Юрий Бобылов.   Генетическая бомба. Тайные сценарии наукоёмкого биотерроризма

8. Эпоха мировых геноцидных войн



В начале XXI века существенно обострилась борьба высокоразвитых стран мира, прежде всего США, за обладание природными ресурсами, включая нефть, газ, воду и др. Это привело к пересмотру военных и дипломатических ценностей, выдвинув военную мощь и тайные спецоперации на первый план для достижения стоящих национальных целей.

В то же время ещё большие революционизирующие изменения в тайную геополитику принесли отдельные научные открытия. Из их числа особо следует отметить достижения в фундаментальной и прикладной биологической науке, создавшие условия для генно-инженерной биотехнологии, и разработку «необычных» искусственно модифицированных препаратов и живых организмов-убийц.

Одновременно в среде военных и биологов синтезируется принципиально новые представления о «нетрадиционных войнах будущего», где переоценена оборонительная и наступательная роль ядерно-ракетного оружия [30; 48; 73].

При организации биологической (бактериологической) войны кроме боевого биоагента важно иметь «высокоточные» средства или каналы доставки оружия в зоны массового проживания людей. Прогресс в области нанотехнологий и здесь расширил военные или террористические возможности, поскольку в современном наноматериаловедении различные опасные вирусы уже рассматриваются в качестве «полезных» строительных блоков для создания новых композитных материалов.

Как известно из молекулярной биологии, на поверхности любого вируса имеются белки, позволяющие ему распознавать и взаимодействовать с клеткой-хозяином. Основным этапом заражения вирусом является интеграция вируса в эндосомальную мембрану клетки, происходящая под действием гидрофобных белков с поверхности вируса, активироваиных кислой средой внутри эндосомы. Этот природный механизм открывает большие перспективы в военной биологии для внедрения наночастиц с вирусно-модифицированной поверхностью в композиты, состоящие из мультислоя полиэлектролита с адсорбированной липидной мембраной.

Способ синтеза подобного материала предложен группой учёных из института Биофизики и Вирусологии Лейпцигского Университета (Institute of Biophysics and Virology, Leipzig University) во главе с Мартином Фишлехнером (Martin Fischlechner). При этом мультислой полиэлектролита, в качестве которого использовались полиаллиламин гидрохлорид и полистирол сульфонат, синтезировался послойным методом. На нём с помощью адсорбции мелких однослойных липидных везикул формировался липидный бислой. Полученный композит помещался в кислую среду, имитирующую среду внутри эндосомы млекопитающих, и инкубировался вирусом. Затем образец промывался нейтральным буфером и водой, чтобы удалить вирусы, не интегрировавшиеся в мембрану. Степень внедрения вируса сильно зависит от pH среды. См.: http: //\vww. rambler. ru/news/science/0/l 1525633. html

Было доказано, что внедрение вирусов происходит именно за счет взаимодействия белков с мембраной, а не в результате какого-либо неспецифичного обмена со средой. Такой механизм обусловливает высокую военную специфичность продукта, а также достаточно крепкую связь вирусов с мембраной, не позволяющую вирусу отрываться при последующем изменении среды на нейтральную. Таким образом, возможно получение коллоидных частиц с контролируемыми биологическими свойствами. Несомненным преимуществом данного метода синтеза является возможность использования разнообразных вирусных систем, а также то, что слой полиэлектролита может иметь дополнительные функциональные свойства, не зависящие от биологической составляющей материала. Кроме того, минимизируются неспецифичные взаимодействия с биологическими системами, что делает полученный материал потенциально полезным в биомедицинских приложениях, например в диагностических сенсорах вирусоспецифичных антител.

Это расширяет число каналов скрытного поражения населения противника и для масштабных биодиверсий.

В итоге можно обойтись без дорогостоящей авиа- и ракетной техники как средстве доставки биологического оружия. Такие коллоидные частицы, заражённые новейшими боевыми биологическими вирусами, могут быть выборочно введены в импортируемое продовольствие, косметику, детские игрушки, предметы личной гигиены и др.

Вообще войны случаются в определённые исторические моменты, для них существуют объективные предпосылки, основания и причины. Они ведутся с определёнными целями – геополитическими, экономическими и др.

Новым для современной военной мысли является смена парадигмы современной войны. При этом важнейшей целью становится завоевание новых жизненных пространств (стран, регионов и даже континентов) и масштабное применение новых (неядерных) видов оружия массового уничтожения. В этом отношении как бы повторяется эпоха колонизации XVI – XVIII веков.

Но существуют и активно используются множество других невоенных средств и способов уничтожения населения, доказавших свою эффективность. Это и такое «оружие геноцида» (термин разработчиков Концепции общественной безопасности «Мертвая вода» – мощного авторского коллектива с интересной концепцией) как наркотики, табак, алкоголь и даже «нездоровый образ жизни» и «нездоровая мораль» в обществе.

Когда читаешь, что после оккупации Афганистана США и их союзниками по НАТО объём наркотрафика героина в страны СНГ и Россию увеличился в 35 раз (данные B. C. Овчинского), а по ходу его следования рассредоточены блокпосты НАТО, охраняющие его, перестаешь верить в красивые «принципы и нормы международного права».

А масштабные «идеологические диверсии» на российском телевидении, разлагающие неопытные детские души? Это ещё одна форма «нетрадиционных войны будущего» с геноцидными последствиями.

Кроме того, эффективны экономические способы сокращения населения (с политикой грабежа национальных богатств слаборазвитых стран, торговыми войнами, разрушением систем здравоохранения и образования, поощрением эмиграции и др. ). Такие наступательные меры через пропаганду «неолиберализма» активно реализуют такие структуры Мирового правительства, как МВФ и Всемирный Банк.

К сожалению, после распада СССР агрессивная неоколониальная деятельность коснулась нашей России и ряда других стран, ранее входивших в СССР.

Примечательно, что в начале XXI века укрепилось понимание необходимости ведения «геноцидных войн», в том числе на расовой основе (белых и жёлтых, жёлтых и чёрных и др. ), смысл которых заключён в необходимости снижения антропогенной (и промышленной) нагрузки на природную среду Земли.

Прошедшая в начале 2005 г. в Париже Международная конференция по защите видового разнообразия на планете в очередной раз отметила катастрофические процессы. Сегодня под угрозой полного вымирания почти 16 тыс. видов животных и растений. Жак Вебер, директор французского Института биоразнообразия, говорит: «Видовое разнообразие сокращается очень быстрыми темпами. Сегодня мы являемся свидетелями массового вымирания видов животных и растений такого масштаба, какие случались на нашей планете за всё время её существования не более шести раз. Однако на этот раз процесс вымирания идёт примерно в сто или тысячу раз быстрее, чем в прошлом. Причём одним из находящихся под угрозой видов являемся мы сами, люди». Все участники дискуссий были того мнения, что главное не в том, чтобы принять идеально правильное решение. В настоящий момент для человечества жизненно важно, чтобы меры были приняты очень быстро («Природно-ресурсные ведомости», № 5-6, 2005 г., с. 2).

Такие оценки биологов и экологов мира важны для политиков и военных США и ряда других сильных сверхдержав в связи с разработками новых секретных сценариев мировых войн.

По мнению автора, здесь специалисты по национальной безопасности вправе сделать обоснованные выводы, что для большей части населения Земли тайный смертельный приговор уже вынесен самой природой, на его исполнение рядом стран, куда входит и США, отводится лишь 2-3 десятка лет.

Крайне секретные дискуссии идут как бы о «незначительных деталях» в технике исполнения такого приговора.

Природную среду Земле ещё можно спасти.

Спасение, как мне видится, уже не дело рук дипломатов и экологов, а ответственная миссия политиков нового типа, военных и спецслужб ряда высокоразвитых стран мира.

Но кто же победит в новой тайной гонке вооружений и смертельной схватке рас и крупных этносов?

Победит тот, кто в создании эффективной и «высокоточной» военной техники и наращивании военной мощи опирается на новейшие прорывные достижения фундаментальной и прикладной науки.

Победит тот, кто сможет достичь значительного отрыва от других стран мира, неверно оценивших ход научно- технической революции.

Победит тот, кто сегодня переходит к мобилизационной политике в реализации стратегически важных программ и проектов.

Геополитическая необходимость в ведении скорых гено- цидных войн меняет приоритеты в разработках современных вооружений и военной техники.

Важной особенностью скорых войн будущего является их «бесконтактный характер». В большинстве случаев вооружённые силы будут находиться в большом пространственном удалении от поражаемого противника. Наиболее ярким примером являются скорые «геофизические» войны, например, с использование американской HAARP, которой ниже посвящена особая глава.

Однако важнее иная особенность разворачивающейся биологической войны – превентивное тайное применение оружия массового уничтожения.

Как известно, современная военно-инженерная мысль стремится к разработке, производству и использованию «высокоточного оружия», в том числе и большой поражающей мощности для достижения заданных целей перехода к «устойчивому развитию».

Попробуем дать адекватную «геополитическую» оценку имеющейся в мире и в России военной техники и особенностей её применения в современной войне.

A. Оружие, основанное на механических принципах (стрелковое оружие, самолеты, танки, боевые корабли, подводные лодки и др. ) совершенно не пригодно для ведения крупномасштабных геноцидных войн. Налицо наличие предела мощности такого механического оружия, хотя повышение точности его применения открывает дополнительный спрос на «механику».

Б. Химическое и токсинное оружие – не избирательно, трудно управляемо и наименее эффективно. Неслучайно д. х. н. Л. A. Фёдоров очень не любит такое оружие. Однако испытанная в России летом 2007 г. химическая «вакуумная ... бомба» большой поражающей способности с использованием нанотехнологий имеет большие военные перспективы.

B. Мировая история нескольких последних десятилетий показала малую пригодность атомного и ядерного оружия для проведения многих военных акций. Главный недостаток этого разрушительного оружия (даже малой мощности) – тотальность разрушений и длительность загрязнения среды обитания человека опасными радиоактивными веществами. Более современные конструкции такого оружия («нейтронные» и «позитронные» бомбы) всё ещё носят характер экспериментальных образцов. Важно, что политики и военные сегодня боятся разрушительных последствий его широкого применения.

В 1999 году выдающийся российский физик-атомщик Л. П. Феоктистов, один из разработчиков к 1957 г. серийной водородной бомбы ВНИИ теоретической физики (Челябинск-70), написал примечательную книгу «Оружие, которое себя исчерпало».

Авторский эпиграф к этой книге следующий: «Все мы, кто создавал оружие, не должны забывать о своей доле ответственности перед людьми – ответственности за то, что сделали человека беззащитным перед рукотворной ядерной стихией. Нет смысла кого-либо осуждать – каждый сам себе судья, но душевное беспокойство за напрасно потраченные усилия не покидает меня и с годами только усиливается» (Творцы ядерного века. Лев и Атом. – М.: Воскресенье, 2003, с. 198).

Г. С учетом кризисных планетарных проблем и исчерпания ресурсов мирового развития на первый план выдвигается новое биологическое генно-инженерное оружие.

По-своему – это «высокоточное оружие».

Суть скорых кардинальных нововведений в военном деле заключается в следующем: уже сделанные открытия в биологии и генетике, опирающиеся на новую технологическую базу (включая приборы и материалы для научных исследований), позволяют целенаправленно и эффективно истреблять живую силу потенциального противника в зависимости от цвета кожи и ряда других характерных признаков человеческих рас и крупных этносов.

Так, проведённое в НИИ медицинской генетики ТНЦ СО РАМН, генотипирование образцов ДНК пациентов по девяти маркерам генов, связанных с туберкулёзом показало, что тувинцы и русские различаются по всем изученным маркерам генов, кроме одного. При этом вариант гена (SLC11А1 *543N) у тувинцев встречается с частотой 0, 139, что гораздо выше, чем в любой из всех изученных популяций мира. Для сравнения: у колумбийцев – 0, 052, у китайцев – 0, 019, а у башкир и вовсе 0, 000. Такое высокое распространение патологичной формы гена в Туве может быть причиной высокой частоты заболевания туберкулёзом. См.: http: //www. ng. ru/ science/2007-10-10/15_destiny. html

Критики применения такого оружия говорят о «негуманности» и не учитывают рост его боевой или террористической эффективности.

Но есть ли в мире «гуманные войны»?

Новый этап в развитии Цивилизации на Земле ставит вопрос о войнах нового типа.

«Вечное развитие» требует «геноцидных войн».

В этой связи ВПК России нуждается в новой конфигурации.

Достижения в области военной биологии особо защищены и глубоко секретны, поскольку применение опасных биопрепаратов чаще всего основывается на спецоперациях и тайных диверсиях. Периодически становятся известны новые ранее секретные факты, в очередной раз заставляющие задуматься о прошлом, настоящем и будущем идущего научно-технического прогресса на этом направлении.

В качестве примера можно отметить, в частности, выход интереснейшей и полной «вскрытых» гостайн СССР и РФ книги правозащитника д. х. н. Л. A Фёдорова «Советское биологическое оружие: история, экология, политика» (М., 2006, 309 с. ).

В книге приводятся данные о деятельности секретного военно-биологического центра Минобороны СССР бывшего 15-го управления Генштаба с условным наименованием Свердловск-19, описанный в упомянутой выше книге Л. A. Фёдорова. Именно в нем трудились такие «генералы биологической войны» как П. Бургасов, В. Евстигнеев, В. Михайлов, В. Огарков, А. Харечко. Ныне это Центр военно-технических проблем противобактериологической защиты Минобороны РФ, располагающий обширными специальными подземными производствами опасных биопрепаратов.

«Закрытый» военный городок Свердловск-19 по отношению к большому Свердловску был автономен, имея в последние годы существования СССР военный госпиталь на 75 коек, почту, магазины, клуб, загс, собственную секретную военно-юридическую систему (прокуратуру, следствие, суд). В целях секретности население Свердловска-19, его смертность и заболеваемость числилось не за Свердловской, а за Пермской областью. Для обеспечения прямой связи над Свердловском на геостационарной орбите был размещён специальный военный спутник, в результате чего информация военно-биологического центра была неподконтрольна спецслужбам ни Уральского военного округа, ни даже КГБ СССР.

В апреле-мае 1979 года вследствие ошибок в обеспечении безопасности военно-биологических работ Свердловск-19 стал источником массовой гибели жителей города. Штамм бактерии легочной сибирской язвы поражал в основном мужчин зрелого возраста.

По мнению ряда экспертов, это уже было биологическое оружие нового генно-молекулярного поколения-. 1) оно поражало в основном мужчин; 2) смерть к людям, глотнувшим смертельного аэрозоля, приходила по существу моментально; 3) болезнь не поддавалась лечению; 4) болезнь не распространялась от человека к человеку («тупиковая инфекция»). Позже появилась информация, что первичный секретный штамм якобы был добыт советской разведкой в африканской расистской ЮАР.

По другой версии, высказанной несколько лет назад бывшим министром здравоохранения СССР П. Бургасовым, это была биодиверсия спецслужб США, поскольку якобы четыре вида обнаруженного вируса были не российского, а иного происхождения (Израиля и Канады), Террористическая акция была спланированной.

Истинную картину случившейся биокатастрофы не смогла бы до конца расследовать даже выдающаяся российская журналистка Надежда Попова, работающая в данный момент в еженедельнике «Аргументы недели». Эта история полна больших тайн и умолчаний.

К сожалению, тогда советские биологи запоздали с созданием лечебной вакцины, что привело к большим человеческим жертвам.

В 1992 году 15-е управление Генштаба, последним руководителем которого был генерал В. И. Евстигнеев (ныне один из руководителей ОАО «Биопрепарат»), упразднили, влив часть структуры в общую систему войск химической, радиационной и биологической защиты.

В настоящее время многими военными и биологами РФ признана поспешность и ошибочность этого решения.

Сегодня наукоёмкие военные и оборонные секретные городки, в том числе в виде закрытых административно-территориальных образований (ЗАТО), это важная составная часть российского оборонного научно-технического потенциала, к которому причастны многие ученые РАН, РАМН, высшей школы.

В международной литературе биологическое оружие третьего «постгеномного»), т. е. генное и другое молекулярное оружие, получило термин Advanced Biological Warfare (сокращенно ABW). Планируемые эффекты от его воздействия оружия – смерть, инвалидность, нервные и психические расстройства, дебилизация («манкуртизаци»), стерилизация.

В статье акад. РАН А. С. Спирина «Фундаментальная наука и проблемы биологической безопасности» (Вестник Российской Академии наук, т. 74, 2004, № 11, с. 963-972) указывается:

«Расшифровка человеческого генома и самые последние успехи молекулярной и клеточной биологии привели к возможности создания биологического оружия третьего, “постгеномного”, поколения XXI в. – генного и другого молекулярного оружия (в международной литературе обозначается как Advanced Biological Warfare – сокращенно ABW). В арсенал этого оружия входят:

гены, то есть молекулы ДНК, проникающие в организм и кодирующие вредные белки, такие как белковые токсины,

белки-репрессоры, подавляющие важнейшие функции человека, регуляторы функций, активаторы малигнизации, ингибиторы иммунитета;

малые регулятивные РНК (siRNA и miRNA), проникающие в организм и избирательно выключающие синтез функционально важных белков в организме;

прионы – инфекционные белки, нарушающие процесс образования пространственной структуры функционально важных белков».

В ходе применения такого оружия можно, например, добиться глобальной дебилизации и оглупления населения страны-конкурента или страны-противника.

Д. В перечень нового перспективного оружия, создаваемого на основе манипулирования молекулярными структурами, следует включить и нанооружие.

Технологии создания оружия массового уничтожения, в том числе и биологического, выходят на принципиально новые рубежи на основе новых перспективных нанотехнологий, составной частью которых является применение электронно- сканирующих микроскопов и иных технических средств.

Здесь представляет интерес новая книга: Альтман Ю. Военные нанотехнологии. Возможности применения и превентивного контроля вооружений. – Пер. с англ. – Москва, Техносфера, 2006, с. 421. В этой работе системно излагаются перспективы военных нанотехнологий с точки зрения международной безопасности и предотвращения новой гонки вооружений.

В частности, по мнению О. Алексеевой, «нанотоксикология» может быть определена как «наука о созданных наноустройствах и наноструктурах, имеющая дело с их воздействием на живой организм». Оценка их безопасности должна иметь высший приоритет в условиях ожидаемого распространения по всему миру и вероятного воздействия на людей, непосредственно или через выделение в окружающую среду (воздух, воду, почву).

См.: http: //www. nanonewsnet. ru/news/2007/novaya-distsiplina-nanotoksikologiya

Вот фрагмент интервью с академиком РАМН С. Колесниковым:

«... Наноматериалы могут обладать огромной разрушительной силой. К примеру, учёные проводили опыты с углеродом и наноуглеродом. Когда в аквариум с рыбками бросили угольный порошок, он просто осел, и рыбки продолжали плавать. Но после наноуглерода все рыбки погибли, потому что он проникает в мозг и блокирует нервные клетки.

Поэтому вещество, полученное из наносубстратов, может иметь ещё и новое свойство. Наносубстанции очень опасны. Это весьма маленькие частицы, способные проникать через кожу, даже по воздуху, куда угодно, в легкие, в кишечник. Как это влияет на организм, мы ещё толком не знаем – требуются очень серьёзные исследования. Так, мелкие частицы пыли могут (и это доказывали опыты Института медицины труда РАМН десятилетия назад) гораздо быстрее вызывать силикоз лёгких. Утяжеление лучевой болезни при попадании так называемых «горячих радиоактивных частиц» в лёгкие зарегистрировано и во время ядерных аварий. Поэтому мы, медики, очень боимся бесконтрольного применения таких веществ». См.: http: //forum. uvao. net/showthread. php? t=l30282 Работы в области военных нанотехнологий, проводимые в США, Японии, КНР и др., нуждаются в осмыслении применительно к стратегиям ведения новых видов мировых войн.

По сообщениям печати, Массачусетсском технологическом институте (MIT) начали разрабатывать новую молодую науку – синтетическую биологию (Synthetic Biology), основной задачей которой является, как говорит один из биологов института Д. Энди (Drew Endy), «стереть границу между живым и машинами, чтобы прийти к действительно программируемым организмам». Группа американских учёных уже научилась печатать с помощью переделанных старых струйных принтеров Hewlett Packard и Canon живые биологические объекты. Столь не обычный проект – плод сотрудничества В. Миронова (Vladimir Mironov) из Медицинского университета Южной Каролины (Medical University of South Carolina) и Т. Боланда (Thomas Boland) из Университета Клемсона (Clemson University).

По прогнозам журнала Scientific American, в ближайшем будущем появятся медицинские наноустройства размером с почтовую марку. Их достаточно будет наложить на рану. Это устройство самостоятельно проведёт анализ крови, определит, какие медикаменты необходимо использовать, и впрыснет их в кровь.

По сообщению, опубликованному на сайге LiveSciencc. com, в Падуанском (Италия) университете сконструировали уже вполне полноценную микросхему со встроенными клетками мозга. Нейрочип NACHIP размером около миллиметра содержит 16 384 транзистора, к которым специальными белками приклеены отростки нейронов. Органическая подсистема обменивается с кремниевой электрическими импульсами. Известно, что клетка может генерировать импульсы за счёт электрохимических реакций, протекающих в ней постоянно.

Скорое гражданское применение протезов мозга – медицина.

«Специальное» использование биочипов для контроля сознания и поведения отдельных категорий населения уже просматривается.

Интернет-ресурс Physorg сообщает, что профессор Квабе- на Боахен из Стэнфордского университета занимается созданием микрочипа, в котором уместятся около 100 тыс. искусственных нейронов (помним, ч то пять лет назад всё началось с 20 нейронов), а также над объединением нескольких таких чипов в сеть, состоящую из одного миллиона нейронов. Таковы данные статьи А. Ваганова «Нейро-силиконовые мозги» («НГ-Наука», 26 апреля 2006 г. ), который в своей наукоемкой журналистике тщательно избегает военной и специальной тематики. И это несмотря на постоянные рабочие редакционные контакты А. Ваганова (НГ-Наука») и В. Соловьева («Независимое военное обозрение»).

Последние достижения в области молекулярной электроники говорят, что к 2030 году станет возможно создавать машины в миллион раз мощнее современных персональных компьютеров» и наделять их интеллектом на уровне человеческого. Менее сложной задачей является умелое использование этой техники в самых разных областях нашей жизнедеятельности.

Как известно, журнал «Армейский сборник» (2004, № 11) опубликовал мою постановочную статью «С геном наперевес. «Наукоёмкий терроризм»: военные и геополитические аспекты».

Вот некоторые важные тезисы:

1) «новый всплеск интереса военной мысли к биологическому оружию новых поколений» (с. 72);

2) «резко возрастёт роль национальных спецслужб для ведения тайных операций биологического и иного (в том числе и государственного) терроризма на территории потенциального противника» (с. 72);

3) «именно секретное генетическое оружие в ближайшее десятилетие откроет начало нового этапа развития нашей цивилизации» (с. 73);

4) «основные цели тихой и тайно разворачивающейся мировой генетической войны преследуют резкое и многократное сокращение населения Земли (до 1 млрд чел) и должны быть достигнуты уже к 2015-2025 гг. » (с. 74);

5) «следует уточнить ряд новых направлений фундаментальных и прикладных биологических исследований, на которые Россия должна направить крупные финансовые ресурсы» (с. 74).

По информации экспертов Минобороны РФ, эта версия событий скорого будущего была воспринята неоднозначно. Ново и спорно. Статья внесла некоторое смятение в военную инженерную мысль и командирские армейские структуры (тираж журнала – 10 тыс. экз. ).

Можно сказать о «другом».

1. Очевидно, есть «туннельность» российского военного мышления.

2. Новые военные угрозы плохо диагностируются в механо-инженерных НИИ оборонной промышленности.

3. Внешняя разведка своими докладами старается не пугать военно-политическое руководство России.

Недопонимание и незнание того, что происходит в военноориентированной биологии и медицине следует преодолеть.

В этой связи оборонным фактором становятся биологические расовые отличия (например, между «белыми» и «желтыми и др. ), что выступает исходной базой для разработки биологического оружия нового поколения (т. е. «генетической бомбы» и др. ).

Для мировой и российской военной мысли это представляет крупнейший научный прорыв в создании перспективного секретного оружия массового поражения и переходу к «нетрадиционным войнам будущего».

Новый вид рукотворных секретных биологических угроз весьма волнует учёных, что показала проведенная 26-28 октября 2004 г. международная конференция «Молекулярная медицина и биобезопасность» (Москва, ММА) и ряд других аналогичных научных конференций, проведённых в 2005-2007 гг. (в том числе и в подмосковном Пущино).

Среди организаторов и участников этой конференции были: ОАО «Биопрепарат», ОАО «Биохиммаш», ГНЦ прикладной микробиологии (Оболенск), Институт биоорганической химии РАН, ООО «Институт инженерной иммунологии», ФГУП «ГНИИ особо чистых биопрепаратов», Институт физиологически активных веществ РАН, Научно-исследовательский центр токсикологии и гигиенической регламентации биопрепаратов, ГНИИ биологического приборостроения, ГНЦ вирусологии и биотехнологии «Вектор» (Кольцово), ООО «ВНЦ молекулярной диагностики и лечения» и др.

Ряд материалов конференции по биобезопасности опубликован в специальном тематическом выпуске журнала «Молекулярная медицина» (2004, № 4). Принципиально новым видам угроз посвящены статьи: Пальцев М. Л. Молекулярная медицина: достижения и перспективы; Волков В. Я и др. К вопросу о национальной биобезопасности; Щербаков Г. Я. Основные угрозы для национальной биобезопасности (Приложение 2); Евстигнеев В. И. Биотехнология и биобезопасность России и др.

Именно на этой конференции я понял большую научную и военно-биологическую значимость ОАО «Биопрепарат».

Российский пацифист д. х. н Л. А. Фёдоров в своей книге (с. 72) даёт такую характеристику этой секретной структуре:

«В империи “Биопрепарата” было создано много научных и производственных организаций, нацеленных на подготовку к наступательной биологической войне. В Оболенске (Московская область) образовали Институт прикладной микробиологии (п/я В-8724), в котором стали заниматься воспитанием боевых штаммов патогенных бактерий. Биологическим оружием на основе вирусов стал заниматься новый мощный вирусологический институт, возведённый под Новосибирском, в Кольцово (нынешний «Вектор»), Институт особо чистых биопрепаратов был организован в С. -Петербурге. Новый иммунологический институт организовали в Любучанах (Московская область). В Степногорске (Казахстан) был создан микробиологический институт в качестве головного учреждения построенного здесь же мощного завода по выпуску биологического оружия. Институт биологического приборостроения в Москве был нацелен на проектирование оборудования для многочисленных заводов биологического оружия...

Одновременно был дан серьёзный толчок созданию новых производственных мощностей по изготовлению средств ведения наступательной биологической войны. Основные специализированные комбинаты по выпуску биологического оружия были построены в Омутнинске (Кировская область), Бердске (Новосибирская область) и Степногорске (Казахстан). Выпуск оборудования для заводов биологической войны наладил специальный завод «Биомашприбор» в Йошкар-Оле (Марийская

Республика). Помимо специализированных, имелось немало “мирных” заводов, которые располагали специальными цехами по выпуску средств ведения биологической войны – в Пензе (бактериологическое оружие), в Кургане (бактериологическое оружие), в Покрове во Владимирской области (оружие против животных), в Алма-Ате и ряде других мест. Были подготовлены также все материалы для начала строительства новых заводов в Мочалите (Марийская Республика) и Стрижах (Киров-200, Кировская область), нацеленных главным образом на производство новейшего оружия на основе вирусов и бактерий».

Таковы оценки прошлых достижений СССР.

Сегодня хотел бы признаться своему читателю, что, прослушав научные доклады В. И. Евстигнеева и Г. Я. Щербакова и визуально оценив их личностный потенциал крупных российских учёных, в тот осенний день я сказал сам себе: «Какие сильные фигуры! Это же наше военно-оборонное достояние! Пока такие специалисты живут и работают в России, можно быть уверенным, что нашу страну не постигнет участь полностью уничтожаемой Африки! Напротив, у нас, русских, есть шансы выжить и, более того, – победить! »

Далее в мой лексикон вошло слово «биобезопасность».

После выхода моей книги я подарил по одному экземпляру «Генетической бомбы»:

Ю. Т. Калинину (генерал, профессор, заведующий лабораторией в Загорске-6, далее директор созданного им в 1970-х годах Института биологического приборостроения в Москве, ныне руководитель ОАО «Биопрепарат» с 1979 г), а также В. И. Евстигнееву (начальник ГНТУ ОАО «Биопрепарат») и Г. Я. Щербакову (главный инженер ОАО «Биопрепарат»).

Вот как в одном из новых изданий Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН упоминается наш прославленный ОАО «Биопрепарат».

«Биобезопасность: стратегические аспекты. Доклад. Пер. с англ. яз. – М.: ИМЭМО РАН, 2007. – 46 с. »

Настоящая работа представляет собой русский вариант доклада международной Рабочей группы, подготовленного в рамках совместного проекта ИМЭМО РАН и Шведского института международных отношений при участии ОАО «Биопрепарат», Шведской организации оборонных исследований и ряда других российских и зарубежных организаций. Данное Исследование в области биобезопасности было проведено для того, чтобы осознать в полной мере угрозу биотерроризма и выявить средства, с помощью которых государства по отдельности и вместе могут предотвратить подобную угрозу и ответить на неё, упрочив свою биологическую безопасность. Исследование затронуло ряд существенных вопросов: сценарии биоугрозы и меры реагирования на неё, оценку рисков; современные методы диагностики, наблюдения и реагирования в ситуациях природных вспышек заболеваний и вспышек, порождённых террористическими актами; способы раннего выявления инфекционных возбудителей; а также политические, социальные и психологические аспекты биотерроризма».

Следует отметить значимость публичных выступлений на Общих собраниях РАН крупного российского биолога, бывшего директора Института белка РАН (г. Пущино) акад. РАН А. С. Спирина.

Несомненна стратегическая значимость его такой «пионерской» научной статьи как «Современная биология и биологическая безопасность» [88].

Именно благодаря личному участию Александра Сергеевича я стал участником указанной выше конференции в ММЛ «Молекулярная биология и биобезопасность» (2004 г. ), следствием чего мои научные оборонные догадки обрели более грамотную научную основу.

Каковы же выводы?

1. Новый этап военно-ориентированного научно-техническою прогресса привёл к пересмотру значимости нового поколения биологического оружия, включая т. н. «генетическую бомбу» в качестве расового и этнического оружия массового поражения. Встаёт и проблема повышения роли служб разведки и контрразведки в более гармоничном развитии России.

2. Самой жизнью поставлены проблемы повышения военно-биологического потенциала России, противодействия всё более активным тайным спецоперациям со стороны конкурирующих стран и геополитических центров (и военных блоков) мира, противодействия мировому биотерроризму.

3. Впереди значительная модификация «внешних» защитных функций Минобороны России, оборонно-промышленного комплекса и российских спецслужб.

Характеризуя новейшие научные достижения молекулярной медицины, М. А. Пальцев, акад. РАН и РАМН, пишет в указанной выше статье:

«В качестве оружия массового поражения, к тому же имеющего огромный потенциал для скрытого распространения, могут быть использованы: генетические конструкции – «агрессоры», встроенные и пищевые растения; гены токсинов и биорегуляторов, в ничтожных концентрациях, добавляемых в продовольствие; вирусы, поражающие мозг и нервную систему, с очень длительными скрытыми периодами; модифицированные возбудители особо опасных и массовых заболеваний и т. д... По существу, возникла новая технология крупномасштабной модификации генома, которую можно определить как хромосомная биотехнология или хромосомная инженерия... Понятие «гены-убийцы», способные в результате своей экспрессии (или ее отсутствия) оказывать разрушительное влияние на жизнедеятельность организма, может послужить теоретической основой для разработки биологического оружия нового поколения» [76, с. 7].

По моему мнению, сегодня Россия с её надеждами на милитаристское возрождение в космосе, под водой и на суше не совсем готова к восприятию новейшей стратегии и тактике предстоящей биологической войны.

Военный гений и социальное злодейство, как показывает многовековой исторический опыт, не только совместимы, но и не существуют друг без друга.

В этой связи мне не хотелось бы услышать упрёки демократов по поводу «агрессивности» моей книги.

Кажется, часть российских «академических» генетиков вне ВПК скептически относятся к возможности создания «генетически модифицированной бомбы», которая могла бы избирательно поражать тот или иной генетический типа человека – в зависимости от цвета кожи, цвета волос или глаз, роста и др., а другая часть избегает выражать своё мнение.

Взвешенной точки зрения придерживается заместитель директора на науке Института молекулярной генетики РАН, В. З. Тарантул (в частности, автор книги «Геном человека»). В одном из своих выступлений он сказал: «Я не вижу тех механизмов на сегодняшний день, которые позволили бы по цвету кожи, по цвету волос или глаз создать оружие. Тем не менее, мы должны понимать, что раз какие-то различия в генах существуют, то не исключено, что такое оружие появится. И нужно быть морально к этому готовым. Хотя, конечно, за распространением такого оружия практически невозможно уследить и процесс невозможно контролировать».

Важно учесть позицию военных специалистов из Минобороны РФ.

Один из самых компетентных российских экспертов, полковник медицинской службы и начальник Вирусологического центра НИИ микробиологии Минобороны РФ В. Максимов в интервью еженедельнику «ВПК» (апрель, № 16, 2004 г. ) признаётся:

«Ведущие отечественные и зарубежные специалисты указывают, что в качестве одной из реальных угроз является возможность создания генетически модифицированных инфекционных агентов, которые при определённых условиях могут быть использованы в качестве биологически поражающих агентов».

По его информации, Пентагон втайне разрабатывает биологическое и химическое оружие нового поколения. Кроме того, современный уровень генетической инженерии позволяет создавать искусственные поражающие конструкции, не подпадающие под действие Конвенции о запрещении бактериологического оружия (1972 г. ).

Таковы характерные оценки реализуемости и опасности биологического оружия нового типа.

По стратегии национальной безопасности РФ, важнейшее значение принадлежит грамотному прогнозированию развития фундаментальной и прикладной науки. Здесь генетически модифицированная бомба, опасная также для белых европейцев и евразийцев, не исключение. Но надо учитывать секретность проводимых биологических фундаментальных и прикладных работ, особенно военной ориентации.

В этом направлении наиболее «типична» складывающаяся ситуация с засекречиванием в сфере фундаментальных исследований, однако кардинальная ломка в перестройке мировой биологической науки уже началась.

Очевидно, что не мнимые, а реальные угрозы должны исходить от тех стран, которые владеют соответствующей научной информацией и новыми биотехнологиями военного применения. Это прежде всего США и Великобритания – союзники по НАТО.

Вот информация, опубликованная 18 мая 2006 г. в интернет-издании «Лента. Ру», с очень интригующим названием «Расшифрована структура самой длинной хромосомы человека». Привожу её содержание: «Группа исследователей из США и Великобритании завершила работу по расшифровке структуры хромосомы человека под порядковым номером 1, являющейся самым крупным хранилищем генетического материала в геноме человека. Данная хромосома – последняя из 23 человеческих хромосом, расшифрованных в рамках масштабного международного проекта «Геном человека», работа над которым началась еще в 1990 г.

По данным учёных, в первой хромосоме локализовано около 8% от общего объёма информации о генетической структуре человеческого организма. В ней содержится 3141 ген, что вдвое превышает среднее число генов в хромосомах человека. Около тысячи генов первой хромосомы были впервые идентифицированы учёными. Работа над генетической картой первой хромосомы продолжалась почти 10 лет, в ней приняли участие более 150 учёных.

Мутации генов первой хромосомы непосредственно связаны с 350 болезнями и аномалиями развития человека. Именно этими мутациями объясняются такие заболевания, как паркинсонизм, болезнь Альцгеймера, аутизм, задержка умственного развития, а также ряд онкологических заболеваний. «Это достижение является эффектным завершением важного этапа работы над проектом «Геном человека», начатой в 1990 г. с целью выявления генов и последовательности нуклеотидов, которые представляют собой программу развития человеческого организма», – отмечается в заявлении координатора исследовательского проекта Саймона Грегори, профессора Центра генетики человека в Университете Дюка. Полный отчёт о работе по расшифровке структуры первой хромосомы опубликован 18 мая в онлайновой версии журнала Nature».

Проблематика биобезопасности и создания «Генетической бомбы» в качестве нового вида оружия массового уничтожения избирательного действия помимо чисто научных медикобиологических аспектов имеет свою военную и геополитическую стороны.

Биологическое оружие особенно притягательно для современного мирового наукоёмкого терроризма.

В приложении 2 приводится копия журнальной статьи Г. Я. Щербакова «Основные угрозы для национальной биобезопасности».

Красноречивы данные приведённой им сводной таблицы о биотеррористических актах.

По оценкам экспертов, 100 кг бацилл сибирской язвы, распылённые с маленького частного самолета в окрестностях Москвы или Нью-Йорка, через месяц ведут к уничтожению свыше 3 млн человек даже при всей мобилизации медиков страны. Однако в секретных лабораториях мира (РФ здесь не может быть исключением) разрабатывается биологическое оружия иного типа для более крупномасштабных геноцидных действий.

В своей обзорной статье «Инфекции: новые yгрозы в XXI веке» новосибирский ученый С. В. Нетесов из ГНЦ вирусологии и биотехнологии «Вектор» (пос. Кольцово) подчеркивает:

«Анализ исторических данных показал, что биотерроризм как всякий терроризм имеет прежде всего политико-идеологические корни. Характер преследуемых целей и задач – борьба за власть и политико-экономическое влияние в современном мире – требует от террористов XXI века осуществления глобальных акций, способных самым серьёзным образом воздействовать на население и правительства разных стран» [72, с. 45].

В своей лекции 25 марта 2003 г. в МФТИ (г. Долгопрудный) для слушателей спецкурса «Режим нераспространения и сокращения оружия массового уничтожения и национальная безопасность» к. м. н., генерал-лейтенант медицинской службы (в отставке), первый заместитель Генерального директора ОАО «Биопрепарат» В. И. Евстигнеев верно отметил доступность для террористов современного биологического оружия: «Анализ доступной информации показывает, что только интеллектуальные и психологические, но не технико-экономические барьеры ограничивают использование террористами и криминальными структурами биологических средств как для устранения отдельных личностей, так и для массовых террористических акций. Однако в ближайшей перспективе эти барьеры, очевидно, будут преодолены».

По мере уточнения потенциала новейшего биологического оружия усиливается внимание к специфическим защитным мерам со стороны военных и спецслужб, что, в частности, показала 2-я международная конференция «Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма» (Москва, январь, 2004), на которой автором был представлен доклад «Угроза наукоёмкого терроризма».




<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1626


Возможно, Вам будут интересны эти книги: