под ред. А. Черинотти.   Розенкрейцеры: из молчания – свет

Химическая свадьба...

В 1616 г. третье произведение, значительно более сложное, чем «Слава Братства» и «Признание Братства» (см. предыдущую главу), окончательно ознаменовало становление Братства Розы и Креста в Германии. Речь идет о «Химической свадьбе Христиана Розенкрейца», авторство которой почти единодушно приписывается Иоганну Валентину Андреэ. Он родился в 1586 г. в лютеранской семье в Вюртенберге и был лютеранским проповедником, но проявлял склонность к кальвинизму. Обучаясь в Тюбинге, он рано обнаружил в себе призвание к литературе. В 1602-1603 гг. Андреэ написал две комедии, а также утраченное произведение алхимического содержания, «Химическую свадьбу», которое, возможно, легло в основу более зрелой публикации 1616 г. (То, что это два разных произведения, доказывают ссылки в известном нам трактате на более поздние розенкрейцерские манифесты и на двор курфюрста Пфальцского и его супруги Елизаветы, дочери Якова I Стюарта, в Гейдельберге.)

На титульном листе «Свадьбы» 1616 г. стоит дата: «Год 1459-й». Это должно было навести читателя на мысль, что анонимным автором был сам Розенкрейц, проживший, как считалось, 106 лет и умерший в 1484 г.

Рассказываемая история, разделенная на семь дней, как в «Книге Бытия», описывает видения героя в некоем великолепном замке.

Первым видением, посетившим героя ещё дома, была Слава (Fama), которая у древних римлян изображалась в виде крылатой девушки с многочисленными глазами и ушами. Здесь у неё в правой руке труба, на которой неразборчиво написано какое-то имя, а в левой - письма на разных языках. На письме, которое получает Розенкрейц, рядом со стихотворением, где две первые строки звучат как «Сегодня, сегодня, сегодня / празднуется королевская свадьба», мы видим символ монады Джона Ди (см. предыдущую главу). Пробудившись ото сна, полного добрых предзнаменований, он, готовясь принять участие в королевской свадьбе, облачается в белоснежное льняное одеяние, надевает красную перевязь, перекрещенную на спине, и шляпу с четырьмя красными розами. Придя на свадьбу, герой представляется стражу как «Брат Розового Креста». Затем он входит, минует грозного льва, удерживаемого на цепи стражем, идёт следом за Девой, зажигающей светильники, и, пройдя через роскошные комнаты и залы, приближается к толпе приглашенных. Звучит прекрасная музыка, прерываемая сигналом трубы, и Дева возвещает о скором выходе супругов. Дева снова появляется на третий день, когда всех гостей взвешивают на весах. Розенкрейц, на которого, произнеся таинственное: «Это он!», указал один из пажей, дарит ей розы со своей шляпы. На пиру пажи вручают гостям золотое руно и летающего льва - дар супруга. Оставшуюся часть дня гости любуются чудесами замка, среди которых - львиный фонтан в саду, часы, имитирующие движение небесных сфер, огромный глобус с изображениями всех стран света. Ближе к вечеру все та же Дева ведет всех в комнату с простым и строгим убранством, где ничего драгоценного нет, только несколько диковинных маленьких молитвенников. Там гости видят Королеву и преклоняют колена, чтобы «соборно вознести молитву о Бракосочетании сием, прося, чтобы свершилось оно во славу Божию и к их общему благу». На четвертый день главный герой обнаруживает, что лев в фонтане держит камень с надписью «Hermes Princeps» («Гермес - глава»), затем он присутствует на театральном представлении, сюжет которого - королевская свадьба. Этот день, так весело начавшийся, завершается мрачно: гости видят, как привозят шесть гробов, в которых лежат шесть обезглавленных тел. Однако на следующий день мертвецы воскресают. На пятый день Розенкрейц находит в подземельях замка таинственную могилу, а шестой посвящает алхимическим опытам: он стремится создать Алхимическую птицу. В последний день гости отплывают на 12 кораблях под знаменами, изображающими знаки зодиака. Прощаясь, Дева сообщает им, что все они посвящены в Рыцари золотого камня.

Иллюстрация из Сна Полифила

Иллюстрация из «Сна Полифила» (см. главу «Сон Полифила»), в общем замысле и много численных деталях которого наблюдаются поразительные аналогии с «Химической свадьбой Христиана Розенкрейца». Учитывая успех и популярность этого произведения во всей Европе, весьма вероятно, что Андреэ знал его и руководствовался им.


Явление Креста императору Константину.

«Явление Креста императору Константину». Гобелен. 1633 г. Предание гласит, что рядом с крестом появилась надпись: «In hoc signo vinces» (Сим победишь»). В начале «Химической свадьбы» крест и эта же надпись на конверте, переданном ему Славой, убеждают Розенкрейца в святости послания и в том, что Небеса благословили ту свадьбу, на которую он приглашен:
«Если ты рождён для этого, / Богом предназначен для радости, / достигни горы, / которую три храма венчают».



Краткий пересказ неизбежно обедняет содержание произведения, насыщенного символами и аллегориями, но, как нам представляется, всё равно можно понять, что алхимический язык - его основная отличительная черта.

Сомневаясь, что Розенкрейц был исторической личностью, исследователи эзотерических знаний достаточно единодушны во мнении, что «Химическая свадьба» не только содержит автобиографические элементы и повествует о духовном пути самого Андреэ, но и является «учебником по практическому аскетизму» - для тех, естественно, кто в состоянии понять «то, что может письменная речь сообщить о посвящении» (Дж. Артос. «Введение к первому итальянскому переводу». Рим, 1975). Впрочем, в зрелые годы Андреэ осуждал «розенкрейцерскую комедию» и разделял презрительное отношение к ней Томмазо Кампанеллы, выраженное в книге «Город Солнца». Своё раннее произведение он называл ludibrium (игра), и это обстоятельство подкрепляет гипотезу, что розенкрейцеры были всего лишь его юношеским увлечением.

Очевидно, «химическая свадьба» - это соединение серы и ртути

Очевидно, «химическая свадьба» - это соединение серы и ртути, которые соответствуют парам Солнце-Луна, мужчина-женщина, постоянное-летучее. Столкновение - встреча противоположностей - должно привести к их союзу, ибо каждый элемент содержит в зародыше свою противоположность (поэтому на щитах у Солнца и Луны на этой миниатюре изображены символы друг друга).


Однако религиозная позиция, занятая Андреэ в последние годы жизни, и его пасторская деятельность (он умер настоятелем Альдебергского аббатства) дают возможность историкам увязать «Химическую свадьбу», а также «Славу Братства» и «Признание Братства» с ожиданиями, сопровождавшими реальную свадьбу Елизаветы, дочери Якова I Стюарта, короля Англии, и Фридриха V, курфюрста Пфальцского.

Ещё одно изображение «химической свадьбы»

Ещё одно изображение «химической свадьбы»: на двух фонтанах-близнецах, в одном из которых сернистая вода (красный), а в другом - ртутная (белый), стоит Рыцарь, воплощающий принцип объединения (на его щите написано: «Из двух вод сделайте одну»). Меч в его руке - символ тайного Огня, благодаря которому может свершиться Дело.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2281


Возможно, Вам будут интересны эти книги: