Александр Фурсенко.   Династия Рокфеллеров

II

Взяв на себя задачу пересмотреть историю монополистического капитала США, «ревизионисты» не скрывают стремления реабилитировать его. Наоборот, они начинают с того, что объявляют это своей целью и подводят соответствующий философский фундамент. Исходя из прагматической посылки о том, что критерием истины могут служить только задачи сегодняшнего дня, они требуют и к прошлому относиться лишь в свете сегодняшних интересов. Об этом многократно и настойчиво заявлял А. Невинс. Летом 1951 г., выступая перед большой аудиторией в Стэнфордском университете, он призывал пересмотреть всю историю монополистического капитала. Его призыв активно поддержал известный специалист в области историографии Е. Н. Сейвет, поместивший в апрельском номере 1952 г. журнала «Форчун» статью «Как следует преподавать историю бизнеса».29

В конце 1953 г., выступая перед съездом американских архивистов, Невинс снова требовал «переоценки» роли магнатов капитала, и журнал «Сатедей ревью» опубликовал это выступление на своих страницах.30 Каждое поколение, по словам Невинса, нуждается В пересмотре истории, чтобы «приспособить» ее к своим «воззрениям, идеям и взглядам». «Каждая эпоха, — говорит он, — имеет свой собственный климат мнения», которым следует руководствоваться, оценивая прошлое. Америка превратилась в военную державу и обладает экономической мощью, которая находится в руках монополистического капитала. Значит, рассуждает Невинс, Рокфеллеров, Фордов, Каренги и прочих нельзя считать больше «баронами- разбойниками». Они — «архитекторы нашего материального роста».31

В угоду определенной классовой цели «ревизионисты» готовы перечеркнуть и выбросить из истории все, что не подходит для составленной ими схемы. Пересмотру подвергаются оценки событий, которые, казалось бы, не имеют отношения к предмету занятий историков монополистического капитала. Но они вызывают нападки, так как демократические традиции прошлого продолжают питать оппозицию крупному капиталу. Поэтому даже седая старина, относящаяся к периоду становления США, становится подчас предметом самых злободневных и острых споров. Мы должны, заявляют апологеты монополий, «показать важность и, вероятно, даже приоритет институтов бизнеса», т. е. капитализма, на протяжении всей американской истории, начиная с колониальных времен.32

Попытки исторического оправдания капиталистической системы включают в себя в качестве непременной части экскурсы в отдаленное прошлое. Однако справедливость требует отметить, что эта работа занимает сравнительно небольшое место. Основное внимание уделяется истории последних десятилетий, точнее — периоду, когда появились современные корпорации — тресты и началась эпоха империализма. Огромная «ревизионистская» литература по истории монополистического капитала в США подчинена одной главной цели — доказать, что монополии являются первоосновой исторического прогресса. Наряду с работами общего характера в этой литературе, как уже отмечалось, большое место занимают книги и статьи по истории отдельных корпораций. А из этих последних особо выделяются многочисленные «труды» по истории первого американского треста, гигантской нефтяной монополии «Стандард ойл» и всей колоссальной империи Рокфеллеров, которая, по справедливому выражению прогрессивного американского экономиста В. Перло, «представляет собой наиболее эффективно действующую монополию в капиталистическом мире».33

Не будет преувеличением сказать, что в американской историографии существует своего рода культ Рокфеллеров. В значительной мере это объясняется тем, что представители именно данной династии финансового капитала в числе первых вырвались на арену активной политической деятельности. Обладая фантастической властью в мире денег и распространив влияние на многие ключевые отрасли экономики, магнаты капитала выступили с претензиями на высшие политические должности в стране.34

Выход на арену активной политической деятельности, интересы предвыборной агитации, задачи «воспитания» и «перевоспитания» общественного мнения — все это само по себе способно было породить статьи в газетах и журналах, книги и биографии. Однако случай с Рокфеллером выпадает из того, что происходит обычно в сфере идеологической подготовки при выдвижении той или иной фигуры на высшую государственную должность.

Обо всех последних президентах США написаны книги. О некоторых из них, как о Ф. Д. Рузвельте, создана большая литература. Рекордное количество книг и статей написано о Джоне Кеннеди, имя которого после злодейского убийства в Далласе окружено ореолом великомученичества. Немалая литература существует также о Трумэне и Эйзенхауэре. Однако большинство книг о Рузвельте и всех его преемниках появилось после их избрания президентами или даже после ухода с этого поста. Нельзя предсказать, что бы произошло в случае избрания Рокфеллера в Белый дом. Но можно смело утверждать, что ни один из кандидатов в президенты не имел за своей спиной такой обширной литературы при попытке добиться избрания, как Нельсон Рокфеллер. А еще более важно, что никогда за всю историю США предвыборная агитация не была связана в такой степени с пропагандой существующего строя и его основы — современных корпораций, как в данном случае.

Еще в 1951 г. журнал «Форчун» поместил серию статей о крупнейшей нефтяной компании Рокфеллеров «Стандард ойл Ко оф Нью-Джерси». Она была избрана в качестве «примера, иллюстрирующего трансформацию американского капитализма».35 Назвав «крупные корпорации» «одним из главных инструментов свободного мира», журнал заявил о намерении «дать оценку одного из самых крупных в мире промышленных гигантов, его отделений и филиалов». «Едва ли можно найти,— писал «Форчун», — компанию, которая так иллюстрирует эволюцию капитализма США, как „Стандард ойл Ко оф Ныо- Джерси"». Правда, автор статей, один из редакторов журнала Г. Берк, вынужден был признать, что основоположник династии Рокфеллеров Джон Д. I «действовал почти точно, как предсказал Маркс», и что компания допускала злоупотребления, но в настоящее время пороки изжиты и компания руководствуется «ответственностью перед обществом».36

Статьи Берка, хотя и содержали признание некоторых «ошибок» в прошлом, в целом носили апологетический характер. Однако впоследствии даже эти незначительные оговорки были сняты. В 1953 г. вышло в свет новое издание биографии Джона Д. I, подготовленное Невинсом. Новый вариант книги в еще большей степени, чем первое издание, идеализировал жизненный путь основоположника династии Рокфеллеров.37 В прессе была устроена шумная реклама. Писали, что найдены новые документы и факты.38 В действительности же эффект, которого достиг Невинс, был результатом самой откровенной тенденциозности и игнорирования неугодных фактов. События, не укладывавшиеся в составленную им схему, просто не учитывались и были оставлены за бортом. Например, если в первом издании 1940 г. еще говорилось о стачке 1914 г. в Колорадо, в ходе которой рабочие были подвергнуты зверскому расстрелу, то во втором издании 1953 г. этот эпизод только упоминался.

Спустя три года после опубликования нового варианта книги Невинса о Джоне Д. I вышла в свет объемистая биография его сына, Джона Д. II. Ее составитель Р. Б. Фоздик был около 40 лет близко знаком с объектом своего описания и в его идеализации превзошел всех своих предшественников.39 Выпущенная в начале 50-х годов явно рекламная работа журналиста Д. А. Морриса о представителях третьего поколения династии миллиардеров — «Вот они братья Рокфеллеры» 40 сильно уступала в этом смысле сочинению Фоздика. Для прославления династии были использованы все возможные средства. Даже начальник охраны Рокфеллеров Том Пайл разразился сентиментальным описанием жизни семейного имения Покантико Хиллз. А один из представителей другой ветви Рокфеллеров выпустил книжку под интригующим заголовком «Бедные Рокфеллеры».41 Во всем этом чувствовалась опытная рука режиссера тщательно планируемой кампании по психологической обработке публики.

Наконец, поток литературы о Рокфеллерах был дополнен рядом «академических» изданий. В 50-х годах «Общество истории бизнеса» выпустило два тома по истории «Стандард ойл Ко» (оф Ныо-Джерси),42 а также отдельные тома по истории этой компании в Индиане и Калифорнии.43 Все они были составлены в духе неприкрытой апологии, и, хотя организаторы издания всячески подчеркивали, что использовали новый архивный материал, знакомство с характером его использования может убедить лишь в самой откровенной тенденциозности.

Появление этой литературы дало «Обозрению по истории бизнеса» повод пересмотреть концепцию «Форчуна». В предпоследнем выпуске за 1959 г. журнал опубликовал статью «Американский капитализм: Трансформация?».44 Поставленный автором статьи Р. В. Игди вопрос означал, что вывод Берка подвергнут сомнению. Он солидаризировался с издателями «Форчуна» в том, что капитализм США находится в состоянии «перманентной революции» и что нефтяной трест Рокфеллера является наилучшим примером эволюции американской системы. Формально поддерживая «Форчун», Игли, однако, подверг пересмотру положения, касавшиеся начального этапа истории «Стандард ойл» и, в частности, злоупотреблений, к которым прибегал Джон Д. I.

Если в статье Берка содержались признания, что в свое время трест Рокфеллера действительно являлся «символом зла», то из публикации Игли такого рода формулировки были начисто исключены. Вслед за Невинсом «Обозрение по истории бизнеса» хвалило личные качества Джона Д. I, его «пуританизм, спокойствие и трезвость», а также утверждало, что вся его деятельность была продиктована сознанием «ответственности перед обществом».45 Что же касается преемников Джона Д. I, то их действия характеризовались не иначе, как «просвещенная промышленная политика», «народный капитализм» и т. п. Вслед за «Форчуном» «Обозрение по истории бизнеса» утверждало, что изменился характер собственности, а вместе с тем и цели, преследуемые трестом Рокфеллеров. Исходя из того, что резко возросло количество акционеров «Стандард ойл» (до 200 тысяч человек), а размеры отдельных пакетов акций пропорционально сократились, «Форчун» выдвинул тезис о по-степенной «демократизации капитала» и утрате прежними собственниками компании, Рокфеллерами, контроля над ней. Этот тезис был с энтузиазмом подхвачен «Обозрением по истории бизнеса». А для дальнейшего его обоснования журнал прибег даже к фальсифицированным заимствованиям из марксизма.

Учитывая популярность марксизма, заимствования из него стали широко практиковаться буржуазной наукой. Достаточно напомнить известную теорию У. Ростоу «единого индустриального общества», изложенную в его книге «Стадии экономического роста. Некоммунистический манифест». С одной стороны, автор книги подчеркивает свою враждебность к марксизму, а с другой, путем эквилибристики с цитатами из Маркса, пытается под
крепить попытки апологии капитализма.46 Также поступает и «Обозрение по истории бизнеса». Тенденциозным цитированием Маркса оно стремится подтвердить один из самых распространенных тезисов буржуазной пропаганды об «изменяющемся характере руководителя бизнеса». Правда, автор статьи выразил сожаление в том, что Маркс «упустил из вида» вопрос о постепенной «демократизации» капитала, но эту «лакуну», как он с удовлетворением отмечает, «восполнил» «Форчун».47

Если же рассмотреть вопрос о «демократизации» капитала по существу, то окажется, что все построения «Форчуна», а заодно и «Обозрения по истории бизнеса» не выдерживают критики. Прежде всего «демократизация» капитала вовсе не означает, как утверждают пропагандисты «народного капитализма», что «через владение акциями народ осуществляет собственность на средства производства». По подсчетам В. Перло, в масштабах всей страны общая стоимость такого рода акций, находившихся в руках полумиллиона рабочих семей, составляла в 1955 г. всего 0.2 процента общей стоимости акций (при постоянной тенденции к снижению).48 Никакого реального участия в управлении делами предприятий акционеры-рабочие принимать не могут, а получаемый ими дивиденд настолько ничтожен, что в среднем составляет примерно двухдневный заработок рабочего. Командует же делами корпораций, в том числе и рокфеллеровской «Стандард ойл», небольшая группа крупных акционеров и связанных с ними банков, которым достается львиная доля прибыли. Рокфеллеры владеют от 3 до 19 процентов всех акций «Стандард ойл». А по подсчетам специалистов, в нынешних условиях для контроля над корпорацией этого вполне достаточно, ибо действует целая сложная система, позволяющая крупным акционерам держать предприятие в своих руках.49 По данным известного прогрессивного экономиста Г. О'Коннора, Рокфеллеры и связанные с ними семейства контролируют в общей сложности около 50 процентов акций «Стандард ойл».50

Кроме того, американские журналы исказили истину и с чисто формальной точки зрения. Вопрос о «демократизации» капитала и его значении рассмотрен в произведениях классиков марксизма. Этой проблемы касались еще К. Маркс и Ф. Энгельс. А В. И. Ленин применительно к периоду империализма показал, что «крупный капитал, присоединяя к себе по мелочам небольшие капиталы разбросанных по всем концам мира акционеров, стал еще могущественнее». Ленин подчеркивал, что тысячи людей приобретают акции предприятий и благодаря этому «миллионер распоряжается теперь не только своими миллионами, но и добавочным капиталом».51 Таким образом, утверждения «Форчуна», «Обозрения по истории бизнеса» и им подобных построены на искажении фактов и являются плохо замаскированной фальсификацией.

Вместе с тем следует решительно подчеркнуть, что фальсифицированные заимствования из марксизма используются одновременно с критикой марксистской теории, против которой и направлена вся деятельность апологетов монополистического капитализма. Особенно сильным нападкам подвергается марксистское положение о том, что институт частной собственности будет изменен не иначе, как путем революции и что капиталистическая частная собственность будет заменена социалистической собственностью.52 Именно стремлением доказать, что Соединенные Штаты исключаются из этого правила, можно объяснить частое употребление слов «революция» и «революционный» в работах о современном капитализме США. Кроме того, апологеты монополий стремятся доказать, что американская система развивается гармонически, что она преодолела противоречия и достигла классового мира. Рассмотрению этого вопроса посвящены в значительной мере и указанные статьи о нефтяном тресте Рокфеллеров, и написанная по заказу «Стандард ойл» известным американским экономистом С. Чейзом специальная брошюра о рабочем вопросе, и целый ряд других публикаций. Авторы книг и статей приводят данные о зарплате рабочих в нефтяной промышленности, самой высокой по сравнению с другими отраслями. Они подчеркивают, что за четыре последних десятилетия на предприятиях «Стандард ойл» не было ни одной забастовки, похвально отзываясь о характере взаимоотношений между компанией и профсоюзами.53

Однако все эти утверждения нуждаются в серьезных по-правках. Верно, что зарплата на предприятиях «Стандард ойл» выше, чем в других отраслях промышленности. Но не менее верно и то, что нефтяные компании имеют дополнительные источники доходов. Они-то и позволяют держать уровень зарплаты рабочих-нефтяников на более высоком уровне. Во-первых, на нефтяные корпорации распространяются льготы по подоходному палогу, так называемая скидка на истощение недр, достигающая 27.5 процента от общей суммы обложения. Во-вторых, они извлекают колоссальные прибыли от эксплуатации предприятий за границей, рабочие которых получают зарплату в несколько раз ниже, чем американцы. Все это дает возможность создать в нефтяной промышленности США несколько лучшее положение, чем в других отраслях. В сущности, это одна из форм подкупа, к которому капиталисты прибегают с целью разобщения рабочего класса. В сравнительно высоком уровне зарплаты также причина того, что за последние несколько лет на предприятиях «Стандард ойл» не было забастовок. Однако до классового мира и здесь далеко. Отсутствие серьезных проявлений недовольства объясняется в значительной мере рамками, в которые поставлено там рабочее движение. На предприятиях Рокфеллеров в числе последних были разрешены профсоюзы, да и разрешены они были условно, в виде компанейских союзов, которые не должны были быть связаны с профсоюзными объединениями.

Такое положение сохранилось по сей день: из 37 тысяч рабочих «Стандард ойл Ко оф Нью-Джерси», входящих в профсоюзы, только тысяча человек имеют отношение к АФТ—КПП. Остальные 36 тысяч рабочих входят в состав «независимых» союзов, послушно выполняющих волю предпринимателей. Впрочем, в самое последнее время, даже по свидетельству «Форчуна», обстановка несколько изменилась.

В начале 50-х годов правление «Стандард ойл» вынуждено было согласиться на посторонний арбитраж в случае трудовых споров, разбирательство которых до этого производилось только самой компанией. В обмен руководители союза рабочих нефтеперегонных заводов обязались в течение некоторого времени не устраивать забастовок.

Сами руководители компании вынуждены признать, что, «по мере того как старые и более лояльные рабочие уходят в отставку, их заменяют более молодые, которые впитывают в себя „национальную атмосферу" и не имеют тех же теплых чувств к компании».54 Несмотря на всю ограниченность этого признания, оно свидетельствует о том, что даже на предприятиях, где рабочие практически лишены возможности участвовать в забастовках, положение обстоит далеко не так благополучно, как это хотят изобразить апологеты капитализма.



29 Е. N. Savеth. What Historians teach about Business? Fortune,1952, April.
30 Saturday Review, 1954, February 6, pp. 7, 9, 47—49.
31 Ibidem, pp. 8, 47—48.
32 Business History Review, 1959, № 2, pp. 207—208; 1962, № 1, p. 56.
33 В. Перло. Империя финансовых магнатов. М., 1958, стр. 231.
34 А. П. Баран. К экономической теории общественного развития. М., 1960, стр. 170—171.
35 Fortune, 1951, October, November.
36 G. Вuгсk. Story of the Standard Oil Cо of New Jersey as a Case Illustrating the Transformation of American Capitalism. For¬tune, 1951, October, pp. 98—99.
37 A. Nevins. Study in Power. John D. Rockefeller — Industrialist and Philantropist. New York, 1953, 2 vols.
38 Newsweek, 1953, May 18, p. 114.
39 R. B. Fоsdiсk. John D. Rockefeller, Jr. A Portrait. New York, 1956.
40 J. A. Mоrris. Those Rockefeller Brothers. New York, 1952.
41 Т.Pу1e. Pocantico. Fifty Years on the Rockefeller Domain. New York, 1964; J. W. Rockefeller. The Poor Rockefellers. New York, 1962.
42 R. and M. Hid y. Pioneering in Big Business. New York, 1955; G.S.Gibb, E.H. Кnоw11оn. Resurgent Years. New York, 1956.
43 P. H. Giddens. History of Standard Oil Co (Indiana). New York, 1955; G. T. White. Formative Years in the Far West. New York, 1962.
44 R.V.Eag1y. American Capitalism: A Transformation? Business History Review, 1959, № 4, pp. 549—568.
45 Ibidem, p. 553 f.
46 W. W.Rоstоw. Stages of Economic Growth. Non-Communist Manifest. Cambridge, 1960. — В советской литературе критика теории Ростоу дана в работе: Е. Б. Черняк. Историография против истории. М., 1962, стр. 187 и сл.
47 R.V.Еag1у, op. cit., р. 550.
48 В. Перло. Империя финансовых магнатов. М., 1958, стр. 30.
49 Там же, стр. 50 и сл.
50 Г.О'Коннор. Империя нефти. М., 1958, стр. 50.
51 В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 23, стр. 185.
52 R.V. Еag1у, op. cit., р. 551.
53 S.Сhasе. Generation of Industrial Peace. New York, 1956.
54 Fortune, 1951, October, p. 107.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1432


Возможно, Вам будут интересны эти книги: