Борис Башилов.   Московская Русь до проникновения масонов

Сильные духом

I

       "Говорят иногда, — пишет известный философ нашей эпохи Н. Лосский, — что у русского народа женственная природа. Это неверно: русский народ, особенно великорусская ветвь его, народ, создавший в суровых исторических условиях великое государство, в высшей степени мужествен; но в нем особенно примечательно сочетание мужественной природы с женственною мягкостью". 34
       Тяжела и трудна была жизнь русского человека всюду, и на севере, и на юге, и в лесу, и в степи. Знаменитый исследователь древней Руси И. Забелин пишет:
       "Южный земледелец должен был жить всегда наготове для встречи врага, для защиты своего пахотного поля и своей родной земли. Важнейшее зло для оседлой жизни заключалось в том, что никак нельзя было прочертить сколько-нибудь точную и безопасную границу от соседей-степняков. Эта граница ежеминутно перекатывалась с места на место, как та степная растительность, которую так и называют Перекати Полем. Нынче пришел кочевник и подогнал свои стада или раскинул свои палатки под самый край пахотной нивы; завтра люди, собравшись с силами, прогнали его или дарами и обещаниями давать подать удовлетворили его жадность. Но кто мог ручаться, что послезавтра он снова не придет и снова не раскинет свои палатки у самых земледельческих хат? Поле, как и море — везде дорога, и невозможно положить на нем границы, особенно таких, которые защищали бы, так сказать, сами себя. Жизнь в чистом поле, подвергаясь всегдашней опасности, было похожа на азартную игру...
       Лес, по своей природе, не допускал деятельности слишком отважной или вспыльчивой. Он требовал ежеминутного размышления, внимательного соображения и   точного взвешивания всех встретившихся обстоятельств. В лесу, главнее всего, требовалась широкая осмотрительность. От этого у лесного человека развивался совсем другой характер жизни и поведения, во многом противоречащий характеру коренного полянина. Правилом лесной жизни было: "Десять раз примерь и один раз отрежь". Правило Полевой жизни, заключалось в словах: "либо пан, либо пропал". Полевая жизнь требовала простора действий, она прямо вызывала на удаль, на удачу, прямо бросала человека во все роды опасности, развивая в нем беззаветную отвагу и прыткость жизни. Но за это самое она же делала из него игралище разных случайностей.
       Лесная жизнь воспитывала осторожного промышленного, политического хозяина, полевая жизнь создавала удалого воина и богатыря".
       Нельзя не согласиться с проф. И. А. Ильиным, что: "бремя, исторически возложенное на русский народ, было чрезвычайно велико. Оно было гораздо более тяжким, чем бремя западно-европейских народов; а сроки необходимые для того, чтобы управиться с этим бременем были исторически урезаны и сокращены. На протяжении своей истории русский народ жил в более тяжелых условиях, чем западные народы его задачи были более велики, сложны и трудны". 35
       В подтверждение своего вывода проф. И. А. Ильин приводит следующие доводы:
       "...Роковое значение для России имеет незащищенность ее границ. Ее равнина открыта для нападений с северо-запада, с запада, с юго-запада, с юга и с юго-востока. Все великое переселение народов шло через ее просторы, и именно на нее обрушилась татарская в орда из Азии. Возникая и слагаясь, Россия не могла опереться ни на какие естественные рубежи; она имела только два исхода: или завоевать всю равнину и оружием защищать и замирять свои окраины, или гибнуть под ударами восточных кочевников и западных завоевателей. Вот почему наша история есть история непрерывного военного напряжения, история самообороны и осады. От Дмитрия Донского до смерти Петра Великого Россия провоевала пять шестых своей жизни: издревле русский пахарь погибал без меча, а русский воин кормился косою и сохою. Так возник в России и сословно-крепостной строй — из необходимости все учесть и все использовать для обороны страны. История русского народа есть история его самоотверженного служения; и забота наших предков была всегда не в том, как лучше устроиться или как легче пожить, а о том, как вообще прожить, продержаться хоть как-нибудь, справиться с очередной опасностью.
       "Необходимо признать, что хозяйственная, государственная и культурная жизнь страны тем труднее, чем больше территория страны и чем многочисленнее ее население (конечно, при прочих равных условиях). Большое государство должно прежде всего подчинить себе пространство, эту разбрасывающую, разъединяющую и выходящую из повиновения силу и затем вовлечь в свою жизнь, — взимая и давая, служа и заставляя служить, обороняя и воспитывая, несметное множество человеческих душ. Чем обширнее территория и население страны,  тем более укорененным должно быть правосознание, тем более сильной должна быть волевая сила центральной власти. Малое государство легче строить, чем большое.
       Здоровый рост и развитие России прерваны и искажены татарским игом и задержаны им не менее, чем на 300 лет".
       С тех пор вся история России состояла в том, что она отстаивала свою самобытность от вторжения обогнавших нас западных народов и догоняла их в деле цивилизации и культуры. Русский народ со всех сторон был окружен беспощадными врагами, старавшимися его стереть с лица земли.
       "Надо было или присоединить все эти земли, или погибнуть, — такой вывод делает известный исследователь древней Руси В. Сергеевич в своей работе "Древности русского права". Не от недостатка ума русского человека и не от недостатка у него воли, как это обычно изображается, происходят многие неустройства русской жизни, а от недостатка времени.
 

II

       Времени, вот больше всего всегда не хватало России отставшей от Запада за долгие годы татарщины. Но и в те короткие сроки, которые давала суровая судьба великороссу, он сумел добиться многого под руководством своих национальных вождей — Царей. Пассивны ли русские? Конечно, нет.
       "...Русские люди — по тайге и тундрам — прошли десять тысяч верст от Москвы до Камчатки и Сахалина, а динамическая японская раса не ухитрилась переправиться через 50 верст Лаперузова пролива? Или — почему семьсот лет германской колонизационной работы в Прибалтике дали в конечном счете один сплошной нуль? Или, — как это самый пассивный народ в Европе — русские, смогли обзавестись 21 миллионом кв. км., а динамические немцы так и остались на своих 450.000? Так что: или непротивление злу насилием, или двадцать один миллион кв. километров. Или любовь к страданию, — или народная война против Гитлера, Наполеона, поляков, шведов и прочих. Или "анархизм русской души" — или Империя на одну шестую часть земной суши. Русская литературная психология абсолютно несовместима с основными фактами русской истории.
       "...Русский народ всегда проявлял исключительную политическую активность. И в моменты серьезных угроз независимости страны подымался более или менее, как один человек. В Польше основная масса населения — крестьянство — всегда оставалось политически пассивной, и польские мятежи 1831 и 1863 года, направленные против чужеземных русских завоевателей, никакого отклика и поддержки в польском крестьянстве не нашли. К разделам Польши польское крестьянство оставалось совершенно равнодушным и польский сейм ("немой" гродненский сейм 1793 года) единогласно голосовал за второй раздел... при условии сохранения его шляхетских вольностей. Мининых в Польше не нашлось — ибо для Мининых в Польше не было никакой почвы". 36
       Являются ли русские прирожденными анархистами, как их нередко пытаются изобразить? Тоже, конечно, нет.
       "...В русской психологии никакого анархизма нет. Ни одно массовое движение, ни один "бунт", не подымались против государственности. Самые страшные народные восстания — Разина и Пугачева — шли под знаменем монархии — и при том легитимной монархии. Товарищ Сталин — с пренебрежением констатировал: Разин и Пугачев были царистами". Многочисленные партии Смутного Времени — все — выискивали самозванцев, чтобы придать легальность своим притязаниям,- государственную легальность. Ни одна партия этих лет не смогла обойтись без самозванца, ибо ни одна не нашла бы в массе никакой поддержки. Даже полудикое казачество, — филибустьеры русской истории, — и те старались обзавестись государственной программой и ее персональным выражением — кандидатом на престол. К большевизму можно питать ненависть и можно питать восторг. Но никак нельзя утверждать, что большевистский строй есть анархия. Я как-то назвал его "гипертрофией этатизма" — болезненным разращением государственной власти, монополизировавшей все: от философии до селедки. Это каторжные работы — но это не анархия...
       "Российская Империя строилась в процессе истинно нечеловеческой борьбы за существование. Британская строилась в условиях такой же безопасности, какою пользовался в свое время, — до изобретения паровоза, любой средневековый барон: Англия сидела за своими проливами, как барон за своими стенами, и при всякой внешней неудаче или угрозе имел полную возможность "сидеть и ждать". Мы таaкой возможности не имели никогда — ни при Батые, ни при Гитлере". 37
       Шестьсот лет русский народ вел упорную борьбу с ордами кочевников.
       А борьба за выходы к морю?
       Только в 1721 г. мы получили выход в Балтийское море, в 1774 в Черное и только в 1861 утверждаемся на берегах Тихого Океана. 1000 лет борьбы за то, что Европа имела в самом начале своей политической жизни! Во что это обошлось русскому народу и не сказалось ли это на его характере? Немудрено, что в то время, когда Данте уже написал свою Божественную комедию (1311 г.), а в Западной Европе были университеты, мы только собирались вокруг маленького княжества московского и Калита только начинал "промышлять" на медные деньги государство Российское.
       Тяжесть исторического задания создала две отличительные особенности русской государственности: жертвенный характер, преобладание в ней общего над индивидуальным. А это привело к тому, что русская государственность в правовом отношении строилась по системе объективной законности, а не по системе субъективных прав.
       Все сословия, все чины, весь народ обречены были силою исторических условий на крайне напряженное пожизненное, беспредельное служение государству.
       Из трех самых больших империй мира — Римской, Британской и Русская, Русская преодолела наиболее тяжелые испытания. Историческое непосильное бремя русский народ смог преодолеть только потому, что он всегда в высшей степени обладал не мнимой безгранностью и безмерностью, а тем драгоценным качеством, которое Данилевский определил как "дисциплинированный энтузиазм".
       Московская Русь выжила и победила потому, что ее святые, ее цари и ее население в любых исторических условиях всегда с огромным упорством гнули веками одну и ту же линию — защиту национальной независимости и национальной культуры.
       Московскую Русь создавали не Обломовы и Чацкие, а Сергий Радонежский, Дмитрий Донской, Иван III и Иван IV, Ермак и Иван Сусанин, миллионы безвестных тружеников и самоотверженных стойких духом воинов.
       Обломовы, Чацкие и подобные им "лишние люди появились на Руси только после совершенной Петром революции в результате неоправданного ничем слепого копирования европейских идей, чуждых духу самобытной русской культуры.
       Русский народ, который до сих пор европейцами и русскими европейцами изображавшийся как нация Обломовых, вся жизнь которого до сих пор прошла в чрезвычайно тяжелых исторических условиях, создал самое огромное государство, которое было наиболее человечным вплоть до того, как большевики начали строить в России жизнь согласно идей европейской философии.
 

III

       Всяко национальное искусство выпукло отражает в себе духовные качества создавшего его народа. Очень отчетливо выражает духовные качества и идеалы русского народа и искусство допетровской Руси.
       Как отразились, например, идеалы новгородцев и псковичей в иконописи Новгородской и Псковской школы? "Идеал новгородца сила, — пишет известный исследователь русского искусства академик Грабарь к статье "Андрей Рублев", — и красота его — красота силы".
       "Его святые, — пишет о новгородских иконописцах В. Н. Лазарев, — волевые подвижники с энергичными, резкими, порою пронзительными лицами, всегда готовые активно вмешаться в круговорот жизни. Они предполагают внешний мир, они обращаются к зрителю. Божество новгородца — это деятельное божество. В чем он воплотил в опоэтизированной форме свой идеал, полный силы и душевной стойкости".
       Один из исследователей Новгородской и Псковской иконописи дает очень высокую оценку новгородским и псковским иконам "с их умными, мужественными лицами". Исследователь фресок Снетогорского монастыря пишет, что иконописцы изображают "мужественные, подчас даже несколько грубоватые типы, поражающие необычайным реализмом и выражением какой-то неистовой силы". 38
       Древние храмы Псковской области В. Н. Лазарев характеризует так:
       "Коренастые, приземистые, с мощными стенами, с многочисленными приделами и притворами, они как бы вросли в землю. В них великолепно выражены сила и твердость русского характера". 39
 


34Н. Лосский. "Достоевский и его христианское миропонимание", стр. 369.
35Проф. И. А. Ильин. "Историческое бремя России".
36И. Солоневич. "Народная Монархия".
37И. Солоневич. "Народная Монархия".
38"История русского искусства". Том II, стр. 354.
39"История русского искусства". Том II, стр. 11. Примечание: Там, где это особо не оговаривается, цитаты из "Истории русского искусства" заимствованы из второг издания.


<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1137


Возможно, Вам будут интересны эти книги: