Борис Башилов.   "Златой век" Екатерины II. Масонство в царствование Екатерины II

XIX. Французская революция и русские вольтерьянцы и масоны

 
       Только когда началась "Великая французская революция" Екатерина II начала понимать, какие ядовитые семена она посеяла в России, всячески потакая распространению французской "Просветительной философии". Ей не понравилось, ее испугало, что во французской революции приняли участие русские аристократы -"вольтерьянцы". При штурме Бастилии присутствовал известный масон А. М. Кутузов, друг Радищева. В штурме Бастилии участвовали два сына князя Голицына.
       Один из них, Дмитрий Голицын, позже прославился в созданных английским масонами Соединенных Штатах как "Апостол Аллеганских гор".
       Юность князя Д. Д. Голицына прошла в разных странах Европы. В Германии, вслед за матерью, он перешел в католичество и из Дмитрия, стал Августином. Перед тем, как поступать в русскую гвардию, родители отправили бывшего Дмитрия попутешествовать, "людей посмотреть и себя показать".
       Но из этого путешествия Августин Голицын больше не вернулся. Юный русский князь решил остаться в Америке и стал католическим священником.
       "В 1795 г. Дмитрий Голицын был рукоположен в священники, став "первенцем американской католической церкви" — первым католическим священником, получившим в Америке свое духовное образование..."
       "Через некоторое время Голицын был назначен священником в Мэк-Гвайрский поселок и в его ведение также перешла и вся лесная паства.
       Мягкие линии Аллеганских гор, самая девственность природы, окружавшей поселок, произвели на Голицына неотразимое впечатление: и тут его осенила идея, воплощению которой он посвятил всю свою жизнь а именно: создать вокруг Мак-Гвайрского поселка идеальную христианскую общину. По идее Голицына, такая община, самим примером своей соборной жизни, должна была в будущем преобразить всю страну".
       Преображать Америку Августин Голицын решил за счет русских крепостных крестьян.
       Автор статьи "Апостол Аллеганских гор" Татиана Ненисберг, из которой заимствованы приведенные выше цитаты, повествует об этом "благородном намерении" князя Голицына следующее:
       "Семья Голицыных была очень богата и пока жива была его мать, Голицыну из Европы регулярно приходили деньги. От церковных властей он никогда ничего не брал. Все свои деньги он начал обращать на покупку земли, которую разбивал на участки".
       "...В 1817 году сестра его продала свои имения в России и известила его, что в скором времени вышлет ему половину вырученных денег. Рассчитывая на быстрое получение своей доли наследства, Голицын начал строить в Лоретто новую большую церковь, так как старая уже не вмещала всех молящихся".
       Так жил и подвизался во славу американской католической церкви за счет своих русских крепостных "Апостол Аллеганских гор". Все шло хорошо и мило. Крепостные крестьяне трудились в далекой России, а Августин Смит — на такое имя Д. Голицын взял документы, принимая американское подданство — старался создать в Америке идеальную христианскую общину.
       А теперь в Америке поговаривают о возможной канонизации "Апостола Аллеганских гор", русского князя-эмигранта, Дмитрия Дмитриевича Голицына отказавшегося во имя католицизма от всего — от веры, предков, родины, родового имения всего, кроме денег, нужных на его утопические затеи в Америке. Мораль у "Апостола Аллеганских гор", как видно, была не выше, чем у "борцов" против крепостного права декабриста А. Тургенева и Герцена. На словах они яростно воевали против крепостного права, а сами десятки лет вели барскую жизнь за границей на получаемые от своих крепостных деньги.
       Карамзин расхаживал по революционному Парижу с революционной кокардой. В январе им года якобинцами был основан клуб "Друзей Закона". Членом этого клуба состоял граф Павел Строганов. Граф Строганов по случаю своего принятия в члены Якобинского клуба, воскликнул:
       "Лучшим днем моей жизни будет тот, когда я увижу Россию возрожденной в такой же революции".
       Любовница гр. Строганова, член этого клуба, участница взятия Бастилии, Тируан-де-Медикур, являлась на заседания "Друзей Закона "с саблей и двумя пистолетами. Граф Строганов разгуливал по Парижу в красном фригийском колпачке. По приказу Екатерины II граф Строганов был вызван в Россию и послан на жительство в одно из своих имений. Так вели себя потомки знаменитых Строгановых в после-петровской России, предки которых в Московской Руси были в течении веков опорой национальной власти. Революционные приключения не помешали гр. Строганову сделать блестящую карьеру при Александре I, другом детства которого он был. Участник французской революции стал... Товарищем Министра внутренних дел.
       Не понравилось Екатерине и отношение выпестованных ею русских вольтерьянцев к известию о взятии Бастилии.
       "...Хотя Бастилия не угрожала ни одному из жителей Петербурга, — вспоминает в своих мемуарах французский посол Сегюр, — трудно выразить тот энтузиазм, который вызвало падение этой государственной тюрьмы и эта первая победа бурной свободы среди торговцев, купцов, мещан и некоторых молодых людей более высокого социального уровня".
       Активное участие во французской революции приняли и жившие в России иностранцы. Ромм, один из сотрудников скульптора Фальконета, автора памятника Петру I, уехав из России принял активное участие во французской революции. Ромм был членом Конвента, подписал смертный приговор Людовику XVI. Деятельное участие принял в революции воспитатель Александра I, швейцарец Лагарп. Все это испугало Екатерину и она поняла, что зашла слишком далеко в своей игре в "Императрицу-философа".
       В первые годы французской революции Россия была наводнена французскими революционными газетами, памфлетами и книгами. В книжных лавках в Петербурге, Москве и др. городах можно было получить и №№ "Парижской революции" и все другие издания. В. Н. Каразин пишет, что "прелести французского переворота" доходили не только до Украины, но и "до глубины самой Сибири простирали свое влияние молодые умы" (В. Н. Каразин. Сочинения, Письма и Бумаги. Харьков, 1910 г., стр. 62-63). Ход французской революции, как свидетельствуют мемуары, обсуждался и в Тобольске, и в Семипалатинске, в Пензе и т. д. Вспоминая это время Ф. Ф. Вигель пишет, что "цитаты из Священного Писания, коими прежние подьячие любили приправлять свои разговоры, заменились в устах их изречениями философов XVIII века и революционных ораторов (Воспоминания Ф. Ф. Вигеля, Том II, 1864, стр. 26).
       В 1790 году масон Радищев издает свое сочинение "Путешествие из Петербурга в Москву", полное нападок на монархию, и посылает его своему приятелю масону А. Кутузову, присутствовавшему при взятии Бастилии, члену Ордена Розенкрейцеров.
 

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1236


Возможно, Вам будут интересны эти книги: