Наталья Макарова.   Тайные общества и секты: культовые убийцы, масоны, религиозные союзы и ордена, сатанисты и фанатики

«Тактический центр»

Расследование в 1919 году дел об организациях контрреволюционного подполья показало, что в Советской стране существуют политические объединения, центры, которые направляют антисоветские движения.

В феврале 1920 года ВЧК арестовало группу заговорщиков, в том числе члена коллегии Главтопа Н. Н. Виноградского и профессора С. Л. Котляревского, оказавшихся членами руководящих органов подпольных центров. Удалось выявить руководящие кадры контрреволюционных организаций и раскрыть неизвестный ранее подпольный «тактический центр», направлявший в 1918—1919 гг. антисоветские движения в стране.

Показания обвиняемых помогли выявить антисоветские политические организации и объединения, их руководящие кадры, действовавшие в Советской стране начиная с Октябрьской революции («Совет общественный деятелей», Торгово-промышленный комитет, «Союз земельных собственников», «Правый центр», «Национальный центр», «Союз возрождения России»).

Зимой 1918—1919 гг. в Москве у известной общественной деятельницы, бывшей «экономистки» Е. Д. Кусковой, собирались «за чашкой чая» деятели разных антисоветских групп. Они обсуждали политические события, происходившие в стране, стараясь выработать приемлемую для всех политическую платформу. В этой среде и возник «Тактический центр».

В феврале, созывается предварительное совещание членов «национального центра» и «Союза возрождения», на котором присутствуют от «Национального центра» — Щепкин Н. Н., Кольцов, Котляревский, Трубецкой С. Е., Герасимов, Фельдштейн; от «Союза возрождения» — Мельгунов, Волк-Карачевский, Левицкий-Цедербаум (брат известного лидера меньшевиков Ю. Мартова), Филатьев, Студенецкий, Кондратьев, а затем второе совещание, на которое помимо указанных лиц приглашаются лидеры «Совета общественных деятелей» — Д. М. Щепкин и Леонтьев; присутствовал, также член «Национального центра» Муравьёв.

На этих совещаниях обсуждается вопрос об объединении всех трёх организаций в тактическом отношении и в смысле выработки единого плана действий. В результате этих совещаний создаётся тесный союз между монархистами, кадетами, социалистами-революционерами, меньшевиками, народными социалистами и группой «Единство»…

Таким образом в апреле 1919 года образуется «Тактический центр», объединяющий «Совет общественный деятелей», «Национальный центр» и «Союз возрождения», сохраняя за ними автономность и организационную обособленность, а также самостоятельность касс. Договаривавшиеся группы Государственного Единства России, Национальное собрание, долженствующее разрешить вопрос о форме правления в России, единоличная, диктаторского характера военная власть, восстанавливающая в стране «порядок» и разрешающая на основе признаваемого права личной собственности, ряд неотложных мероприятий экономического и социального характера; вместе с тем «Тактический центр» высказывается за признание Колчака «верховным правителем России».

В руководство созданной организации вошли: от «Национального центра» — Н. Н. Щепкин, О. П. Герасимов и князь С. Е. Трубецкой; от «Совета общественных деятелей» — Д. М. Щепкин и С. М. Леонтьев, от «Союза возрождения России» — профессор С. П. Мельгунов. Была образована и особая военная комиссия в составе Н. Н. Щепкина, С. М. Леонтьева и С. Е. Трубецкого для связи с подпольными военными группами.

«Тактический центр» не был централизованной организацией, не имел устава и чётко сформулированной программы. Он представлял собой, скорее, контактную комиссию, состоявшую из руководящих лиц «совета общественных деятелей», «Национального центра» и «Союза возрождения России», и расценивался его участниками как некий «мозговой центр» всех антисоветских движений. Его члены разрабатывали принципы общей программы и отдельных преобразований для будущего правительства России.

Это были различные проекты государственного устройства, решения аграрного, рабочего, продовольственного, национального вопросов, которые в общем соответствовали духу программы кадетов. Кроме того, члены «Тактического центра» были связаны с мятежными генералами, военными подпольными организациями и дипломатическими представителями стран Антанты.

Известное представление о характере деятельности руководящего ядра «Тактического центра» и о взаимоотношениях входивших в «центр» групп дают показания Н. Н. Виноградского. Он заявил, что «Тактический центр», обсуждая вопрос об отношении к конференции на Принцевых островах, выработал декларацию, не признававшую никакого соглашения с Советской властью и призывавшую Антанту оказать вооружённую и материальную помощь армиям, боровшимся на окраинах против Советской власти.

Когда выяснилось, что конференция на Принцевых островах не состоится, в «Совете общественных деятелей» возникла мысль информировать страны Антанты о положении дел в Советской России: составить записку, характеризующую все стороны государственной и общественной жизни страны. Записка обсуждалась в первой половине 1919 года. Щепкин и Леонтьев поставили в известность «Тактический центр» о намерении «Совета общественных деятелей» информировать таким путём страны Антанты. «Национальный центр» и «Союз возрождения» согласились, чтобы начатая» Советом общественных деятелей» работа была доведена им до конца, а затем подверглась обсуждению в «тактическом центре». Позднее Леонтьев доложил «Совету общественных деятелей», что записка принята «тактическим центром» с небольшими изменениями.

Н. Н. Виноградский рассказал, что на заседаниях «Совета общественных деятелей» и «тактического центра» заслушивались сообщения тайно приезжавших в Москву деникинских и колчаковских разведчиков: Хартулари (начальника деникинской разведки), ротмистра Донина и Азаревича. Весной 1919 года после одного такого заседания было решено послать в «Колчакию» и «Деникию» декларацию о том, какой строй должен быть установлен на местах после «освобождения» их от Советской власти. Такая декларация была составлена «Советом общественных деятелей» и обсуждалась в «Тактическом центре».

Летом 1919 года «Национальный центр» через свою петроградскую организацию вступил в контакт с английским разведчиком в России Полем Дюксом. Дюкс жил в 1919 году в Петрограде, но, узнав о существовании в Москве «Национального центра» и других контрреволюционных организаций, в июне выехал в Москву. При посредстве ближайшей своей помощницы Н. В. Петровской он встречался с С. М. Леонтьевым, который познакомил его с Н. Н. Щепкиным, представив последнего Дюксу как представителя «Национального центра».

Дюкс виделся с ним несколько раз. Н. Н. Щепкин, просил Дюкса от имени «Национального центра» связаться с русскими комитетами в Лондоне и Париже. В свою очередь Дюкс предложил Н. Н. Щепкину субсидию английского правительства в размере полумиллиона рублей в месяц на расходы организации. Щепкин подробно информировал Дюкса о политическом, хозяйственном и военном положении Советской России, обнадёживал его неминуемым крушением Советской власти в результате взрыва изнутри при содействии «Тактического центра». Дальнейшие переговоры с английским разведчиком оборвались из-за ареста Щепкина и отъезда Дюкса в Англию.

В августе 1920 года расследование дела «Тактического центра» было закончено. Многих участников освободили по амнистии. Суду Верховного революционного трибунала были преданы 28 человек: руководители «Тактического центра» Д. М. Щепкин, С. М. Леонтьев, С. Е. Трубецкой и С. П. Мельгунов; члены «Совета общественных деятелей» и «Национального центра» профессора В. М. Устинов, С. А. Котляревский, Г. В. Сергиевский, В. С. Муралевич, П. Н. Каптерев, М. С. Фельдштейн, составлявшие проекты программы будущего управления страной, профессор Н. К. Кольцов, хранивший денежные средства «Национального центра»; член коллегии Главтопа Н. Н. Виноградский, бывший начальник политического кабинета в министерстве иностранных дел Временного правительства В. Н. Муравьёв; члены ЦК кадетской партии Н. М. Кишкин, Ю. Б. Губарева-Топоркова, Д. Д. Протопопов, член Торгово-промышленного комитета бывший фабрикант С. А. Морозов, финансировавший деятельность «Правого центра», «Совета общественных деятелей» и «Национального центра», бывший товарищ министра внутренних дел при царе и Временном правительстве С. Д. Урусов; бывший член Государственной думы В. И. Стемпковский, члены «Союза возрождения России» Н. Д. Кондратьев (Китаев), меньшевики-оборонцы Г. В. Филатье, В. О. Левицкий-Цедербаум и В. Н. Розанов, член контрреволюционного «Союза русской молодёжи» Н. С. Пучков, содействовавший приезжавшим в Москву деникинским агентам (он снабжал их бланками паспортов, похищенными в Главном санитарном управлении, где служил делопроизводителем); Е. И. Малеина, занимавшаяся технической работой и расшифровкой секретных документов контрреволюционных объединений; А. Л. Толстая, предоставлявшая свою квартиру для заседаний «Тактического центра», и другие.

Дело рассматривалось Верховным революционным трибуналом с 16 по 20 августа 1920 г.

Верховный революционный трибунал, признав главных подсудимых «виновными в участии и сотрудничестве в контрреволюционных организациях, поставивших себе целью ниспровержение диктатуры пролетариата, уничтожение завоеваний Октябрьской революции и восстановление диктатуры буржуазии путём вооружённого восстания и оказания всемерной помощи Деникину, Колчаку, Юденичу и Антанте», приговорил их к расстрелу. Но, «принимая во внимание чистосердечное раскаяние их, более или менее полное, искреннее желание работать с Советской властью» Верховный трибунал постановил заменить расстрел иными наказаниями.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1532


Возможно, Вам будут интересны эти книги: