Категория материала: Россия и страны бывшего СССР
  

Как ЦРУ внедрилось на юрфак ЛГУ, чтобы контролировать власть

Дата:    06.10.2012 //   Теги:   Россия  

Изучая советскую систему в рамках "Гарвардского проекта", аналитики ЦРУ вычислили эту незаметную, но крайне чувствительную точку советской системы - кафедру гражданского права юридического факультета Ленинградского Университета. При всей своей кажущейся скромности, именно университетские профессора определяли дух и букву законов Союза ССР, и кафедра гражданского права ЛГУ в этом плане была одной из самых авторитетных. Формально профессора-юристы выступали в роли консультантов, но фактически - кому придет в голову спорить со светилами юридической мысли в области законотворчества? ЦРУ рассматривало эту кафедру как один из ключевых источников законодательства Союза ССР, и захватить над этим источником власть считало задачей стратегической важности

Этот человек не любит общественное внимание, при том что именно он сыграл ключевую роль в приведении к власти А.Собчака, и В.Путина, и Д.Медведева. В нашей разработке он фигурирует как "агент Паук", а необычайный успех его протеже мы объясняем покровительством ЦРУ.
Зовут его Коля Егоров, он также известен как лучший друг и правая рука Путина.

Егоров Николай Дмитриевич, агент Паук

Егоров Николай Дмитриевич, агент Паук

В 1970 году этот Коля Егоров поступил на престижное международное отделение юрфака ЛГУ, вместе со своим другом, самбистом-дзюдоистом Вовой Путиным. Конкурс был большой, едва ли драчун и троечник Вова Путин прошел этот конкурс случайно. Гораздо вероятнее что Вова прошел как "силовая поддержка", чтобы никому не приходило в голову пытаться обижать Колю Егорова.

На занятиях друзья обычно сидели рядом, что отметил Ю.К.Толстой: «Помню Николая Егорова как внимательного слушателя спецкурса о праве собственности, который я читал на дневном отделении юридического факультета. Его соседом по студенческой скамье обычно был юноша, который выглядел намного моложе Егорова. Тогда мне и в голову не могло прийти, что это будущий президент Российской Федерации Владимир Путин» (Правоведение №2, 2007)

Коля, как нетрудно заметить, еврей, и его поступления на юрфак в 1970 году ждали два других еврея - Мусин и Иоффе, сотрудники кафедры гражданского права. Им был нужен еврей под нарочито русскими ФИО. Впрочем, если кого-то коробит упоминание евреев, на этот "пятый пункт" можно даже не обращать внимания, - мы отмечаем национальный фактор лишь как наиболее логичное объяснение изначального тесного сплочения этих людей.

Зачем же явным евреям Мусину и Иоффе понадобился ещё один еврей, Коля, замаскированный под русского? В этом как раз и есть вся интрига, но придётся набраться терпения, поскольку история эта длинная.

Два вышеупомянутых еврея были людьми весьма непростыми. Иоффе Олимпиад Соломонович тогда заведовал кафедрой гражданского права юрфака ЛГУ, а Мусин Валерий Абрамович, как мы полагаем, агент ЦРУ США, который был внедрен на кафедру к Иоффе с целью захвата власти над этой кафедрой.

Но зачем ЦРУ понадобилась захватывать власть на кафедре гражданского права ЛГУ?
Дело в следующем. Изучая советскую систему в рамках "Гарвардского проекта", аналитики ЦРУ вычислили эту незаметную, но крайне чувствительную точку советской системы - кафедру гражданского права юридического факультета Ленинградского Университета. При всей своей кажущейся скромности, именно университетские профессора определяли дух и букву законов Союза ССР, и кафедра гражданского права ЛГУ в этом плане была одной из самых авторитетных. Формально профессора-юристы выступали в роли консультантов, но фактически - кому придет в голову спорить со светилами юридической мысли в области законотворчества?
ЦРУ рассматривало эту кафедру как один из ключевых источников законодательства Союза ССР, и захватить над этим источником власть считало задачей стратегической важности. Вероятно, над захватом власти работали и в других ВУЗах, но где именно достигли успеха кроме ЛГУ - это отдельный вопрос, на который мы отвлекаться сейчас не будем. Однако, забегая вперед отметим, что уничтожение страны Советов произошло именно через корректировку советского законодательства. В 1988 году в СССР был принят ряд несуразных законов, которые быстро "спилили" страну.

«Гарвардский проект» - это давняя затея ЦРУ США, основанная на базе центра русских исследований Гарвардского университета (Harvard University Russian Research Center, HRRC). Частично "Гарвардский проект" позже был рассекречен и преподнесен как программа по сбору материалов о советской системе. Было раскрыто и то, что в рамках этого проекта проводились «углубленные интервью» с тысячами эмигрантов, и значительная часть рассекреченных материалов была выложена в сеть. Но наибольшую ценность в этом проекте представляло вовсе не "сырье" собранное в рамках проекта, а серьезнейшая аналитика, которая делалась на основе этих материалов и ложилась в основу стратегии и тактики «холодной войны». Разумеется, вся аналитика и готовые разработки по способам эффективного ведения "холодной войны" остались в тайне. Правда, кое-какие секреты просочились - например, по словам некоего Г.П. Климова, который работал в рамках «Гарвардского проекта» по теме «Развал коммунистической системы», там, в частности, велись исследования особых отклонений психики, возникающих из-за сексуальных патологий, из-за которых такие люди любят быть у власти, и подвержены через свои пороки манипулированию извне. Внедрение во власть таких людей, к которым через их пороки «приделана ручка» манипулирования ЦРУ, рассматривалось как прямой путь к победе над «Советами». В дальнейшем, после уничтожения СССР, наработки "Гарвардского проекта" легли в основку проекта по колонизации России, и агентура ЦРУ времен "холодной войны" пересела в самые высокие руководящие кресла России...

В 60-х годах США выделяли кучу денег на "холодную войну" против СССР. Часть этих денег пошла на подкуп желающих продаться Америке, которых ЦРУ искало по всему Союзу. Военная контрразведка Балтийского флота стала одним из тех мест, где проискам ЦРУ сопутствовала удача. Подружившись с советской контрразведкой, ЦРУ создало себе опорную базу прямо в ЦНИИ морского флота. Выбор именно этого заведения был вполне логичен: во-первых, там было полно секретов, касающихся советского военно-морского флота, кораблей и вооружений, а во-вторых, это здание в центре Ленинграда очень удобно подходило для подготовки агентуры. Тот факт, что ЦНИИ МФ в советские годы был "дырявым", раскрылся гораздо позже, после развала СССР, когда бывший сотрудник контрразведки балтийского флота, некто Юрий Ткач, вдруг оказался удивительно богатым человеком, который вместе с В.Я.Ходыревым, бывшим директором ЦНИИ МФ, основали финансово-промышленную группу "Тетраполис" и стали владельцами "заводов, газет, пароходов". История В.Я. Ходырева, который после работы ЦНИИ МФ в 1983 году взлетел до уровня ЦК КПСС и стал коммунистическим "мэром" Ленинграда, тоже крайне любопытна и заслуживает отдельного внимания, но сейчас мы её опустим, ибо сейчас нас интересует другой сотрудник ЦНИИ МФ - Валерий Абрамович Мусин.

В 1964 г. Валерий Абрамович Мусин, в возрасте 25 лет, поступил на работу в ЦНИИ МФ. Перед этим, в 1961 году, он окончил юрфак ЛГУ, стал там аспирантом, и в 1964г. и защитил кандидатскую по теме "Государственные юридические лица в СССР".

В 1966г. Иоффе О.С. стал заведующим кафедрой гражданского права, что сделало благоприятным внедрение Мусина под крыло еврея-заведующего.

Иоффе Олимпиад Соломонович

В 1967г. Мусин покинул ЦНИИ МФ и внедрился на кафедру под крыло к Иоффе - так начался путь Валерия Абрамовича к захвату власти над источником законодательства Союза. Благодаря своему еврейству, он легко втёрся в доверие к Иоффе и сделался его любимым учеником. Далее, как мы полагаем, Мусин намекнул Иоффе на возможность организовать его семейную эмиграцию в США, и на это предложение Иоффе клюнул. Хотя он и был коммунистом, на самом деле давно уже презирал советскую систему, и считал, что его притесняют за еврейство. Это вскрылось позже, когда Иоффе уехал в США и примкнул к вышеупомянутому "Гарвардскому проекту" - тогда он сбросил ненужную маску и заговорил смелее. Ну а раньше, до отъезда из СССР, он плакал о том, как ему не хочется уезжать, но, дескать, вынуждают. Вот молодой Иоффе на фото:


Организовать эмиграцию дочки Иоффе для ЦРУ было делом пустяковым, но с самим Иоффе всё было не так просто. Если бы он напрямую заявил о своём желании эмигрировать в США, то его бы, скорее всего, не отпустили, вспомнив про крайнюю опасность попадания его слишком много знающей головы в руки противника. Ведь Иоффе знал про Ленинградский Университет, а особенно про юрфак, практически всё. Из стен ЛГУ вышло немало сотрудников КГБ, которых он прекрасно помнил. Ещё на фронте он служил "слухачем", прослушивал радиоэфир в поисках ценной информации, он умел работать с информацией довольно профессионально и представлял собой нечто вроде сейфа с данными о людях, с которыми он был так или иначе связан. А поскольку связан он был преимущественно с людьми важными, то ценность его знаний было трудно переоценить. Безусловно, его голова представляла для ЦРУ интерес чрезвычайный.

Чтобы вывезти из страны Иоффе, пришлось организовать целый спектакль, в котором Мусину отводилась весьма неблаговидная роль стукача и предателя. Да, это именно Мусин стучал в партком на своего любимого учителя - Иоффе, которого в результате затравили и с позором выгнали с кафедры. После этого спектакля Иоффе беспрепятственно уехал в США в образе мученника, несправедливо затравленного злобным советским режимом.

А теперь рассмотрим сам спектакль, благодаря которому Мусин получил в нашей разработке кличку "агент Трус".

«О низости и цинизме», со слов Анатолия Собчака.

Собчак, который стал постоянным сотрудником кафедры с 1973 года (гораздо позже Мусина), по отцу должен носить фамилию Финкельштейн, и для Иоффе он был вполне своим человеком. Но он не был посвящен в программу спектакля, который затеяли Мусин вместе с Иоффе, и в котором Иоффе предстояло пасть жертвой несправедливости советского режима. Собчак принимал происходящее за чистую монету и яростно негодовал по поводу того, что против Иоффе разворачивается кампания травли, а особенное возмущение он испытывал по поводу поведения Мусина, который «стучал» на Иоффе в партком. Скорее всего, ему об этом рассказал сам Иоффе, примерно по такой схеме:

Собчак: - но как об ЭТОМ могли узнать в парткоме?

Иоффе: - очень просто, на меня настучал Мусин.

Собчак:  - неужели? это точно? какой мерзавец! Но как Вы узнали?

Иоффе: - точно он! да ведь он же сам мне об этом покаялся…

Собчак сразу поставил Мусину диагноз: «испугался за свою диссертацию!», и рассказал об этом своему приятелю Эмилю Гермеру, который позже опубликовал «Невыдуманный рассказ немолодого человека. Поездка на новеньком автомобиле в середине 1970-х», в котором со слов Собчака упоминает этот эпизод «стукачества»:

«…близорукость О. С. Иоффе, как это часто бывает у незаурядных людей, была, по-видимому, сопоставима с его одаренностью. Я вспоминаю, как много позже Толя с глубоким возмущением рассказал мне о низости и цинизме другого любимого ученика Олимпиада Соломоновича: когда у Иоффе начались неприятности, связанные с упомянутым выше отъездом дочери, этот любимый ученик пошел “стучать” на него в партком (у него на выходе была докторская диссертация по морскому праву, за судьбу которой он очень испугался), а потом сам, чуть ли не из двери в дверь, пошел к О. С. каяться, говоря: “Такая вот я сволочь! Ни в коем случае вы не должны были мне доверять!” Довольно оригинальный случай высокого уровня самокритики. Но Иоффе к тому времени был в ЛГУ уже фактически никто, да и не в его правилах было устраивать разборки. А тип, о котором идет речь, в итоге благополучно защитил свою докторскую, считался крупным специалистом по морскому праву (стал чуть ли не советником в правительстве) и вполне процветал, по-видимому, спокойно пережив кратковременный всплеск угрызений совести. “О времена! О нравы!..” Толе он тоже пакостил где мог, хотя и изображал из себя его приятеля, по-видимому, считая соперником в будущей конкуренции за право получения профессорской должности»

Сопровождая этот эпизод восклицанием «О времена! О нравы!» автор намекает, что произошедшее характерно для своего времени, а имя предателя не называет. Но не так уж много любимых учеников было на кафедре у О.С. Иоффе, да и все детали указывают на Мусина: он специалист по морскому праву, в 1999 году принимал участие в разработке кодекса торгового мореплавания РФ, и «Толику» он действительно «пакостил где мог» - в 1981 году Мусин выступил против допуска диссертации Анатолия Собчака к защите, о чём упоминает Ю.К. Толстой, написавший в 1991 году воспоминания «Страницы жизни. Заметки об Анатолии Собчаке».

Кажется маловероятным что ЦРУ использовало Иоффе «в темную», хотя полностью исключить такую возможность нельзя. Если бы сговора не было, то Иоффе мог бы начать сопротивляться и у него могли бы найтись влиятельные покровители, которые бы пресекли его травлю. К тому же, было бы проблематично предсказать поведение непосвященного Иоффе в промежутке между его изгнанием и эмиграцией. Всё же наиболее вероятным кажется то, что Иоффе сознательно подыгрывал Мусину в организации собственной травли и изгнания, имея целью выехать в США. В промежутке между своим изгнанием (1979) и отъездом в США (1981) Иоффе в совершенстве выучил язык своих новых хозяев и по приезду с лёгкостью читал лекции, раскрывая недавним врагам всю подноготную советской системы.

Мусин сегодня

Мусин тоже выучил язык в совершенстве, и он в любой момент мог бы уехать в США, но он уже привык чувствовать себя как Штирлиц в тылу врага, который должен держать в узде дикие страны, норовящие улизнуть от безоговорочного подчинения диктату демократии...


Сейчас Валерий Абрамович Мусин имеет множество всяких регалий, титулов и медалей, является членом совета директоров "Газпрома". Но самое главное и вожделенное достижение Мусина - то, что именно он пишет законы для Союза, только теперь уже для СНГ. Дабы убедиться в этом сходите вот по этой ссылке и посмотрите первый ролик, где Кротов Михаил Иосифович рассказывает про деятельность Межпарламентской Ассамблеи СНГ, которая приняла 300 модельных законов и рекомендаций, на базе которых принимаются законы государств СНГ, и о том, что возглавляет эту работу Мусин, и в конце своего выступления вручает ему медальку за заслуги. Эти "модельные законы" - шаблоны, под которые государства-участники СНГ должны подгонять законы свои национальные.
Вот на этом фото Мусин рядом с Путиным улыбается:


А ещё Валерий Абрамович Мусин - автор устава ленинградского ротари-клуба и обладатель медали Пола Харриса, которую он получил 7 ноября 1990 года во Флориде - об этом пишет его друг, Андрей Таледович Ибрагимов. Казалось бы, ну и что такого? Пусть эти ребята хоть Гербалайфом торгуют. Однако, гугл на запрос "Ротари ЦРУ" выдаёт много интересного. По первой же ссылке газета "Завтра" за 1996 год нам рассказывает, что, дескать, в конце 80-х годов ЦРУ замыслило использовать доверительный характер отношений между членами Ротари-клубов в своих целях, ибо разведчикам там полнейшее раздолье: знакомься, с кем пожелаешь, разведывай, сколько душе угодно — вокруг все “братья”, преисполненные доверием друг к другу. И пребывания в рядах ротарианцев действующих американских разведчиков, дескать, ставит под угрозу компрометации все движение. А вот тут - шпионский скандал в Нижнем Новгороде, с участием Немцова.

В те годы, когда всемирной компьютерной сети ещё не было, и для эффективной работы ЦРУ на территории СССР надо было создать удобные условия - чтобы нужные люди сами собирались вместе, и с ними можно было бы доверительно побеседовать, за чашечкой чая, не вызывая при этом подозрений. Именно Мусин стал пробивать дорогу для ротари-клуба в Ленинграде, даже В.Я.Ходырева для этого привлёк - "мы написали ходатайство с просьбой об образовании ротарианского клуба в Ленинграде и попросили Владимира Ходарева, в то время Председателя горисполкома, подписать его, что он и сделал". Почему-то Мусин всё время оказываются там, где у ЦРУ появляются интересы.

Друг Мусина - Андрей Таледович Ибрагимов, 1954г.р., разумеется, тоже еврей. Он ярый апологет насаждения в России не только Ротари, но и вообще всяких подозрительных иностранных клубов, и он очень общительный. Но что же свело молодого "разведчика" Ибрагимова, который не учился в ЛГУ, с профессором Мусиным, который формально никакого отношения к разведке не имеет? В конце 80-х годов Ибрагимов работал в доме дружбы на Фонтанке и занимался въездным туризмом, по-просту говоря, через него в СССР приезжали иностранцы. Очевидно, что ЦРУ в те годы было очень заинтересовано наладить именно с таким человеком плодотворное сотрудничество, и Мусин, как всегда, оказался именно там, где сконцентрировались интересы ЦРУ, где нужно было соблазнить к сотрудничеству очередного еврея, занимающего нужную должность... Сколько ещё таких на счету Валерия Абрамыча?
Что касается обслуживания интересов ЦРУ, то Мусин в этом деле просто как фигаро, успел везде:
 В.Я.Ходырев работал вместе с Мусиным в ЦНИИ МФ, оттуда взлетел в ЦК КПСС и стал коммунистическим "мэром" Ленинграда
А.Собчак, много лет работал с Мусиным на одной кафедре, был вторым любимым учеником Иоффе. Стал "демократически избранным" мэром Ленинграда, сменив на этом посту Ходырева.
Д.А.Медведев, пару лет проработал с Мусиным на одной кафедре, и высоко взлетел
В.В.Путин вернувшись из Германии в 1990 году сразу был состыкован с Мусиным под видом написания диссертации, Мусин стал его научным руководителем. Последние 12 лет Путин и Медведев меняются местами в премьерско-президентских креслах, у них типа "тандем".
Валерий Абрамович Мусин словно Вий - "поднимите мне веки!" - он взглянет, и кого одобрит, того ставят на власть.
Но вернёмся во времена холодной войны, на кафедру гражданского права.

Внедрение Коли Егорова на кафедру

Мусин придумал способ убрать Иоффе - вывезти его в США, но должность заведующего кафедрой, которую освобождал Иоффе, не мог занять сам Мусин, потому что он - еврей. Он прекрасно понимал, что позорное изгнание повлечет нежелание ставить новым заведующим кафедрой другого явного еврея (в те времена сионизм ещё считался разновдиностью расизма и еврейским хитростям пытались противостоять). Выход был найден простой и эффективный: по своим каналам Мусин заказал подходящего еврея, толкового, но главное - с русскими ФИО.

Такой еврей был подобран - тот самый Коля Егоров. Согласно его официальной биографии, в 1966-69г он служил где-то во флоте, то есть отправился "с корабля на бал", с заданием о внедрении на поддержку к Мусину.

Вот почему его поступления ждали и Мусин, и Иоффе - им требовался новый, незасвеченный человек, который был бы своим человеком, но при этом не вызывал бы подозрений, чтобы по итогам кафедральной войны поставить его новым зав.кафедрой. Пришлось подождать 5 лет пока Коля окончит юрфак и внедрится на кафедру, но цель того стоила, а торопиться Мусину с Иоффе было некуда, стратегическое планирование несовместимо со спешкой.

Как только Коля Егоров закончил учебу, Мусин и Иоффе тут же пристроили его к себе на кафедру. Для прикрытия они сразу его "подсунули под русского" - чтобы в дальнейшем, при изгнании Иоффе, на Егорова не пало никаких подозрений. Авторитетным русским профессором, который был избран в качестве "крыши" для Коли Егорова стал сам Ю.К.Толстой, который вспоминает об этом так: «мне довелось выступить рецензентом по дипломной работе Н.Д. Егорова. Научным руководителем работы был тогда ещё молодой В.А. Мусин. Поскольку Н.Д. Егоров обнаружил несомненные исследовательские способности, он был рекомендован в аспирантуру по кафедре гражданского права. Возник вопрос о выборе научного руководителя. Заведующий  кафедрой профессор О.С. Иоффе рекомендовал мне взять Егорова под своё крыло» - это был 1975 год. А Вова Путин тем временем был направлен на внедрение в качестве "крота" в КГБ, в отдел контрразведки по борьбе с идеологическими диверсиями. Со стороны компетентных органов ему предстояло прикрывать деятельность своего друга-диверсанта.

После внедрения Коли Егорова на кафедру, был дан старт операции по вывозу Иоффе в США. Сначала был организован выезд его дочки, а затем это было использовано как компрометирующее его обстоятельство и раздуто усилиями парткома, плюс к тому Мусин стал стучать на Иоффе в партком, вскрывая всё более и более темные стороны опального профессора. В результате идеологическая диверсия удалась на славу.

В 1978г Мусин защитил свою докторскую диссертацию. В том же году, 18 мая 1978г., защитил кандидатскую диссертацию Коля Егоров по теме "Проблемы общего учения о праве собственности", но его защита состоялась уже в Свердловске, поскольку из-за ситуации вокруг Иоффе работа специализированного совета в ЛГУ была приостановлена. В 1979г. Иоффе был снят с должности зав.кафедрой гражданского права и лишен научных регалий.

Итак, Коля Егоров, агент "Паук".

Почему "Паук"? Потому что он окружает атакуемые объекты своими людьми, словно оплетает их паутиной, а когда наступает решающий момент, то оказывается, что все ключевые действующие лица находятся от него в какой-нибудь зависимости, и волей-неволей делают именно то, что ему нужно.

Хитрый еврей Егоров Николай Дмитриевич благодаря трюку с русской фамилией избавился от множества подозрений. Получив власть на кафедре, он стал подбирать себе сотрудников по тому же принципу - евреев, но замаскированных под широко распространенными русскими фамилиями. В такой концентрации эти фамилии становятся скорее похожи на агентурные клички: Егоров, Сергеев, Иванов, Павлова, Елисеев, Медведев, Кротов... В обычной жизни редко где встретишь такую концентрацию распространенных русских фамилий, ну а на кафедре гражданского права после прежней экзотики - "Иоффе", "Аскназий", "Поссе", это тем более выглядит неестественно.

Евреев, замаскированных под русских, "Паук" набирал с прицелом на их внедрение во власть. Вся деятельность "Паука" с самого первого дня его пребывания в ЛГУ была нацелена на захват власти, сначала - на кафедре, потом - в Ленинграде, а потом и в России. Попутно эти же ребята захватили власть и в "Газпроме" и многих других предприятиях, им в России принадлежит всё самое главное.

Разбирая мутную историю с выдвижением во власть Анатолия Собчака мы вынужденно составили список тех людей, которых Коля Егоров набрал к себе на кафедру специально ради того, чтобы организовать это выдвижение:

Попондопуло Владимир Федорович в 1984 году был ассистентом кафедры «Паука», который перешел в 1985 году вместе с Собчаком на новую кафедру, а в 1992 году сменил Собчака на посту заведующего кафедрой. Отметим, что в 1985году специально под продвижение Собчака была создана кафедра хозяйственного права. Собчак всегда был ярым противником хозяйственно-правового направления, то есть, он либо возглавил лагерь своих идейных противников, либо "наступил на горло собственной песне". Так или иначе, но выгода от новой кафедры была очевидна - это и повышение статуса Собчака, и возможности укомплектовать новые вакансии нужными кадрами.

Сергеев Александр Петрович – в 1991 году сменил «Паука» на посту заведующего кафедрой. Именно он предложил кандидатуру Анатолия Собчака на университетском собрании членов трудового коллектива юрфака ЛГУ 16 января 1989 г., на котором Собчак был выдвинут кандидатом в народные депутаты СССР. Присутствовало на этом собрании менее 10% коллектива факультета - в основном те, кого на это собрание пригласили «Паук» и его подчиненные.
В поддержку Собчака высказались люди, сплоченные вокруг кооператива "Юридическая помощь", который Собчак открыл вместе с Егоровым. Позже аналогичным образом было проведено и общеуниверситетское предвыборное собрание, о котором коллектив юридического факультета вообще не был поставлен в известность. Все потенциальные противники Собчака – а таковые были – оказались отсечены «Пауком» от возможности сорвать процесс выдвижения.
По поводу тех событий Толстой Ю.К. замечает: «Нужно сказать, что выдвижение А.А. Собчака кандидатом в народные депутаты СССР для значительной части коллектива нашего факультета свалилось как снег на голову. Результатом этого явилось подготовленное группой профессоров и преподавателей факультета заявление» - текст заявления и другие подробности можно посмотреть по ссылке. Разумеется, то заявление не ушло дальше парткома, где у "Паука" было всё под контролем - там с 1986 года потрудился Бастрыкин (он и его первая жена Наталья - однокурсники "Паука", довольно тесно с ним связаны). Стараниями Бастрыкина было устроено и вступление Собчака в КПСС к 1988 году.

Михаил Валентинович Кротов, работал преподавателем на кафедре «Паука» и в 1989 году защитил там кандидатскую. Теперь Кротов – первый зам.ген.директора «Газпром-медиа». Кстати, когда пилили Балтийское Морское Пароходство, его глава Иван Лущинский был убит, а на его место поставлен Михаил Кротов, ставший олигархом - история тех времен, когда банда "Паука" действовала довольно грубо и имела подобие своей армии, роль которой играла Тамбовская ОПГ.

Павлова Ольга Петровна, работала с 1987 по 1991 год доцентом на кафедре «Паука», теперь - зам. начальника Экономического управления Президента РФ, начальник Департамента по управлению имуществом ОАО "Газпром", член Правления ОАО "Газпром". В 1976-1980 она была при кафедре, аспиранткой Иоффе.

Медведев Дмитрий Анатольевич, аспирант кафедры «Паука» – был председателем совета директоров ОАО «Газпром», но вообще в комментариях он не нуждается.

Елисеев Илья Владимирович, аспирант кафедры «Паука» - теперь зам.пред. правления «Газпромбанка», член совета директоров ОАО «Газпром-медиа».

Иванов Антон Александрович, аспирант кафедры «Паука» - первый зам. ген.директора «Газпром-медиа», председатель Высшего Арбитражного Суда РФ.

«…честно говоря, эти студенты и аспиранты здорово рисковали. На юрфаке внимательно приглядывались к кадрам, поэтому само участие в предвыборном штабе Собчака просто отрезало для них государственную карьеру. ... Но ему нужно было сформировать команду, которая пошла бы за ним и работала на выборах. И в нее вошли его студенты, аспиранты, тогда и я познакомилась с ними. Там был не только Дмитрий Медведев, но и Александр Сергеев, Владимир Попондопуло, Николай Егоров, нынче профессора юрфака Петербургского университета.» - вспоминала вторая жена Собчака, Людмила Нарусова.

Валерий Павлов, глава предвыборного штаба Собчака отметил: «В предвыборном штабе Анатолия Собчака работало, исключительно за идею, не больше 7-10 человек, главным образом доценты и аспиранты кафедры гражданского и хозяйственного права ЛГУ»

Для многих было вполне очевидно, что выдвижением Собчака занимается кафедра гражданского права во главе с Николаем Егоровым, другом Путина. Вот он, кстати, стоит за спиной на фото со встречи выпускников 2005г.:

Но давайте теперь удивимся тому, как старательно Собчак отводит внимание от всех этих людей: «Я начинал один. Без денег. Без поддержки. … Выборы - это команда. А этого, главного для кандидата достояния, у меня и не было. … Команда пришла ко мне сама. Вернее, пришли незнакомые между собой люди и сказали: “Мы хотим вам помогать”. Эти люди и стали моей командой, опорой и в конечном счете победой. Среди них были и студенты университета, но большинство не имело к университету никакого отношения. Инженеры, гуманитарии, рабочие. Кстати, с того же Балтийского завода!».

Но ещё более очевидно враньё Собчака и Путина когда они рассказывают легенды про обстоятельства своего знакомства. На самом деле Путина к Собчаку направил, разумеется, "Паук", о чём Ю.К.Толстой говорит прямо: «Егоров, будучи в добрых отношениях с А.А. Собчаком, тогдашним мэром Санкт-Петербурга, оказался в числе тех, кто рекомендовал В.В.Путина для работы в Комитет по внешним экономическим связям Мэрии Санкт-Петербурга. Как знать, если бы такой рекомендации не последовало, то судьба и самого Путина и страны в целом могла бы сложиться иначе» (Правоведение, 2007 №2)

А вот версия Собчака: «я Путина нашел, пригласил, поскольку знал раньше. Я его прекрасно помнил как студента, он работал у нас на кафедре. Почему он стал моим помощником? Я совершенно случайно встретил его в 90-м году в коридоре университета, узнал, поздоровался, стал расспрашивать. Выяснилось, что он был в длительной командировке в Германии, а сейчас — помощник ректора по международным вопросам. Студентом он был очень хорошим» (Литературная газета. 23–29.02.2000), эту же версию он повторяет и в своём последнем интервью, эту же версию рассказывает и Нарусова.

Но вот какая версия у Путина: «он был просто одним из тех преподавателей, которые один-два семестра читали у нас лекции. Я встретился с Анатолием Александровичем в Ленсовете, в его кабинете. Хорошо помню эту сцену. Зашел, представился, все ему рассказал. ... Мы ведь с ним видимся первый раз, он – профессор, доктор юридических наук, председатель Ленсовета...».

Враньё Путина в самой последней редакции выглядит так: "меня вызвал ректор, сказал что Анатолий Александрович меня приглашает на беседу..." - как видим, и Собчак, и Путин, любой ценой стараются не выболтать правду, избежать упоминания своего общего знакомого - Коли Егорова, который для них прямо как Волан-де-Морт.

Журнал "Правоведение", где Ю.К.Толстой выболтал секрет о том, что именно Коля Егоров свёл Собчака и Путина, так и не появился в сети, сайт этого журнала вдруг атаковали хакеры, выход следующего номера задержался по каким-то "техническим причинам" - следы этой истории остались в вебархиве.

Впечатление такое, что эти ребята даже сейчас, когда власть в России захвачена ими полностью, панически бояться того, что именно вот эта мутная история выплывет на свет. Судя по всему для них это компромат чувствительный, хотя казалось бы, если не складывать из фактов общую картину, то сами по себе разрозненные факты никакой угрозы не представляют. Выходит, в том-то всё и дело, что они боятся не самих фактов, а именно того, что у кого-то сложится целостная картинка. Правильно боятся, у нас она уже сложилась. Можно делать вид, будто бы ничего не произошло и жить с этим дальше. Но понять общую картину, конечно, необходимо.

P.S. В какой-то момент Путин должен был быть переведен из прислуги в полноценного агента. Коля Егоров своего друга Вову Путина должен был "вербануть" где-то в промежутке между 1970 и 1973 годом и ориентировать его на внедрение в КГБ для прикрытия серии спецопераций, которые Коля собирался провести на кафедре гражданского права.
О том, что Путин во время службы в КГБ фактически был на стороне противника свидетельствует и его коллега по дрезденской резидентуре (Владимир Усольцев. Сослуживец. М., ЭКСМО. 2004): «…мне виделось решение (проблем страны) в наведении порядка, а Володя (Путин) видел его в изменении системы: «Нам надо перестать быть социалистической страной». …Передо мной Володя раскрылся... Перед шефом он сохранял лицо убежденного коммуниста…  Постепенно мне становилось ясным,  что Володя набрался всех этих диссидентских премудростей еще в Ленинграде,  работая в 5-й службе,  ориентированной на борьбу с «идеологической диверсией». Похоже, в этой борьбе на участке фронта, где оборону держал Володя, верх одержали «идеологические диверсанты»…»
Нет, скорее похоже, что Володя с самого начала был на стороне будущих победителей и работал на ЦРУ где-то эдак с 1972 года.

Просмотров: 6926

Источник: http://ruav.livejournal.com/919.html


Возможно, Вам будут интересны эти материалы:



Комментарии:



Добавить комментарий:

Имя

Сообщение

Введите текст с картинки: