Энтони Саттон.   Трёхсторонняя комиссия над Америкой

Глава 4. Политика монопольного контроля


Скрытая политика Трёхсторонней комиссии — это глобальная власть и влияние, политика, лучше всего достигаемая посредством финансового контроля.

Интерес семьи Рокфеллеров и международных банкиров в установлении мирового порядка, мирового планирования, в решении глобальных проблем это верный индикатор того, что они понимают, как политический контроль можно перевести в доллары и центы.

Будучи одной из самых элитных организаций, борющихся за глобальный контроль, Трёхсторонняя комиссия организовала мелкие компании влияния во главе со своими приятелями. Они способствуют более или менее легальному продвижению между контрактами правительственными и корпоративными.

Законы по антилоббированию написаны так хитро, и их так легко обойти, что практически они только убеждают публику, воспринимающую правительственные контракты, как свободные от какого-либо влияния.

Реальностью же является то, что «вращающиеся двери» в значительной степени контролируются членами Трёхсторонней комиссии.

То есть они находятся под полным контролем элиты, включающей такие организации, как Совет по международным отношениям (долгосрочным председателем был Дэвид Рокфеллер) и «Череп и кости» Йейла (куда входили Джордж Буш, Аверелл Гарриман и другие авторы и толкачи идей в правительстве),

Одним хорошо известным каналом изнутри является «Киссинджер Ассоушиэйтс», Член Трёхсторонней комиссии Киссинджер, её основатель и председатель — это бывший помощник президента по вопросам национальной безопасности и бывший госсекретарь США.

В этой роли Киссинджер мог применять свои основательные познания в установлении и дальнейшем использовании нужных контактов в мире бизнеса.

«Киссинджер Ассоушиэйтс» берёт с транснациональных корпораций значительные деньги за то, что они выступают от её имени внутри Соединённых Штатов и без них.

Киссинджер использует своё влияние, приобретённое и завоёванное за счёт налогоплательщика США для продвижения дел своих клиентов.

Это, конечно, влияние небольшое, но явно легальное, ибо лазейки, вписанные в законы, так велики, что в них можно въехать на грузовике, и они останутся такими, пока избиратели не потребуют, чтобы политика была отделена в перспективе от финансов.

Более свежим примером оказания влияния является группа Карлайл, объект едкой и умело написанной статьи в «Нью-Рипаблик» (18 октября 1993 г.).

Судя по этой статье, группа Карлайл основана Дэвидом Рубинштейном, бывшим торговым банкиром младшей лиги, и названа в честь отеля «Карлайл» в Нью-Йорке.

Отель «Карлайл» — это давнишнее корпоративное место встреч. (Однажды мы посетили один из номеров-люкс и обнаружили угрюмое, солидно обставленное помещение, используемое мировыми заправилами частного бизнеса.)

Группа «Карлайл», согласно «Нью-Рипаблик», держит большую часть доли в фирмах, которые имеют дело с правительством Соединённых Штатов.

Повседневные операции проводятся бывшим министром обороны Фрэнком Карлуччи, членом Трёхсторонней комиссии, оценивающим всё по принципу: кого он знает в правительстве и как правительственные шестерни сцепляются вместе.

Среди членов группы «Карлайл» бывший госсекретарь Джеймс Бейкер, близкий друг бывшего президента Джорджа Буша, бывший директор бюджета Ричард Дарман, секретарь казначейства Дональд Риган, председатель предвыборной кампании Буша Фред Малек, Джордж Буш-младший, бывший директор ЦРУ Роберт Гейтс, нынешний председатель «Комиссии по ценным бумагам и биржам (СЭК)» Артур Левитт, зам. директора переходной команды Клинтона Верной Джордан и политик Боб Страусе.

Это бывшие политики кабинетного уровня, которым нечего продать, кроме своего доступа в правительство, т. е. своих персональных телефонных книг. Все прямо или косвенно связаны с Трёхсторонней комиссией.

Фрэнк Карлуччи открыто обозначает себя в биографиях Трёхсторонней комиссии, как «вице-председатель, группа Карлайл, бывший госсекретарь США». Верной Джордан проходит, как «Партнёр Эйкин, Гамп, Страусе, Хауер и Фельд».

Вот как автор из «Нью-Рипаблик» Майкл Льюис описывает ситуацию:

“Короче говоря, группа «Карлайл» стала своего рода салоном отверженных для класса, оказывающего влияние. Он предлагает удачное решение для тех, кому нечего продавать, кроме своего доступа в определённый круг, но которые не хотят, чтобы они казались продающими этот свой доступ.

Итак, «имеющий доступ капиталист» вступает в неувядаемый «Вашингтон лоббист» на пути к немедленному обогащению для не очень суетливого юриста. Одна из первых успешных операций Карлайла известна, как «Налог Большой эскимос 1987»…

Эта хорошо организованная и хорошо продуманная лазейка, благодаря которой компании Аляски смогли продать свои убытки за твёрдую валюту другим компаниям. Эти потери были использованы для снижения бремени налогов компаний и таким образом выпадали все — кроме американского налогоплательщика.

Карлайл, конечно, был занят утряской убытков на Аляске для всеобщего избежания налогов. Эскимосов привезли на самолёте в Вашингтон (округ Колумбия) и показали им, как структурировать сомнительные убытки, за которые высокоморальная группа Карлайл брала символический сбор в один процент.

Согласно «Нью Рипаблик» у «Карлайл» отличный опыт в том, как дать возможность фирмам дёшево покупать правительственную собственность — а Карлуччи потратил миллиарды долларов с налогов по контрактам с большими военно-промышленными фирмами и, несомненно, этим самым фирмам хотелось выглядеть мило на фоне его попыток организовать личный аукцион активов.

По Карлуччи, «все в нашем бизнесе пытаются вычислить, как бы избежать попадания на какой-нибудь аукцион. Попасть в аукционы — это способ потерять много денег».

Идея заключалась в «частных аукционах» для нескольких приглашённых покупателей. Мы называем это заговором против обманутых налогоплательщиков, но департамент юстиции пока и пальцем не пошевелил, чтобы обратиться в суд.

Член Трёхсторонней комиссии Фрэнк Карлуччи, усилия которого описаны Джеком Андерсоном, как «бюрократическое разрушение, вызванное Фрэнком Карлуччи, человеческим ураганом из Вашингтона» — это типичный пример рыночной стоимости политического контакта.

Карлуччи, работал во всех администрациях от Кеннеди до Буша, во многих департаментах без какого-либо малейшего вклада в общественное благосостояние.

Как говорит председатель «Карлайл» Рубинштейн: «Я получаю резюме от некоторых крупнейших лиц в городе, юристов, делающих 800 000 долларов в год. Они звонят и говорят, что приедут и будут работать бесплатно. Это почти удивительно…».

И почему же любой вашингтонский юрист захочет работать бесплатно, и в Нью-Йорке тоже?

Очевидно, потому что «Карлайл» известен тем, что делает деньги, много денег за общественный счёт и является, очевидно, неприкосновенным.

Но здесь чувствуется определённая неуверенность, ибо последними словами к автору из «Нью-Рипаблик» были: «Как мне избавиться от этой легенды?»




<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1321


Возможно, Вам будут интересны эти книги: