под ред. А. Черинотти.   Розенкрейцеры: из молчания – свет

Вклад католического мира

Мы видели, что Альберт Великий (около 1205-1280), немецкий монах из Ордена доминиканцев, бывший учителем св. Фомы, изображен с атрибутами власти в одном из произведений Михаэля Майера, связанного с розенкрейцерством (см. главы «Роберт Фладд и Михаэль Майер» и «Гностицизм»).

Доминиканец Альберт Великий

«Доминиканец Альберт Великий». Портрет того времени.

Один из наиболее выдающихся учёных XIII в., Альберт Великий, был автором трактатов по ботанике, зоологии, геологии, химии и минералогии.



Альберт Великий диктует заповеди алхимика



Достоверно известно, что Альберт Великий практиковал духовную алхимию и за это был осужден Церковью, что, однако, не помешало ей провозгласить его «доктором Церкви»; в 1652 г. он был причислен к лику блаженных, а в 1931 г. - канонизирован.

Конечно, он был не единственным средневековым монахом, кто интересовался эзотерическим знанием, удачно сочетая, благодаря своему монашескому положению, и возможность сосредоточенно предаваться занятиям в удалении от суеты мира, и возможность реализовать своё мистическое призвание.

Особенно это было свойственно монахам Германии. Личностью большого масштаба был Иоганн Экхарт (1260-1327) - монах Ордена доминиканцев. Его эзотерические сочинения можно условно разделить на те, что были написаны на латыни и предназначались для официальных культурных кругов, и «Речи», написанные по-немецки и обращённые в основном к монахам и священнослужителям. Мастер Экхарт, как его называли, опирался на постулат, что человек сам по себе есть Бог. В конце мистической аскезы, когда человек углубится в себя, уйдя от сумятицы внешнего и внутреннего многообразия, навстречу ему, из глубин его существа, воссияет Бог. «Бог стал человеком, - говорит он, - для того, чтобы я стал Богом». Погруженная в Бога и пронизанная Богом душа действует совместно с Богом и как Бог. «Вселенная предстает тогда как процесс божественного развития: от Отца рождается Сын, т. е. система внешних идей, Слово становится делом, и так зарождается мир, где начинают свое существование идеи, содержащиеся в Слове; затем Бог и мир воссоединяются в любви Святого Духа» (А. Тилгер). Жизнь Мастера Экхарта не была легкой, а за год до смерти (1326 г.) его осудили за ересь сначала при дворе епископа Кёльнского, а затем - в панской курии в Авиньоне.

Святой Доминик у подножия креста

«Святой Доминик у подножия креста». Фрагмент фрески Беато Анджелина в монастыре св. Марка, Флоренция. Святой основал орден, носящий его имя, для борьбы с альбигойской ересью, однако из ордена вышло немало людей, чьи взгляды расходились с ортодоксальной доктриной - например, Иоганн Экхарт. Через два года после смерти Экхарта были признаны еретическими 17 его утверждений, a ll - названы подозрительными.


По следам мистицизма Мастера Экхарта (некоторые исследователи утверждают даже о существовании строгой преемственности между двумя монахами в том смысле, что второй в своих произведениях целиком использовал монистическую концепцию Экхарта) шёл фламандец Иоанн ван Рейсброк (1293-1381), автор произведения «Украшение духовной свадьбы», название и сюжет которого напоминают «Химическую свадьбу» Андреэ.

Николай Кузанский (1401-1464) был особенно самобытной фигурой секулярной Церкви и теологии кватроченто (раннего итальянского Возрождения). Своё прозвище он получил по названию городка Кюс (по-латыни Cusa (Куза)), около Тревири, где родился. В своих взглядах он шёл от традиции неоплатонизма и не раз говорил, как и Данте, о различии функций при единстве целей Церкви и папства. Николай Кузанский прилагал все усилия, чтобы преодолеть религиозные расхождения между католическим миром и православным и даже мусульманским, ибо был убеждён, что прийти к Богу, невыразимому Единому, можно различными путями. Действительно, Бог, именно из-за этого своего качества, преодолевает любое сопротивление и, будучи бесконечным, любые ограничения. Поэтому в Боге мы видим совпадение и гармонию противоположностей, ибо Он есть максимум и минимум, трансцендентное и имманентное, всё и ничто.

Кардинал Николай Кузанский

«Кардинал Николай Кузанский». Гравюра 1538 г.


Полемизируя с аристотелевским академизмом, Кузанский противопоставляет схоластическому знанию о Боге и мире метод «учёного незнания» (именно так называется его важнейший труд - «De docta ignorantia», «Об учёном незнании»). По его мнению, философам необходимо «отказаться от благоприобретенных обычаев» в области классификационной логики и искать ответы на вопросы о Боге и мире, исходя из собственного «незнания», т. е. из несоизмеримости божественного объекта познания и человеческого разума с его понятиями и дефинициями. Другими словами, Николай Кузанский отказывается от господствовавшей в католическом Средневековье «положительной теологии» и объявляет единственно возможным способом познания Бога апофатическое, т. е. отрицательное, богословие.

В мистической теологии Кузанского Вселенная как Божественное начало имеет свой центр повсюду, а окружность - нигде, а значит, отпадает возможность подчинить её какой бы то ни было иерархии, а такие понятия, как «высокое» и «низкое», исчезают. По этому поводу вспоминается первый пункт «Изумрудной скрижали» (см. главу «Традиция»), текст которой приписывается легендарному Гермесу Трисмегисту: «Истинно, достоверно и, вне всякого сомнения, то, что находится внизу, соответствует тому, что пребывает вверху; и то, что пребывает вверху, соответствует тому, что находится внизу, чтобы осуществить чудеса единой вещи».

В плане взаимоотношений «единица-множество» им был сделан еще один важный вывод: существо «никогда не бывает настолько индивидуальным, чтобы не иметь связи со всем и, следовательно, с другими индивидуальными существами, и никогда не бывает настолько связанным с другими существами, чтобы не быть абсолютно уникальным и отличным от всех» (М. Дель Пра).

Даже в конгрегации иезуитов, созданной в 1534 г. в рамках Контрреформации, находились люди, в своих духовных исканиях идущие традиционным путем. Речь идет об Атанасиусе Кирхере (1601-1680), который, изучая свет, заинтересовался «волшебным фонарем», придуманным в середине XVII в., и впервые описал принцип его действия.

Атанасиус Кирхер

«Атанасиус Кирхер» Гравюра того времени (Государственная библиотека. Берлин). О нём говорили, что он был последним великим энциклопедистом (Кирхер занимался математикой, механикой, оптикой, акустикой, магнетизмом, естественной историей, медициной...), как Аристотель или Леонардо да Винчи.


Его интерес к техническому применению науки (он доработал микроскоп и примитивную пишущую машинку) не помешал ему, как и Джону Ди (см. главу «Джон Ди»), построить свою концепцию мира в основном на эзотерическом знании.

Это нашло отражение прежде всего в знаменитом трактате «Ars magna lucis et umbrae» («Великое искусство света и тени»), титульный лист которого весьма красноречиво указывает на интерес Кирхера к эзотеризму, а также на его занятия гармонией, благодаря чему он внёс немалый вклад в развитие музыки эпохи барокко.

Титульный лист трактата Атанасиуса Кирхера

Титульный лист трактата Атанасиуса Кирхера «Ars magna lucis et umbrae» («Великое искусство света и тени»); (1646).


Век спустя в среде Ордена бенедиктинцев нашелся еще один поборник «надысторической мудрости» - Антуан Жозеф Пернети (1716-1801), который подошёл к изучению греческой и египетской мифологии с позиций герметики и занимался практической алхимией, будучи ещё членом Ордена.

Выйдя в 1765 г. из Ордена, он создал эзотерическое Общество иллюминатов Авиньона, которое впоследствии, после отъезда его основателя в Пруссию, преобразовалось в Академию истинных масонов с центром в Монпелье.

Беато Анджелико. Преображение

Беато Анджелико. «Преображение». Фреска в монастыре Сан-Марко (Флоренция).


В Пруссии Пернети продолжил свои исследования при дворе императора Фридриха Великого. Во Францию он вернулся в 1783 г. и снова основал в Авиньоне небольшое эзотерическое сообщество розенкрейцерского толка, которое назвал «Гора Фавор», с явным намеком на Преображение Господне: «...И преобразился перед ними: и просияло лицо Его как солнце, одежды же Его сделались белыми как свет...». Впрочем, ещё до Пернети Рейсброк, цитируя Мастера Экхарта, писал: «Живая книга вечной мудрости Божьей откроется нам, если мы последуем за Христом на гору Фавор, название которой означает "сила света", и услышим тогда голос Отца, говорящий: "Се есть дети мои возлюбленные, в которых моё благоволение"».

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1970


Возможно, Вам будут интересны эти книги: