Юрий Бобылов.   Генетическая бомба. Тайные сценарии наукоёмкого биотерроризма

26. «Нетрадиционные войны будущего» в оценках читателей статей автора данного сценария



Ряд положений о перспективах и угрозах разрабатываемого биологического оружия нового поколения был опубликован в моей статье в «Независимом военном обозрении» (№ 8, 5 марта 2004 г. ), которая имела название «Нетрадиционные войны будущего. Генетическое оружие превратит царство террора в политически полезный инструмент». Далее эта статья появилась на нескольких сайтах в Интернете. По признанию автору выпускающего редактора «НВО», эта проблемная статья трижды ставилась в номер и снималась в силу понятных аспектов (включая фактор наличия зарубежного читателя и др. ).

Каковы же наиболее интересные претензии к опубликованной информации и автору такой статьи?

Ряд читателей на форуме «НВО» решил вступить в дискуссию сначала со мной, а потом уже между собой. А профессионально в дискуссию ввязались не осторожные политики и военные, а именно ещё молодые биологи-генетики.

Дважды меня обозвали «фашистом».

Второй (по очереди) респондент дал мне такой совет: «Вылечите сначала головку, Юрий Александрович Бобылов! »

Помнится, что это относится к третьей (психиатрической) версии возникновения мирового социального Зла (см. выше).

Автор под условным именем «ВТО» скептически смотрит на возможности самой науки: «Мы для раковых клеток маркеров приличных ещё не нашли... Расово-ориентированное оружие... Откуда бред сей? »

Меня покритиковали также сторонники традиционных методов ведения войны. Однако затраты на военную биологию не столь велики, как на «атомную проблему». Сделанные СССР в послевоенные годы научно-технические прорывы по атомному проекту, кстати, вывели страну в лидеры мирной атомной энергетики. Несмотря на неизбежные ошибки и потери, сегодня атомная промышленность вносит существенный вклад в требуемый технологический прорыв в будущее.

Тематика «геноцидных войн» оказалась особенно близка для читателей Израиля, борющегося со своими арабскими соседями.

Надо отметить, что участник форума в «НВО» под именем «Лио» прислал такое письмо: «Могу напомнить автору, что подобное оружие не новость. Генное оружие, избирательно действующее на чёрную расу, уже было создано и доведено до уровня боевой готовности в ЮАР. Боевого применения не получило и исчезло (было уничтожено? ) с крушением системы апартеида и приходом к власти либерального правительства. Тогда же были прекращены работы (на последней стадии) по созданию атомного оружия. Работы велись совместно с Израилем».

В итоге мне пришлось обратиться ко всем участникам форума и напомнить, что статья написана по материалам США и того же Хартмана, который не постеснялся коснуться особых военных тайн МЭ и МО США в рамках новой формируемой стратегии обеспечения национальной безопасности команды Президента Буша. Однако в качестве компетентного «оборонного» автора я был вправе дать свои прогнозные и одновременно спорные оценки.

Можно также выделить ряд откликов читателей сайта «Иракская война» (Iraqwar. Ru). На этом сайте было опубликовано 19 писем, более контрастных, чем на форуме в «НВО». Для справки, этот сайт сегодня закрыт для доступа.

Некий профессиональный военный снова сделал вывод, что всё это «бред».

Респондент Архонт выразил свои сомнения в причастности федеральных центров МЭ США к генетическим исследованиям: «Ядерные центры США, упомянутые в статье, никакого отношения в биологическому оружию не имеют, в отличие от арсеналов в Паин Блаффе, Еджвуде и Форта Детрике... »

Это стало значимым замечанием.

Принимая критику, докладываю, что при обсуждении этого вопроса со специалистами по анализу военного потенциала США был зафиксирован этот «удивительный факт»: работы по расшифровке генома человека финансируются сверхсекретным МЭ США, и есть свои исторические предпосылки и своя тайная логика развития опасных военно-ориентированных разработок в этом ведомстве.

В начале 2004 г. при выдвижении своей гипотезы о развитии военной биологии в системе секретных научных центров Минэнерго я руководствовался мнением, что именно в таких режимных структурах США и должны вестись основные работы по созданию новейшего биологического оружия на основе молекулярной биологии и генно-инженерных биотехнологий.

Соответственно в 2005 г. я также написал в другой своей статье в «НВО» «Направление удара – ген человека». Однако «мнение» – не есть достоверное «знание». Потому, услышав критику Архонта в свой адрес о якобы непричастности атомной промышленности к военной биологии, почувствовал угрозу в части своей доброкачественной «научной этики». После издания своей книги я продолжал вести мониторинг такой проблемы. И вот, наконец, на сайте «Коммерческая биотехнология» была обнаружена следующая статья: «В колыбели атомной бомбы рождается новая форма жизни» – см.: http: // www. cbio. ru/v5/modules/news/article. php? storyid=566

Вот сокращённое изложение материала.

Стин Расмуссен (Steen Rasmussen) совместно со своими коллегами из американской Национальной лаборатории в Лос-Аламосе (Los Alamos National Lab) намерен создать принципиально новую форму жизни. Старт подобной программы в организации, создавшей ядерное оружие, заслуживает внимания. Химики и физики намерены создать протоклетку, которая пусть и будет примитивнее бактерии – должна будет обладать главными особенностями жизни: производить собственную энергию, давать потомство и даже развиваться.

Расмуссен, который занимается этой темой уже много лег, теперь начинает проект стоимостью 5 млн долл. в Лос- Аламосе. Большинство организмов работает с ДНК или РНК. При этом планируется приспособить искусственную нуклеиновую кислоту по имени ПНК (PNA), или пептидную нуклеиновую кислоту. Её синтезировал Питер Нильсен (Peter Nielsen) из университета Копенгагена (University of Copenhagen) в начале 1990-х. Сейчас Нильсен работает с Расмуссеном. ПНК очень похожа на ДНК по строению и принципу работы, но основы, составляющие цепь ПНК, – это пептиды. Кстати, существует теория, что самыми ранними формами жизни на Земле были базирующиеся на ПНК существа.

Главное преимущество ПНК состоит в том, что она является электропроводной, что поможет запустить метаболизм протоклетки. По идее, на один конец цепи ПНК можно посадить фоточувствительную молекулу. Когда на неё попадает свет, она выпускает электрон, который бежит на другой конец ПНК. Там он может вызвать химическую реакцию с неким заключительным компонентом, который учёные планируют бросить в мензурку в качестве пищи. Вновь созданные жирные кислоты будут включены в существующие мицеллы, заставляя их расти, пока они не станут нестабильными и не расколются на две протоклетки.

Взрослая протоклетка будет иметь размер всего 5-10 нанометров

По схеме протоклетка действительно весьма проста. Но химия, которая оживляет её, очень сложна. Мицеллы должны впитать молекулы пищи, создавая «склады», преобразовывать их в одиночные спирали ПНК, которые должны цепляться за внешний край мицеллы и находить там дополнительные цепочки ПНК, также созданные организмом.

Практическое применение принципиально новых форм жизни – в качестве поставщиков лекарств к клеткам человека, биологических очистителей, перерабатывающих токсины, смертельные для той жизни, а также биологических компонентов механических систем, способных на самозаживление при повреждении.

Сообщение заканчивается такими словами: «Многие команды в разных странах мира могут преуспеть на этом пути, но, согласитесь. будет символично, если новая форма жизни родится там, где было создано самое страшное оружие в истории».

Дополнительная информация: http: //www. membrana. ru

но материалам: Michael Stroh, Life Built to Order, http: //www. popsci. com

Таким образом, сегодня я вполне уверенно отвечаю своему оппоненту: «Да! В атомном Минэнерго США активно ведутся разработки по молекулярной биологии и созданию нового крайне эффективного биологического оружия массового уничтожения! Уровень секретности в этих федеральных лабораториях США таков, что внешней разведке трудно будет добыть нужную информацию и документацию! »

Автор письма (видимо, по национальности – украинец или еврей) выразил свое отношение к РФ: «Очистить от русских шестую часть суши – благое дело. Жаль, что вместе в русскими погибнут и невинные монголы, но ничего не поделаешь».

Обзоры российской военной печати, включая информированное «Независимое военное обозрение», показывают явную недооценку новой военной угрозы в мире.

Пока, кажется, реализуемые в последние годы Программы вооружений России (Минобороны РФ) оставляют в стороне новые военно-биологические технологии (особенно наступательного плана).

С учётом обмена мнениями с различными специалистами, в том числе занятых в области борьбы с мировым терроризмом, можно утверждать, что многие военные эксперты из системы Минобороны России критически относятся к вероятности «тихой» крупномасштабной мировой войны с применением так называемой «генетической бомбы», которую можно создать на основе генной инженерии для поражения крупных расовых этносов и, в первую очередь, против «жёлтых», «чёрных» и «белых» людей. При этом уже не отрицается научно-техническая возможность создания такого биологического орудия широкого избирательного действия.

Так, полемизируя со мной на страницах газеты «Труд» (№ 54, 25 марта 2004, с. 21), уважаемый военный профессор и автор книги «Войны шестого поколения» генерал-майор

В. Слипченко замечает: «Сейчас настал черёд шестого поколения войн, где доминирующим становится высокоточное оружие. Ведущую роль в этих войнах будущего играют США».

Значимость высокоточного оружия мне понятна, поскольку многие годы я проработал в оборонных НИИ бывших Миноборонпрома и Минэлекфопрома СССР, где разрабатывались приборы ночного видения, оптико-электронные устройства, растровые и просвечивающие электронные микроскопы, приборы СВЧ военного, в том числе космического, назначения и др. По-своему сказалась и длительная аналитическая работа в области управления оборонными разработками в системе бывшей Госкомиссии Совмина СССР по военно-промышленным вопросам.

Приведённая военно-технократическая позиция генерала вполне понятна с точки зрения детального анализа военной истории и «классических войн», когда между собой боролись вооружённые специальной техникой структуры. При этом игнорируются случаи редких «геноцидных войн», когда целью военных операций было уничтожение мирного населения страны-противника. Известно, что иногда полностью уничтожались целые народы и отдельные нации.

В этой связи «высокоточное биологическое оружие» – это и хорошее оружие для геноцидных войн, требующих своей, возможно космической, транспортировки для биологического оружия массового уничтожения. В частности, есть проблемы сброса капсул и распыления бацилл в центры мегаполисов потенциального противника.

Более чуткое отношение к разработке и использованию в оборонительных и наступательных целях формируется в РФ среди специалистов спецслужб, а также ряда учёных РАН, РАМН и др.

В любом случае требуемые объёмы финансирования фундаментальной и прикладной науки сегодня недостаточны.

К сожалению, руководство Минобороны России в последние годы явно недооценивает вероятность новых форм и иных средств ведения военных действий. Эта идеологически «устаревшая» силовая структура оказывается всё более неприспособленной для практического отражения военных и террористических атак нового типа, включая активизацию научного поиска в фундаментальной и прикладной биологии, техническое перевооружение экспериментальной базы науки и др. При этом с 2001 года проявилась и тенденция к резкому сокращению стратегических функций (прикладной аналитики) в военной разведке ГРУ.

Как отмечалось автором в статье «Мировой наукоёмкий терроризм и его угрозы» («Национальная безопасность и геополитика России», 2003, № 10-11), общая дисквалификация кадров спецслужб и идущее сокращение в России научно-аналитических функций внешней разведки РФ, занимающихся долгосрочным прогнозом развития военно-политической обстановки (включая военную и специальную науку и технику за рубежом) и угроз национальным интересам страны, сужает наш военный и анти-террористический потенциал.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1364


Возможно, Вам будут интересны эти книги: