Д. Антонель, А. Жобер, Л. Ковальсон.   Заговоры ЦРУ

Предисловие

22 ноября 1963 г., 12 час. 30 мин., Даллас. Убит президент Соединенных Штатов. Сутки спустя насильственной смертью умирает предполагаемый убийца. В ближайшие за этим дни его судьбу разделят многие важные свидетели; организаторами заговора считают мафию, потом ФБР и, наконец, ЦРУ...

22 ноября 1963 г., то же самое время, Париж: два сотрудника ЦРУ вручают высокопоставленному кубинскому служащему авторучку с отравленным пером. Она должна послужить орудием покушения на Фиделя Кастро. Покидая вместе с присутствовавшими на совещании кубинцами место деловой встречи, агенты ЦРУ узнают о драме, разыгравшейся в Далласе.

22 ноября 1963 г., Варадеро (Куба). Французский журналист Жан Даниэль встречается с Кастро. За несколько недель до этого президент Соединенных Штатов, стремясь к примирению с Кубой, поручает ему эту миссию доброй воли. За завтраком Даниэль и Кастро узнают о смерти Кеннеди. Кастро потрясен...

Три кадра одного кошмарного детектива. Три сюжета, над которыми и по сей день тщетно бьются историки. Возможно ли, чтобы глава государства делал мирные предложения своему противнику и в то же время засылал к нему убийц? В глубине души мы не можем не признать, что в общем-то это правдоподобно. Генрих II произнес имя Томаса Бекета и спросил: «Кто избавит меня от этого человека?» Он не сказал: «Убейте его!» И в этом — суть дела, суть неограниченной власти, секретных служб, двойной игры. Кто — десятки раз — покушался на жизнь Кастро? Кеннеди, Даллес, сотрудники ЦРУ? И кто же тогда убил самого Кеннеди? Мафия, кубинские эмигранты, ФБР, ЦРУ, кто-то из них или все они, вместе взятые?

Опубликованные недавно доклады Комиссии по расследованию деятельности американских секретных служб исчерпывающего ответа на эти вопросы не дают, но в них содержится беспрецедентная по объему информация, они до мельчайших деталей обнажают механизм власти. Расследование деятельности ЦРУ и некоторых других секретных служб — последнее из целой серии разоблачений, которым подверглось государство и которые за несколько лет, накануне его двухсотлетнего юбилея, основательно встряхнули эту первую из современных демократий.

Досье Пентагона раскрыли перед нами многие секретные архивы войны, которая тогда еще не была окончена: появилась возможность измерить, до какой степени общественное мнение информировалось о ней неполно, искаженно, сколь последовательно политика кровавой бойни проводилась под прикрытием благодушных речей, как далеко вообще могут зайти цинизм, провокация, политический шантаж.

Пустяковое дело о взломе, совершенном в «Уотергейте», стало самым громким политическим скандалом нашего времени. Шайка взломщиков, состоявших непосредственно на службе у президента, устанавливала подслушивающие аппараты, чтобы шпионить за его политическими соперниками. Записи телефонных разговоров самого президента, позже преданные гласности, свидетельствуют о пошлости, бесстыдстве, расизме, алчности, бредовых претензиях на неограниченную власть, какие свойственны обычно определенному политическому классу.

Расследования деятельности многонациональных компаний показали, что целые направления в международной политике находились в руках нескольких генеральных директоров. Когда интересы компаний оказывались под угрозой, они без колебаний тратили громадные суммы на то, чтобы подорвать экономику чужой страны, фальсифицировать выборы, протолкнуть своих людей; они не останавливались при этом перед необходимостью спровоцировать переворот или жестокую резню.

Результаты расследования системы взяток стали дополнительными штрихами к групповому портрету этих межнациональных монополий, чей излюбленный метод работы — подкуп.

И наконец, сенаторы, члены палаты представителей расследуют в 1975 и 1976 годах деятельность американских секретных служб. Подобные акции проводились и раньше, ведь парламентские расследования входят в традиции американской демократии; так было, например, в 1967 году, когда пресса изобличила ЦРУ в том, что оно финансирует студенческие организации и различные культурные фонды, в 1972 году, когда один историк рассказал о том, как ЦРУ контролирует рынок наркотиков в Юго-Восточной Азии. Но на этот раз расследование зашло очень далеко. Конституционные полномочия сенаторов и членов палаты представителей открыли им доступ к сверхсекретной информации, к шифровкам, которыми штаб-квартира обменивалась со своими резидентурами в разных точках земного шара, к технике, которую использовали ЦРУ, военная разведка или Федеральное бюро расследования.

Несмотря на некоторые пробелы, комиссиям удалось в конце концов составить довольно полную картину того, что собой представляет международная политика, которую олицетворяет такой человек, как Генри Киссинджер. Это — стремление к мировому господству и мелкий грязный шантаж, стратегия дестабилизации и финансовые спекуляции, расправа с политическими противниками.

Братья Кеннеди выразили твердое намерение разорвать связь, существующую между миром политики и организованной преступностью. И оба погибли от рук убийц. 12 лет спустя несколько сенаторов, отдавая себе отчет в рискованности затеянного дела, возобновляют атаку, которую начали Кеннеди. Один из них — Фрэнк Черч, видный политический деятель Соединенных Штатов.

Можно, конечно, счесть слишком ограниченной «новую нравственность», к которой он призывает. И тем не менее, учитывая политическую обстановку, в которой мы находимся, нас не должно оставлять равнодушными никакое усилие, направленное на укрепление демократии.

Но одного неправильного суждения следует избегать безусловно: считать ЦРУ единственным злом на том основании, что его деятельность наиболее заметна. Если есть еще «трупы в стенных шкафах» ЦРУ (выражение одного американского журналиста), то сколько же их в «шкафах» французской, британской и некоторых других секретных служб?

Задайте вопрос: возможны ли подобные расследования во Франции? Вы получите отрицательный ответ. Между тем там непочатый край работы, ведь секретные службы во Франции тоже процветают. Внутри страны — доносчики, осведомители, тайные агенты, подслушивающие аппараты, перлюстрация почты, шантажисты, компьютеры в распоряжении полиции, вооруженные банды на службе власти.

Кто не понимает сегодня, что секретность — это краеугольный камень неограниченной власти? И почему все эти сенсационные разоблачения, раскрытые заговоры, развенчанная политическая демагогия не меняют наше отношение к власти, силе, государству?

Загадок много, отгадок мало. Читатели, задумайтесь и вы над этими вопросами...

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2108


Возможно, Вам будут интересны эти книги: