под ред. А. Черинотти.   Розенкрейцеры: из молчания – свет

Бойль и Ньютон

Чтобы понять, насколько трудоёмким и сложным был путь индивидуальных и коллективных исканий, заложивших основу современной науки, полезно рассмотреть отношение двух выдающихся учёных к алхимии, имевшей, как мы видели, большое значение в движении розенкрейцеров.

Роберт Бойль в молодости был связан с Невидимой коллегией (см. главу «Истоки Лондонского королевского общества»). Главное его сочинение «Chimista scepticus» («Химик-скептик») было опубликовано в 1661 г., через год после основания Лондонского королевского общества. В этом произведении Бойль говорит, что больше не верит в возможность свести все материальные субстанции к четырем первоэлементам, как считал Эмпедокл, или, в духе алхимической традиции, к трем сущностям. Доктрине сущностей он противопоставляет атомную доктрину: если материя едина и «состоит из атомов, обладающих величиной, формой и движением, то химия должна сделать предметом своего изучения действия, которые тела совершают между собой, и полностью отказаться от симпатических и оккультных связей, на которых упорно настаивают алхимики» (М. Даль Пра).

Но при более внимательном рассмотрении видно, что Бойль отказывается скорее от практической алхимии, нежели от духовной, предложенной розенкрейцерами. Он был глубоко убеждён, что научное исследование не исключает религиозного видения мира. Связь между божественным и земным понимается Бойлем не в рационалистических терминах, а как постоянное участие Бога в Творении с целыо поддерживать в нём порядок и гармонию.

Доктрина четырех первоэлементов и центральное положение человека в космосе

Доктрина четырёх первоэлементов и центральное положение человека в космосе иллюстрируются на гравюре 1582 г.: человек держит в руках сферы огня и ветра (воздух), а ноги его упираются в сферы воды и земли. Бойль, напротив, будет считать «элементом» всякое тело, которое невозможно с помощью имеющихся химических инструментов разложить на другие, более простые тела.


Религиозная позиция Бойля совпадает с позицией Исаака Ньютона (1642-1727), получившего университетское образование в области математики, астрономии, физики и химии. Свои основные открытия он сделал в 1665-1667 гг., что документально отражено в меморандумах, представленных им в Лондонское королевское общество. Сначала Ньютон был рядовым его членом, а в 1703 г. стал президентом.

С именем Пыотона связывают утверждение экспериментально-математического метода, абсолютно лишённого платоновских коннотаций; однако путь, который этот метод подразумевает, приводит нас прямо к Богу: «Философы должны идти от явлений к причинам, от этих причин - к их причинам и так далее, до первопричины». Таким образом,если изучение природы неизбежно приводит к Богу, то в религиозном плане не имеют смысла противопоставлять друг другу конфессиональные течения, так как главные истины любой религии суть не что иное, как пояснения к единой натуральной философии.

Исаак Ньютон

Исаак Ньютон. Учёный совмещал много общественных должностей и был очень любим на родине. Когда он умер, были устроены торжественные похороны, а местом
погребения сталo Вестминстерское аббатство. На его гробнице начертано: «Возрадуйтесь, смертные, что жил на свете столь великий представитель рода человеческого.



Интересно отметить, что Ныотон, хотя и был моложе Бойля, не пренебрегал трудами алхимиков, о чём говорит содержание его сочинений. В самом деле, в Англии Елизаветинской эпохи алхимия, не нарушая при этом связи с ренессансной герметической традицией, переживала новый подъём, и прежде всего благодаря деятельности Джона Ди и Эдварда Келли (см. главу «Джон Ди»). Призыв Ньютона искать Бога в природе, преодолевая доктринальные противоречия, отсылает нас к позиции Михаэля Майера и духовной алхимии, приверженцем которой он был (см. главу «Роберт Фладд и Михаэль Майер»). Ньютон, кстати, особенно интересовался Майером, делал большие выписки из его сочинений и даже порой словами описывал его алхимическую символику (например: «Две женщины в облачениях, верхом на двух львах; каждая держит в руке сердце...»).

На основании этих соображений неоднократно упоминавшаяся тут Фрэнсис А. Йейтс замечает: «...предположение, что "Ньютонова алхимия" заимствовала (без сомнения, в переработанном и видоизмененном виде) некоторые идеи алхимии розенкрейцеров, мне как историку не кажется фантастичным».

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2105


Возможно, Вам будут интересны эти книги: