Льюис Кори.   Морганы. Династия крупнейших олигархов

Глава 34. Кончина

   У Моргана не будет последователей.

«Уолл-стрит джорнал», 1 апреля 1913 г.




   Теперь у Уолл-стрит нет необходимости или возможности иметь одного лидера. Больше не будет координации усилий, объединения ресурсов, не будет преемника Моргана.

«Нью-Йорк таймс», 1 апреля 1913 г.




   Он был последним из его плеяды. Никогда больше не будет другого Дж. Пирпонта Моргана… Ни один человек, облаченный неограниченной автократической властью, не сможет властвовать более гордо, умело и патриотично, чем это делал он. Сама его система более невозможна… Империя Моргана такова, что его сатрапы просто не смогут управлять ею, да никто им этого и не позволит.

«Нью-Йорк уорлд», 1 апреля 1913 г.


   Вскоре после дачи показаний во время расследования дела «Монетарного треста» в январе 1913 года Дж. Пирпонт Морган отправился в Европу. Это была его старая привычка. Во время таких круизов он получал сообщения обо всех трансакциях дома на сумму, превышающую пять миллионов долларов, и обо всех вопросах политического значения. Хозяин постоянно контролировал свое хозяйство. Теперь же, впервые, Морган отстранился от всех дел и передал всю ответственность партнерам, мотивируя это плохим состоянием здоровья. Три месяца спустя Морган скончался.

   На протяжении февраля и марта газеты печатали множество сообщений, опровергающих болезненное состояние Моргана. В сопровождении членов своей семьи, близких друзей и целой армии придворных и слуг, преследуемый алчными продавцами произведений искусств, больной отправился из Каира в Неаполь, а оттуда в Рим. Тридцатого марта врачи сделали заключение, что Морган находится в критическом состоянии. Он не вставал с постели уже семь дней, отказывался от пищи и терял силу. Практически до самого конца он сохранил разум и дух.

   «Не делайте из меня младенца!» – требовал он.

   Затем разум Моргана померк, наступило беспамятство, и 31 марта он скончался.

   Газеты освещали его смерть так же активно, как и его болезнь. От сильных мира сего поступило множество соболезнований и подношений.

   «Это был великий и хороший человек», – сказал папа Пий, который однажды после разговора с Морганом пожалел о том, что не обсудил с ним состояние финансов Ватикана.

   Так мастер человеческих душ благословил мастера делать деньги. Государственный секретарь Уильям Дженнингс Брайан приказал американскому послу в Италии организовать похороны Моргана. Госпожа Брайан так писала в своем дневнике: «Если бы только господин Морган знал, что организацией его похорон будет заниматься господин Брайан!» (За одиннадцать лет до этого Брайан был вынужден согласиться на кандидатуру Джона У. Дэйвиса, в прошлом адвоката «Дж. П. Морган и К°», в качестве кандидата от демократов на пост президента.)

   Предварительная заупокойная служба состоялась в Риме, а финальное отпевание – в протестантской епископальной церкви Святого Георга в Нью-Йорке. Сами же похороны проходили в Хартфорде, где родился Морган. Денежная аристократия и аристократия потомственная объединились в своих соболезнованиях. На время похоронной службы в Нью-Йорке биржи Нью-Йорка и Чикаго закрылись. Одновременно англичане провели службы в Вестминстерском аббатстве, где хор пел: «Веди нас, Божественный свет», любимый гимн Моргана. Церковь Святого Георга была наполнена похоронными венками: от кайзера Вильгельма II, королей Италии, Британии и от французского правительства. Там были венки от американских промышленных и финансовых магнатов, большинство из которых лично присутствовали в церкви: Вандербилты, Рокфеллеры, генерал Хорас Портер… Гроб несли в том числе Джордж Ф. Бейкер, Элберт Г. Гэри и Элиху Рут. Хор пел «Упокойся во Христе», о чем просил Морган в своем завещании. Бизнес Хартфорда замер на время похорон своего самого известного гражданина. Таким образом, Дж. Пирпонт Морган отошел в мир иной в финальном всплеске красоты и величия, которые он так любил.

   Делая щедрые пожертвования церкви, сам Морган не был особенно набожным, но в то же время первым пунктом его завещания значилась исповедь, замешенная на клерикальном энтузиазме: «Я отдаю свою душу в руки Спасителя с полной уверенностью, что он очистит ее, омыв своей драгоценной кровью, и представит ее, безгрешную, перед моим Небесным отцом. И я молю моих детей хранить и защищать во всех бедах и ценой любых самопожертвований нашу благословенную веру в полное искупление грехов кровью Иисуса Христа, пошедшего на смерть ради нас».

   Обсуждая его признание веры, один из церковников сказал: «Добро, которое господин Морган сделал для дела Христова, неоценимо, и дело Христа направлено на благополучие страны и всего мира».

   Фундаменталистская вера Моргана вполне характерна для сильных и молчаливых людей, чья натура пряма и проста и немного наивна. Характеру Моргана были присущи определенные черты сентиментальности, почти романтичности, которые в годы его молодости проявились в любви к женщине, стоявшей на пороге смерти. В последующие годы он старался подавить в себе эти качества, не присущие финансисту, и они выражались только в его любви к красоте и величию, к власти и религии. (Вполне вероятно, что высокомерие, властная мужественность и сдержанность Моргана представляли собой щит, за которым он прятал свои сентиментальные чувства, презирая их. У этого сильного человека тоже случались моменты слабости, но он прятал их под покровом непроницаемого высокомерия и сдержанности.) Фундаменталистский бог – это бог власти силы и красоты, созданный по образу сильных и простых людей с элементарными стремлениями. Этот бог высокомерен, своеволен, безжалостен, жаждущий власти, послушания и красоты – это и есть образ Моргана. Они признавали и понимали друг друга.

   Идеалом Моргана была власть, а не деньги. Его личное состояние было сравнительно небольшим: шестьдесят девять миллионов четыреста пятьдесят тысяч долларов, помимо художественных ценностей на сумму пятьдесят миллионов. (После отчисления по завещанию семисот тысяч долларов на благотворительность, шестнадцати тысяч долларов членам семьи и на годовую зарплату сотрудникам дома Морганов, остаток отходил Дж. Пирпонту Моргану-младшему, как очищенный от долгов и завещательных отказов легатарий.) Многие магнаты были гораздо богаче его, даже те, кто стоял ниже его. Морган всегда стремился к власти, а не просто к деньгам.

   Когда пришли телеграммы о кончине Дж. Пирпонта Моргана, флаг на здании его фирмы на Уолл-стрит был приспущен на половину штока, и все остальные флаги тоже. (Но эта смерть не повлияла на цены на бирже.) В собственном офисе Моргана шторы были задернуты, дверь закрыта, традиционный угол, где стоял стол властителя, оставался незанятым. Бизнес продолжался в сравнительной тишине. Но через некоторое время прежняя суета возобновилась, бизнес продолжился, как прежде.

   Дж. Пирпонт Морган скончался в непростом и беспокойном мире, приближавшемся к катастрофе… Направленные против феодального угнетения и хозяйничающих иностранных империалистов революции сотрясали Китай и Мексику… Балканы и Турция (в гуще демократических преобразований) вели войну друг против друга, которая стала прелюдией к другой, более ужасной войне… Россия во всем блеске имперского величия торжественно отмечала трехсотлетие династии Романовых (свергнутых уже через четыре года), царь великодушно объявил амнистию за незначительные политические преступления и отправился в театр в сопровождении сорока тысяч солдат, полицейских и жандармов… Английский суд распустил «Перувиен Амазон компани» за жестокое отношение к местным рабочим Путумайо… В Китае обострилось соперничество между Британией и Германией. Германия приняла решение, «невзирая на огромные расходы», усилить «ударную мощь» своей армии. Франция парировала усилением собственной армии. Угроза войны вызвала падение курса акций на берлинской бирже. Это вынудило имперское правительство выпустить утешительную декларацию: «Мир обеспечен»… Генерал-майор Леонард Вуд заявил, что Соединенные Штаты «к сожалению» не готовы к войне: «Нет особых причин ожидать скорого начала войны, но в наше время войны случаются неожиданно».

   Таммани-Холл вновь стали обвинять во взятках и злоупотреблениях в Нью-Йорке… Комиссия Иллинойса по вопросам нравственности сообщила, что низкая зарплата является главной причиной проституции. Один работодатель-филантроп утверждал, что восемь долларов в неделю вполне достаточно для девушек, живущих вне дома, но признался, что, если добавить к ним еще пять долларов, это не скажется отрицательно на дивидендах. Под давлением общественности «Интернэшнл харвестер компани» увеличила зарплату девушек с пяти до восьми долларов в неделю… С 1890 года линчевание негров сократилось с 2,88 на один миллион населения до 0,67… Конгресс рассматривал меры по усилению правительственного регулирования деятельности промышленных и финансовых объединений, и особенно финансовых… Президент Вудро Вильсон отклонил прошение о помиловании Джона Г. Паттерсона, президента «Нэшнел кеш реджистер компани», осужденного за преступное нарушение антимонопольного закона (исполнение приговора было потом отложено) и приговоренного к одному году тюрьмы… В своем инаугурационном обращении президент Вильсон сказал: «Мы всегда гордились достижениями нашей промышленности, но при этом не всегда задумывались об их «человеческой» стоимости. Цена человеческой жизни упала, энергия народа находится на пределе. Подумать только, каких ужасных физических и духовных усилий это стоило мужчинам, женщинам и детям, на чьи плечи за прошедшие годы безжалостно лег весь этот груз. Их стоны и агония еще не достигли наших ушей, но уже слышится нарастающий гул возмущения, он исходит из шахт и фабрик, из каждого дома, где людям приходится тяжко бороться за свою жизнь… Наш долг – пересмотреть свое отношение к ним, исправить зло, сохранив при этом все хорошее, очистить и гуманизировать все стороны нашей жизни, не ослабив при этом мощь самой страны».



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1608


Возможно, Вам будут интересны эти книги: