Борис Башилов.   "Златой век" Екатерины II. Масонство в царствование Екатерины II

V. "Императрица-философ" - великая гонительница и разорительница православия

I
 
       Став "главой православной церкви", Екатерина II, также, как Петр I и его ближайшие преемники, как Петр Третий, перестала считаться с мнением иерархов православной церкви и поступает с православной церковью так, как это ей кажется выгодным в целях укрепления своей власти.
       Екатерина издает закон о взятии в казну оставшейся еще у церкви земли. Не желая, чтобы монашество, почти уничтоженное ее предшественниками увеличивалось, она устанавливает для каждого монастыря точно число монашествующих, которое он может иметь.
       Связать эти законы с выводом, что Екатерина II была "чисто русской и православной по духу" могут только духовные потомки русского масонства историки из лагеря русской интеллигенции.
       Екатерина II, также как и Петр, безжалостно давит на православную церковь и православное духовенство. Закрывается масса монастырей повсюду, особенно много на окраинах и в Сибири. Из-за уничтожения на Мурмане опоры русской колонизации, монастыря Трифона Печенежского, часть Мурмана захватывается Норвегией.
       "Екатериной II, — констатирует Поселянин в своем исследовании "Русская Церковь и русские подвижники 18-го века", — "нарушается право собственности и воля тех отдельных лиц, из пожертвований которых сложились церковные имущества. Все эти имения были оставляемы большею частью по духовным на помин души, в излюбленном жертвователями монастыре, и эта последняя воля умирающих не подлежала никакому изменению. Между тем, не только эти усердные жертвы церкви были отобраны для целей мира, но и самый помин души не мог дольше продолжаться за упразднением обителей".
       Против этих законов смело восстает Ростовский, Митрополит Арсений (Мацкевич), который в свое время протестовал против точно такого же намерения Петра Третьего.
       Уничтожение Патриаршества Петром I и преследование православного духовенства, монашества и старообрядцев им и его преемниками сильно ослабили православную церковь. В результате этих преследований, православная церковь теряет роль духовной руководительницы народа. Приниженное положение преследуемой правительством церкви очень облегчало русским масонам их работу по ниспровержению духовного авторитета церкви. Захватив власть и став, по введенному Петром I протестантскому обычаю "главой православной церкви", Екатерина II видела в православной церкви орудие утверждения незаконно захваченной ею власти.
       Русские историки говорят неправду будто бы Екатерина из немки превратилась в чисто русскую и стала по духу православной. Поклонница Вольтера и других французских философов-просветителей, Екатерина по тактическим соображениям исполняла православные обряды, ходила в церковь, но она также, как и философы-просветители была не православной, а деисткой. Вслед за своим кумиром Вольтером, она исповедала убеждение, что "если бы не было Бога, Его надо было выдумать", так как церковь помогает правителям держать в повиновении народные массы. Этот взгляд, конечно, не имеет никакого отношения к православному взгляду на роль церкви в государстве.
       Но стоило только Екатерине почувствовать, что она прочно укрепилась на захваченном ею русском троне, как она начинает преследования русской церкви.
       Протестуя против этих преследований, уважаемый народом митрополит Арсений писал Синоду:
       "От времен апостольских, церковные имущества не подчинялись никому, кроме апостолов, а после них архиереям, оставались в их единственной воле и распоряжении. Первый начал отнимать церковные имения Царь Юлиан Отступник, у нас же от времени князя Владимира, не только во время царствования благочестивых князей, но и во времена татарской державы, церковные имения оставались свободными. При Петре Великом Мусин-Пушкин сделал постановление относительно доходов с церковных имений и управления ими. Это постановление Мусина-Пушкина превосходило не только турецкие постановления, но и уставы нечестивых царей римских, идолослужителей.
       Св. Киприан Карфагенский, привезенный на место казни, велел домашним своим выдать налогу 25 золотых: но если бы тогда имело силу определение Мусина-Пушкина, то такого благодеяния оказать было бы не из чего. Но хоть определение Мусина-Пушкина превосходило и поганские обычаи, однако церковь и бедные архиереи поневоле привыкли терпеть такую нужду, потому что не допрашивали у них по крайней мере о том, что было дано. А теперь, когда началось такое истязание, то узники и богадельные стали счастливее бедных архиереев, и такое мучительство терпим не от поганых, но от своих, которые выставляют себя православными: в манифесте о восшествии на престол Императрицы сказано, что она вступила на престол для поддержки православия, которому в прежнее правление представляло опасность".
       В другом заявлении, поданном в Синод, митрополит Арсений писал: "Горе нам, бедным архиереям! яко не от поганых, но от своих мнящихся быти овец правоверных толикое мучительство претерпеваем".
       Делавшая вид, что она православная, Екатерина II приказала судить Ростовского Митрополита, как злейшего преступника. На допросе во дворце Митрополит Арсений высказал Екатерине II в глаза такую суровую правду о ее отношении к православной церкви, что она не вытерпев, зажала уши. Митрополиту же Арсению услужливые подхалимы "заклепали рот".
       Митрополит Арсений был сослан в Николо-Карельский монастырь. Древняя Ростовская митрополия, существовавшая 800 лет, по приказу Екатерины, закрывается. После поступившего на Митрополита Арсения нового доноса, Екатерина приказывает "лишить его монашеского чина и, переименовав Андреем Вралем, послать к неисходному житью в Ревель".
       Коменданту Ревеля, своему соотечественнику немцу Тизенгаузену "Глава православной Церкви" писала о мужественном православном пастыре в следующем игривом тоне:
       "У нас в крепкой клетке есть важная птичка. Береги, чтоб не улетела. Надеюсь, что не подведешь себя под большой ответ. Народ очень почитает его исстари и привык считать своим. А он больше ничего, как превеликий плут и лицемер".
       А на самом деле превеликим плутом и лицемером была сама Екатерина, организовавшая заговор против своего мужа, обласкавшая его убийц, изображавшая из себя ревностную православную, а митрополита, по ее собственному признанию, всегда уважаемого народом, именующая "Андреем Вралем", "Птичкой", "Плутом и великим лицемером".
       Митрополит Арсений, по приказу Великой лицемерки, болтавшей в своих письмах к Вольтеру и Дидро о своей "любви к свободе" и раздавшей в крепостную кабалу миллионы свободных крестьян на Украине и в России, был заключен в сырую камеру под водяными воротами, шириной в 3 аршина. В этом каменном гробе, заживо погребенный Митрополит Арсений просидел 7 лет вплоть до смерти в 1772 году.
       Вольтеру же Екатерина хвасталась, что Митрополит Арсений был осужден духовным начальством, но она, де, смягчила вынесенный ему суровый приговор.
 
II
 
        "Императрица Екатерина II, прославившаяся внешними законами и внешним государственным строительством, по отношению к церкви православной, и особенно монастырям, была великой разорительницей и гонительницей, — пишет Епископ Серафим в книге "Одигитрия русского Зарубежья". — В этом отношении она продолжала такую же политику Петра I, только в значительно большей степени. Если Петр уничтожил треть бывших до него монастырей, то Екатерина постаралась уничтожить большую половину оставшихся после Петра.
       От всех монастырей были отобраны их владения и строения за исключением находившихся в оградах монастырей. Оставленные в городах монастыри, и наиболее известные из пустынных, были переведены на так называемые штаты, т. е. правительством было определено точно, сколько может быть в данном монастыре иеромонахов, иеродиаконов и монахов, которым было положено от государства жалованье, очень мизерное." 16
       Вот, например, в каком бедственном состоянии оказалась Коренная Пустынь, в которой пребывала древняя, чтимая народом чудотворная Икона Знамения Божией Матери.
       "Некоторые, очень немногие монастыри, которые закрыть все же не решались, были переведены за штат, в том числе и Коренная Пустынь Этим монастырям жалованья не полагалось, и они должны были существовать исключительно на церковные доходы и на милостыню христолюбцев. Остальные монастыри были просто закрыты, а их имущество полностью было забрано в казну. В городе Курске, например, из четырех существовавших до Екатерины монастырей, был оставлен только один единственный Знаменский монастырь.
       Коренная Пустынь, от этих мероприятий Екатерины, весьма на поминающих нам нынешние мероприятия безбожной большевистской власти, с одной стороны, очень сильно пострадала, с другой стороны, кое в чем и выиграла. Выиграла она в том отношении, что переведя ее за штат, ее сделали самостоятельной независимой от Курского городского монастыря. Пострадала же Пустынь ужасно. Лишенная всех угодий, отобранных правительством, она вынуждена была существовать продажей своего движимого имущества. За отсутствием корма, ибо луга были отчуждены, ей пришлось продать весь свой скот, почти всех лошадей (оставили только три) и т. д.
       Даже дрова рубить не позволяли Екатерининские чиновники из "Коллегии Экономии" монахам в их бывшем собственном, окружающем Пустынь лесу. Пришлось начать разбирать деревянные постройки в монастырской ограде (все постройки вне ограды были, отняты) и ими отапливать остальные помещения. Вот до какого безобразия дошли Екатерининские чиновники.
       Крестный ход в Пустынь с Чудотворной Иконой с 1767 года был запрещен, а доходы от него составляли главный источник существования пустынной обители. Оттого она стала приходить в запустение. Братия начала расходиться по другим монастырям. Каменные строения не на что было ремонтировать и они ветшали. К началу царствования Императора Павла I, облегчившего положение монастырей и вернувшего им часть их угодий, в Коренной Пустыни оставалось всего несколько человек братии, ведших полуголодный образ жизни и вынужденных иногда даже ходить просить милостыню. Общежительный иноческий строй пришлось оставить, некому было совершать ежедневные богослужения, обитель была в полном упадке." 17
       "В Синод шли из епархий одна жалоба за другой на обиды духовенству от разных начальств; от какого-нибудь исправника иди городничего страдала подчас не одна спина или борода священника, но иногда и дароносица, которую он носил с собою".
       "В селах над духовенством величались дворяне, которые теперь, после дарования грамоты о вольности дворянства, стали чаще проживать в своих имениях, и кроме того, часто оказывались философами, смотрели на попа, как на представителя суеверия, и унизить его считали признаком образованности. Не мудрено, что духовенство браталось больше с "подлым", чем с благородным людом и участвовало в крестьянских восстаниях против дворян." 18
       Священники в штатных соборах и церквах получили по 20 рублей в год. Плата за исполнение треб была нищенская, 10 копеек за свадьбу, 10 копеек за панихиду, 3 копейки за крестины и т.д.
       Когда пошли слухи, что правительство будет выдавать жалованье всем священникам и членам церковного причта из монастырских доходов, то Екатерина отозвалась об этих слухах, шедших из среды нищего, униженного духовенства, что они вероятно идут от "лукавых ханжей и святош". Это было тогда, когда Потемкину по простой записке из Казначейства выдавалась сотня тысяч рублей на разные прихоти.
       Лишенная своих имений церковь испытывала большую нужду в средствах. Строительство новых церквей, церковных школ и семинарий прекратилось так как и существующие не на что было содержать. Церкви, соборы, школы, семинарии, архиерейские дома приходили во все большее и большее разрушение. Воспитанники духовных семинарий жили в впроголодь, преподавание в них было поставлено плохо, так как не было средств на оплату учителей и покупку учебных пособий.
       Разбрасывая миллионы рублей своим любимцами, представителям знати, Екатерина скупилась отпускать деньги на духовные учебные заведения. На содержание семинариста отпускалось в год от 8 до 16 рублей.
       Так как богословский факультет при Московском Университете не был создан, то семинаристов посылали слушать лекции профессоров-масонов в Московский университет или в филологическую семинарию "Дружеского Общества", созданного... московскими масонами.
       Деятельность св. Тихона Задонского, Паисия Величковского, Гр. Сковороды Синод игнорировал.
       Заявление Екатерины II, что она вступила на престол для поддержки православия, которому прежнее правление представляло опасность — оказалось лицемерной фразой.
       Церковная политика Екатерины II, в которой она следовала по следам Петра I, привела к тому, что "запустели места, освященные подвигами и благодатью святых, ознаменованные стремлением к ним усердия народного. А, если немногие из этих обителей и были восстановлены, то большая их часть запустела навсегда. И много, например, есть в Вологодском крае, этой "русской Фиваиде", мест, где в бедной приходской церкви, даже иногда бесприходной, покоятся мощи великого угодника, создавшего обитель, которая на просвещение и утешение народа стояла века и упразднена в злосчастный 1764 год." 19
       Захват церковных имений, как верно определил Пушкин, "нанесло сильный удар просвещению народа". Еще в более тяжелом положении оказались старообрядцы. Старообрядческие церкви и скиты разрушались, древние святые книги рвались или сжигались, солдаты рубили древние иконы. Старообрядцев отдавали в солдаты, посылали на каторгу, отправляли в ссылку. Время Екатерины — время массовых самосожжений, бегства старообрядцев в Сибирь, в Литву, в Австрию, куда глаза глядят.
       "До учреждения Екатериной так называемых "штатов монастырей" в России считалось до 1072 монастыря. По штатам 1764 года, простиравшимся на одни великорусские епархии, из имевшихся здесь 964 монастырей оставлено 224, да 161 за штатом, на собственном содержании, остальные 569 велено было закрыть или обратить в приходские церкви. В Малороссии и Белоруссии, при введении штатов оставлено только 29 обителей в штате и 55 за штатом. К началу настоящего столетия (к началу 19 столетия), по всей империи было уже всего 452 монастыря. Здания закрывавшихся монастырей обращались в казармы, госпитали, дома для сумасшедших и т. п. Строение новых монастырей допускалось лишь с разрешения высшей власти; до конца XVIII века новых обителей возникло всего пять."  20
 
III
 
       На религиозное воспитание учащихся в казенных школах, нужного внимания не только не обращалось, а, наоборот, ему власти, по указке сверху, препятствовали. Принимались меры к тому также, чтобы духовные лица не обучали детей на дому и при церквах.
       В казенных же школах преподавание "Закона Божьего было значительно стеснено из опасения как бы не заразить учеников суеверием: законоучителю между прочим не рекомендовалось читать ученикам странных рассказов из Ветхого Завета, говорить о чудесах, о страшном суде и вечных муках. В современных проектах и уставах учебных заведений предписывалось преимущественно внушать воспитанникам правила естественной религии и гуманной морали, а не положительное православие, и слишком настойчиво толковалось о развитии в них духа веротерпимости, который ничем от полного религиозного индифферентизма не отличался. В многочисленных частных пансионах, заводившихся большей частью иностранцами, на изучение Закона Божьего вовсе не обращалось внимания.21 Не лучше было поставлено и домашнее воспитание в семьях образованных слоев общества. Французы-гувернеры из числа парикмахеров, кучеров и лакеев, зараженные осколками идей французских философов, внушали своим воспитанникам, что вера в Бога и Христа есть признак невежества.
       Вести атеистическую пропаганду "гувернерам" было легко потому, что многие из отцов и сами были тоже "вольтерьянцами". Начатки атеистического образования, полученного от французских "гувернеров", юноша обычно завершал заграницей. Путешествия заграницу для личного знакомства с философами при Екатерине приняли характер массового паломничества. Меккой и Мединой для русских юношей был Ферней, где жил Вольтер. Человек встречавшийся с Вольтером, Дидро и другими знаменитостями, пользовался таким же почетом, как в Московской Руси паломник, побывавший у Гроба Господня.
 
16Епископ Серафим. "Одигитрия русского Зарубежья. Новая Коренная Пустынь". США. 1955 г
17Епископ Серафим. "Одигитрия русского Зарубежья. Новая Коренная Пустынь". США. 1955 г.
18П. Знаменский. "Руководство к русской церковной истории".
19Поселянин. "Русская церковь и русские подвижники 18 века".
20Л. Знаменский. "Руководство к русской церковной истории".
21Л. Знаменский. "Руководство к русской церковной истории".


<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1237


Возможно, Вам будут интересны эти книги: