Александр Фурсенко.   Династия Рокфеллеров

X

Нельсон Рокфеллер — натура несложная, обрисовать его политическое лицо довольно просто. Антикоммунист, поборник агрессивной политики и защитник интересов крупного капитала, он принадлежит к консервативному, реакционному лагерю. Некоторые находят у него черты либерализма, а иные даже говорят, что в глубине души Нельсон радикал. Но эти оценки способны вызвать по меньшей мере недоумение.

Во время предвыборной кампании 1958 г. Рокфеллер выступал с резкой критикой «гангстеризма» в политике. Он изобличал в продажности своих противников — организацию демократической партии «Таммани-холл», обещая разогнать «темную шайку демократов» и «очистить городской аппарат Нью-Йорка от гангстеров и продажных политических деятелей». Но подобные приемы ни о чем еще не говорят. Они стали стандартными в предвыборной агитации и используются представителями самых различных политических направлений.

Вот уже девять лет Рокфеллер занимает место губернатора Нью-Йорка. За этот срок он имел возможность претворить в жизнь обещания, данные избирателям. Но все осталось по-старому. Газеты шумят о продажности чиновников, а в скандалах, связанных с подкупами, замешаны приближенные к Рокфеллеру лица. Коррупция продолжает процветать.

Во время избирательной кампании Нельсон стремился подчеркнуть свой демократизм. Он разъезжал по Нью- Йорку на популярной малолитражке «фольксваген» или на такси, обедал в дешевых кафетериях, разговаривал с людьми на улицах, в магазинах и на пляжах. Американские газеты и журналы пестрят фотографиями Нельсона. Он беседует с рабочим, пьет кока-колу, ест яблоко, снимается с кинозвездами и победительницами конкурсов красоты. На одной из фотографий Рокфеллер взобрался на ограду, за которой пасутся быки. Пусть фермеры знают, что ему не чужды и их дела! Множество фотографий — улыбающийся Нельсон с детьми. Под ними подпись: «Дети не голосуют, но их родители голосуют!». Улыбка и рукопожатие, которыми Рокфеллер дарит встречных, прочно вошли в арсенал его предвыборных приемов. Можно согласиться с Олсопом, что у Нельсона все «было заранее запланировано» и продумано «во всех деталях».

Вспоминают, что Рокфеллер участвовал в правительстве Рузвельта, причисляя его на этом основании к последователям «нового курса». Однако это утверждение не более как домысел. Правда, Нельсон объявил себя сторонником государственного вмешательства и принудительного арбитража в конфликтах между трудом и капиталом. Но в этом вопросе он следует не «новому курсу», а традиционной семейной политике, направленной на «умиротворение» профсоюзов, разумеется, целиком соблюдая при этом интересы предпринимателей. Важным пунктом «нового курса» была борьба с безработицей, а одним из актов губернатора Нью-Йорка на поприще рабочей политики — отмена законопроекта о продлении срока выплаты пособий безработным. Против законопроекта упорно боролись предприниматели, и, хотя его одобрило законодательное собрание штата, Нельсон наложил «вето».

В целом же его политическая программа провозглашает «систему свободного предпринимательства», выступая даже против тех сравнительно небольших ограничений в отношении корпораций, которые применялись в годы «нового курса». Рокфеллер подвергает критике «ненужное вмешательство правительства в дела частного бизнеса», ратуя за свободную и ничем не ограниченную деятельность монополий.

Не удивительно, что, став губернатором, Нельсон выступил против многих демократических начинаний в Нью- Йорке. Он сколотил консервативный блок республиканцев и демократов в законодательном собрании штата и при помощи него провалил не один законопроект. Если же неугодное решение все-таки проходило, то в действие вступало «вето» губернатора. Таким путем были отвергнуты законопроекты, направленные на улучшение положения низкооплачиваемых рабочих, увеличение пособия по безработице и др.

В последней биографии Нельсона, изданной к избирательной кампании 1966 г., ее автор У. Роджерс утверждает, что Рокфеллер «боролся» за принятие закона о полуторадолларовом минимуме в час, согласно которому на предприятиях Нью-Йорка запрещалось платить более низкую зарплату. Но на самом деле Нельсон боролся не за этот закон, а против него. Когда последний все же был принят законодательным собранием, губернатор наложил «вето». И только в дальнейшем под давлением массовых выступлений Рокфеллер вынужден был пересмотреть свое отношение. 

Печать, радио и телевидение рекламируют деятельность губернатора Нью-Йорка, приписывая ему «экономические успехи». Но, как верно отмечала газета «Уоркер», Рокфеллер сам создал этот миф, чтобы подготовить почву для выдвижения своей кандидатуры на пост президента США. Резиденция губернатора в Олбени и его дом в Нью- Йорке не раз являлись свидетелями демонстраций, митингов протеста п походов бедноты, участники которых требовали улучшить положение беднейших слоев населения, увеличить ассигнования на школы и жилищное строительство. Однажды участники студенческой демонстрации, требовавшей отмены платы за обучение, осадили резиденцию в Олбени. «Нельсон, что Вы думаете — мы Рокфеллеры?» — значилось на плакате, который несли студенты.

Рокфеллеры провозгласили себя сторонниками «гражданских прав», но именно в негритянском и пуэрториканском гетто Нью-Йорка царят чудовищные лишения, нищета и бесправие. Две трети участников демонстраций и протестов, как правило, составляют негры и пуэрториканцы. В марте 1964 г. во время марша за гражданские права в штате Нью-Йорк руководители движения предупреждали Рокфеллера, что если ничего не будет сделано, недовольство может вылиться в «насильственные действия». «Мы не собираемся сидеть и ждать», —- заявили участники этого похода. Нельсон обещал подумать. Однако положение негров и пуэрториканцев в Нью- Йорке осталось неизменным.

Недовольство переливает через край. Негритянское и пуэрториканское гетто постоянно на грани восстания. Всякая непокорность жестоко подавляется. Полиция и войска применяют огнестрельное оружие. Нельсон снискал себе репутацию «твердого» человека. «Зная губернатора Рокфеллера, — заявил недавно командующий национальной гвардией штата Нью-Йорка генерал О'Хара, — я убежден, что он не будет нам связывать руки. Я уверен, что Рокфеллер знает роль и задачи армии... Мы уже дали понять, что применим против бунтовщиков всю нашу военную мощь». Таким образом, несмотря на широковещательные заявления о равноправии цветного населения, в реальной политике Рокфеллер следует за деятелями расистского толка.

Полгода спустя после того, как Нельсон впервые был избран губернатором Нью-Йорка, журнал «Лук» писал, что «Рокфеллер еще не решил, хочет ли он выдвижения в 1960 г.». Он по-прежнему не делал никаких высказываний, но его «команда» развернула интенсивную подготовку. Тот же «Лук» в свое время писал, что, приняв решение стать губернатором, Рокфеллер был «возбужден новой идеей, как ребенок новой игрушкой». На этот раз он старался скрывать свои эмоции. На страницах газет и журналов публиковались снимки, печатались заметки и объемистые статьи о частной жизни Нельсона, его политической деятельности. А сам он произносил речи, в которых местные нью-йоркские темы постепенно все более от-ходили на задний план, уступая место общенациональным проблемам.

В октябре 1958 г. он заявил о намерении совершить поездку по стране, посетить крупнейший по населению американский штат Калифорнию и выступить с несколькими политическими речами. Он подчеркивал, что едет туда не в качестве претендента на президентский пост. Но пресса тут же отметила, что Рокфеллер уже выступал в нескольких штатах с программными речами.

На прилавках книжных магазинов появилось несколько книг о Рокфеллере. Одна из них посвящалась непосредственно предстоящей избирательной кампании. Ее автор, тот же С. Олсоп, сравнивал возможности Нельсона с шансами его главного соперника по республиканской партии вице-президента Никсона. Книга так и называлась: «Никсон и Рокфеллер. Двойной портрет». Всесторонне исследовав возможности каждого из своих героев, Олсоп приходил к выводу, что у Рокфеллера есть реальные шансы на выигрыш. Однако судьба сыграла злую шутку над Олсопом. К моменту выхода его книги в свет кандидатура Нельсона отпала и на суперобложке пришлось напечатать: «Рокфеллер снял свою кандидатуру, посмотрим, что будет дальше».

Строго говоря, ему ее неоткуда было и снимать, так как еще до конвента республиканской партии Нельсон заявил, что баллотироваться на пост президента отказывается. По этому поводу было высказано много догадок и предположений. Говорили, что он еще не чувствовал себя полностью подготовленным к схватке за это место. Но наиболее правдоподобной была версия, связанная с соперничеством финансово-капиталистических групп. Никсон был представителем калифорнийской группировки, которая приобрела за последние годы сильное влияние, бросив вызов капиталистам Северо - Востока. Между тем Рокфеллер не встретил необходимой поддержки со стороны своей собственной группировки. В оппозиции к нему оказались Морганы и Дюпоны. Говорили и так, будто Рокфеллеру сказали, что на этот раз он должен уступить дорогу Никсону и тогда его поддержат на следующих выборах. Еще в апреле 1959 г. журнал «Лук» писал, что Рокфеллер имеет на своей стороне время. У Никсона же его нет. «Возможно, это последний шанс Никсона и первый для Рокфеллера». Стояли ли за этими словами какие- либо реальные соображения, или то была просто отговорка, трудно сказать. Фактом остается лишь то, что Нельсон был вынужден отказаться от участия в кампании 1960 г.

На состоявшихся президентских выборах Никсон потерпел поражение. Победила демократическая партия, и президентом стал Джон Кеннеди. Нельсон сразу предложил ему свои услуги в области латиноамериканских дел. Но это предложение не было принято. Рокфеллеру, если он собирался испробовать свои силы в следующей кампании, нужно было присмотреться и внимательно изучить своего противника. На стороне Кеннеди было много преимуществ. Он был молод и полон энергии. «Его находчивость и сообразительность, подкупающая обаятельность и лаконичное остроумие, — писал американский историк А. Шлезингер, — бросались в глаза». Как раз этого и не хватало Рокфеллеру. «Плохо развитое чувство юмора у Рокфеллера, — писал «Нью-Йорк Тайме Мэгазин»,— особенно расстраивает его близких друзей». Нельсон — обладатель одного из крупнейших состояний в США. Но и Кеннеди не был бедняком. Капитал его семейства насчитывал сотни миллионов долларов. Большим преимуществом нового президента было то, что он, хотя медленно и не всегда последовательно, но постоянно искал мирные пути разрешения международных проблем. Это увеличивало популярность Кеннеди и затрудняло положение сторонников агрессивного курса вроде Рокфеллера. Кеннеди с его высоким интеллектом, да еще как образцовый семьянин производил неотразимое впечатление. Для того чтобы противостоять этому, нужны были сильные средства. Рокфеллер рассчитывал их изыскать и вместе со своей «командой» взялся за дело.

Это была нелегкая задача, тем более что она осложнилась семейными обстоятельствами. В конце 1961 г. стало известно, что Нельсон разводится с женой, оставляя пятерых детей. Газеты немедля напомнили читателям, что ни один президент США не был разведен. Только двое разведенных пытались добиться избрания, и их постигла неудача. Последним потерпевшим фиаско был Э. Стивенсон, баллотировавшийся в 1952 и 1956 гг. Развод Рокфеллера явился сенсационной новостью. Ни один журнал, ни одна газета не обошли этого события. Даже такой солидный орган, как «Нью-Йорк Тайме», поместил сообщение о разводе на первой странице. Интерес же к этому делу еще более возрос, когда выяснилось, что разводятся также соседи Нельсона по Покантико-Хиллз супруги Мэрфи, а главное — что эти два события связаны между собой.

Мэрфи, микробиолог, работал в Рокфеллеровском институте медицинских исследований, а его симпатичная 32-летняя жена, мать четырех детей, около трех лет служила в канцелярии губернатора Нью-Йорка. Говорили, что Мэрфи дали отступное, дабы он не чинил препятствий разводу и не делал шума. Слухи о том, что причиной развода Нельсона явился роман с мадам Мэрфи, появились зимой 1961/62 г. Первыми об этом сообщили херстовские газеты. Репортеры тут же бросились к Нельсону и закидали его вопросами. «Ходят слухи...», — начал один из них. Но Рокфеллер оборвал его: «Ходит много разных слухов». Тогда Нельсона спросили в лоб: «Собираетесь ли вы снова жениться?». Ответ был категорическим: «Нет, никогда». А спустя несколько месяцев состоялась свадьба.

Рокфеллер скрывал свои намерения, готовясь вторично баллотироваться на пост губернатора. Женитьба могла помешать выборам. Зато после того как в ноябре 1962 г. он снова прошел, получив мандат на второй срок, Нельсон сразу женился. По церковным законам повторный брак мог быть заключен только через год после развода. Но Рокфеллер показал, что для него и здесь не существует преград. Супруги Мэрфи оформили свой развод в начале 1963 г., а уже через месяц был заключен новый брачный контракт. Нельсон принадлежал к баптистской церкви, его будущая жена — к епископальной, а обвенчал их пресвитерианский священник. Это был трюк, и говорили, что священника ожидают неприятности. Однако и здесь все обошлось.

Когда Нельсон женился первый раз, ему устроили пышную свадьбу, на которой присутствовало полторы тысячи гостей. Его первая жена происходила из богатой семьи. У нее было прозвище «Мейн лайн» — «Главная линия» — по названию основного предприятия ее отца — городской железной дороги в Филадельфии. Вторая жена также принадлежала к социальным верхам Америки. Ее приданое при вступлении в брак с Мэрфи составляло четыре миллиона долларов. За ней утвердилось прозвище «Хэпи» — «Счастье». Под этим названием она известна и поныне. Однако в отличие от первого брака вторая свадьба Рокфеллера происходила лишь в присутствии узкого круга самых близких родственников без каких- либо особых церемоний. А сразу после свадьбы Нельсон со своей Хэпи отбыли па ранчо в Венесуэлу, где провели медовый месяц в полном уединении.

Тридцать с лишним лет назад молодой повеса, как тогда называли Нельсона, впервые вступил в брак. Говорили, что, обзаведясь семьей, он остепенился. И вот теперь газеты обошла скандальная история, как человек, претендовавший на роль «отца нации», бросил свою спутницу жизни и «увел» чужую жену. Разбив две семьи, оп заставил страдать сразу девять человек детей. Вся эта история сильно подрывала репутацию Нельсона. По его собственным словам, семейные дела повисли у него камнем на шее.

По фатальной случайности эти события совпали с трагической гибелью сына Нельсона Майкла. 17 ноября 1961 г. было объявлено о разводе Нельсона, а спустя два дня пришло сообщение о том, что, находясь в этнографической экспедиции, Майкл пропал у берегов Голландской Новой Гвинеи. Пересекая на лодке устье р. Эйнланден, он был сильным ветром вынесен в открытое море. Подвесной мотор, при помощи которого передвигалось каноэ, заглох, и судно попало во власть стихни. Бросив своего товарища в лодке, Майкл обвязался пустыми бидонами от горючего и попытался спастись вплавь. Но судьба распорядилась иначе: спасли того, кто остался в каноэ, а Рокфеллер погиб. Утонул ли он, либо его съели в море акулы или в прибрежных водах крокодилы — так это и осталось невыясненным. Получив известие о пропаже сына, Нельсон вылетел самолетом к месту происшествия. Это была действительно трагедия. Но шум, поднятый в печати, описание обстоятельств пропажи, а главное — реклама каждого шага и жеста принявшего участие в поисках Нельсона производили впечатление вульгарно поставленного спектакля.

Личным участием в поисках сына Нельсон в какой-то степени сглаживал неблагоприятное впечатление от известия о разводе. Трагическое происшествие помогло ему несколько подкрепить свой пошатнувшийся моральный престиж. В принципе это не было ново. Семейные подвиги и раньше служили средством рекламы. Когда в 1959 г. другой сын Нельсона, Стивен, женился на служанке Рокфеллеров Мари Расмуссен, С. Олсоп заметил, что это было единственное из событий, которое Нельсон не планировал заранее в его президентской кампании. Однако использовал он его сполна. Рассказ о том, как юный принц, наследник богатейшей династии, нашел свою Золушку, многократно и с большим пафосом был описан в газетах. Внесли свою лепту радио и телевидение. А свадьбу Стива сыграли по всем правилам современной рекламы.

Тем не менее моральный ущерб, который Нельсон понес в результате развода и женитьбы на госпоже Мэрфи, перевешивали все это. Они давали козырь в руки его политических противников. Поэтому уже при первом известии о разводе обозреватели газет и журналов единодушно отметили, что семейные дела могут помешать дальнейшей карьере Рокфеллера. «Со всех точек зрения это дело совершенно невероятно», — писал «Ньюсуик». Он считал, что положение Нельсона в штате Нью-Йорк останется неизменным — как губернатор он не потеряет влияния ни на данный момент, ни в последующем. Но в отношении президентского места выражал серьезные сомнения. Более определенно высказался другой орган — «Юнайтед Стейтс Ньюс энд Уорлд Рипорт». «Развод, — отмечал он, — рассматривается всеми как препятствие для кандидата на пост президента». Позднее этот журнал привел высказывание одного из партийных боссов: «Отношение к Рокфеллеру ужасно изменилось. Я слышал, как многие говорят, что после женитьбы его песенка спета». Для кого-нибудь другого это могло стать вообще концом карьеры. Но не для Рокфеллера. «Мое положение ничем не изменилось», — сказал он, отвечая на вопросы репортеров. В октябре 1963 г. С. Олсоп опубликовал в «Сатедей Ивнинг Пост» статью «Мертв ли Нельсон Рокфеллер?». Помещенный под этим заголовком очерк внушал читателям, что Нельсон уже оправился от ударов судьбы и полон решимости продолжать борьбу.

Оставаясь верен своей обычной тактике, Рокфеллер не церемонился. Долгое время он скрывал отношения с госпожой Мэрфи. Но теперь в этом нужды не было. Поэтому на ближайшую конференцию губернаторов в Гонолулу Нельсон отправился вместе с Хэпи. Вначале все были шокированы, но дальше пошло как по маслу. После кратковременной заминки пресса принялась наперебой расхваливать обаяние и хорошую фигуру миссис Рокфеллер № 2. Впоследствии, когда у них родился сын, Рокфеллер, отступив от семейных традиций, разрешил поместить серию фотографий новорожденного в «Лайфе». В начале 1964 г. некоторые обозреватели еще считали, что матримопиальными делами Нельсон безнадежно подорвал свои шансы на президентский пост. Но многие не разделяли этой точки зрения и говорили, что он сумел стабилизироваться.

Однако опасность для Рокфеллера надвигалась с совершенно другой стороны. Готовясь к схватке с Кеннеди, сумевшим за короткое пребывание в Белом доме завоевать многочисленные симпатии, Рокфеллер и его «команда» несколько смягчили свою программу, прибегнув к либеральной фразеологии. Но 22 ноября 1963 г. Кеннеди был убит. Это трагическое событие, с одной стороны, избавило Нельсона от серьезного соперника, а с другой — как будто увеличивало его шансы в борьбе с представителями крайне правого крыла республиканцев во главе с Б. Голдуотером.

Так по крайней мере казалось на первых порах. Однако прошли месяцы, и те самые экстремисты, которые подвергали яростным нападкам Кеннеди и создали атмосферу, в которой стало возможным это злодейское убийство, взяли верх в республиканской партии. За год до предвыборного конвента американские репортеры отмечали: «Мы думаем, Рокфеллер имеет лучшие шансы на победу». «Философия Голдуотера слишком консервативна для ведущих промышленных штатов». «Он не может победить». А на конвенте в Сан-Франциско Рокфеллеру даже не дали до конца прочитать свою речь. Молодчики Голдуотера буквально согнали его с трибуны. Игрой судьбы Нельсон оказался в «левых», к нему даже приклеили ярлык «социалиста».

Еще накануне избирательной кампании 1960 г. в США вышла книжка М. А. Била «Дом Рокфеллеров», в которой Нельсону приписывалось пособничество. . . Советскому Союзу. Его даже называли иностранным агентом и пособником мирового коммунизма. Теперь этот прием был повторен. Это, конечно, был полнейший абсурд, но сторонники Голдуотера и не занимались поисками истины. Им нужно было свалить этого Рокки — политического противника их обожаемого вождя Барри. Подобного рода приемы, часто практикуемые буржуазными партиями США, особенно широко используются экстремистски настроенными правыми элементами. Нельсон и сам прибегал к ним, но на этот раз пал их жертвой. Напрасно Рокфеллер бил себя в грудь, объясняя, что он не либерал и не консерватор, и взывал не навешивать на него ярлыков. Конвент в Сан-Франциско выдвинул кандидатуру Б. Голдуотера.

Столкновение Рокфеллера с лидером «бешеных» было вызвано серьезными причинами. За полгода до конвента в Сан-Франциско Десмонд заявлял, что никто не посмеет бросить вызов Нельсону. «Учитывая, что Рокфеллер может в такой схватке использовать огромную кучу денег, — писал он, — любой претендент долго и осторожно станет обдумывать ситуацию, прежде чем решится сунуть руку под пилу». Однако нашлись «смельчаки», не побоявшиеся этого. Северо-Восток, который представлял Нельсон, снова столкнулся с соперничающими региональными группами. На этот раз его противника поддерживали Средний и Дальний Запад, а также Техас. Что же касается Северо-Востока, то там, по-видимому, и в 1964 г. не было единодушного желания добиваться выдвижения Рокфеллера.

Несколько лет назад автор этих строк спросил у редактора одного американского журнала: «Будет ли Рокфеллер когда-нибудь президентом США?». Разговор происходил в Нью-Йорке, где за несколько месяцев до этого Нельсон занял пост губернатора. Пресса, захлебываясь, предсказывала ему дальнейшие триумфы. Однако редактор ответил категорически: «Нет, никогда. Нашим президентом не будет Рокфеллер. Мы любим адвокатов, вроде Стивенсона».

Частично этот прогноз подтвердился. Правда, Стивенсона отвели на конвенте демократической партии 1960 г., и он умер, так и не дождавшись избрания. Но Рокфеллер дважды, в 1960 и в 1964 гг., не сумел настоять на выдвижении своей кандидатуры. Говорили, что он попытается сделать еще один «заход» в 1968 г. при условии, если в 1966 г. добьется переизбрания губернатором Нью- Йорка. Переизбрания он уже добился. Однако положение в этом штате, который он привык рассматривать как свою вотчину, за последнее время сильно изменилось, На выборах 1964 г. в сенат Рокфеллеры пытались протащить от Нью-Йорка своего ставленника Китинга. Когда покойный президент Кеннеди предложил ограничить «ненужные и несправедливые привилегии нефтяной промышленности», согласно которым ей было предоставлено 27.5 процента скидки с налога, Китинг стал в первые ряды противников этой меры. Он произносил громовые речи, заявляя, что Америка находится под «угрозой красной нефти», а правительство-де собирается притеснять нефтяные компании. Он требовал, чтобы союзники США по НАТО бойкотировали перевозки нефти на Кубу и не покупали советскую нефть. Словом, он служил своим хозяевам верой и правдой. Но 3 ноября 1964 г. Китинг потерпел поражение. Этот удар ему нанес брат покойного президента, Роберт Кеннеди, который большинством голосов прошел от Нью-Йорка в сенат как кандидат демократической партии. Одновременно это был и удар по Нельсону.

Кеннеди сплотил организацию демократической партий в Нью-Йорке. Между тем в свое время Рокфеллер одержал победу над Гарриманом в значительной мере благодаря расколу в рядах демократов. Поэтому в одной из недавних статей, оценивая шансы Рокфеллера на будущее, «Нью-Йорк Тайме Мэгазин» поставил этот вопрос в прямую зависимость от того, какое место на политической сцене займет Роберт Кеннеди. «Если Кеннеди подчинит себе демократическую организацию Нью-Йорка, — писал журнал, — он окажется опасным противником Рокфеллера».

Таким образом, Нельсон многим обладает для того, чтобы добиться президентского места. Но многое и выше его сил. Этим, вероятно, следует объяснить, что, несмотря на победу в ноябре 1966 г., Рокфеллер заявил о решении не выставлять своей кандидатуры на пост президента США в 1968 г. Он обещал поддержку нынешнему губернатору Мичигана Д. Ромни, которого назвал «лучшим кандидатом в 1968 г.». Правда, считают, что это заявление еще ничего не значит. Нельсон взялся за подготовку собственного партийного аппарата, чтобы ко времени выборов быть во всеоружии и избежать ситуации, перед которой его поставила в 1964 г. партийная машина Голдуотера. Он говорит, что заботится не о себе, а о Ромни. Но этому мало кто верит. Поэтому американские обозреватели хотя и принимают во внимание его отказ, по- прежнему числят Нельсона в списке возможных кандидатов. Не далее как в мае 1967 г. «Юнайтед Стейтс Ньюс энд Уорлд Рипорт» назвал Рокфеллера республиканской «темной лошадкой № 1». Говорят, что и президент Джонсон рассматривает его как наиболее опасного из своих возможных соперников.

В то же время важно подчеркнуть, что даже отказ Нельсона от выдвижения кандидатом на будущих президентских выборах не означает, что клан Рокфеллеров решил оставить свои честолюбивые замыслы. Недаром в свое время сообщалось, что самому преуспевающему из братьев, Дэвиду, также предлагали баллотироваться в президенты. Тогда он отклонил это предложение, сославшись на занятость и большую склонность к частно предпринимательской деятельности. Но никто не знает, как он ответит в следующий раз. К тому же на пост президента от республиканской партии может быть выдвинут и Уинтроп.

Еще более важным в этом отношении может оказаться выход на политическую арену представителя следующего поколения Рокфеллеров. На выборах 1966 г. Джон Д. IV прошел в законодательное собрание Западной Виргинии, причем не от республиканской, как это делали Рокфеллеры до сих пор, а от демократической партии. Он уже дал понять, что не остановится на этом и в дальнейшем будет добиваться губернаторской должности. Наверное, он ее получит. Однако для молодого Рокфеллера, видимо, и это не предел. Недавно его жена, дочь сенатора-республиканца Ч. Перси, также претендующего на пост президента в 1968 г., недвусмысленно дала понять, что клан Рокфеллеров не оставил своих планов на Белый дом. «Только и слышишь кругом — Кеннеди! Кеннеди! Кеннеди! Могущественный блок Кеннеди! — заявила она. — Но наш блок ничуть не слабее блока Кеннеди. Посмотрите, мой дядя Нельсоя — губернатор, мой другой дядя Уинтроп — губернатор, мой муж конгрессмен Западной Виргинии, мой папа — сенатор». Какими бы наивными «ни показались слова новой восемнадцатилетней представительницы клана Рокфеллеров, они — живое свидетельство того, что могущественная финансовая династия не теряет надежды рано или поздно стать хозяином Белого дома.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1783


Возможно, Вам будут интересны эти книги: