилизировать наш климат без радикальных перемен в нашем потреблении энергии. И он решает дать кое-кому по мозгам, создав этот тревожный документ. Он действует так же, как и тридцать лет тому назад, когда дергал за веревочки «Команду Би».

Я прекрасно помню этот эпизод, подробности которого мне рассказал Пол Вулфовиц лет десять тому назад. В 1976 году Джордж Буш, бывший в ту пору директором ЦРУ, собрал в недрах одной группы, окрещенной «Командой Би», приверженцев жесткой линии в отношении Москвы, которым Генри Киссинджер, бывший вместе с Никсоном инициатором политики разрядки международной напряженности, казался просто антихристом. Их целью было следить за размахом советской угрозы. Пол Вулфовиц, который до 2004 года был ключевой фигурой в администрации Джорджа У. Буша, принадлежал к этой команде, родившей прямо-таки апокалиптический текст. Прежде всего, он обвинил Советский Союз в экспансионизме, развитии программ по созданию нового оружия, чего на самом деле не было. Однако анализ полностью обходит молчанием возрастающие трудности и неудачи советской экономики. Выводы «Команды Би» были безапелляционными: Москва могла начать и выиграть ядерную войну. Авторы этого текста задумывали его, прежде всего, как политическое оружие, чтобы они могли противостоять засевшим в Вашингтоне сторонникам контроля над вооружениями и снижения военных расходов.

Пол Вулфовиц все ясно мне объяснил: «Этот доклад рассматривался как «партизанский налет» на конвенционное, соглашательское мышление и, в данном конкретном случае, на отмеченную агентами разведки тенденцию думать, что их противники рассуждают так же, как они сами». Тогда я не знал, что Маршалл за кулисами дергает за веревочки, снабжая «Команду Би» информацией о преувеличенной коммунистической угрозе.
Слушая тех немногих людей, которые по-настоящему помогали мне понять его, я вынес одно ясное впечатление: Йода всегда считал, что цель оправдывает средства, что поддержание «статус-кво» чаще бывает хуже, чем опасности, и что, в конце концов, тревожные факты можно при необходимости и преувеличить, если хочешь привлечь к ним внимание. Подчинить себе все непредвиденные случайности — вот его навязчивая идея. Он любит вспоминать, как во времена Второй мировой войны Великобритания не думала, что Советский Союз сможет стать вторым фронтом в борьбе с Гитлером, в то время как французский Генштаб, успокоенный почти полным паритетом численности французских и немецких войск, не предвидел ни возможности молниеносного наступления, ни решающей роли авиации.

Название доклада, который он приказал представить Питеру Шварцу и Дагу Рэндаллу, прекрасно резюмирует его мысль: «Сценарий быстрого изменения климата и его влияния на национальную безопасность Соединенных Штатов».

Этот текст — что стало для меня еще одним открытием — никогда не был секретным докладом, как о нем говорилось в слухах, возможно, распространяемых самим Маршаллом. Напротив, он был предназначен для того, чтобы вызвать шок и полемику. Притом Шварц и Рэндалл придавали большое значение словам, которые еще сильнее подчеркивали то, что они написали: «Начиная с 2020 года катастрофическую нехватку обеспечения водой и энергией станет все более трудно преодолеть, и это погрузит планету в пучину войны». Рэндалл добавлял: «Мы точно не знаем, в какой точке процесса мы находимся: это может начаться завтра, и мы сможем смотреть вперед всего лишь на ближайшие пять лет. Последствия изменения климата для некоторых стран являются просто невероятными. Кажется очевидным, что сокращение использования природного горючего стоит того, чтобы обеспокоиться».
Эта последняя фраза, которая связывает воедино климатические нарушения и современное сверхпотребление энергии, является ключом ко всему докладу и к мышлению Маршалла. Этот текст, несмотря на его крайности, стоит прочитать, так как он представляет собой настоящее предостережение и дополнительное доказательство, что наш способ развития и роста в настоящее время приговорен. Вот отрывки из доклада.


Вообразим немыслимое


Цель этого доклада — вообразить немыслимое — раздвинуть границы современных исследований изменений климата, для того чтобы лучше понять возможные последствия для национальной безопасности США.
Мы опросили самых лучших ученых в области климатологии, вели дополнительные исследования и несколько раз пересмотрели вместе с этими экспертами наш сценарий. Ученые поддерживают этот проект, но предупреждают, что наш сценарий показывает экстремальную картину в двух важных отношениях. Во-первых, они говорят, что события, которые мы описываем, будут иметь, вероятнее всего, локальный характер, а не глобальный. Во-вторых, они говорят, что размах событий может быть намного скромнее.

Мы создали сценарий изменения климата, который хотя и не является самым вероятным из всех, все же вполне правдоподобен и может до такой степени показаться угрожающим национальной безопасности США, что его надо сейчас же принять во внимание.
Существуют важные доказательства, которые указывают, что значительное глобальное потепление будет иметь место в XXI веке. Поскольку до настоящего времени изменения климата происходят все чаще и предполагается, что они будут происходить и далее, последствия потепления планеты необходимо поставить под контроль большинства наций. Тем временем недавние исследования показывают, что существует возможность, при которой возрастающее потепление повлечет за собой внезапное замедление термической циркуляции океанов, а это, в свою очередь, вызовет наступление более суровых зим, резкое сокращение влажности почвы и появление жестоких ветров в некоторых регионах, которые являются в настоящее время мировыми поставщиками продовольственной продукции. Если к этому как следует не подготовиться, результатом может стать значительное снижение
возможностей экосистемы Земли поддерживать существование людского населения [...].
В этом докладе, который предлагает сценарий, сильно отличающийся от других, касающихся увеличивающихся климатических изменений, мы опишем резкое изменение, которое с точностью срисовано с одного события, происшедшего 8200 лет тому назад и продлившегося 100 лет. Это резкое изменение характеризуется следующими событиями:

• ежегодным понижением средней температуры на 2,75°С в Азии и Северной Америке и на 3,3°С в Европе;
• ежегодным повышением средней температуры на 2,2°С во всей Австралии, Южной Америке и на юге Африки;
• снежными бурями и усиливающимися ветрами, ухудшающими последствия изменений климата. В Западной Европе и в северной части Тихого океана ветры становятся все сильнее [...].

По мере того как способность прийти на помощь в беде на локальном и глобальном уровнях все уменьшается, во всем мире может возрасти напряжение, которое приведет к двум основным стратегиям: защитной и наступательной. Нации, у которых есть необходимые средства, могут возвести вокруг своих стран укрепления, сохранив таким образом свои ресурсы для самих себя. Нации, менее счастливые в этом отношении, особенно те, у которых были давние ссоры с соседями, могут начать войны, чтобы раздобыть пропитание для своих граждан, питьевую воду и энергию. Могут образоваться совершенно невозможные альянсы, приоритеты обороны не будут прежними, а целью станут скорее ресурсы для выживания, а не религия, идеология или честь нации [...].

События, связанные с климатом, оказывают огромное влияние на общество, так как они влияют на продовольственные запасы, условия жизни в городах и крупных населенных пунктах, а также и на доступ к питьевой воде и энергии. Например, один доклад, недавно представленный «Клаймат экшн тетворк оф Острелиа», предупреждает, что климатические изменения могут сократить количество осадков в районах пастбищ, а это поведет к снижению производства продовольственной продукции на 15%. Это может повлечь за собой снижение среднего веса скота на 12% и значительное снижение производства говядины. В этих условиях можно предсказать, что удои коров снизятся, по крайней мере, на 30% и, возможно, появятся новые паразиты в тех районах, где производят фрукты. Более того, можно предвидеть, что подобные условия повлекут за собой уменьшение количества питьевой воды на 10%. Из-за изменений, происходящих в климате, подобные ситуации могут произойти одновременно в большинстве районов, производящих продовольственную продукцию, во всем мире в ближайшие 15—20 лет, что опровергнет точку зрения, согласно которой способность общества к приспособлению может преодолеть изменения климата.

В наше время, при том, что 400 миллионов человек живут в засушливых, субтропических регионах, часто перенаселенных и экономически бедных, изменение климата и его последствия представляют собой риск для политической, экономической и социальной стабильности. В менее процветающих частях света, где странам не хватает ресурсов и возможностей, чтобы быстро приспособиться к более суровым условиям жизни, проблема, и без того сложная, станет особенно острой. Для некоторых стран изменение климата может обернуться массовой эмиграцией отчаявшихся людей, покидающих свою страну в поисках лучшей жизни, и переселением в такие места, которые располагают средствами к адаптации, например в Соединенные Штаты [...].

Потепление климата до 2010 года


Вслед за самым быстрым потеплением климата, которое современная цивилизация могла познать за одно столетие, в течение первого десятилетия XXI века наблюдается ускорение потепления атмосферы Земли, средняя температура ее увеличивается на 2,75°С в десятилетие и даже более в регионах, которые это больше всего затрагивает. Эти изменения температуры могут изменить одновременно и сами регионы и времена года по всему земному шару, эти же изменения, но более мелких масштабов, являются более или менее сильными, чем среднее глобальное изменение климата. Совершенно ясным станет тот факт, что наша планета будет сохранять тенденцию к потеплению климата до конца XX века.

В большей части Северной Америки, Европы и некоторых частях Южной Америки дневная температура повысится на 30% и будет достигать 32,2°С, известного уровня предыдущего века, а холодных дней станет намного меньше. Вдобавок к этому потеплению погодные условия становятся неустойчивыми: больше наводнений, особенно в горных районах, так же как и в приморских районах. В основном климатические изменения оборачиваются экономическими бедствиями и обрушивающимися на отдельные зоны, где сельское хозяйство и другие виды деятельности, зависящие от климата, подвергаются бурям, засухам и периодам жары (например, французским врачам приходится особенно много работать в августе). Тем не менее эти погодные условия еще не являются достаточно суровыми или достаточно распространенными, чтобы они могли угрожать человеческому обществу и его внутренним связям или же национальной безопасности США.

Эффект обратной связи, который усиливает потепление


В то время как в течение всего XX века и в начале XXI температура повышается, вступает в действие мощный эффект позитивной обратной связи, который ускоряет это потепление с 0,11°С до 0,22°С, а потом до 0,275°С в год в некоторых местностях. По мере того как поверхность нагревается, гидрологический цикл (испарение воды, выпадение осадков) также ускоряется, что вызывает увеличение температуры. Испарение воды, мощные естественные выбросы газа аккумулируют добавочное тепло и поддерживают среднюю температуру на поверхности земли. В то время как испарение усиливается, более высокая температура воздуха иссушает леса и прерии — там, где водятся животные и где крестьяне выращивают зерновые злаки. Поскольку деревья сгорают и умирают, лес впитывает в себя меньше углерода, а это еще больше увеличивает температуру воздуха и вызывает опустошительные лесные пожары, которые невозможно контролировать. В других местах более высокие температуры вызывают таяние снегов в горах, на открытых пространствах, в тундре на высоких широтах и зонах вечной мерзлоты. Оттого что почва впитывает в себя больше влаги и отражает меньше солнечных лучей, температура повышается еще сильнее.

Около 2005 года влияние этих климатических изменений наиболее сильно ощущается в некоторых регионах. Бури и ураганы, чрезвычайно сильные, приводят к обширным разрушениям и наводнениям на низколежащих островах, таких как Тарава и Тувалу (рядом с Новой Зеландией). В 2007 году особенно свирепая буря ломает дамбы в Нидерландах и оставляет без крова жителей прибрежных городов, таких как Гаага. Бреши в дамбах на острове в дельте реки Сакраменто, в центральной долине Калифорнии открывают путь водам внутреннего озера и нарушают систему акведука, который передает воду с севера на юг из Калифорнии, соленую воду больше невозможно удержать за пределами региона в сухой период года. Таяние ледников на Гималаях ускорится, что заставит некоторых тибетцев уехать с насиженных мест. К 2010 году тающий лед полярных морей на Севере, который уже потерял 40% своей массы за период с 1970 по 2003 год, летом почти исчезнет. Из-за таяния льдов уровень моря поднимется, и поскольку зимой колебание моря уменьшается, волны океана становятся шире и наносят ущерб прибрежным городам. По всему миру миллионы людей подвергаются риску быть затопленными (по донесениям 2003 года, этот риск увеличивается приблизительно в четыре раза), и при этом нарушаются условия рыболовного промысла — изменение температуры заставляет рыбу уплывать в другие места, что вызывает трения в отношении прав на рыбную ловлю.

Каждое из этих локальных бедствий, вызванных суровыми метеорологическими условиями, влияет на близлежащие регионы, чьи природные, человеческие и экономические ресурсы мобилизуются для того, чтобы помочь восстановлению. Эффект обратной связи и ускорение потепления начинают приводить к результатам, ранее не предвиденным, к природным катастрофам и бурям, которые равным образом затрагивают как развивающиеся, так и развитые страны. Развивающиеся страны менее способны противостоять этим бедствиям, их социальная, экономическая и сельскохозяйственная системы не способны переварить эти изменения климата.
Поскольку ежегодное таяние ледяной шапки Гренландии происходит быстрее, чем там выпадает снег, и осадки, приходящие с высоких широт, усиливают сток воды, похолодание вод Северной Атлантики и морей, находящихся между Европой и Гренландией,увеличивается. Малейшая уплотненность этих стылых вод подготавливает, в свою очередь, землю к резкому замедлению деятельности системы термогалинной циркуляции [...].

Европа. Подвергается суровым изменениям климата, в среднем ежегодная температура снизится на 3,3°С в одно десятилетие, по крайней мере, будут серьезные колебания температуры на северо-западном побережье. Климат на северо-западе Европы станет более прохладным, более сухим и ветреным, напоминающим климат Сибири. Южная Европа подвергнется меньшим климатическим изменениям, но, тем не менее, будет страдать от резких похолоданий и быстрых смен температур. Уменьшение количества осадков вызовет оскудение почвы — это общеевропейская проблема, которая станет причиной нехватки продовольствия. Европе придется сдерживать поток эмигрантов из Скандинавии и стран Северной Европы, покидающих родные места в поисках тепла, а также удерживать поток иммигрантов из серьезно пострадавших стран Африки.

Соединенные Штаты. Здесь установится более прохладная, более ветреная и сухая погода. Сезоны посадки культур и сбора урожая сократятся и станут менее продуктивными во всех северо-восточных штатах и более продолжительными и засушливыми в юго-западных штатах страны. Количество бурь в пустынных зонах увеличится, в то время как почва земледельческих районов оскудеет, скорость ветров увеличится,
а влажность почвы уменьшится. В южных штатах климат станет более засушливым и более резко выраженным. Поскольку уровень океана вдоль побережья продолжает подниматься, прибрежные зоны, которые подверглись опасности в период потепления, продолжают ей подвергаться.
Соединенные Штаты замкнутся сами в себе, будут использовать свои ресурсы для того, чтобы прокормить свое население, укрепить границы и снизить возрастающую мировую напряженность.

Китай. Продовольственные нужды страны с огромным населением увеличатся: страна подвергнется воздействию непредсказуемых муссонных дождей. Эти дожди, выпадающие в основном летом, будут восприниматься населением с удовольствием — из-за того количества воды, которые они принесут, но они же будут иметь и разрушительное действие, поскольку они размоют почву до основания. Зимы станут более продолжительными и более холодными, а лето будет жарким, это будет вызвано тем, что испарение уменьшится, так как осадков будет меньше. Снизятся энергетические и водные ресурсы, уже достаточно слабые. Голод повлечет за собой хаос и внутренние столкновения: голодный и холодный Китай будет завистливо посматривать на энергетические ресурсы России и стран Запада.

Бангладеш. Постоянные ураганы и повышенный уровень моря вызовут образование огромных волн, следствием которых станет значительная эрозия берегов, и большая часть Бангладеш станет почти необитаемой. Более того, подъем уровня моря повлечет за собой загрязнение пресной воды внутри страны, которая будет испытывать недостаток питьевой воды и которую постигнет гуманитарный кризис. Произойдет массовая эмиграция жителей, что увеличит напряженность в Китае и в Индии, где уже идет борьба за то, чтобы держать под контролем свои собственные внутренние кризисы в присущих им границах.
Восточная Африка. В Кении, Танзании и Мозамбике климат слегка потеплеет, но там будут постоянные засухи. Эти страны, привыкшие к засушливому климату, подверглись меньшему влиянию со стороны изменения атмосферных условий, но в качестве главных регионов производства зерновых культур они будут находиться в трудном положении, их снабжение продуктами ухудшится.

Австралия. В качестве важного экспортера продовольствия Австралия вступит в борьбу за снабжение продовольствием всей планеты, так как слабые изменения в ее климате серьезно не затронут сельское хозяйство. Однако из-за неуверенности по поводу изменений климата в Южном полушарии можно подозревать, что этот сценарий окажется более сильно озабочивающим.

Удар по природным ресурсам


Характер изменений погоды и температуры океана влияет на земледелие, рыболовство, на дикую фауну, на воду и на энергию. Поскольку основные регионы переходят от тенденции к потеплению к тенденции к похолоданию, то производительность сельского хозяйства становится менее предсказуемой. В то время как некоторые из вредителей растений в период изменения температуры умирают, другие виды вредителей с легкостью сопротивляются воздействию засухи и ветрам, требуя применения новых пестицидов или новых средств защиты растений. Рыбаки-профессионалы, обладающие правами на ловлю специфических видов рыб в определенных районах, окажутся плохо подготовленными к массовой миграции своей добычи.
Несмотря на то что во всем мире существует пять или шесть основных регионов, производящих зерновые культуры (США, Австралия, Аргентина, Россия, Китай и Индия), излишек мирового продовольственного снабжения является недостаточным для того, чтобы ответить на вызов суровых климатических условий одновременно во многих регионах, не говоря уж о четырех или пяти за один раз. Мировая экономическая взаимозависимость делает США все более и более уязвимыми перед лицом экономических потрясений, вызванных местными изменениями в ключевых сельскохозяйственных зонах и густой плотностью населения в мире. Катастрофическую нехватку воды и энергии — ресурсов, которых уже не хватает сейчас в мире, — невозможно быстро преодолеть.

Удар по национальной безопасности


Человеческая цивилизация установилась вместе со стабилизацией и потеплением климата на планете. Нестабильный и более холодный климат означал бы, что человеческие существа не смогли бы ни развивать сельское хозяйство, ни утвердиться на долгое время на Земле. Вместе с окончанием недавнего ледникового периода и благодаря потеплению климата, а также периоду стабилизации, который последовал за ним, люди смогли узнать, что существуют определенные земледельческие сезоны, и поселиться в таких местах, где климат позволял получать обеспеченный урожай. Современная цивилизация никогда не сталкивалась с климатическими условиями, которые были бы нарушены в течение долгого периода времени, такими, какие описаны в данном сценарии. Следовательно, влияние на национальную безопасность, описанное в этом докладе, является гипотетическим. Реальное влияние значительно отличается в соответствии с нюансами климатических условий, способностью людей адаптироваться и решениями, принятыми политиками.

Разрушения, которые происходят из-за воздействия, оказываемого резкими климатическими изменениями, представляют собой иную угрозу для национальной безопасности, чем та, к которой мы привыкли сейчас. Может возникнуть военная конфронтация, скорее, из-за чрезвычайной потребности в природных ресурсах, таких как энергия, пища и вода, чем из-за конфликтов, связанных с идеологией, религией или национальным достоинством. Эти новые мотивы для конфронтации меняют весь расклад, относящийся к уязвимости стран, и они изменят существующие признаки, которые нам сообщают об угрозе, нависшей над безопасностью наших стран [...].

Как только грянут голод, болезни и катастрофы, связанные с погодой и вызванные резкой сменой климата, потребности многих превысят их средства к существованию. Это вызовет чувство отчаяния, способное привести к грубой агрессии, развязанной с целью восстановить равновесие. Представьте себе страны Восточной Европы, борющиеся за пропитание своего населения, а объем их продовольствия, воды и энергии при этом резко снижается, и они косо смотрят на Россию, где население уже уменьшилось, с желанием добраться до ее зерновых запасов, ее полезных ископаемых и ее энергии. Или представьте себе Японию, пострадавшую от наводнений, затопляющих ее прибрежные города, и от загрязнения ее пресных вод и страстно желающую заполучить запасы газа и нефти русского острова Сахалин, для того чтобы снабдить энергией свои заводы по обессоливанию воды и свое сельское хозяйство, которое у японцев является очень энергоемким. Представьте себе Пакистан, Индию и Китай — все они имеют ядерное оружие — границы которых прорывают потоки беженцев, стремящихся добраться до общих рек и пахотных земель. Испанские и португальские рыбаки могут выступить против ограничения прав на рыбную ловлю, что приведет к столкновениям на море. И все страны, включая и США, возможно, начнут укреплять свои границы. При наличии 200 водных бассейнов, являющихся общими для множества стран, следует ожидать конфликтов из-за питьевой воды, из-за ирригации и водного транспорта. Дунай течет по территории двенадцати стран, Нил — девяти стран, Амазонка — семи.

В этом сценарии нам следует ожидать и союзов, приуроченных к случаю. США и Канада могут стать одним государством, что упростило бы им охрану общих границ. Или Канада будет использовать исключительно для себя свои гидроэлектростанции и поставит США перед энергетической проблемой. Обе Кореи могли бы объединиться и создать государство, высокотехнологичное и обладающее при этом атомным оружием. Европа может образовать единый блок, чтобы снять проблему иммиграции между европейскими народами и организовать защиту от агрессии. Россия со своими изобильными природными ресурсами полезных ископаемых, нефти и газа могла бы присоединиться к Европе.

В таком мире воюющих стран становится неизбежным увеличение количества ядерного оружия. Существующие резервы углеводорода сокращаются, в то время как похолодание климата увеличивает его потребление. В связи с нехваткой источников энергии и возрастающей потребностью их приобрести ядерная энергия станет источником основной энергии, что ускорит ее распространение; страны будут развивать свои возможности к обогащению и сохранению [радиоактивных веществ], для того чтобы гарантировать свою национальную безопасность. Китай, Корея, Великобритания, Франция и Германия будут иметь ядерное оружие, так же как Израиль, Иран, Египет и Северная Корея.

Доклад, не столь уж нереальный


По сути дела, этот доклад, составленный в 2003 году, до цунами, катастрофы, вызванной Катриной, повторяющихся циклонов в Мексиканском заливе, увеличения ядерного распространения или расширения потока иммигрантов, отчаянно пытающихся пересечь границы процветающих стран, не является столь уж нереальным.
Я получил подтверждение всему этому летом, когда производил свое расследование в Непале. Маленькое гималайское королевство, зажатое между двумя могучими соседями — Индией и Китаем, чья экономическая жизнеспособность восхищает Запад, является страной, лишенной ресурсов и всяких демократических надежд. Самодержавный монарх правит этим народом, большая часть земли которого контролируется маоистской герильей с политической программой, близкой к программе красных кхмеров.

Вдень моего приезда в нескольких метрах от отеля «Аннапурна», где я остановился, сотни учащихся-манифестантов перед королевским дворцом столкнулись с силами правопорядка. Они протестовали против увеличения цен на топливо, общественный транспорт и на продукты питания.
На следующий день я отправился в Патхан, где ожидалась крупная манифестация. Этот исторический город, колыбель королевства, расположен в 7 километрах от Катманду и отделен от непальской столицы рекой Гандак, впадающей в Ганг. В это время она представляла собой тонкую струйку воды, текущую по сухому руслу. Огромная толпа окружила храмы из красного кирпича с окнами из каштанового дерева, с чеканкой. Люди стояли, сидели на лестницах, цеплялись за скульптуры, чтобы послушать ораторов движения «Мир и демократия», которые сменяли друг друга на трибуне. Все требовали ухода короля. Один молодой человек служил мне проводником. Он студент, вырос в деревне, где не было ни воды, ни электричества, и он описывал мне изнуряющие поездки, совершаемые ежедневно его матерью, чтобы найти дрова, которые она потом тащила на своей спине. Он со страстью рассказывал мне о своих лекциях — Дидро, Руссо, Монтескье, которых он цитировал наизусть целыми отрывками, — и о своей мечте: поехать в Париж. Лица, которые меня окружали, одновременно серьезны и усталы.

Катастрофические последствия


На следующее утро я уезжаю в отроги Гималаев в компании молодого метеоролога по имени Наран. Шофера с тонкими усами, одетого в традиционный непальский костюм, зовут Кришна. Он ведет машину с осторожностью по очень узкой дороге, запруженной грузовиками и автобусами. Мы видим группу детей в сине-белой форме, идущих в школу. Мои спутники рассказывают мне о стоимости жизни, которая постоянно делает еще беднее и без того несчастное население, о безнадежности и о тревоге, вызванной повышением цен на нефть. Накануне цена на баррель достигла 70 долларов.

Мы пересекаем исторический город Санкху и начинаем взбираться по извилистой улице, обсаженной елями. Деревушки лепятся по склонам горы. Через час мы прибываем в Нагаркот.
На вершине, обдуваемой холодным ветром, построен отель «Клуб Гималаи». Наран ведет меня в столовую, где огромные оконные застекленные проемы открывают захватывающий вид Гималайских гор. Он указывает мне пальцем на заснеженные вершины: «Это обманчивый вид. Через несколько лет 70% снега и льдов полностью растают от эффекта потепления климата. Последствия уже ощутимы; через короткое время, по человеческим масштабам, они станут катастрофическими. Это означает, что не будет питьевой воды не только у народа Непала, но и у жителей севера Китая и юга Индии. Многие реки берут свое начало во льдах Гималаев: Ганг, Синяя река, Янцзы, а также Инд, Брахмапутра, Ямуна... Их уровень уже снизился. Сотни миллионов людей будут лишены не только питьевой воды, но и урожая — из-за низкого уровня ирригаций». Он прерывает свою взволнованную речь. Нарану тридцать три года. Худенький, маленького роста, он завершил свою учебу в Индии. Он словно бы загипнотизирован величественным и роскошным пейзажем, развернувшимся перед нами. «Мы всегда смотрели на Гималаи как на свое спасение. — Тон его голоса печален. — Боюсь, что из-за людской глупости и эгоизма мы начнем их проклинать».

Я сейчас вспоминаю замечание, сделанное Индирой Ганди. Это было в 1980 году. Ее только что переизбрали, и мы, Жан-Жак Сервен-Шрайбер и я, обедаем в ее резиденции Веллингтон-Кресент, в спокойном квартале Нью-Дели. День и ночь непрерывная толпа теснится перед решеткой этого приземистого дома из пяти комнат, где она живет, работает и где она будет убита четыре года спустя своей собственной охраной, состоящей из сикхов.

Эти люди скромного происхождения хотят ее видеть, дотронуться до нее, передать ей свои жалобы. Мир согнулся под ударом второго нефтяного кризиса, разразившегося с приходом к власти Хомейни, и решением иранцев прекратить подачу нефти. Одетая в сине-белое сари, с грациозными жестами, эта властная женщина говорит по-французски: «Великодушие между народами и нациями так же мало распространено, как и между отдельными людьми. После нефтяного кризиса 1973 года страны — производители нефти притворялись, будто их победа — триумф всех развивающихся стран и будто их главной целью будет обеспечение нефтью самых не обеспеченных ею, и по преференциальным ценам. Это обещание они так и не сдержали, а тем временем бедные страны страдали намного больше, чем Запад».

Непальские рабочие для Дубая


Сегодня Непал испытывает все последствия этой несправедливости. Два дня спустя, в полночь, я сажусь на самолет, отправляющийся в Дубай. Рейсы между Катманду и этим эмиратом только что вошли в действие. В неделю совершается два вылета через «Эйр Непал интернэшнл», компанию, созданную недавно двумя бизнесменами индийского происхождения, которые путешествуют вместе с нами. Это, насколько я обнаружил, возможно, доходное дело, поскольку самолет «Боинг-757» полон пассажиров.

Пассажиры? За исключением владельцев самолета и меня самого, все остальные — непальские рабочие-иммигранты. Сотни людей молчаливо ожидают, когда их увезут на три года туда, где будут немилосердно эксплуатировать. У них потерянный взгляд, неловкие и скованные движения, у их ног лежат пластиковые пакеты, в которых находятся все их пожитки. За эти три года они ни разу не увидят свои семьи и будут жить в тесноте, в грязных помещениях в одном часе езды от центра Дубая.

Я вступаю в разговор с двумя индусами, которые извлекают доходы из этого нового маршрута. Они подвижные, им лет по сорок, каждый из них держит в руке кожаный чемоданчик. Они объясняют мне, что в их предыдущие полеты самолет был полон и клиентура — такая же. Удовлетворенное выражение исчезает с их лиц, когда я спрашиваю, не знают ли они, сколько заработают все эти люди. Их лица становятся опечаленными: «О, очень мало. Около 150 долларов в месяц за очень тяжелую работу».

В Дубае, как и в Абу-Даби, в Катаре или в Кувейте, эти эмигранты составляют резерв неисчерпаемой рабочей силы, и с ними обращаются как с рабочим скотом. Нефтедоллары сделали эмираты богатыми. Дубай желает быть роскошным и блестящим. Я же смотрю на этот город как на скопище нищих. На улице более 50°С, и из окна своего такси я вижу группы людей, занятых работой на бесчисленных строительных площадках двадцать четыре часа в сутки.

Несмотря на жару и отсутствие ветерка, туристы теснятся на пляже отеля. Они иногда бросают раздраженные взгляды в сторону пятидесяти непальцев, которые в нескольких метрах от них пилят, заколачивают, сваривают. Они не видят этих людей, их изможденных лиц, мокрых от пота, они лишь слышат шум, который им мешает.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1394


Возможно, Вам будут интересны эти книги: