Д. Г. Великий.   ЦРУ против Индии

Тотальный шпионаж

Редко бывает, чтобы имя человека из шпионского ведомства было так же популярно, как, скажем, кинозвезды. Такой широкой «известности» добился Джордж Гриффин, агент ЦРУ с большим стажем. Длительное время ему удавалось действовать, не привлекая к себе внимания. В 1971 году, обосновавшись в Калькутте с паспортом американского консула, он осуществлял связь между ЦРУ и Хондакером Муштак Ахмедом, представителем марионеточного правительства Бангладеш в изгнании. Об этом эпизоде шпионской карьеры американского «консула» упоминается в мемуарах бывшего госсекретаря США Г. Киссинджера1. Однако, сколько веревочке не виться...

Имя Гриффина появилось в заголовках индийских газет. Это произошло в конце 1980 года, когда «тихий американец» зачастил в Дели из Кабула, где он подвизался на «дипломатическом» поприще. Основной целью этих визитов было распространение дезинформации о положении в Афганистане и грубой клеветы на соседа Индии. Теперь Гриффин не чурался «паблисити». Он встречался с журналистами, организовывал брифинги и пресс-конференции и... перестарался. Одной из самых одиозных историй, которые он доверительно поведал представителям индийской прессы, был рассказ о том, что Афганистан будто бы готовит нападение на Пакистан. И это в то время, когда со всей очевидностью было доказано, что не Афганистан замыслил какое-то мифическое нападение, а как раз Пакистан уже фактически осуществляет реальную агрессию, забрасывая на территорию Афганистана подготовленные в пакистанских лагерях бандитские формирования.

Индийские общественные и политические круги высказывали свое возмущение столь беспардонным поведением американского визитера. Так, депутат парламента от партии ИНК(И) С. М. Кришна на запрос в парламенте по «делу Гриффина» заявил, что тот использовал пребывание в Дели для враждебных заявлений в адрес дружественных Индии Афганистана и СССР. Кроме того, вскрылись и другие делишки матерого разведчика. Оказалось, что он активно поддерживал связи с проникнувшими на территорию страны афганскими басмачами, снабжая их деньгами и подрывной литературой2.

Не ожидавшее скандального разоблачения ЦРУ спешно перевело своего агента в более спокойное место посольство США в Исламабаде, где он продолжал заниматься координацией деятельности афганских контрреволюционеров, следил за поставками оружия, руководил его засылкой на афганскую территорию. Когда же ЦРУ показалось, что скандал затерялся в ворохе старых газет, было решено усилить шпионскую сеть в Индии и направить Гриффина на должность советника американского посольства в Дели. Это решение, вполне естественно, вызвало у индийцев новую волну возмущения. Индира Ганди прямо заявила, что, по имеющимся у правительства Индии данным, Гриффин связан с разведывательными службами Соединенных Штатов... Гриффин не стал советником. Но и эта оплеуха не остановила ЦРУ, которое решило разыграть «карту Гриффина» до конца: его заслали в Индию нелегально. Следы деятельности Гриффина обнаружились в Пенджабе, где он встречался с лидерами сепаратистов. Цель его встреч в разъяснении, надо думать, не нуждается. Наглость, проявленная ЦРУ в «деле Гриффина», является отличительной чертой деятельности этого учреждения в целом. Его руководители привыкли добиваться своих целей всеми доступными средствами.

Это лишь один из многочисленных скандалов с американскими шпионами, действовавшими в Индии под дипломатическим прикрытием. К их числу нередко относятся и послы США. Так, в конце 60-х годов им был Дж. Аллеи — опытный агент ЦРУ, много поработавший для этой организации в Индии3. О деятельности Гохина уже упоминалось. Имя бывшего посла США в Индии Г. Барнса можно найти в книге Ю. Мадера «ЦРУ; кто есть кто»4.

О деятельности Гарри Барнса стоит рассказать подробнее. Активность главы американского посольства Индии неоднократно привлекала к себе внимание прежде всего в связи с очевидной удаленностью его интересов от вопросов дипломатии и приближенности к различным аспектам политического шпионажа и подрывной работы. Так, например, встречи Барнса с сепаратистами Джамму и Кашмира, сведения о них просочились в прессу, носили характер прямых инструктажей. Экстремистам давались вполне конкретные указания о дальнейшем ведении сепаратистской борьбы против центрального правительства. Уже после этих скандальных эпизодов ни у кого не оставалось сомнений в истинном характере миссии Барнса.

Подобные действия Барнса, разумеется, не снискали ему популярности у индийцев. Напротив, возмущение его беспардонностью и откровенной враждебностью, которые он, как ни старался, не мог скрыть, в какой-то момент выплеснулось далеко за рамки чисто дипломатических отношений и переросло в протест широкой общественности и политических кругов, потребовавших выдворения Барнса из страны. Детонатором взрыва негодования послужило уже упоминавшееся заявление Барнса о равнозначности требования пуэрто-риканского народа и сепаратистских уголовников в Индии.

Гарри Барнс, получивший образование в Колумбийском университете, был завербован в Бюро разведки государственного департамента сразу же после того, как закончил службу в армии в 1946 году. С самого начала его готовили для проведения крупных разведывательных операций в Индии. Он был направлен в Бомбей, где действовал под дипломатической «крышей», занимая в 1951 —1953 годах должность вице-консула. Он прошел также одногодичную специальную подготовку в разведывательной школе в городе Обераммергау (ФРГ), где овладевал «курсом обучения русскому языку». Позднее был направлен в Москву под видом «специалиста по приобретению печатных изданий». По возвращении он изучал курс разведывательной подготовки в «Национальном военном колледже». Госдепартамент хотел назначить послом США в Индии Рональда Спиэрза. Однако это решение было отменено, поскольку руководство Бюро разведки государственного департамента пожелало иметь в лице Барнса «своего человека» в Дели.

Подвизались в Индии агенты и помельче рангом: консулы Гриффин и Вейс, политический советник Слон, вице-консул Кудерт, сотрудник консульства в Калькутте Гаррет, «дипломат» Скотзко. За подстрекательскую деятельность против индийского правительства в Ассаме из Индии были высланы агенты ЦРУ Канвар и Барутц. Военный атташе американского посольства Шмидт подмочил свою репутацию связями с сепаратистами в Джамму и Кашмире.

Посольство США в Дели, по существу, превратилось в гнездо шпионажа и подрывных операций против Индии. Об этом заявляли парламентарии, выступая в ходе состоявшихся в декабре 1983 года дебатов в связи с разоблачением неблаговидной деятельности американских дипломатов в Индии. Депутат Г. Ч. Бхаттачария подчеркнул, что высылка из страны ряда сотрудников посольства США, занимавшихся сбором шпионских данных, свидетельствует о том, что ЦРУ продолжает использовать посольство в качестве прикрытия для ведения тайной войны против Индии. Ни для кого не является секретом, указал он, что многие американские дипломаты в Индии занимаются деятельностью, несовместимой с их статусом. Депутат С. С. Чакраборти заявил, что «в настоящее время под личиной «дипломатов» посольства США в Дели скрываются кадровые сотрудники американской разведки, среди них и посол США в Индии Гарри Варне, чьи связи с американскими спецслужбами хорошо известны». В списке сотрудников американского посольства, отметил в своем выступлении депутат Р. Н. С. Шастри, числятся «дипломаты», которые ранее по известным причинам были выдворены из Китая, Испании, Франции, Канады.

В еженедельнике «Пиплз демокраси» была опубликована статья «Угроза со стороны ЦРУ». В ней, в частности, писалось: «Произведенный 10 ноября (1984 года. — Д.В.) арест четырех шпионов в Индии свидетельствует о том, какие опасные масштабы приобрела деятельность Центрального разведывательного управления в нашей стране. По обвинению в нарушении разделов III, V и IX Закона о государственной тайне арестованы генерал-майор в отставке, вице-маршал авиации в отставке, подполковник в отставке и один военный подрядчик. Насколько стало известно, они передавали агентам ЦРУ сугубо секретную информацию в области обороны»5.

По сообщениям индийской печати, агентов ЦРУ больше всего интересовало получение фотокопий материалов «проверочных испытаний», производимых индийскими вооруженными силами перед тем, как дать окончательное согласие на приобретение оружия за границей, информация о базах истребителей индийских ВВС, данные об арсенале индийского оружия и т. п. Согласно имеющимся сведениям, шпионы, прежде чем их задержали, пытались установить контакты с представителями индийских ВВС, желая получить от них нужную информацию. Все сведения через сотрудников посольства США в Индии передавались в ЦРУ. Министерство иностранных дел Индии просило посольство США отозвать скомпрометировавших себя американских должностных лиц. Двух из них перевели в другие места в порядке «обычных перемещений», третьему было предложено покинуть страну в 24 часа.

В декабре 1984 года, сообщала газета «Стейтсмен», был арестован органами безопасности Индии агент ЦРУ Ф. Д. Ларкинс, который на протяжении нескольких месяцев пытался добиться от представителей министерства обороны Индии решения о приобретении вооружения западного производства, в том числе большой партии крупнокалиберных пулеметов и боеприпасов к ним. Он числился консультантом одной из западных фирм и получал через нее значительные средства. Газета указывала, что пособничество ЦРУ — не единственное средство, с помощью которого на Индию оказывается давление для активизации закупок вооружения на Западе.

Здесь, видимо, уместно будет привести несколько выдержек из книги П. Паракала «Секретные войны ЦРУ», иллюстрирующих разнообразие акций этой «фирмы» в Индии. В 1973 году скандальную известность приобрел сотрудник консульства США в Калькутте Питер Барлей. Следы его деятельности остались во многих взрывоопасных районах Индии. Он побывал в Сиккиме, Ориссе, посетил Дарджилинг, когда там зарождалась кампания за создание так называемого «Гималайского государства» в составе Непала, Сиккима и некоторых районов Северной Бенгалии — проект, который долгие годы вынашивали американские империалисты. Лишь в 1975 году Барлей покинул страну, но лишь затем, чтобы получить назначение в Дакку, неподалеку от своих излюбленных «охотничьих угодий». Барлей был не единственным иностранцем, проявлявшим интерес к Джарджилингу. В апреле 1974 года посетил Индию майор американской армии Леон Т. Хант. Он был прикомандирован к «юго-восточному азиатскому офицерскому отделу», понять, однако, что скрывается за этим названием, трудно. Считалось, что он был личным гостем военного атташе США в Дели и американское правительство ничего не знало о его визите в Индию. Тем не менее он побывал в Калькутте, Дарджилинге и Силигури. Программу его пребывания в восточных районах составлял и контролировал не кто иной, как Питер Барлей. Совершенно очевидно, что миссия Ханта носила антииндийский характер.

В 1975 году, когда развязанная оппозицией пропагандистская кампания достигала апогея, выяснилось, что политический советник американского посольства Поль Крисберг неоднократно встречался с лидерами правого крыла. Местом встреч служил отель «Кутаб» в Южном Дели — комплекс, в котором ранее размещалось представительство американского агентства по международному развитию.

Повышенный интерес ЦРУ проявило к аэрофотосъемке, используя для этого различные совместные «научные и технические» проекты. До середины 70-х годов этот метод применялся особенно широко. К примеру, в 1962 году американцам потребовались фотографии Калькутты с воздуха. С целью их получения была использована «техническая помощь», которую «фонд Форда» оказывал в создании калькуттского метрополитена. Эксперты из этой организации, заявив, что подобные фотографии необходимы для составления плана развития города, наняли частные самолеты. Однако в дело вмешалось министерство обороны, запретившее фотосъемку. Позже, когда Индия стала получать так называемую военную помощь от США, на министерство обороны было оказано давление и оно разрешило фотосъемку, но лишь с индийских военных самолетов. Когда же американские «эксперты» из «фонда Форда» захотели вывезти эти фотографии в США «для подробного изучения», министерство обороны решительно сказало «нет».

В октябре 1966 года в еженедельнике «Мейнстрим» появились материалы о деятельности ЦРУ в некоторых индийских деревнях, осуществляемой под видом исследовательских проектов. Речь шла о проекте Мичиганского университета, разработанном совместно с Национальным институтом развития общества в Хайдарабаде. В то время связи Мичиганского университета с ЦРУ были уже широко известны. Еще в апреле 1965 года американский журнал «Рэмпартс» рассказывал своим читателям о том, что контроль за разработкой проекта осуществляли два агента ЦРУ — С. Дж. Флигел и Дж. В. Бебермейер, а американское агентство по международному развитию предоставило для его осуществления 730 тыс. рупий.

Примеры использования научных проектов в разведывательных целях весьма многочисленны. Еще в 1953—1954 годах два американских института, сотрудничавших с ЦРУ, начали совместную с Алигархским университетом разработку по теме «Условия проникновения космических лучей на территории от Бомбея до Кашмира». Финансировал же проект Институт Франклина из Филадельфии, также связанный с ЦРУ. Исследования проводило Национальное географическое общество США, которое, по словам генерала Эжена Рейболда, относится к военному картографическому ведомству США.

Во время слушаний в сенате США в 1968 году выяснилось, что так называемый «Проект гималайских пограничных государств», выдвинутый университетом Калифорнии, создан в ЦРУ. Участвовал в его разработке и Пентагон. Госдепартамент выделил на этот проект 280 тыс. долл.

В августе 1972 года главный министр штата Раджастан Баркатулла и министр внутренних дел Камла Бенивал заявили в ассамблее штата, что два американских «исследователя» занимались разработкой системы «ирригации» штата, хотя ни центральное правительство, ни правительство штата не давали им на то разрешения. Было также выяснено, что один из «исследователей» — некий Блу был сотрудником пакистанского отдела университета в Миннесоте. Под прикрытием научных изысканий он занимался составлением карты раджастанского канала, проложенного параллельно индо-пакистанской границе.

Существуют и другие примеры подрывной деятельности ЦРУ против Индии. Так, в 1972 году еженедельник «Блитц» сообщил, что ЦРУ подозревается в причастности к порче дизельного топлива, предназначенного для общественного транспорта в Калькутте. Подобные акции — не новость в арсенале ЦРУ. В официальном докладе индийскому правительству указывалось, что еще в 1954 году аналогичная операция была проведена сотрудниками ЦРУ в Ханое под руководством полковника Эдварда Лэнсдейла, в будущем шефа ЦРУ. По словам Лэнсдейла, его «люди провели последние дни в Ханое, занимаясь порчей масла, предназначенного для автобусной компании, чтобы вывести из строя автобусные моторы, предпринимали усилия для организации саботажа на железных дорогах, для чего потребовалось привлечение спецгруппы ЦРУ в Японии, создавая дельные отчеты о возможных целях будущих операций»6.

Известны также и шпионы, пытавшиеся подорвать экономику Индии, внести хаос в ее внутренний рынок, Одним из таких людей был Леон Уэйт. В ноябре 1982 года сотрудник посольства США Уэйт был уличен в крупных контрабандных операциях. Пользуясь дипломатическим иммунитетом, он незаконно ввозил в страну из Гонконга большие партии контрабандных товаров. Американское посольство, санкционировавшее его частные вояжи, спасло контрабандиста от суда после его изобличения, спешно отправив домой. В опубликованных признаниях Уэйт назвал себя лишь «курьером», мелкой пешкой, исполнявшей волю организаторов гигантской контрабандной операции, нацеленной на дезорганизацию внутреннего индийского рынка. Этот «дипломат» совершил более 15 поездок с нелегальным грузом. За каждую из них ему платили почти по 700 тыс. рупий7.

В начале 1984 года была раскрыта сеть шпионов, действовавших в Индии под прикрытием дипломатического иммунитета. Сотрудники посольства США в Дели Ф. Марьяни, Р. Стеллок, П. Питтман занимались сбором сведений об экономическом и оборонном потенциале республики, пытались установить контакты с разного рода антинациональными элементами...

Говоря о деятельности «людей из ЦРУ» в Индии, нельзя не сказать о такой немаловажной детали, как работа шпионов-журналистов. Известно, что американские разведорганы широко используют для своих агентов журналистское прикрытие. Так, в брошюре «ЦРУ — Интерпресса» перечислено около сотни таких «журналистов», работающих в различных странах мира. С приходом к власти администрации Рейгана ЦРУ активизировало работу по вербовке агентов среди журналистов, обязывая их сотрудничать при. выезде за рубеж8.

В 1980 году в Дели разразился скандал с журналом «Уайлдлайфер» («Животный мир»), в результате чего всплыла очередная операция ЦРУ, проводимая по «журналистским» каналам. Под видом корреспондента этого журнала сотрудник индийского отделения Информационного агентства США Дж. Мандрос проник в закрытый для иностранцев пограничный район Джамму и Кашмир якобы для изучения животного мира. А уж «звериные» тропы вывели его затем в районы, интересующие американскую разведку. Следившие за этим вояжем органы индийской безопасности позже установили, что фактическим хозяином журнала «Уайлдлайфер» являлся один из сотрудников ЮСИА Т. Джесудасан. Он-то и дал задание Мандросу. Как свидетельствовала индийская пресса, вся затея с журналом была предпринята ЦРУ для того, чтобы получить возможность посещать пограничные районы Индии, представляющие стратегический интерес для американской разведки. Однако липовые издатели выдали себя с головой хотя бы тем, что не распространяли свою продукцию среди индийских любителей природы, а запродавали весь тираж одной американской фирме из штата Массачусетс, которая, по свидетельству индийского журнала «Санди», имеет большее отношение к шпионскому миру, нежели к животному.

Уже давно перестало быть секретом, что индийское отделение ЮСИА, являющееся, кстати, «крестным отцом» «Уайлдлайфера», представляет собой не что иное, как отдел дезинформации ЦРУ. ЮСИА образует шпионскую сеть, раскинутую по всей Индии. На ее операции ежегодно уходит около 3,5 млн. долл. С момента своего образования ЮСИА (первоначальное название — Информационное агентство, ИА) выполняло роль передового отдела ЦРУ в Индии. Первым шефом ИА в Дели был опытный разведчик Тимберлэйк. Многие сотрудники ИА в Индии, например Доррей, Ханаган, Лунд, Ли и другие, являлись агентами двух главных американских спецслужб — ЦРУ и ФБР.

Основной задачей «журналистов» подобного толка является распространение пропаганды трех сортов — «белой», «серой» и «черной», а также сбор информации о представителях элитарной части индийского общества. В книге В. Маркетти и Дж. Маркса «ЦРУ и культ шпионажа» раскрывается суть американского метода пропаганды, в котором под «белой» пропагандой подразумевается объективная информация, но поданная таким образом, чтобы читатель сделал на ее основании выводы в соответствии с американскими интересами. «Серая» — это смесь правды и полуправды, «черная» — стопроцентная дезинформация. Есть и еще одна сторона деятельности людей из ЮСИА. Ее хорошо иллюстрирует история с компьютером, который в 1979 году был установлен в Дели в штаб-квартире этой организации. Хорошо зная, что представляет собой ЮСИА, а точнее, кого оно представляет, индийская общественность задала вопрос посольству США, с какой целью была проделана эта операция. Американцы ответили, что электронный агрегат им нужен для регистрации подписчиков издающегося в Индии американского журнала «Спэн». Надо заметить, что число подписчиков составило в 1979 году всего 765 человек, тогда как компьютер обладает памятью объемом в миллион единиц.

Последовал запрос по делу о «компьютере» в индийский парламент, и вскоре выяснилось, что американские службы собрали огромное досье в основном на представителей индийской интеллигенции, а продолжение этой операции требует больших технических возможностей, ибо число индийских граждан, попавших в сферу внимания молодцов из ЮСИА, достигло уже такого уровня, что информация о них могла уместиться лишь в электронной памяти9.

Надо сказать, что данные о лицах, интересующих американские разведорганы, собираются самые разнообразные. Изучаются склонности и увлечения, слабые и сильные стороны характера и т. д., с тем чтобы впоследствии использовать их при вербовке или держать впрок, до «удобного случая». О каком «удобном случае» идет речь? Да хотя бы о таком, который представился в 1971 году в Бангладеш, где в результате кровавого террора, развязанного путчистами, были уничтожены многие представители прогрессивной интеллигенции. Многих из них «ликвидировали» в соответствии со списками, подготовленными в результате такой же, как и в Индии, «исследовательской» работы американских спецслужб...

В январе 1984 года в Индии разгорелся очередной скандал. Прогрессивная индийская общественность и печать протестовали против намерения реакционных кругов и правых политических партий в сговоре с ЦРУ издавать в стране журнал «Фьюжн эйша», который должен был фактически существовать на деньги шпионского ведомства США. Этот журнал, как было объявлено инициаторами его издания, «будет заниматься научными проблемами». Однако, по свидетельству индийского информационного агентства «Сентрал ньюс сервис», «научная тематика» служит лишь ширмой для проникновения ЦРУ в научные круги Индии. Американское шпионское ведомство планирует использовать сотрудников журнала для сбора информации разведывательного характера среди индийских ученых и в научных учреждениях страны.

Кроме того, сообщала индийская печать, ЦРУ не впервые прибегает в Индии к услугам различных реакционных организаций, служащих орудием для выполнения подрывных операций. В разное время индийское правительство указало на дверь американским шпионам, действовавшим под личиной сотрудников «корпуса мира» и «просветительской» организации «Эйша фаундейшн». В начале 80-х годов министерство внутренних дел объявило о закрытии в г. Ахмедабаде представительства так называемого «азиатско-американского института свободного труда», выслало из страны его главу К. Филлипса, уличенного в тесных связях со спецслужбами США.

Не менее специфичны и действия других американских «ученых» в Индии.

Теплый весенний день в Дели. Международный аэропорт «Палам». Среди пассажиров только что приземлившегося лайнера пожилой импозантный американец. Быстро покончив с таможенными процедурами, он выходит из хорошо знакомого ему здания аэропорта и садится в подкативший лимузин. Позже шоферу этого автомобиля прикажут забыть и о поездке в аэропорт, и о своем пассажире, имя которого он так никогда и не узнает...

«Карл Тейлор, ученый из американского университета Дж. Гопкинса», — представлялся он в Индии. Ученый? Собирается облагодетельствовать индийских крестьян своими познаниями в медицине? Что ж, индийские власти предоставили ему эту возможность. Они не знали тогда, что профессорская мантия Тейлора скрывала погоны разведчика. В медицине американец силен, однако, не был, и находясь в Индии, в штате Пенджаб, он работал по своей основной «специальности», добывая сведения о базе индийских военно-воздушных сил в Хальваре. Как указывала индийская газета «Хиндустан таймс», его часто видели в расположении этого военного объекта, что не укрылось от внимания органов индийской безопасности. Они-то и положили конец «научной» деятельности Тейлора.

«Американская печать, — отмечает «Хиндустан таймс», — часто писала о связях университета Дж. Гопкинса с американской армией. Университет имеет в развивающихся странах 30 своих центров. И все они заняты необычными исследованиями». Существовало отделение университета и в Западной Бенгалии. Возглавлял его некий американец, прозванный местными жителями «бешеным». Месяцами пропадал он в поездках по деревням, якобы изучая сложные случаи диареи. На самом же деле его интересовали вопросы, крайне далекие от упомянутого недуга. Он собирал образцы песка и почв и отправлял их в США, где их исследовали на предмет наличия урана. Шпион попался, как говорится, «на горячем» и был выдворен из страны. Тогда же университет Дж. Гопкинса лишился одного из своих центров — в Западной Бенгалии.

В пригородах Дели люди из американского университета работали над изменением генетического кода у комаров. Зачем? Чтобы «научить» этих насекомых разносить не традиционный вирус малярии, а обладающего несравнимо более сильными «поражающими» возможностями возбудителя желтой лихорадки. Индийские ученые, узнав о некоторых результатах этих опытов, подняли тревогу и «генетиков» выслали из Индии. Вскоре выяснилось, что они действовали не одни. Аналогичная программа велась питомцами Гопкинса в Пондишерри. Их выставили и оттуда. Тогда «комароведы» переместились в Пакистан, где образовали институт, готовящий насекомых-убийц. Жертвами их, по словам одного из сотрудников этого «научного» заведения, не раз становились ничего не подозревающие пакистанцы. Руководил «исследованиями» некто Давид Налин, также представлявший университет Гопкинса. Когда стал ясен истинный смысл экспериментов Налина, ему пришлось покинуть Пакистан. Следы «ученых» из американского университета обнаружились в Калькутте. Их оставил некто Роберт X. Гиллмэн, прибывший в этот город якобы для проведения научных исследований в институте тропической медицины. Официальная тема его работы была связана с очисткой водных резервуаров от различных бактерий. Нетрудно представить себе удивление индийских ученых, когда выяснилось, что американское «светило» в вопросах очистки, как говорится, — ни уха ни рыла. Зато вот в вопросах заражения диверсант показал себя докой. Как сообщает индийская газета «Патриот», под видом научных экспериментов Гиллмэн пытался заразить водоемы и резервуары в одном из самых густонаселенных районов Калькутты бактериями холеры и другими опасными болезнетворными бациллами. Калькутта — город с более чем девятимиллионным населением — оказалась под угрозой тяжелейшей эпидемии. Однако опыты «ученого мужа» были вовремя пресечены. Как пишет газета, пока трудно представить полный объем ущерба, нанесенного лабораторией, где работал американский «исследователь». Не раз он ставил ее персонал и находящихся в соседнем госпитале людей перед опасностью заражения особо редкими и страшными болезнями, ибо намеренно нарушал самые элементарные правила безопасности при общении с их возбудителями10.

Да, в США довольно своеобразно трактуют вопросы научного сотрудничества. Авторитет американских ученых в Индии пал так низко, а общественное мнение настолько привыкло к заокеанским ученым-оборотням, что одному из светил американской науки, прибывшему в Индию, пришлось собрать пресс-конференцию и на ней объявить о своей непричастности к американским шпионским ведомствам. Пылкое заявление было, однако, встречено в Индии весьма прохладно.

...Все машины с индийскими государственными номерными знаками, подъезжающие к огороженной высоким забором территории с вывеской «Международный институт исследований сельскохозяйственных культур» (Хайдарабад, штат Андхра-Прадеш), подвергаются тщательному досмотру. На средства американских концернов и банков там действует организация, обязавшаяся изучать повышение продуктивности хозяйства на богарных землях. Эта проблема очень важна для Индии, поэтому правительство даже согласилось с несколько необычным требованием «института» о предоставлении «особых прав». Но подобные привилегии использовались, как выяснилось, вовсе не в интересах науки. Под предлогом проведения научных работ институт импортировал через американские организации селекционные семена. Они без предварительной проверки в теплицах высевались в открытый грунт в различных районах страны. В результате, отмечает газета «Бизнес стандард», в республике широко распространились заболевания бобовых культур, которые нанесли существенный ущерб хозяйству.

Индийские ученые провели проверку ввезенной из-за рубежа по тем же каналам партии селекционной пшеницы и обнаружили, что вся она заражена. Ее посев грозил гибелью значительной части урожая. Семена оказались также опасными и для людей, поскольку вопреки принятым во многих странах законам они были обработаны высокотоксичными веществами. А на двух «опытных» участках, закрытых для «посторонних», сообщала газета «Таймс оф Индиа», проводились исследования, связанные с воздействием ряда отравляющих веществ на живые организмы. Результаты этих экспериментов, проводившихся, в частности, на птицах, американские ученые направляли специальному центру Пентагона в Бангкоке, работающему над созданием новых видов химического и бактериологического оружия.

Обратила на себя внимание также поразительная тяга сотрудников «института» к военным объектам Индии, в частности в Медаке и Гвалиоре. Как отмечает индийская печать, они пытались даже открыть филиалы в пограничных районах страны — в Джамму и Кашмире, на северо-западе, а также на северо-востоке. В этих районах, где богарное земледелие никогда не практиковалось из-за обилия влаги, расположены важнейшие военные и экономические объекты. Не останавливаясь ни перед чем в своих «научных» изысканиях, американские «исследователи» под предлогом изучения миграции насекомых запросили даже разрешение на установку собственного радара.

Достоянием гласности стали новые факты, свидетельствующие о попытках западных разведок получить сведения о стратегически важных районах Индии. Как сообщала в апреле 1985 года газета «Патриот», индийское правительство обвинило в нарушении законов о сохранении государственной тайны так называемую «ассоциацию добровольных агентств по сельскохозяйственному развитию», связанную с западными миссионерскими организациями. Деятельность ассоциации, как выяснилось, не имела ничего общего с вопросами подъема сельскохозяйственного производства в Индии. Под видом научных исследований она составила карты закрытых для иностранцев районов страны, интересовавших западные спецслужбы, и переправляла их за рубеж. Так, ассоциация передала в распоряжение одной из миссионерских организаций ФРГ в общей сложности более 20 подробных карт закрытых районов штатов Нагаленд и Керала, получив за свои услуги около 2 млн. рупий.

Попавшие на Запад карты, указывается в заключении правительственной комиссии, расследующей деятельность ассоциации, содержат сведения об оборонном потенциале Индии, линиях связи и системе коммуникаций, которые затрагивают интересы безопасности государства. Выступая на проходившей в 1985 году в Дели конференции генеральных инспекторов индийской полиции, министр внутренних дел Ш. Б. Чаван подчеркнул, что Индия стала объектом активной шпионской деятельности. «Мы должны сохранять высокую бдительность и делать все для того, чтобы защитить национальное единство и территориальную целостность страны от посягательств извне»"11,— заявил министр.

Многообразие проявлений американской подрывной деятельности в Индии поистине велико. Шпионами оказываются и туристы-зоологи, и ученые, и журналисты, и студенты. Миссионеры с библией-радиопередатчиком и коммерсанты, ведущие двойную бухгалтерию — торговую и шпионскую... Нет, пожалуй, ни одной сферы отношений между США и Индией, где не функционировали бы люди из американских разведорганов и спецслужб.

Упоминавшийся выше Джон Смит утверждает, что практически каждый американец, находящийся в Индии, выполняет то или иное задание ЦРУ. Каждый! То есть речь идет не об эпизодах и даже не о сети разномастных агентов. То, что предпринимает в Индии американская разведка, называется тотальным шпионажем.



1 Statesman, 1981, Sept. 4.
2 National Herald, 1981, Sept. 4.
3 Sareen H. K. Subversion Incorporated, p. 102.
4 Patriot, 1983, June.
5 Peopl's Democracy, 1984, Nov.
6 Parakal P. V. Op. cit., p. 96 — 100.
7 Indian Express, 1983, Febr.
8 Patriot, 1981, Aug. 11.
9 New Age, 1981, May.
10 Hindustan Times, 1982, Febr. 28.
11 Patriot, 1985, Apr.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1446


Возможно, Вам будут интересны эти книги: