Категория материала: Прочее
Марьян Беленький   

Тайные общества и элитарные клубы на Западе

Дата:    27.07.2012 //   Теги:   тайные общества   США  


Марьян Беленький беседует с политологом и конспирологом Александром Рыбалкой. Оба участника беседы — члены масонской ложи. Сегодня об этом уже можно говорить.

Александр Рыбалка — личность многосторонняя. Его перу принадлежат популярные фантастические романы, написанные вместе с Даниэлем Клюгером, как например, "1000 лет в долг" — единственный в своем роде образец "еврейского фэнтези", а также книги, лежащие на грани науки, литературы и журналистики, — "Интервью с масоном", "Энциклопедия еврейской демонологии", "Орден Сириуса".

Зачем нужны элитарные клубы? Только ли для того, чтобы чувствовать себя избранным? По своему опыту участия в масонской ложе я убедился, что там все вертится вокруг ритуала, а кроме этого ритуала, ничего нет. За ним ничего не стоит.
— Это не так. Во-первых, ритуал исполнен глубокого смысла. Во-вторых, ты видел лишь один ритуал, а их множество. Масонство — это не элитарный клуб. Это — общество духовного развития. Но внутри масонства есть элитарные клубы.

Но ведь в масонстве есть все признаки элитарного клуба. Прием тщательно отобранных людей, закрытые заседания.
— Это самый нижний слой. Ты еще ничего не видел. В США четыре миллиона масонов на 250 миллионов населения. Почти 2% населения. Все они не могут считать себя избранными.

Но ведь процедура приема в масонстве довольно сложная. Почему же ты не считаешь это элитарным клубом?
— Первые три символические степени масонства может в принципе пройти любой. Четыре миллиона масонов США — это средний класс. Если же говорить о серьезных (богатых) людях, которые хотят собраться без посторонних, то это орден Шрайнер или Орден Благородных Мечей. После того как человек минует первые три степени масонства, он может пройти шотландский обряд. И только потом он может войти в орден Шрайнер. Но поскольку не все хотят заниматься сложной символикой, которая присутствует в шотландском обряде, в орден Шрайнер стали принимать после мастерской степени. Основное занятие членов этого ордена — благотворительность. В США есть 22 детских госпиталя, которые целиком находятся на попечении ордена. Никто другой на них не жертвует. В России сегодня есть проблема с отбеливанием капиталов. Просители приходят к какому-нибудь предпринимателю, который совсем недавно был вором в законе. Он дает им крупную сумму. Но зато потом он может участвовать в элитарных сборищах (банкетах, презентациях) вместе с другими жертвователями — знаменитыми в стране людьми. Так что он покупает себе за эти деньги пиар и связи в нужных кругах.

В Америке такая ситуация невозможна. Там любой, кто захочет, не может пожертвовать деньги. Шрайнер — это действительно закрытый клуб, члены которого располагают серьезными деньгами и делают серьезный бизнес. Членами масонских лож могут быть люди образованные, интеллигентные, но не обязательно богатые. Человек, который вступает в орден Шрайнер, понимает, что для него это чревато огромными расходами. Тем не менее на это идут из соображений престижа. Ведь даже если человек жертвует деньги, он все равно что-то получает взамен: хотя бы свое имя, высеченное на доске жертвователей. Но и у Шрайнеров есть разные люди: у одного — миллиард, у другого — жалкие сто миллионов. Такие люди хотят проводить время так, чтобы никто из посторонних им не мешал. Хотя бы для того, чтобы у них не клянчили деньги. Внутри ордена Шрайнер есть еще одно, еще более закрытое общество — The Royal Order of Jesters, Королевский Орден Шутников. Они собираются несколько раз в год для торжественных обедов. Туда входят очень влиятельные люди, которые могут в спокойной, интимной обстановке обсудить свои проблемы.

Видимо, и внутри Шутников есть еще одно общество, настолько тайное, что даже сами его члены не подозревают, что они являются его членами. Ради конспирации члены этого общества вообще никогда не собираются.
— Никакой посторонний человек на заседания закрытых клубов попасть не может. Там очень строгий отбор. На юге США внутри Шрайнеров существует орден Кетцалькоатля (пернатый змей — бог ацтеков), который основан на базе мистики ацтеков.

У ацтеков были человеческие жертвоприношения.
— Нет, там настолько далеко не заходят. А внутри ордена Кетцалькоатля существует Орден Тигров и Орлов.

Это уже тайное общество четвертой степени — масоны, Шрайнер, Кетцалькоатль, Тигры и Орлы. Не удивлюсь, если внутри Орлов есть еще что-нибудь…
— Это самые богатые и влиятельные люди американского Юга и мексиканского Севера.

Сейчас в России появилось множество книг о масонстве.
— Многие их тех, которые пишут эти книги, даже названий этих никогда не слышали и не понимают, о чем идет речь.

А есть и другие элитарные клубы, не связанные с масонством?
— Union League. Я был на заседании этого общества в Филадельфии. Это шикарное помещение, с собственной гостиницей, библиотекой, залом заседаний. Если член Лиги приедет из Нью-Йорка, он не пойдет в обычную гостиницу или в обычный ресторан, а пойдет сюда. Там нет обрядов, тем не менее это закрытый клуб. Я пришел туда и увидел там человека в хорошем костюме, который дремал в кресле.

Они специально для этого туда приходят?
— В каждой шутке есть доля шутки. Мир богатых отделен от мира бедных непроницаемой стеной. Единственный способ туда попасть — это разбогатеть самому. Мне нередко приходится читать изданные в России книги о жизни света. Авторы, видимо, получают сведения от посудомоек, которые по объедкам пытаются восстановить картину пиршества. Увидеть, как живут люди со "старыми деньгами", а не российские скоробогачи, постороннему человеку невозможно. А сами они об этом не пишут.

А ты сам в таком случае, откуда это знаешь?
— Меня нередко приглашают на многие мероприятия различных клубов.

Значит, еще один путь — это стать писателем и журналистом.
— Не всякого писателя или журналиста туда пригласят.

Я это понимаю так, что все мы вписаны в какую-то общественную вертикаль — это люди, с которыми мы общаемся в силу своей профессии. Клуб же дает возможность социальной "горизонтали", то есть возможность познакомиться с людьми, которые занимаются совершенно другим и достигли в этом определенных высот. Вот этого я у масонов не нашел. Я видел там пожилых людей, которые играют в игру, которую они сами себе придумали. Нужных мне людей — писателей, актеров, режиссеров, просто людей, которые были бы мне по-человечески и профессионально интересны, я там не нашел.
— В США это несколько не так. Там актеры, режиссеры и другие люди сцены объединяются в особый орден Buffaloes — Бизоны. У нас в Израиле такого нет. У нас, к примеру, есть профессиональная ложа фокусников. В США масонская система структурирована, то есть внутри масонства есть еще разные подразделения, и каждый выбирает то, что ему нужно и интересно. Американское масонство ежедневно собирает полтора миллиона долларов пожертвований.

А какое отношение к этому имеет Ку Клукс Клан?
— Эта организация в Америке запрещена и уничтожена. Хотя сейчас есть группы по 20-30 человек, которые называют себя этим именем.

А Бней Брит?
— Есть масонские организации по профессиональному признаку, а есть и по этническому. Например, в США есть масоны Принсхолла. Это обычное, регулярное масонство, но для негров. Среди них ведь тоже есть люди высокого уровня — врачи, адвокаты. Но если в обычной ложе бывает один-два негра, в такой ложе они могут чувствовать себя дискомфортно, несмотря на масонские лозунги равенства и братства. Поэтому они создали свои, отдельные масонские ложи. Тем не менее негр-масон может всегда посетить любую "белую" ложу. В 1843 году были созданы масонские ложи для евреев. Это и есть Бней Брит — "сыны Завета". Но сегодня эта организация утратила свой масонский характер и стала просто еврейским клубом.

Я бы сравнил богатого человека с сенбернаром, а скоробогача — с мелкой шавкой. Сенбернар, в отличие от шавки, не суетится, ему никому не нужно ничего доказывать, кому надо — и так видит. Мелкая шавка же всем своим видом стремится показать свою значимость. Вот ты все время говоришь о богатых. А существует ведь интеллектуальная элита, люди, у которых нет миллионов. Вот, скажем, сидит человек в рваных штанах посреди грязной комнаты, грызет черствый сухарь, но пять человек знают, что он гений.
— В Америке такого не бывает. Там очень велика социализация и огромное количество клубов. Он может быть членом одного из них, ну, скажем, клуба верящих в физическое бессмертие или в то, что земля плоская. Эти клубы не закрытые, не элитарные, туда может вступить любой. Клубы для богатых существуют, поскольку эти люди хотят отделить себя от черни, плебса, охлоса, от неприятных им людей.

Меня, к примеру, не интересуют люди, укравшие сто миллионов на поставке российских вертолетов в Африку. Меня интересуют контакты с интересными, творческими людьми, независимо от того — богатые они или нет.
— В Англии и США тоже существуют клубы интеллектуальной элиты. Например, орден Buffaloes, обряды которого основаны на стилизации обрядов древних египтян. Но все равно человек должен иметь какие-то средства, чтобы платить взносы, участвовать в банкетах. Это тоже закрытый клуб, куда принимают по рекомендациям.

А вот есть Ivory League — клуб выпускников престижных университетов.
— Не надо путать элитарные клубы и студенческие.

Но ведь студенты Йэля, Гарварда — это тоже элита, не сегодня, так завтра.
— Я был членом закрытого престижного клуба Одесского университета — клуб "Гамильтониана". Из этого клуба произошла знаменитая команда КВН "Одесские джентльмены". Там не существовало формальной церемонии приема.

А какие элитарные клубы существовали в дореволюционной России?
— Английский клуб. Помнишь у Грибоедова: "Все в английском, по четвергам, секретнейший союз…" и "А что ваш батюшка? Все английского клоба старинный верный член до гроба?" На самом деле в английском клубе никаких секретов не было. Создан он был, по-моему, в 1770 году. Там собирались богатые люди, бывало, дремлют, общаются, играют в карты по маленькой, выпивают, обедают. В здании английского клуба в Москве впоследствии находился музей революции. Был в Москве Охотничий клуб. Это не был духовный клуб. Были в России и масоны, и розенкрейцеры, но это — отдельная тема. Одно дело — это люди, которые стремятся к духовному самосовершенствованию, а другое — люди, которые хотят приятного, необременительного общения с равными по статусу людьми. В обычных клубах для богатых не все втянуты в общение. А вот в масонской ложе все являются участниками действа, все втянуты в общение, как формальное, так и неформальное. И если в масонской ложе один человек голосует против кандидата, этот кандидат принят не будет. В дореволюционной России была "Лига строгого послушания". Там требовались дорогие регалии, большие расходы.

Ты еще как-то говорил о розенкрейцерах и садовниках.
— Орден розенкрейцеров существует, как минимум, с XV века.

Какая у них связь с масонами?
— Считается, что розенкрейцеры были духовными отцами масонов. Это движение существует и сегодня. Это нельзя назвать закрытым клубом. Это скорее духовное братство. Орден садовников был очень развит в XVIII-XIX веках, потом немного заглох, а сейчас развивается. Это копия ордена масонов, только масоны используют строительную терминологию, а садовники — соответственно садовую.

А что общего во всех вышеперечисленных клубах?
— Человек хочет, с одной стороны, расширить круг общения, а с другой — сузить его, ограничить. Клуб обе эти функции выполняет. Он дает возможность общаться людям высокого, но равного статуса.

А если человек захочет создать сегодня элитарный клуб? Или обязательно нужны вековые традиции? Я был свидетелем того, как в Живом журнале появилось сообщество, посвященное созданию такого клуба. Вот можем мы с тобой…
— Нет. Несмотря на все наши гонорары, у нас на это денег не хватит. Абрамович может. Березовский. Мы — нет. Для этого нужно, прежде всего, закрытое помещение, со специальной обслугой, шикарной мебелью. В странах с давними масонскими традициями, например в Америке, масонство совмещается с некоторыми чертами элитарного клуба.

А почему в такие клубы не принимают женщин и есть ли женские элитарные клубы?
— Есть, клубы для жен и родственниц масонов. Например, East Star. Жены членов ложи Шрайнер собираются в обществе Ladies of Schriner North America. Это закрытый клуб. Они очень много занимаются благотворительностью, ритуал там облегченный. С улицы туда не попасть. У масонских тамплиеров — это высшая степень масонского обряда — существует особый орден для жен членов этого сообщества.

На заседания масонской ложи ходят в смокингах. А зачем это нужно?
— Все богатые люди, которых я знал, всегда были прилично одеты и хорошо пахли. Никто из них не позволял себе появиться в мятой или несвежей рубашке или в неглаженых штанах. Это — привилегия бедных.

Но ведь сегодня одежда не является символом престижа, как марка машины, квартира, жена. Члены закрытых клубов и так все про других членов знают, почему же не прийти туда в трусах? Все же свои.
— Во всех клубах есть определенный поведенческий и дресс-код. Общепринятые в этом месте нормы поведения. Мне бы неприятно было видеть в клубе плохо одетых людей.

А мне все равно. Лишь бы человек был хороший. У меня в одном из монологов есть фраза: "В Израиле можно найти смокинг на мусорнике, но в нем некуда пойти". Я свой в мусорнике и нашел.
— Вот закрытый клуб — это такое место, куда человек, достигший определенного социального статуса, может пойти в хорошей одежде. Есть клуб нудистов, куда все приходят голые. Но я в такой клуб ходить не буду.

Просмотров: 4686

Источник: ПолитикHALL, № 42, июль—август 2008


Возможно, Вам будут интересны эти материалы:



Комментарии:



Добавить комментарий:

Имя

Сообщение

Введите текст с картинки: