Александр Фурсенко.   Династия Рокфеллеров

II

Как старшему и нареченному по имени основоположника династии Джону Д. III предназначалось стать руководителем клана. Его считали «самым выдержанным», «самым спокойным» и в «наибольшей степени» обладающим качествами джентльмена. Ему предстояло заниматься мировой политикой. После окончания Принстона, давшего Джону диплом университета и членство во влиятельном аристократическом клубе «Кэп энд Гаун», он отправился в Женеву, решив стажироваться в информационном отделе Лиги Наций. Детище американского президента- демократа В. Вильсона, Лига Наций в результате афронта республиканцев в сенате США по-прежнему оставалась без участия Америки. Но после того как республиканцы, опрокинув партию Вильсона на очередных выборах, пришли к власти, принципы изоляционизма были отброшены. Государственный департамент санкционировал назначение неофициальных представителей на некоторые конференции Лиги Наций. А отпрыск богатейшего заокеанского рода, традиционно и тесно связанного с республиканской партией, готовился поступить на службу в эту международную организацию. Здесь ему предстояло провести несколько месяцев.

Много лет спустя журнал «Лук» рассказал историю, которая произошла в эти месяцы с юным джентльменом в Женеве. Однажды утром в комнату на 4-м этаже вбежал бой и сообщил, что Рокфеллера хочет видеть премьер-министр Канады Маккензи Кинг. В это время Джон и его напарник по информационному отделу сидели, развалясь в креслах, положив ноги на стол. Не меняя позы, Джон скомандовал: «О'кэй, пошлите премьера к нам наверх». Для Канады он был главой правительства, а для Рокфеллера — всего навсего бывшим служащим его отца. Правда, когда премьер несколько минут спустя, запыхавшись, вошел в комнату, Джон поднялся с места и приветствовал его. «С этого момента, — пишет «Лук», — Рокфеллер стал более серьезно относиться к своей фамилии». Что хотел этим сказать журнал — так и осталось невыясненным.

После Женевы Джон отправился в Японию. В Киото собиралась конференция Института тихоокеанских отношений, и ему предстояло выступить в скромной роли ее секретаря. По пути Рокфеллер посетил несколько европейских стран и пересек по Транссибирской магистрали Советский Союз. Возвратившись домой из кругосветного путешествия, Джон писал: «Если наша страна собирается выполнить свои обязательства по руководству миром, наши люди должны ездить за границу и видеть мир». Впоследствии он многократно бывал на Востоке, в Африке, а также в других районах колониального и зависимого мира. Слаборазвитые страны стали его специальностью.

В период между мировыми войнами отец Джона выступил инициатором создания «Международных домов» в Нью-Йорке, Беркли и Чикаго для обучающихся в Соединенных Штатах студентов-иностранцев из стран Азии, Африки и Латинской Америки. После окончания второй мировой войны эта идея получила дальнейшее развитие — подобного рода дома, призванные пропагандировать американский образ жизни, учреждены были и за границей.

В 1951 г. США учредили «Международный дом» в Японии. Его основание оказалось непосредственно связано с заключением японского мирного договора. Перед отъездом на переговоры государственный секретарь Д. Ф. Даллес предложил Джону поехать вместе с ним в Токио и просил его высказать свои соображения о перспективах японо-американских отношений. Если японцы не убедятся в том, что наша американская система является лучшей, говорил Даллес, они могут с окончанием американской оккупации пойти по нежелательному пути. Особое внимание он обращал на интеллигенцию. Она, по его словам, была настроена против практицизма Соединенных Штатов и в лучшем случае склонялась к нейтрализму, а в худшем — к коммунизму. После того как семейный совет санкционировал поездку Джона на переговоры, Рокфеллер представил Даллесу доклад, излагавший проект «Международного дома». Государственный секретарь одобрил план действий. Он только выразил пожелание, чтобы это была частная организация. Рокфеллеровский фонд выделил 650 тысяч долларов. Но решено было, что инициативу должны проявить японцы.

В течение семи недель Джон и его советники регулярно беседовали, ели и пили с различными японскими деятелями. Один прием следовал за другим. Наконец, была найдена подходящая фигура. Влиятельный японский юрист Сигехару Мацумото взял на себя формирование инициативного комитета. Вскоре «Международный дом» был основан. Японцы собрали даже около 250 тыс. долларов. Но главным источником финансовых пополнений по-прежнему был Рокфеллеровский фонд, выделивший в дальнейшем еще около миллиона долларов. Приблизительно такая же сумма была ассигнована на организацию «Международного центра» в Индии, открытого в январе 1962 г. с целью изучения общественных наук, социологии и культуры. Одновременно Рокфеллеровский фонд проявил интерес также к ряду других стран Азии и Африки, учредив в этих странах различные организации. Большинство из них внешне носит нейтральный характер. Формально они являются международными. Однако финансовый контроль остается в руках Рокфеллеров, а распространение американского влияния — главное условие их деятельности.

Если говорить более широко, то попытки облечь собственную экспансию в интернациональную форму уже давно стали характерным приемом политики США на Востоке. Еще в конце прошлого века американцы сформулировали доктрину, которая требовала «равных возможностей» и «открытых дверей» в Китае. В дальнейшем термины «международный» и «интернационализация» часто повторялись в американских дипломатических нотах. Это относилось к торговле, денежным займам, железным дорогам, банкам и соглашениям политического характера.
Теперь этот прием был перенесен в идеологическую сферу.

Именно этой области мировой политики посвятил себя Джон Д. III. Его личные качества «самого выдержанного» и «самого спокойного» из Рокфеллеров, в соединении с фамильными капиталами, составили неплохую основу для подобного рода деятельности. Джон оказался на амплуа «тихого американца». Следуя моде современных богачей, он подчеркнуто скромно одевается. Журнал «Лук» утверждает даже, что Джон любит носить старую одежду. Говорят, не было случая, чтобы прохожие признали в нем Рокфеллера. В этом есть определенный стиль.

Согласно произведенному между братьями распределению обязанностей, Джон руководит «семейной филантропией», возглавляя «Фонд Рокфеллера», и состоит в правлениях благотворительных комитетов. Помимо организаций чисто американских он входит в «Японское общество» и является президентом «Азиатского общества», каждое из которых оказывает немалое влияние на политику США в Азии. Филантропические организации - важный канал американского проникновения в слаборазвитые страны. Поэтому Джона Рокфеллера нередко можно встретить на совещаниях в Вашингтоне, где обсуждаются кардинальные политические проблемы. Его нередко видят и в столицах азиатских стран. Крушение колониальных порядков в Азии непосредственно затрагивает интересы династии Рокфеллеров, владения которой оказались под ударом в результате национально-освободительных революций.

Говорят, что Рокфеллеры сожалели об отказе правительства США финансировать строительство Асуанской плотины в ОАР и предоставить займы Индонезии для развития ее экономики. В противном случае это позволило бы, — считают они, — сохранить в своих руках важный рычаг давления. Рокфеллеры выступили сторонниками более гибкого курса. В то же время именно Рокфеллеры были и остаются вдохновителями враждебной политики в отношении Египта и других стран Арабского Востока, а также Индонезии. На протяжении ряда лет Соединенные Штаты поддерживают врага арабов — государство Израиль. Это объясняется главным образом тем, что силы национально-освободительного движения арабских стран выступают против империализма, за независимое развитие своей экономики. А это ставит под удар американские нефтяные владения на Ближнем Востоке, ежегодно приносящие миллиард долларов прибыли (при трех миллиардах капиталовложений). Поэтому одновременно с призывами проводить более гибкую политику в отношении арабского мира Рокфеллеры стоят за поддержку Израиля, которому отводится роль «противовеса» на Ближнем Востоке.

Что же касается Индонезии, то и здесь сложилась во многом аналогичная ситуация. В конце прошлого века «Стандард ойл Ко» впервые попыталась прибрать к своим рукам нефтяные богатства Индонезии. Эта попытка провалилась, так как вспыхнувшее на Суматре восстание заставило посланных туда американских эмиссаров убраться восвояси. Повторные попытки Рокфеллеров утвердиться в этом районе долго не удавались из-за противодействия голландцев и англичан. Однако в конце концов «Стандард ойл» сумела внедриться в Индонезию. Параллельно с нефтяными предприятиями на индонезийских островах развернулась и «филантропическая» деятельность «Фонда Рокфеллера». А его руководитель Джон Рокфеллер стал появляться в индонезийской столице, присутствуя на дипломатических приемах и устанавливая контакты с нужными лицами. После завоевания независимости Индонезия начала наступление на позиции иностранного капитала. Рокфеллеры поддерживали реакционные силы внутри страны, чтобы сорвать этот курс. Индонезийская печать сообщала, что во время контрреволюционного путча на Суматре в 1957—1958 гг. мятежники получали деньги от иностранных, в том числе американских компаний. Джона Рокфеллера нередко видели в обществе лидеров реакционных партий. Однако происки реакции провалились, были приняты законы, ограничившие действия иностранных нефтяных компаний. «Фонд Рокфеллера» прекратил свою деятельность. Несколько лет Джон Рокфеллер не появлялся в Джакарте. И вот осенью 1967 г. он снова прибыл в индонезийскую столицу. Правительство генерала Сухарто приняло закон, поощряющий приток иностранного капитала. Джон Рокфеллер был принят новыми руководителями Индонезии, его познакомили с экономической программой правительства. «Я приехал сюда, — заявил Джон, — чтобы вновь оживить связи Индонезии с „Рокфеллеровским фондом".

«Филантропия» занимает важное место в семейной политике Рокфеллеров, но первоначально Джону Д. III отводилась несколько иная роль. Ему предназначалось стать главой третьего поколения династии. Однако из-за слабого здоровья, как объясняют его биографы, эта роль перешла к следующему по старшинству из братьев — Нельсону.

С именем Нельсона связываются самые честолюбивые замыслы Рокфеллеров. Его сфера — политика в широких масштабах. Специфическая область интересов — Латинская Америка. Нельсона называют «самым быстрым». Действительно,. если судить по результатам, которых он добился, этим качеством нужно было обладать в достаточной мере. В 1958 г. он стал губернатором крупнейшего американского штата Ныо-Йорк. Эта должность не раз
служила трамплином в Белый дом, и Нельсон не замедлил проявить заинтересованность в кресле президента. Чтобы добраться до вершин политической лестницы и стать фигурой первой величины, нужны были и скорость, и энергия, а также многое другое. Самое необходимое ему дано было от рождения — он принадлежал к Рокфеллерам. Этим простым фактом и объяснялась быстрота, с которой Нельсон вознесся в сферу высокой политики. «Люди, встречающие Нельсона Рокфеллера, — пишет американский журналист С. Олсоп, — всегда ощущают ореол доллара, который совершенно явственно, хотя и незримо, осеняет его».

Характер у Нельсона живой, ум быстрый. Но без капиталов Рокфеллеров эти качества могли ровно ничего не стоить. Из этого, конечно, не следует, что Нельсон не знает трудностей и ему не пришлось преодолевать препятствий. Чтобы добиться своей цели, он прошел длительный и во многих отношениях сложный путь. Условия, с которыми он столкнулся, влияли на его поведение и в целом Нельсон проделал в высшей степени показательную для современной Америки эволюцию. О нем уже создана целая литература. Сотни статей и объемистые монографии. Действительно, история Нельсона Рокфеллера исполнена глубокого смысла.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1653


Возможно, Вам будут интересны эти книги: