Росси Джанни и Ломбрасса Франческо.   Во имя ложи

Завоевание дворца

Для них это был «вопрос жизни или смерти». Желание вернуть себе дворец Джустиниани превратилось для членов самой влиятельной масонской «семьи», которая объединилась вокруг «Великого Востока» Италии, в навязчивую идею. И ради достижения этой цели некоторые могущественные «братья» были готовы на все: даже допустить к тайнам итальянской общины незваных американских «братьев».

Когда в Рим вошли войска пятой союзнической армии, высшие руководители возродившегося итальянского масонства отклонили, казалось бы, заманчивое предложение о возмещении понесенного ими от фашизма ущерба, выдвинутое их американским «собратом» итальянского происхождения Фрэнком Б. Джильотти (родился 15 октября 1896 г. в Калабрии), который был в то время священником методистской церкви в калифорнийском городке Лемон Гроув и одновременно являлся главным советником Управления стратегических служб (УСС), на базе которого в 1947 году было создано ЦРУ. Джильотти сделал весьма практичное предложение: «Вместо того чтобы затевать судебную тяжбу из-за дворца Джустиниани, — сказал он ошеломленным итальянским «братьям», — удовлетворитесь виллой «Маргерита», которую получите в качестве возмещения за ущерб, понесенный в годы войны». Он предлагал им последовать примеру неаполитанских «братьев», которым предоставили великолепное помещение в центре города, реквизированное специально для них полковником УСС Чарльзом Полетти.

Но предложение Джильотти пришлось не по вкусу Гуидо Лайю, «великому мастеру» «Великого Востока» Италии, ставшему заместителем мэра Рима после освобождения этого города. По его мнению, масоны должны были со всеми почестями вернуться в свой исторический центр — дворец на виа (улице) Джустиниани, пусть даже в результате долгой юридической процедуры. Вот так вилла «Маргерита» отошла американскому посольству в Италии, а масоны начали долгую и трудную, как путь на Голгофу, тяжбу.

За первой победой в этой тяжбе, одержанной «Великим Востоком» над государством, владевшим дворцом Джустиниани с 1927 года, последовало поражение в 1954 году в апелляционном суде, который вынес двусмысленное решение: «Объявляется, что право компании УРБС (за которой скрывалось итальянское масонство. — Лег.) пользоваться помещением дворца Джустиниани не имеет силы за давностью лет».

Но поскольку речь шла о последствиях «политического насилия», совершенного при фашистском режиме, все же была необходимость принять какое-то законодательное решение о возмещении нанесенного ущерба. Владелец фирмы «Матер» и управляющий миланской компании «Ретам» Публио Кортини, занимавший тогда пост «великого мастера», немедленно подал жалобу в кассационный суд. Он предпринял этот шаг, будучи, как говорили, «противником судебного разрешения спора». Действительно, Кортини был убежден, что лучше не устраивать шумный процесс, а установить отношения с масонскими кругами по другую сторону Атлантического океана, которые, без сомнения, могли оказать влияние на решение итальянских государственных властей. В Соединенных Штатах у него был «брат и влиятельный друг» по имени Фрэнк Б. Джильотти.

Их дружба возникла в первые послевоенные годы, когда УСС контролировало связи между итальянскими противниками фашизма, придерживающимися антикоммунистической ориентации, и американской мафией. Уолтер Доулинг, сотрудник европейского отдела госдепартамента США, писал в документе, датированном 7 июля 1947 г.: «Полагаю, что Джильотти, который тоже является сотрудником УСС, предпринимает попытки оживить старую банду УСС в Италии в качестве средства борьбы с коммунизмом... Как я уже сообщал, несколько дней назад у меня состоялись две продолжительные встречи с Джильотти. Он считает важным, чтобы Сарагат6 вошел в правительство. Джильотти назвал также имена двух других итальянцев, которые могли бы содействовать включению представителей некоммунистических партий в правительство. Это — Публио Кортини и полковник Рандольфо Паччарди».

И вот 17 декабря 1947 г. представители партий Сарагата7 и Паччарди8, а также Уго Лa Мальфа вошли в правительство Де Гаспери, которое покончило с единством антифашистских сил. Масоны из «Великого Востока» Италии знали о том, что Кортини — ярый антикоммунист и к тому же связан с американскими шпионскими кругами, но у них были сомнения, что этот вечно занятый римский делец соответствует (по крайней мере, в то время) всем «масонским стандартам». Действительно, довольно скоро престиж «великого мастера» Кортини был подорван его предпринимательской деятельностью и деловыми связями с христианскими демократами из римской администрации. В те годы втайне от «братьев» он получил ватиканскую награду — орден «Санто Сеполькро». Для масонов из «Великого Востока» Италии, стоявших на антиклерикальных позициях, эта награда была равносильна оскорблению. И хотя Кортини вернул орден, он вынужден был уйти 27 сентября 1956 г.. в отставку (официально — по состоянию здоровья) с поста «великого мастера» после почти трех лет регентства. Однако Кортини остался членом исполнительной джунты (масонского правительства) и членом Высшего совета 33-х9 «древнего и признанного шотландского обряда».

Так или иначе, контакты и дружеские связи Кортини по ту сторону океана были использованы для разрешения «вопроса о дворце». Вернувшийся 30 ноября 1957 г. на пост «великого мастера» адвокат Умберто Чиполлоне, член республиканской партии, завязал постоянную переписку с американскими «братьями» и организовал несколько встреч с ними с целью добиться решения вопроса без юридических проволочек.

В течение трех лет пребывания на этом посту (до 28 мая 1960 г.) он направлял все усилия на установление связей с американскими масонскими округами — «Северным» (Бостон) и «Южным» (Вашингтон), а также с американскими дипломатическими кругами в Италии, что помогло разрешить в мае 1969 года спор с итальянским государством о дворце Джустиниани и привело к первому воссоединению с некогда отделившимися «братьями» с виа Ломбардия в Риме, которые группировались вокруг Высшего совета «Чистейшей национальной великой ложи Алам» сицилийского князя Джованни Аллиата ди Монтереале. Одним выстрелом, как говорится, были убиты два зайца: восстановлены права на дворец Джустиниани и достигнуто признание со стороны масонов «Южного» округа Соединенных Штатов. Но прежде чем Чиполлоне удалось осуществить свой план, ему пришлось еще не раз поклониться американским «братьям».

В письме «великому мастеру» великой ложи Калифорнии от 16 сентября 1958 г, он просил помощи у «других братских общин», чтобы и в Риме «иметь, как и в других странах, большое помещение, используемое в культурных и гуманных целях, в интересах всего масонского мира; часть его использовалась бы за плату как местопребывание итальянской общины.

Отчаянный крик братьев «Великого Востока» был услышан. В состав созданного «Национального комитета американских граждан за восстановление справедливости в отношении итальянского масонства» вошли видные американские деятели, дипломаты и высокопоставленные военные. Например, бывший губернатор Калифорнии Гудвин Найт, бывший посол контр-адмирал Уильям Стэндли, государственный секретарь Кристиан С. Гертер (масон с 1932 г., член ложи «Монте Табор» в Бостоне, 33-я степень10) и Лютер А. Смит, в то время «суверенный великий командор» Высшего совета 33-х «Южного» округа.

Для благополучного разрешения вопроса американские «братья» вложили в это дело, как писал в сентябре 1960 года журнал «Нью эйдж», более 40 тыс. долл. и поэтому считали себя вправе «требовать от нашего (американского. — Авт.) правительства быть выслушанными», что и произошло несколько позже.

Удобным моментом для завершения переговоров «без юридических проволочек» между государством и «Великим Востоком» Италии стала четвертая европейская конференция высших советов «шотландского обряда». По мнению американцев, европейские конференции должны были служить местом для обмена опытом, для попыток объединения разрозненных общин в национальных рамках, а также для финансирования наиболее слабых масонских организаций. Все это делалось, естественно, под политико-идеологический вексель, отдававший эти общины в липкие объятия американцев.

Первые три конференции состоялись в Вене, Брюсселе и Афинах. Четвертая должна была проходить весной в Стамбуле после проведения ее первого этапа в Риме по вопросу о судьбе упомянутого дворца. Во время конференции в Стамбуле в отеле «Хилтон» (интересно, что одновременно в той же гостинице проводилось важное натовское совещание) было принято решение о создании так называемого «Высшего совета Дании». Обсуждалось также американское предложение о «решении проблем» великих лож центральноамериканских государств (Мексики, Коста-Рики, Гватемалы).

Американцы появились на итальянской сцене 9 февраля 1960 г. и разыграли карту «управляемой информации». Американское информационное агентство ЮСИС, работавшее под контролем посла США, распространило в тот день сообщение для печати (опубликованное в газетах «Паэзе сера» и «Коррьере делла сера»), в котором говорилось о широких выступлениях общественности в поддержку «Великого Востока», против решения итальянского правительства, которое пытается выжить ложу из дворца Джустиниани. Чтобы помочь «святому делу», подчеркивалось в сообщении ЮСИС уже создан общенациональный комитет, в который вошли самые громкие имена «высшего света» Юга и Севера Соединенных Штатоа.

Все подробности пребывания в Италии американской делегации, условия «возвращения» дворца Джустиниани «Великому Востоку» и двойного признания «Северным» и «Южным» округами США «объединенного шотландского обряда» Италии собраны в книге «суверенного великого командора» «Северного» округа США Джорджа Э. Башнелла. Просматривая работу Башнелла "Гигантский шаг к единству «шотландского обряда»", можно представить себе, на какую опору могли рассчитывать американские «братья» в деле оказания помощи Чиполлоне, Кортини и К.

За несколько недель до прибытия в Рим официальной делегации во главе со Смитом и Башнеллом туда отправились Фрэнк Б. Джильотти и его супруга, везя с собой письмо государственного секретаря США Гертера, содержащее «указания» о целях поездки. Однако еще до своего отъезда Джильотти направил в итальянское посольство в Вашингтоне телеграмму на имя министра иностранных дел христианского демократа Антонио Сеньи, чтобы отозвать предписание судебных властей о выселении масонов из дворца Джустиниани и о выплате ими почти 140 млн. лир в качестве судебных издержек. Американское посольство в Риме сыграло на этот раз роль посредника, и министр иностранных дел вместе со своим коллегой по партии Джузеппе Трабукки, занимавшим пост министра финансов, подчинились. Подобным образом посольство действовало и в дальнейшем. Кассационный суд, как с гордостью сообщил журнал «Нью эйдж», склонил голову перед «очевидностью новых фактов» и приостановил выселение масонов из дворца и выплату ими судебных издержек.

Отбыв из Нью-Йорка 14 апреля 1960 г. и сделав непродолжительную остановку в Гибралтаре, американская делегация прибыла в Неаполь на борту итальянского парохода «Сатурния» в воскресенье, 24 апреля. В среду, 27 апреля, члены делегации (Смит, Башнелл, его помощник Бэкстер, Джильотти и Поль Эркюлисс, «суверенный великий командор» Бельгии) были официально приняты в американском посольстве. Там, на виа Венето, у них состоялась «сердечная и полезная беседа с советником посольства Горацием Дж. Торбер том-младшим, первым секретарем посольства, «братом» Ирлом Сомом и консулом «братом» Джорджем Д. Уиттингхиллом. Во встрече не принял участия посол «брат» Джеймс Целлербах, находившийся в Вашингтоне по личным делам. В тот же день, но несколько позже делегация была «принята в дружеской атмосфере в министерстве финансов министром Джузеппе Трабукки».

На следующий день делегация нанесла визит в министерство иностранных дел Италии.

Компромисс между «Великим Востоком» и итальянским государством был достигнут несколько месяце» спустя, когда 7 июля 1960 г. министр финансов Джузеппе Трабукки, представлявший масонов Публио Кортини и американский посол в Риме Джеймс Целлербах подписали договор о передаче прав собственности на дворец.

Статьи договора, подписанного даже без ведома Управления по надзору за государственной собственностью, предусматривали отказ итальянского государства от 140 млн. лир, которые должен был выплатить «Великий Восток»; передачу масонам целого крыла дворца Джустиниани сроком на 20 лет с возможностью последующего возобновления договора; начальная ежегодная арендная плата устанавливалась в размере 1 млн. лир; кроме того, государство брало на себя обязательство, если в будущем ему потребуется это здание целиком, предоставить масонам помещение такого же размера и расположенное в удобном для них месте города.

Несмотря на секретный характер договора, известие о его подписании стало достоянием гласности благодаря газете «Паэзе сера», которая опубликовала сообщение об этом 2 ноября, в разгар избирательной кампании в местные органы власти. На следующий день Трабукки был вынужден выступить с «уточнением», чтобы объяснить, что «несмотря на то, что переговоры велись с соблюдением всех норм законности и в интересах итальянского государства, он как министр готов в любое время доложить о них в парламенте, как и о любом другом своем действии». Но именно обсуждения в парламенте хотели избежать американцы. По словам Фрэнка Джильотти, в этом случае дело приняло бы плохой оборот для итальянских масонов, поскольку парламент «состоял из римских католиков и коммунистов, а те и другие — ярые враги „вольных каменщиков"», — писал журнал «Нью эйдж». Но, как случалось и раньше, когда речь шла о не совсем чистых делах итальянских масонов, кампания в печати не дала никакого результата и все политические и масонские последствия «американского векселя» дали о себе знать в последующие десятилетия.

Американцы, особенно связанные с мафией и ЦРУ представители масонства, отныне держали в руках будущее «Великого Востока» Италии. Это давало им возможность, как и в первые послевоенные годы, использовать, не раскрывая себя, масонские каналы для воздействия на политические решения в Италии. Для этого было необходимо изолировать исторически сложившийся социалистический и антиклерикальный компонент внутри масонства, обеспечить сближение масонов с католической церковью, а также создать надежное орудие контроля и давления, способное проникать в самые высокие и тайные круги масонства. Таким орудием стала ложа «П-2».

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА

Во главе ложи «П-2» оказался некто Личо Джелли, личность во многих отношениях типичная для послевоенной Италии и для тех кругов, которые породили его. По ходу повествования мы не раз будем возвращаться к делам и взглядам этого человека — возглавляемая им организация, а вместе с ней и он сам оказались в центре самого грандиозного за всю послевоенную историю Италии политического скандала. Пока же хотелось обратить внимание читателей на некоторые принципиальные моменты, которые необходимо иметь в виду при прочтении этой работы.

Факты, изложенные в настоящей книге, нуждаются в постоянных дополнениях и уточнениях. Авторы поставили точку в последней главе своего повествования всего через несколько месяцев после публикации списков членов ложи «П-2», которая послужила непосредственной причиной политического скандала. Обнародование фактов о деятельности «самого могущественного центра тайной власти в Италии», как была названа «П-2» в одном из докладов секретных служб, буквально потрясло Италию.

С течением времени выяснилось, что метастазы этой «раковой опухоли» настолько глубоко проникли во все сферы общества, что стали причиной бесконечной вереницы преступлений, в которых замешаны многие сотни людей.

Подчеркнем, что цель комментариев переводчиков — дополнить историю, воссозданную Джанни Росси и Франческо Ломбрассой, фактами, ставшими известными уже после выхода книги в свет. Однако нет никакой надежды полностью восстановить картину преступной деятельности членов так называемой масонской ложи «П-2». Опыт прошлых политических скандалов говорит о том, что большая часть тайн, связанных с этим делом, так и останется похороненной в сейфах швейцарских банков и в архивах секретных служб, а истинные виновники и вдохновители антидемократических заговоров, зревших в ложе, вновь будут спасены от суда итальянской общественности.




6 Тесно связанный с американскими кругами социал-демократ, президент Италии (1964—1971 гг.).
7 Так называемая Социалистическая партия итальянских трудящихся (позднее стала называться Итальянская социал-демократическая партия).
8 Итальянская республиканская партия.
9 В Италии масонством управляет правительство из восьми членов, избираемых каждые четыре года. Обычно в правительство «древнего и признанного шотландского обряда» входят и члены Высшего совета 33-х, который насчитывает от 9 до 33 человек.
10 Высшая масонская степень в «шотландском обряде».

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1326


Возможно, Вам будут интересны эти книги: