Льюис Кори.   Морганы. Династия крупнейших олигархов

Глава 24. Отношение к рабочим

 

Шел я садом однажды и вдруг увидал,

Как делят коврижку Сова и Шакал.

Коврижку Шакал проглотил целиком,

А Сове только блюдечко дал с ободком.

 

Алиса в Стране чудес


   Уже через три месяца после создания «Юнайтед стейтс стил корпорейшн» начала ощущать угрозу со стороны рабочих. Целая серия забастовок была проведена с целью объединить в профсоюз рабочих всех заводов корпорации и заставить ее принимать коллективные решения. Дж. Пирпонт Морган так ответил на это требование: «Никаких компромиссов не будет».

   Таким образом, профсоюзное движение было подавлено.

   В то время как они сами активно объединяли свои корпоративные предприятия, промышленные и финансовые магнаты отказывали рабочим в праве на объединение. Организация самого бизнеса проходила через посредство торговых палат, торговых ассоциаций, корпораций и трастовых объединений корпораций. И бизнес, в общем и целом, мобилизовал свои силы против профсоюзного движения. Рабочие должны были оставаться неорганизованными и незащищенными перед мощью промышленных объединений. Профсоюзы появлялись только в результате острейшей борьбы против нанимателей. Хотя комиссия по делам промышленности в своем отчете 1900 года заявляла, что промышленные объединения не проявляют никакой враждебности к профсоюзам и относятся к ним благосклонно, это было явной ложью. Промышленные объединения яростно противились объединению рабочих. Диктат был вообще характерен для объединений – диктат финансистов в отношении акционеров и управленцев, диктат управленцев в отношении рабочих. Поэтому профсоюзное движение не развивалось ни в одном из корпоративных объединений (кроме железных дорог).

   Дом Морганов был конкретно настроен против тред-юнионизма, хотя время от времени и шел на уступки в пользу общественного мнения. Во время забастовки горняков в 1900 году Морган отверг арбитраж (что означало бы признание профсоюза шахтеров) и согласился на арбитраж во время забастовки горняков в 1902 году только под давлением президента Теодора Рузвельта. В 1903 году в отношении профсоюзного соглашения с одним из своих дочерних предприятий Морган высказался так: «Если у меня есть хоть какая-то власть, чтобы разорвать это соглашение, – оно будет разорвано».

   Настроение дочерних предприятий дома выразил Джордж Ф. Байер, президент принадлежавшей Моргану «Филадельфия и Ридинг рэйлроуд», во время забастовки рабочих в 1901 году: «Профсоюз не должен быть признан. Мы будем нанимать тех, кого захотим».

   Такой же настрой преобладал во всей «Юнайтед стейтс стил корпорейшн». В большинстве вошедших в нее компаний профсоюзов не было. «Нэшнл тьюб компани» Моргана была «с самого начала решительно свободна от профсоюзов», в «Федерал стил» был только один небольшой профсоюз на одном из заводов, а в «Америкен стил и вайер компани» Джона У. Гейтса вообще не было профсоюза. Бывшие сотрудники Карнеги из «Стил корпорейшн» (Чарльз М. Шваб, Генри К. Фрик и другие), которые нарочно спровоцировали кровавую забастовку, чтобы сокрушить профсоюз, были особо враждебно настроены по отношению к нему. Один из них сказал так: «Если какой-либо рабочий поднимет голову, бейте по ней».

   И когда рабочие подняли голову во время забастовки 1901 года, «Юнайтед стейтс стил корпорейшн» нанесла им удар, и довольно сильный.

   На некоторых заводах трех входивших в корпорацию компаний объединенная ассоциация рабочих железоплавильной, сталелитейной, жестяной индустрии занимала довольно прочные позиции, а уровень зарплаты согласовывался между профсоюзом и руководством предприятий. В 1901 году объединенная ассоциация потребовала, чтобы новая шкала зарплаты распространялась на все заводы этих трех компаний. Это означало распространение профсоюза на заводы, где его не признавали. Руководство отклонило это требование, а совет директоров «Юнайтед стейтс стил» утверждал, что этот вопрос связан с профсоюзным движением, а не уровнем зарплаты, и заявил: «Мы категорически против распространения профсоюзного движения рабочих».

   Объединенная ассоциация объявила общую забастовку на всех заводах «Стального треста», главным образом в поддержку коллективных переговоров и за признание профсоюза, и предложила свой арбитраж в этом вопросе. Ассоциация во многом полагалась на поддержку со стороны общественности, которая была настроена против монополистического стального объединения, но общественность не поддержала борьбу рабочих. «Юнайтед стейтс стил корпорейшн» отказалась от арбитража, объяснив это тем, что «в интересах бизнеса будет лучше, раз уж борьба началась, довести ее до конца, который будет означать поражение рабочих». Дж. Пирпонт Морган поддержал решение корпорации и сказал: «Не может быть никакого примирения и никакого компромисса. Позиция действующих компаний совершенно проста и хорошо понятна, и в том, что касается меня, она получит мое полное одобрение».

   Забастовка была обречена на провал. Ее призыв ко всеобщей забастовке не был поддержан. В объединенной ассоциации состояло только тринадцать тысяч восемьсот членов, а в «Юнайтед стейтс стил» – сто шестьдесят восемь тысяч рабочих. Более того, ассоциация была особым профсоюзом, в который входили только квалифицированные рабочие, не склонные к объединению со всеми рабочими завода. Их интересовало только улучшение условий для своей собственной конкретной группы. Притом что механизация снизила потребность в квалифицированных рабочих, ассоциация фактически пресекала попытки организовать всех рабочих сталелитейной промышленности, квалифицированных и неквалифицированных, в один профсоюз, чтобы интеграция профсоюзного движения шла параллельно интеграции промышленности. Теперь же большинство ранее отвергнутых рабочих просто не ответило на ее призыв присоединиться к забастовке и оказать посильную помощь.

   На встрече между «Стил корпорейшн» и представителями профсоюза в офисе Дж. П. Моргана забастовщикам были предложены определенные условия, хотя Чарльз М. Шваб и другие упрямцы были вообще против каких-либо переговоров с рабочими. Фактически эти условия означали поражение профсоюза. Ассоциация должна была снять свое требование о привлечении в профсоюз рабочих заводов, на которых еще не было профсоюзов, но ее шкала минимальной зарплаты была принята. Забастовщики отклонили эти условия на том основании, что «предложения Моргана через некоторое время приведут к уничтожению объединенной ассоциации». Заявляя о своем намерении сломить забастовку, если его условия не будут приняты в течение недели, Морган на другой встрече злобно отказался идти на какие-либо уступки. Забастовка вяло продолжалась, но уже была обречена на провал. В конце концов «Стил корпорейшн» и профсоюз подписали в офисе Дж. П. Моргана соглашение, по которому ассоциация соглашалась не предпринимать никаких попыток организовать в профсоюз рабочих тех предприятий, где профсоюзы отсутствовали, в ответ на признание небольшого числа тех организаций, которые уже существовали, за исключением, однако, предприятий, которые лишились своих профсоюзов за время забастовки. Таким образом, профсоюзное движение в области железоплавильной и сталелитейной промышленности было подавлено.

   Взамен тред-юнионизма «Юнайтед стейтс стил корпорейшн» предложила патернализм, основанный на своих собственных интересах. В 1902 году была введена система рабочих-акционеров, которую разработал один из директоров, Абрам С. Хьюитт. Он говорил, что «гармония между капиталом и рабочими будет достигнута посредством совместного владения средствами производства, а так называемые тресты только предоставят механизм, с помощью которого такая собственность будет распределяться среди рабочих». (Во время забастовки горняков в 1902 году Хьюитт отверг арбитраж и настаивал на ее «грубом подавлении».) Однако в число рабочих-акционеров входили в основном высокооплачиваемые работники, выполнявшие контролирующие функции. Более того, к 1908 году количество рабочих-акционеров снизилось с двадцати шести тысяч трехсот девяноста девяти до пяти тысяч четырехсот девяти из общего числа двести тысяч работников, а количество их акций – с сорока семи тысяч пятисот пятидесяти одной до двенадцати тысяч трехсот тридцати девяти. Корпорация также ввела систему бонусов и разделения прибыли для тех, кто проявлял «надлежащий интерес к ее благополучию». По сообщению Элберта Г. Гэри, только четыре или пять процентов всех рабочих участвовали в таком разделении прибыли, а «иногда этот процент был еще ниже… Большинство из них занимали исключительные должности».

   Все эти меры патернализма были разработаны для того, чтобы привлечь рабочих на сторону корпорации, особенно людей на управленческих, надзирательных и других «ключевых» должностях. Основная же масса рабочих не получила от этого никаких материальных выгод, в чем и не было необходимости, так как их единство было сломлено «лояльностью» групп фаворитов. Эту систему разработал Элберт Г. Гэри, такой же противник тред-юнионизма, как и люди Карнеги. Гэри предпочитал бороться с рабочим движением хитростью, так как забастовки могли дискредитировать «Юнайтед стейтс стил корпорейшн», позиция которой и так была шаткой из-за антагонизма со стороны общественности.

   Однако в вельветовой перчатке Гэри скрывалась стальная рука. Там, где рабочие все же поднимали голову, их били, и били нещадно. Система Гэри была рассчитала именно на то, чтобы не дать рабочим поднять голову. Вместе с тем патернализм был лишь одним из методов. Другой метод – организованная слежка, в результате которой рабочие на заводах «Стил корпорейшн» начали подозревать «друг друга, своих соседей и своих друзей». Такая слежка была направлена прежде всего против забастовок и профсоюзов. Доносчики сообщали руководству о членах профсоюза и агитаторах, и тех незамедлительно увольняли. Это работало, и добровольный феодализм процветал.

   Но благочестивый феодализм «Юнайтед стейтс стил» был скорее показным, чем реальным, и носил злобный характер. Элберт Г. Гэри часто хвалил себя и своих соратников за их «просвещенную политику» добровольного повышения зарплаты. В определенной степени это было именно так, поскольку все работодатели в тот период поступали так же. Рост цен делал необходимым увеличение зарплаты, но к 1915 году средняя реальная зарплата рабочих была не выше, чем в 1895 году, и оставалась неизменной в течение двенадцати лет. Зарплата и цены повышались одновременно (а прибыли быстрее, чем зарплата и цены), но зарплата не повышалась с точки зрения ее покупной способности, то есть количества товаров, которые можно было купить на эту зарплату. Средняя ежегодная зарплата работников железоплавильной и сталелитейной промышленности составляла пятьсот пятьдесят три доллара в 1901 году, пятьсот восемьдесят восемь долларов в 1905-м и шестьсот шестьдесят пять – в 1912 году. Однако с точки зрения покупательной способности доходы рабочего снизились в 1912 году на один процент по сравнению с 1901 годом и на пять процентов по сравнению с 1895 годом. Объединение повышало свои прибыли, но отнюдь не зарплату рабочим.

   Другие условия жизни работников железоплавильной и сталелитейной промышленности были еще хуже, чем их зарплата. Иммигрантам отдавалось предпочтение, поскольку ими легче было управлять, а их расовые предрассудки использовались для борьбы с тред-юнионизмом. Они были человеческим сырьем для промышленности и ее прибылей. Расследование, проведенное Фондом Расселла Сейджа, вскрыло жуткую нищету среди рабочих «Юнайтед стейтс стил корпорейшн», низкую санитарию жилых помещений корпорации, большие опасности производства, двенадцатичасовой рабочий день (который зачастую растягивался на двадцать четыре часа) и семидневную рабочую неделю – семьдесят восемь процентов рабочих трудились в поте лица по двенадцать часов в день. Наиболее позорным было оправдание корпорацией такого двенадцатичасового рабочего дня – рабочие сами хотят этого, чтобы заработать побольше денег! Конечно, зарплата была настолько низкой, что сокращение рабочего времени вызвало бы уменьшение зарплаты, а значит – голод. Люди не станут работать двенадцать часов в день только потому, что им это нравится. Под покровом благожелательного феодализма процветали почти нечеловеческие условия. Несмотря на это, «Стил корпорейшн» отвергала все предложения об улучшении таких жутких условий.

   «Люди, обладающие собственностью, – заявлял Дж. П. Морган, – должны распоряжаться ею по своему собственному усмотрению».

   По своей сути морганизированная промышленность и финансы носили феодальный характер. Джон Пирпонт утверждал: «Вас никогда не оставят в покое, если ваш бизнес не будет служить человечеству».

   Стремление дедушки отстаивать права человека трансформировалось в его внуке в активное отстаивание права на собственность.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1593


Возможно, Вам будут интересны эти книги: